Кол-во книг: 133
Поиск по: статьям :: книгам
загрузка...


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 

Комментарий

1 Павел Орозий, Paulus Orosius, писатель начала V в., родом из Испании. Орозий был современником и последователем Августина (354—430), по указанию которого и написал сочинение типа всемирной истории. В заглавии труда Орозия — «Historiae adversum paganos» — выражены и идея, и цель произведения. Автор придерживается той точки зрения, что все исторические события объясняют причину гибели язычества и торжества христианства. Он писал для того, чтобы содействовать укреплению христианской церкви, получившей к этому времени официальное признание. Доведенное до 417 г. сочинение Орозия было популярнейшим руководством по всемирной истории в течение всего средневековья. Оно дошло до нас в сотнях разновременных рукописей, среди которых имеется, например, ценнейший кодекс VI в., хранящийся в библиотеке «Laurentiana» во Флоренции. В «Истории» Орозия особенно важны те части, в которых он описал близкие ему по времени исторические факты, не упомянутые другими авторами IV—V вв. Интересны также собранные им сведения о различных племенах и их передвижениях. Для более древних периодов источниками Орозия были общие исторические труды авторов IV в.: «Бревиарий» Евтропия и «История» Евсевия в латинском переложении Иеронима (ум. в 420 г.) Труд Орозия в целом отражает представление средневекового образованного человека о географии известного тогда мира и об общем ходе событий всемирной истории. Хронологические данные и последовательность явлений в рассказе Орозия не отличаются точностью.

Иордан хорошо знал сочинение Орозия и пользовался им при составлении своих трудов. Несомненно, что в основе своей произведение Иордана опирается на «Историю» Орозия. На страницах «Getica» Иордан четыре раза (§§ 4, 44, 58, 121) называет имя Орозия, но черпает материал у него и без упоминания его имени. Думается, что многие части сочинения Орозия Иордан знал почти дословно. Изложение «Getica» — после предисловия, обращенного к Касталию, — начинается фразой, которая открывает текст и у Орозия (Get.: «maiores nostri, ut refert Orosius, totius terrae circulum...»; Oros.: «maiores nostri orbem totius terrae...»).

2 Иордан повторил слово Орозия «triquadrus» (circulus) и пояснил его прилагательным «tripertitus» — разделенный на три части, тройной (ср.: Ducange, Glossarium media et infimae latinitatis: triquadrus — in tres partes divisus).

3 Шаг (passus) как мера длины брался вдвойне, т. е. являлся «двойным шагом» (в греческом определении βημα διπλοΰν — двойная стопа). Это — единица римского дорожного измерения, равная примерно 1,54 м (ср. прим. 4, 31, 100, 349, 433).

4 Миллиарий — придорожный камень или столб, отмечающий отрезки пути по тысяче шагов (mille passus). Миллиарием называлось также расстояние, равное одной тысяче шагов и укладывавшееся между двумя придорожными камнями. В таком смысле один миллиарий равен приблизительно 1,5 км (ср. прим. 3).

5 Киклады — в данном случае острова вокруг о. Делоса (современные Киклады), а вообще острова, расположенные в море по кругам; от слова κυκλάς — круговой, по кругу идущий.

6 Спорады — в данном случае не современные Спорады, острова между Самосом и Родосом, а вообще острова, рассеянные по морю; от слова σποράς — отдельный, разбросанный, рассеянный. Спорадами в древности называли разные группы островов.

7 Остров Гиппод, упоминаемый и в «Космографии» V в. н. э., которая приписывается Юлию Гонорию, не отождествляется с каким-либо определенным островом.

8 Остров Ямнесия, — вероятно, один из Балеарских островов на Cpeдиземном море, которые имели еще название «Gymnesiae». Нельзя не отметить, что Помпоний Мела назвал castella Jamno et Mago, находящиеся на меньшем (Minorca) из этих островов. Однако, остров Ямнесию и «Космография» V в., и Иордан помещают в восточных водах («in orientali plaga et Indico Oceano»). Нет ли здесь случайной путаницы, привнесенной, быть может, переписчиками, относительно островов Ямнесии и «Солнцем сожженного» («Solis perusta»)? (см. следующее примечание).

9 Остров «Солнцем сожженный» (Solis perusta) назван у Плиния (Plin. Nat. hist., VI, 85), у Помпония Мелы (Mela Chorogr., III, 71) и в «Космографии» V в. Возможно, что здесь у Иордана фонетическое осмысление имени Питиузских островов (лежащих к юго-западу от Балеарских островов в Средиземном море, — Pityussae insulae; Πιτυοΰσσα) от финикийского i-bûsîm, что значит «остров елей, сосен». Как указано в предыдущем примечании, Иордан (как и Юлий Гонорий) помещает острова Ямнесию и «Солнцем сожженный» (а Помпоний Мела — только «острова Солнца», — Mela, III, 71) в восточных водах, в Индийском океане. Все же вероятно, что переписчик перепутал порядок названий островов.

10 Остров Тапробана (Traprobane) — античное название острова Цейлона. Это название есть у Эратосфена, у Помпония Мелы, у Птолемея. Иордан (Get § 6) воспринял его, вероятно, у Орозия (Oros., I, 2, 13, 16), который сообщает также о десяти городах Тапробаны, или же непосредственно у античных географов.

11 Иордан даже в отношении Цейлона употребил обычный для его времени термин «possessiones» (землевладения, поместья, мелкие участки земли).

12 Остров Силефантина упоминается еще в «Космографии» V в.; местонахождение этого острова неизвестно.

13 Остров Терон, или Тер, хотя и упоминается в «Космографии» V в., но местоположение его неизвестно.

14 Поссессоры — землевладельцы вообще. По ряду упоминаний о поссессорах у Кассиодора видно, что он подразумевал под ними и крупных, и мелких владельцев земли в Италии. Ср., например: в Равенне забота о чистой воде для питья и для бань (подводимой, очевидно, из окрестностей города) возлагается на «поссессоров» (Var, V, 38; 523—526 гг.). В 537—538 гг. приказывали скупать вино, масло и пшеницу в Истрии не только у торговцев, но и у «поссессоров» («tam а negotiatoribus quam а possessoribus emere». Var., XII, 23). Ср. прим. 411.

15 Гадитанский, или Гадийский, пролив (fretum или fretus Gaditanum, Gaditanus) — античное название Гибралтарского пролива, рубежа между Европой и Африкой. Этот пролив именовался также «Геркулесовыми столпами» («Herculis columnae», ’Ηεράκλέους или ’Ηεράκλειαι στηλαι). Прилагательное «Gaditanus» произошло от названия города Гады, Gades (нын. Кадикс). У Орозия (Oros., I, 2, 10) говорится о западном пределе рубежа между Африкой и Европой, «то есть о горловине», узком проходе, теснине Гадитанского пролива.

16 Острова «Блаженный» («Beata») и «Счастливый» («Fortunata») около Гибралтарского пролива, по-видимому, отождествляются с Канарскими островами в Атлантическом океане. Орозий (Oros., I, 2, 11) называет «Счастливые острова» («insulae, quas Fortunatas vocant») в связи с горой Атлантом (т. е. хребтом Атлас в южном Марокко), так что под ними надлежит подразумевать Канарские острова. Страбон сообщает, что «около мысов Маврусии (Мавритании), противолежащих мысам Гадейры, есть несколько островов, именуемых островами Блаженных» (και μακάρων τινάς νήσους κατονομάζοντες; Geogr., III, 150). У Помпония Мелы, испанца по происхождению, говорится о «Счастливых островах», «Fortunatae insulae» (Mela, III, 102), а Плиний совершенно точно отождествляет эти «Счастливые острова» («Fortunatae insulae») с островами Канарскими. Он пишет, что они расположены недалеко «от Гадов» («а Gadibus»), и один из них называется «Canaria» «из-за множества собак огромной величины» («а multitudine canum ingentis magnitudinis», — Plin., VI, 202).

17 Галлиция (Gallicia), правильнее Галлеция (Gallaetia), — нын. Галисия, провинция Испании в северо-западной части Пиренейского полуострова.

18 Лизитания (Lysitania), правильнее Лузитания (Lusitania), — провинция Испании, соответствующая нын. Португалии.

19 Монумент Сципиона (monumentum Scipionis) — неточное определение Иорданом сооружения, воздвигнутого не Сципионом, а Цепионом. Monumentum Caepionis у Помпония Мелы (Mela, III, 4), или ό Καιπιώνιος πύργος; — Цепионова башня — у Страбона (Geogr., III, 140), представлял собой укрепленный маяк на скалистом мысу близ устья реки Бэтиса (нын. Гвадалквивир) в Испании, на берегу Атлантического океана, недалеко от города Gades (нын. Кадикс). Монумент-маяк был поставлен римским полководцем Квинтом Сервилием Цепионом в честь победы (достигнутой, правда, путем предательства) над Вириатом, вождем лузитанских и иберских племен, восставших против римского завоевания. Лузитанская война длилась с 154 по 138 г. до н. э. Ко времени Кассиодора и Иордана (или того источника, из которого они взяли указание на «монумент Цепиона») памятник победы римлян над населением западной Испании уже разрушился, но развалины его еще сохранились. Этим и объясняются слова, что он «еще виден до сих пор» («adhuc conspicitur»). Иордан ошибочно считает два указываемых им мыса (promuntoria) — один с храмом Геракла, другой с монументом Цепиона — «оконечностью земли Галиции» («extremitatem Galiciae terrae»). Мыс при впадении Гвадалквивира в Атлантический океан находится гораздо южнее северо-западного выступа Пиренейского полуострова, который занимала провинция Галлиция (современная Галисия).

20 Балеарские острова даны здесь Иорданом под наиболее распространенным их названием: «insulae Baleares». Орозий среди островов Средиземного моря указывает на Балеарские острова, бóльший и меньший. Сведения (Орозия восходят к данным Помпония Мелы о «Балеарских островах, расположенных против Тарраконских берегов» («Baliares in Hispania contra Tarraconensia litora sitae», — Mela, II, 124).

21 Остров Мевания (Mevania, по-видимому, Menavia) — остров Мэн, Isle of Man, в Ирландском море. У Орозия (Oros., I, 2, 82) Мевания близ Гибернии (Ирландии) населена, как и Гиберния, скоттами.

22 Оркадские острова (Orcades), ныне Оркнейские, расположены у северной оконечности Шотландии. Всего насчитывается 67 островов, из них населены 28. Иордан отмечает только 33 острова, из которых не все обитаемы: «quamvis non omnes excultas». Он следует тексту Орозия: «Бриттания имеет сзади («а tergo» — букв. «со спины»), там где она открыта бесконечному океану, Оркадские острова, из которых 20 пустынны, а 13 обитаемы (Oros., I, 2, 78). По-видимому, «excultae» у обоих авторов означало заселенность островов, а не обработанность земель. Однако и перевод этого слова как «возделанные», «обработанные» оправдан. В другом случае Орозий указывает, что Оркадские острова находятся в океане по ту сторону Британии (Oros., VII, 6, 10).

Написание имени «Бриттания» через два т объясняется тем, что в VI и предыдущих веках Британию представляли как страну племени бриттов. У Иордана часто встречается написание через два n: Britannia. (В дальнейшем в «Комментарии» — Британия.)

23 Остров Туле (Thyle) или Фуле — либо Ирландия, либо один из Шетландских островов (к северо-востоку от Оркнейских островов), либо, может быть, северные берега Норвегии, но во всяком случае не Исландия, которая была открыта лишь в IX в. Иордан, цитируя «Мантуанца», т. е. Вергилия (Georg., I, 1, 30), указывает на крайнее положение острова, считавшегося в средние века пределом суши на западе. Иногда его местоположение предполагают где-то к западу от Ирландии. Орозий говорит об «insula Thyle» (Oros., I, 2, 79) непосредственно после Оркадских островов и сообщает, что Туле отделен от других островов бесконечным пространством и лежит по направлению к северо-востоку «посреди океана» («medio sita oceani»). Современник Иордана Прокопий передает подробный рассказ об острове Θούλη и его обитателях Θουλΐται, подразумевая под этим островом Скандинавский полуостров (Bell. Goth., II, 15, 5—15).

24 Об острове с именем «Scandza» (или «Scandia»), т. е. о Скандинавии, Иордан подробно рассказывает ниже, начиная с § 16.

25 О готах, пришедших с острова Скандзы, Иордан говорит как о «пчелином рое» («examen»). Образ племени, сходного по многочисленности и стихийному налету с роем, отразился у многих писателей. Подобное сравнение племени с пчелиным роем употребил один из первых христианских писателей и ораторов — Тертуллиан (ум. в 230 г.), который писал: «пролетели рои (examina) переливающихся через край племен» (Tert., Liber de pallio, II). Иероним (ум. в 420 г.), знаменитый яркостью своего литературного языка не меньше, чем Тертуллиан, применил этот же образ в описании появления гуннов: «от крайних мэотийских рубежей... вырвались рои (examina) гуннов, которые, летая здесь и там на быстрых конях, наполнили все места убийством и ужасом» (Hieron. Epist., 77, 8, от 399 г.).

26 Ниже, начиная с § 16.

27 О написании слова «Бриттания» см. прим. 22.

28 Иордан постоянно употребляет в отношении Испании и Галлии форму множественного числа. Очевидно, что и в его время, когда эти части Римской империи были уже заняты варварскими королевствами, их все еще представляли римскими провинциями, причем было несколько Галлий (Lugdunensis, Narbonensis) и несколько Испаний (Taraconensis, Carthaginensis). Когда новые племена вторгались в пределы Галлии, Иероним восклицал: «Бесчисленные свирепейшие племена заняли все Галлии. Все, что лежит между Альпами и Пиренеем, что заключено между Океаном и Рейном, все разорили...» («Innumerabiles et ferocissimae nationes universas Gallias occuparunt. Quidquid inter Alpes Pyraeneum est quod Oceano er Rheno includitur... vastarunt», — Hieron. Epist., 122, от 409 г.).

29 Тацит сообщил, что из древних писателей именно Тит Ливий в не дошедшей до нас части своего фундаментального труда сравнил форму Британии с продолговатым блюдом или с обоюдоострой секирой («oblongae scutulae vel bipenni adsimilavere») и что впервые только римский флот, обойдя вокруг Британии, подтвердил, что она представляет собой остров (Agricola, 10).

30 Юлий Цезарь совершил два похода в Британию, в 55 и 54 гг. до н. э.; они не привели к закреплению острова за римлянами.

31 Стадий (στάδιον) — не вполне устойчивая мера длины (от 178 до 210 м); в среднем стадий равен приблизительно 200 м. Таким образом, по Иордану, в точности заимствовавшему эти данные у Диона Кассия (Dio Cass. Hist. Rom., LXXVI, 12), ширина Британии достигала примерно 462 км, а длина — 1427 км. В «Схолиях к землеописанию Дионисия» (Дионисий писал во II в. н. э.) сообщается, что стадий имеет длину ипподрома и что семь с половиной таких стадиев «составляют один милион» (ποιοΰσι μίλιον έν), т. е. одну римскую милю, миллиарий, равный тысяче шагов (около 1,5 км). (Ср. прим. 3, 4, 101, 349, 433).

32 Страбон (род. ок. 50 г. до н. э., ум. в конце царствования императора Тиберия, 14—37 гг.) — знаменитый греческий географ и путешественник. Его сочинение «География» в 17 книгах (написана не ранее 18 г. н. э.), наряду с географическим трудом Птолемея, пользовалось большой известностью в течение средних веков.

33 Корнелий (у Иордана) — Корнелий Тацит (ок. 55—ок. 120). В данном месте Иордан ссылается на основное и наиболее совершенное его произведение «Анналы», заключавшее в себе историю Римской империи за 14—68 гг., от смерти Августа до смерти Нерона. Из средневековых авторов Корнелием называл Тацита не один Иордан. См., например, перечисление имен древних историков в прологе к Хронике Оттона Фрейзингенского (Ottonis episcopi Prisingensis Chronica sive Historia de oluabus civitatibes. Prologus libri primi, ed. Hofmeister — Zammers, Berlin, 1960, р. 10).

34 Это не совсем ясное место (§ 13) о течении рек в Британии повторяет сообщение Помпония Мелы (Mela, III, 51): «praegrandia flumina, alternis motibus modo in pelagus modo retro fluentia et quaedam gemmas margaritasque generantia» («превеликие реки, текущие переменным движением то в море, то обратно и порождающие драгоценные камни и жемчужины»). Здесь подтверждается мысль о перемене направления течения британских рек — вперед и вспять. Не отразилось ли в этом рассказе наблюдение над явлением приливов, усиливаемых воздействием ветров с моря?

35 Каледония — нын. Шотландия.

36 На средневековых картах и даже на карте Птолемея остров Британия иногда настолько вытянут к западу, что оказывается противолежащим северному побережью Испании. Это место в произведении Иордана свидетельствует, что автор руководствовался какой-то картой для написания географических частей своего труда.

37 Здесь и в дальнейшем племенные предводители, названные у Иордана «reges», передаются в русском переводе как «короли», хотя терминологически это неточно. Иногда для обозначения племенных вождей употребляется слово «рикс» (ρήξ, rex), не нашедшее, однако, всеобщего признания в научной литературе по эпохе «переселения народов».

38 Дион Кассий — греческий историк и государственный деятель (ок. 150 — после 229 г.); среди его должностей — проконсулаты Африки, Далмации, Паннонии. К концу жизни, удалившись на родину в Вифинию, в город Никею, Дион написал «Римскую историю» в 80 книгах, доведенную до 229 г. н. э. Из этого сочинения до нашего времени сохранились целиком лишь книги 36—60 (в них описано время от 68 г. до н. э. до 47 г. н. э.) и фрагменты остальных книг. Произведение Диона является серьезным и достоверным источником. Иордан ссылается на него дважды (§§ 14, 150).

Кроме Диона Кассия, Иордан пользуется произведением Диона Хризостома, написавшего историю гетов (ср. прим. 129).

39 О племенах, разрисовывавших свои тела, говорит Вергилий в «Энеиде» (Aen., IV, 146), называя их агафирсами, и в «Георгиках» (Georg., II, 115), называя их гелонами. Помпоний Мела в обстоятельном рассказе (Mela, II, 10) сообщает, что агафирсы разрисовывают лица и тела («ora artusque pingunt») в большей или меньшей степени в зависимости от древности рода, и узоры эти невозможно смыть («et sic ut ablui nequaeant»). Интересен комментарий к Вергилию, составленный грамматиком IV в. Мавром Сервием Гоноратом. Первое из указанных выше мест (из «Энеиды») он объясняет так: «„разрисованные агафирсы“ („pictique Agathyrsi“) являются племенами Скифии, а слово „picti“ в данном случае не означает „имеющие наколы“ („picti autem non stigmata habentes“) подобно народу в Британии [который такие наколы имеет]». Этот текст, не разъясняя до конца понятия «picti», содержит ценное указание (причем, автора IV в.), что жители Британии делали себе наколы, разрисовывая кожу. Второе из указанных мест (из «Георгик») комментатор объясняет иначе: «и разрисованных гелонов» („pictosque Gelonos“) [а именно] — „имеющих наколы“ („stigmata habentes“), это — племена Скифии, как и разрисованные агафирсы». Здесь подкрепляется представление, что глаголом pingere определяли какую-то татуировку. В V в. Клавдиан упоминал о «разрисованных железом щеках» («ferro picta genas», — Claud., De laude Stilichonis, 2, 247) и о гелонах, которые вообще любили разрисовывать железом части своего тела («membraque qui ferro gaudet pinxisse Gelonus», Claud., In Rufinum, I, 313). Итак, приведенное выше место Иордана свидетельствует об обычае каледонцев и меатов — жителей нынешней Шотландии — накалывать кожу металлическим острием для нанесения на нее рисунка.

40 Эсседы — кельтское обозначение двухколесных колесниц, применявшихся в бою галлами, белгами и бриттами, о чем свидетельствуют Цезарь, Вергилий, Ливий. Помпоний Мела (Mela, III, 52) рассказывает, что жители Британии воюют не конными и не пешими, а на колесницах, которые вооружены по галльскому способу («bigis et curribus Gallice armatis») и называются «ковиннами»; на этих колесницах применяются косы, прикрепленные каждая к выступающему концу оси («covinnos vocant, quorum falcatis axibus utuntur»).

41 Птолемей (Claudius Ptolemeus) — знаменитый александрийский ученый — астроном, математик и географ (II в. н. э.). «География» (или «Наставление в географии», Γεωγραφικη υφήγησις) Птолемея в течение ряда веков была важнейшим источником сведений о земле и ее странах. Иордан называет Птолемея «orbis terrae descriptor egregius» и дважды на него ссылается (§§ 16 и 19). В большинстве рукописей с текстом «Getica» имя Птолемея (Πτολεμαΐος) написано неправильно: Ptolomeus, но иногда (Get, § 19) — встречается правильное написание: Ptolemaeus.

42 В данном случае Иордан опирается на запись Птолемея о четырех островах около Кимврского (нын. Ютландского) полуострова, называвшихся Скандиями (Σκανδίαι); самый восточный и наибольший из них находится, по словам Птолемея, около устьев реки Вистулы (Вислы) и тоже называется Скандией: μία δε μεγίστη και ανατολικωτάτη κατα τας εκβολας Ουιστούλα ποταμοΰ καλεΐται δε ιδίως και αύτη Σκανδία (Ptol., II, 11, 33—35).

43 Помпоний Мела — римский географ I в. н. э., родом из провинции Бэтики в Испании. Он написал в 40—41 гг. сочинение в трех книгах, обычно называемое «De chorographia» или же, по начальным словам текста: «De situ orbis». Иордан назвал имя Помпония Мелы всего один раз (§ 16), но, хорошо зная его труд, иногда использовал приводимые им данные по памяти, не упоминая имени автора. Таковы, например, сведения об истоках и течении Днепра (Get., § 46; Mela, II, 1, 6—7), о величине Дуная (Get., § 75; Mela, II, 1, 8) и др.

44 Соответственно сообщению Помпония Мелы (Mela, III, 31, 54), Иордан пишет о Скандзе как об острове, расположенном в Коданском заливе (Codanus sinus), под которым, по-видимому, подразумевает Балтийское море, главным образом его южную часть (судя по сохранившемуся до наших дней названию «Гданьск»), вместе с крупными островами у нынешних шведских, датских и германских берегов. Один раз Помпоний Мела говорит о Коданском заливе в связи с рекой Эльбой и островами (Mela, III, 31). Вторично упоминая Коданский залив, Мела соединяет с ним «замечательную Скадинавию» («eximia Scadinavia», Mela, III, 54). Ср. прим. 63.

45 Следуя Птолемею, Иордан пишет о расположении Скандзы против расходящейся тремя рукавами (trisulcus) Вислы. (Ср. прим. 42.)

46 Сарматские горы (Sarmaticae montes) — Карпаты.

47 Трудно предположить, чтобы водное пространство, — по Иордану «обширнейшее озеро», — к востоку от Скандзы (Скандинавии) было чем-либо иным, кроме Балтийского моря (ср. следующее примечание).

48 Река Ваги (или Ваг? «Vagi fluvius») до сих пор не поддается определению. К этому загадочному имени Моммсен не дал никаких разночтений. В «обширнейшем озере», изливающемся рекой Ваги, можно предположить не только Ладожское озеро и Неву, но и заливы Балтийского моря — Финский и Рижский. Один из исследователей «Getica» Иордана Л. Вейбулль писал, что идентификаций этого озера и реки Ваги масса: «Die Identifizierungen des Sees und des Flusses sind Legio» (L. Weibull, Skandza und ihre Völker. S. 218). Сам же он предположил следующее: так как Иордан или его предшественники должны были, составляя свои географические описания, смотреть на карту, то к востоку от Скандзы они могли отчетливо различить лишь Каспийское море, вдающееся с севера в сушу в виде глубокого залива из океана (по древним представлениям, Каспийское море соединялось с океаном; так у Эратосфена, у Помпония Мелы, у Орозия). Поэтому «обширнейшее озеро», по мнению Л. Вейбулля, может быть только Каспийским морем. Относительно же Ваги он подозревает неправильное прочтение неразборчивого римского курсива, которым, как думал Моммсен, были написаны первоначальные экземпляры «Getica». Помпоний Мела писал, что Каспийское море узким и длинным проливом «прорывается в сушу наподобие реки» («quasi fluvius inrumpit», — Mela, III, 38). Слово quasi, написанное римским курсивом, было легко прочесть как vagi (см. у Вейбулля, стр. 223, и ссылки на палеографические таблицы, на основании шрифтов которых автор сближает написание quasi и vagi).

49 Сравнение «Германского моря» с выступающей из океана рукой указывает на то, что автор имел перед глазами карту с очертаниями морей и островов. Так, в § 11 он говорит о форме острова Британии; в § 30 — о форме Каспийского моря (ср. прим. 84). «Германский океан» упомянут Иорданом еще в § 120 в связи с эстами (литовское племя), сидящими на его берегах. Следовательно, «Германское море» или «Германский океан» может обозначать скорее всего нынешнее Балтийское море.

50 У Птолемея (Ptol., II, 11, 35) названы на западе хедины, на востоке — фавоны и фиресы, на севере — финны, на юге — гуты и давкионы, посредине — левоны. Иордан в описании племен, населяющих Скандзу, приводит не эти, а другие этнические названия.

51 «Медоносный пчелиный рой» отмечен автором явно потому, что мед составлял необходимый ингредиент питания. Мед добывался в лесах. Страны, лишенные меда, представлялись особенно суровыми.

52 Описывая население Скандзы, Иордан приводит до трех десятков этнических названий. Понятно, что данные автора VI в. о племенах отдаленного от него севера Европы могли быть очень неопределенными, а то и вовсе недостоверными. Разобраться в перечисляемых Иорданом племенных названиях очень трудно. Попытки в этом направлении делались многими учеными, преимущественно на основе лингвистики. Попытку же исторического осмысления сведений о жителях Скандзы сделал Л. Вейбулль. Он отмечает, что Иордан назвал скандинавские племена по группам. Северная группа («in parte arctoa») состоит из трех племен: адогит, скререфенны, суэханс. Относительно первого племени со странным названием «gens Adogit» (причем Моммсен не дал к этому слову никаких разночтений) Вейбулль (стр. 238) высказывает догадку, что «adogit» — то же, что «thulit», т. е. обитатели острова Фулы (Thyle), о которых рассказывает — одновременно с Иорданом — Прокопий (Bell. Goth., II, 15, 5—15. Ср. прим. 23). Замечательно то, что Прокопий, как и Иордан, связывает с племенем фулитов или тулитов сообщение о 40-суточной ночи и о 40-суточном дне полярных стран. Ясно, что независимые друг от друга писатели исходили из какого-то общего источника. Не был ли это неизвестный нам, но определенно называемый Иорданом, Аблавий (Get, §§ 28, 82, 117)?

53 Скререфенны принадлежали, по Иордану, к северной группе племен на Скандзе. И их наравне с фулитами-адогит упомянул Прокопий (Σκρίθιφινοι — Bell. Goth., II, 15, 16), рассказав, так же как и Иордан, что они живут охотой и питаются мясом убитых ими животных. Об этом же племени «Scritofini» писал Павел Дьякон (Hist. Langobard., Ι, 5).

54 О прекрасных конях у турингов сообщает Кассиодор, упоминая, что король остроготов Теодерих получил в дар от турингов лучших породистых лошадей (Variae, IV, 1).

55 Сапфериновые шкурки (от греческого слова σαπφειρίνος — сапфировый или сходный по окраске с драгоценным камнем сапфиром) — какие-то ценные меха, конечно, не синего, «сапфирового», а черного цвета, быть может с синим отливом. Интересно, что греческое слово κύανος или κυάνεος означает одновременно темный, черный, а также и темно-синий; подобное значение слова дает возможность видеть в определении Иордана черные меха с синим отливом. Слово κύανος в соединении с другими словами имеет значение то черного, то синего: κυανόφρυς — чернобровый, κυανωπις — синеглазый, κυανόστολος — облеченный в черную одежду, о Κυανοχαίτης — темноволосый, как эпитет Посейдона, повелителя над синими волнами морей.

56 Об этих и последующих группах племен на Скандзе см. у Л. Вейбулля.

57 Вместо «mitiores» («более мягкосердечные») Моммсен, соглашаясь с мнением Мюлленгофа, предпочитает «minores» («более низкорослые»): дальше говорится о росте других племен,

58 О герулах см. прим. 370.

59 Руги названы Иорданом в последней группе племен «острова Скандзы». Перечисляя эти племена, Иордан, конечно, передавал какие-то древние, неизвестные нам сведения о них, из которых, надо думать, взял и сопоставление их с германцами (в некоторых рукописях, как отметил Моммсен, стоит не germanis, а romanis или и то и другое — romanis germanis). Быть может, источником некоторых сведений, кроме древних сказаний, послужил и какой-либо римский автор, который рассматривал германцев как обитателей известной римлянам Германии и мог сравнить их с новыми, появившимися из-за моря негерманскими, в его глазах, племенами. Рассказывая о переселении готов на южное побережье Балтийского моря, Иордан сообщает, что они встретили здесь племя ульмеругов (§ 26), т. е. «островных ругов» (ср. прим. 64). Следовательно, руги или часть их (ульмеруги) вышли с «острова Скандзы» раньше готов. Таким образом, из текста Иордана выясняется путь племени ругов, сходный с путем ряда других германских племен, в том числе и готов, покинувших Скандинавию. Руги, вытесненные готами с балтийского побережья, начали свое продвижение в южном или юго-западном направлении. Название племени ругов не ускользнуло от Тацита. В трактате «Германия» (гл. 44) он упомянул о ругиях, обитающих у «океана», т. е. у Балтийского моря. Хотя в источниках, содержащих этнические (почти всегда чуждые автору) названия и описания расселения племен, часто бывают не только неточности, но и путаница, тем не менее Тацит достаточно отчетливо указал, с одной стороны, на ругиев у океана и, с другой, на лигиев (или лугиев) — союз племен, занимающий «широчайшие пространства» (примерно между Вислой и Одером). Лугии отмечены особо и у Страбона: «большое племя луйев» — Λουίους μεγα έθνος (Geogr., VII, 1, 3). Подчеркнуть все это следует потому, что руги (или ругии), хотя и противопоставлены Иорданом германцам, едва ли могли быть отождествлены со своими соседями лугиями. Культура лугиев, так называемая, «лужицкая культура», освещена археологическим материалом и обнаруживает родство между лугиями и жившими на восток от них венедами. Она рассматривается как свидетельство древнейшего прошлого славян. «Опираясь на археологические данные, мы можем считать лугиев такими же предками славян, как и венедов...» (М. И. Артамонов, Спорные вопросы древнейшей истории славян и Руси, — КСИИМК, вып. VI, 1940, стр. 5). Интересно, что составитель дорожника IV в. н. э. (так называемых Пейтингеровых таблиц) определяет венедов и лугиев собирательно как сарматов, т. е. как негерманцев.

В дальнейшем изложении Иордан упоминает о ругах в связи с двумя событиями: в § 261 он рассказывает о битве племен на реке Недао, происшедшей после смерти Аттилы, когда скрепленный его властью союз распался. Кроме гуннов и аланов, им названы германские племена: готы, гепиды, свавы, герулы; по-видимому, к этим племенам принадлежали и руги. В § 277 рассказано о сражении на реке Болия между свавами и готами в 469 г.; союзниками свавов были сарматы с королями Бевкой и Бабаем, а кроме того, скиры, гепиды и часть племени ругов. Неясным остается, какие именно руги добрели после первого из названных сражений во Фракию, к городам Бизии (нын. Виза) и Аркадиополю (нын. Люлебургаз). Как раз к этому времени, т. е. ко второй половине V в., относятся довольно подробные сведения о ругах и их королях в Паннонии, записанные в таком полном конкретными данными источнике, как «Житие св. Северина» (ум. в 482 r.), составленное его учеником Евгиппием (Eug. v. Sev. V, VI, VIII, XXXI, XL, XLII, XLIV). Когда Иордан называет ругов в связи с Одоакром, он пишет «роги» (Rom., § 344; Get., § 291), как в греческих источниках (’Ρογοί σ Прокопия; Bell. Goth., III, 2, 1—3).

60 Слова Иордана о короле Родульфе являются здесь вставкой: они явно нарушают ход изложения. Современник Иордана Прокопий рассказал о Родульфе, короле герулов (Bell. Goth., II, 14, 11—21), который погиб в битве с лангобардами через три года после вступления на престол императора Анастасия, т. е. около 494 г. С тем, что отметил Иордан в вышеуказанной вставке, совпадают сведения из «Variae» Кассиодора (IV, 2) о том, что король герулов Родульф был «сыном по оружию» короля Теодериха. Если поместить вставку о Родульфе после слова expulerunt, то получится, что он был именно королем герулов. Вместе с тем при таком перемещении перечисление племен («граннии ... рании») естественно сольется с дальнейшей фразой: «hae itaque gentes...» Неясно, что означают слова «незадолго до того», сказанные в отношении Родульфа. Быть может, они относятся к тому времени, когда писал Кассиодор, и механически попали в текст Иордана.

61 Иордан определил Скандзу как область, откуда вышли разные германские племена, те, которые его современником Прокопием названы вообще Γοτθικα έθνη или Γοτθικα γένη. Скандза — «officina gentium» и «vagina nationum». Иордан многократно употребляет термины «gens» и «natio» (а также «populus»), причем так, что трудно уловить отчетливую разницу между ними, так как она неясна самому автору. Важно то, что Иордан отметил самый ранний момент в истории готов или, вернее, в истории ряда готских племен — выход их с «острова Скандзы». После Иордана о Скандзе упоминалось и в других источниках: «insula in partibus aquilonis Scadanan» («Origo gentis Langobardorum» конца VIII в.); «Scatenauge Albiae fluvii ripa» («Historia Langobardorum codicis Gothani» начала IX в.); англосаксонское название «Scedenig»; «Scathanavia quae est inter Danuvium et mare Oceanum» в хронике Фредегара.

Основным трудом по древнейшей истории германских племен до сих пор является книга Л. Шмидта (L. Schmidt, Geschichte der deutschen Stämme bis zum Ausgang der Völkerwanderung. Die Ostgermanen. 2 Aufl., München, 1934). Немецкий ученый, десятки лет работавший библиотекарем Дрезденской государственной библиотеки, собрал огромный материал по истории каждого из известных германских племен, использовав как источники, так и литературу. В этом отношении его книга полезна. Однако в ряде случаев она грешит национализмом; Л. Шмидт видит главную движущую силу «эпохи переселения народов» в германских племенах и преуменьшает роль многочисленных славянских племен, историческое значение которых столь ярко отражено в византийских источниках VI—VII вв. Роль, которую играли славянские племена в Восточной и Центральной Европе, не уступает роли германцев в более западных и юго-западных ее частях. Л. Шмидт, конечно, полностью использовал сведения, приводимые в «Getica» Иордана. Что касается сообщения о готах — выходцах с острова Скандзы, то Л. Шмидт твердо убежден, что в рассказе Иордана (§§ 25, 94) заключено ядро исторической достоверности, и поэтому правильно считать, что готы пришли из Скандинавии к устьям Вислы, но никак не наоборот. Того же мнения на основе археологических исследований придерживается и Оксеншерна, публикующий интересную карту (Е. С. G. Oxenstierna, Die Urheimat der Goten, S. 182; ср. также новейшую работу Шварца: E. Schwarz, Germanische Stammeskunde).

62 Готы отправились с острова Скандзы на трех кораблях, о чем Иордан сообщает ниже, в § 94. Три корабля, на которых разместились переселенцы, как бы указывают на разделение готов (совершившееся впоследствии, когда готы передвинулись к Черному морю) на три особых племени: остроготов, везеготов и гепидов.

63 Готы дали название Gothiscandza той местности на южном берегу Балтийского моря, где они высадились, приплыв на трех кораблях с «острова Скандзы». Вероятнее всего, это было побережье близ дельты Вислы, к которому давно вели морские пути с противолежащих берегов. Про часть готов, а именно гепидов, так и сказано у Иордана (Get., § 96): они осели на острове, образуемом Вислой (Висклой). Название «Готискандза» объясняется либо как «Godaniska» (в дальнейшем Гданьск), в связи с Коданским заливом, упомянутым Помпонием Мелой (Mela, III, 31, 54), либо как «Gutiskandja», что значит «готский берег». Последнее вероятнее (ср. L. Schmidt, S. 196).

64 Ульмеруги (Ulmerugi), о которых Иордан сообщил, что они «сидели на берегах Океана», обычно рассматриваются как руги с островов, островные руги, так как слово «holmr», «holm» означает «остров». Ульмеруги жили близ Балтийского моря (Океана) на островах в дельте Вислы, откуда и были вытеснены пришедшими туда готами.

65 Вандалы у Иордана всегда Vandali, но у Тацита — Vandilii, у Плиния — Vandili, у греческих авторов — Βανδίλοι или Βάνδιλοι. Так и у Прокопия: вандилы в числе Γοτθικα έθνη (Bell. Vand., I, 22) или в числе Γοτθικαγένη (Bell. Goth., IV, 5, 5). В данном случае имеется в виду северное расселение вандалов между Вислой и Эльбой до второй половины II в., когда вандалы продвинулись к верховьям Эльбы. Дион Кассий называет Исполиновы горы, с которых течет Эльба, Вандальскими (Dio Cass. Hist. Rom., 55, 1, — «Ουανδαλικα όρη»).

66 Здесь названы имена трех из пяти первых готских королей, память о которых сохранилась в предании, отразившемся в рассказе Иордана. Короля Берига относят приблизительно к середине I в. н. э. Имена двух его преемников неизвестны; четвертым королем был Гадариг, пятым — сын его Филимер, при котором готы — ко второй половине II в. н. э. — появились на нижней Висле. Слово «pene» («iam pene quinto rege») не значит, конечно, «почти», так как не может быть «почти пятого короля», но указывает на древнюю историю племени, когда им правил «едва только пятый король».

67 Слово «exercitus», переводимое нами как «войско», означает, собственно, всю мужскую боеспособную часть племени, которую сопровождают «familiae» — здесь в смысле обоза с женщинами, детьми, стариками и имуществом.

68 Ойум (Oium) — название той области, в которую пришли готы, передвигаясь с нижней Вислы на юг. Земли, называемые пришельцами на своем языке Ойум, находились в пределах Скифии, за рекой, в соседстве с которой расстилались болота и омуты. Слово «Ойум» близко готскому Aujom, что значит «страна, изобилующая водой», «речная область». Тот же термин мелькнул у Иордана при определении острова в устьях Вислы — «Gepedoios» (§ 96); автор указал, что так называли это место гепиды на своем родном языке. До сих пор старое немецкое слово «Au» или «Aue» определяет местность, окруженную водой, обильно орошаемую реками.

Весьма важно хотя бы наметить, где находилась область Ойум, чтобы попытаться установить, где впервые осели готы, придя на юг, приблизившись к Причерноморью. Существенно указание Иордана, что место перехода готами реки было окружено топями и омутами. Вероятно, он даже не представлял себе, какая именно это была река. Принимая во внимание повторение Иорданом (Get., § 39) сообщения, что готы с Филимером жили в Скифии у Мэотиды, естественно предположить, что они пересекли Днепр, тем более что часть готского племени прошла в Таврику. Труднее согласиться с предположением, будто готы пересекли Припять и Пинские болота, и вместе с тем в их предании никак не отразилось такое крупное событие, как переход через Днепр (а его они перешли несомненно, так как продвинулись в Крым). Невозможно также разделить мнение Г. В. Вернадского, что готы пересекли Днепр в том месте, на котором впоследствии вырос Киев, и пошли на восток, где у Донца и Оскола (или «Оспола») встретили спалов — часть аланского племени, — с которыми и сразились (см. G. Vernadsky, Ancient Russia, р. 104—105, 114—115). Представляется наиболее вероятным подразумевать под готским «Ойум», названным Иорданом (Get. § 28) «желанной землей» («optatum solum»), древнюю греческую Гилею на левом берегу нижнего Днепра и его лимана. Hylaea (Υλαίη) названа еще Геродотом (Hist., IV, 18, 19, 21, 55, 76), который рассказал, что к востоку от Борисфена (διαβάντι τον Βορυσθένεα απο θαλάσσης πρωτον μεν η Υλαίη) на единственном участке всего северного приазовского и причерноморского побережья тянулся прекрасный лес (IV, 18, 1). Ширину его в направлении к северу можно определить в 40 км, длину с запада на восток — в 140 км. Теперь там раскинулась степь, но в античное время, в средние века и даже в XVIII в. еще был густой смешанный лес. Готы, переходившие Днепр с большими затруднениями из-за болот, могли пересечь его в каком-либо месте против Гилеи, там, где вдоль левого берега Днепра, иногда сливаясь с ним, течет река Конка. Может быть, это была область так называемого Великого Луга, где бесчисленные протоки и мелкие озерца образуют обширное болото (см.: Ф. А. Браун, Разыскания в области гото-славянских отношений, стр. 224). Преодолев его (где-то около нынешних Берислава и Каховки?), готы имели возможность двинуться на юг, к Перекопу. Может быть, они перешли Днепр ниже, но опять же не минуя Конки: «в своем течении она раздробляется на множество островов и так называемых плавней, покрытых и до сих пор почти сплошным лесом...» (И. Е. Забелин, Заметка о древности днепровского Олешья, стр. 1 — 3). Характер этих мест объясняет и причину оседания части племени либо на островках, либо на правом берегу. Не это ли обстоятельство послужило в дальнейшем поводом к тому, что готы стали жить двумя самостоятельными частями: восточные, остроготы, заняли левобережье нижнего Днепра, западные, везеготы, — его правобережье? Третью, совершенно обособившуюся часть составили готы, ушедшие в Таврику; от них позднее отделились готы-трапезиты (тетракситы Прокопия), передвинувшиеся на Таманский полуостров.

69 Можно почти с уверенностью сказать, что река, которую готы перешли («emenso amne») на пути в Ойум и в Причерноморье, была Днепр. (Ср. предыдущее примечание.)

70 Спалы (Spali) — племя, на которое напали готы, когда пришли со своим вождем Филимером в область Ойум. Название «спалы» перекликается с названием «спалеи» («Spalaei»), записанным Плинием (Plin., VI, 22), который относил расселение племени к реке Танаису; но особенно название «спалы» сближается с названием «споры» (Σποροι), упоминаемым Прокопием. Последний относит имя споров к склавенам и антам вместе: «имя же как у склавенов, так и у антов было вначале одно — и те и другие исстари назывались спорами» (και μην και όνομα Σκλαβηνοΐς τε και ’Άνταις έν το ανέκαθεν ήν. Σπόρους γαρ το παλαιον αμφοτέρους εκάλουν, — Bell. Goth., III, 14, 29). Прокопий пытается уяснить себе этимологию этого имени; по его мнению, оно происходит от наречия «σποραδην». В соответствии с широко распространенным в средние века приемом (например, в «Этимологиях» Исидора Севильского в VII в.; ср. толкования Иорданом племенных названий гепидов и герулов-элуров. Get., §§ 94—95, 117) он опирается на внешнее фонетическое сходство между словами «споры» и «σποραδην», «спорадически», и делает поэтому следующий вывод о значении самого этнического названия: так как σποραδην значит «рассеянно», «случайно», «там и сям», то «спорами» являются люди, которые «населяют землю, рассеянно раскидывая свои жилища» (ότι δη σποράδην, οιμαι, διεσκηνημένοι την χωραν οίκοΰσι), «благодаря чему они и обладают громадной областью — им принадлежит большая часть того [левого] берега Истра». Таким образом, если «спалы» Иордана и «споры» Прокопия совпадают, то, следовательно, готы, продвигаясь на юг, пересекли земли, населенные предками славян. В VI в. споры (по Прокопию) жили к северу от Дуная; раньше же, когда готы, перемещаясь к Понту, прошли через земли споров, последние жили, судя по словам Иордана, где-то на левобережье Днепра: ведь готы сразились с ними, перейдя реку («emenso amne») и вступив в область Ойум. О венетах и о спорах можно говорить, как об одном племени или как о группе племен, носящей либо первое, либо второе название, так как и венеты (по Иордану) и споры (по Прокопию) являлись общими именами для двух позднейших славянских разветвлений — склавенов и антов. Прокопий, неясно представлявший себе области северо-западного Причерноморья, не пытался установить, где именно обитали названные им древние споры. Говоря тут же (Bell. Goth., III, 14, 30) об обширной земле, которой владеют племена, расселяющиеся σποράδην, «рассеянно», он имеет в виду современных ему склавенов и антов. Но в сочетании с беглым намеком Прокопия на общее древнее имя склавенов и антов (всего их «народа», ο λεώς), краткое, но важное замечание Иордана о спалах на нижнем Днепре приобретает для истории и археологии северного Причерноморья большое значение.

71 Это — существеннейшее свидетельство Иордана; он даже указывает свои источники: 1) песни-сказания, 2) сочинение историка Аблавия. Готы пришли на юг с Вислы, через область Ойум и места расселения спалов. Отсюда — из области спалов — готы продвинулись к берегам Черного моря, быть может, они остановились где-то на его побережье западнее Крыма. Далее (Get., § 39) Иордан говорит, что готы с вождем своим Филимером поселились около Мэотиды. Предположение, что Иордан, черпая сведения в древних народных песнях-сказаниях, заимствовал эти песни из сочинений историка Аблавия, неверно. Судя по тексту, Иордан пользовался двумя отдельными источниками: устной традицией — народными песнями и сказаниями — и письменной — трудом Аблавия.

72 Аблавий (Ablabius) — писатель, произведение которого не сохранилось. Его имя упоминается только Иорданом. Последний с особенным уважением относился к Аблавию, характеризуя его труд как «достовернейшую историю» («verissima... historia»). Сведения, содержавшиеся в сочинении Аблавия, были очень ценны для истории готов, так как они относились к их древнейшему прошлому, едва ли хорошо известному даже людям IV в. Из Аблавия черпались данные о событиях II—начала III вв., когда готы продвинулись с севера в области Северного Причерноморья. Если бы удалось найти произведение Аблавия в недрах какого-нибудь архива, в составе какого-либо позднейшего труда, или хотя бы уловить фрагменты того, что он когда-то создал в виде «Истории», — а счастливые находки могут случиться и в наши дни! — то это, несомненно, внесло бы много нового и уясняющего в сложную и изобилующую пробелами историю южнорусских степей и черноморского побережья. Действительно, Иордан называет Аблавия именно в связи с этими территориями; в § 28 говорится «о крайней части Скифии» («extrema pars Scythiae»), о той, которая прилежит к Понту; в § 82 говорится о побережье Понта в Скифии («limbus Ponti in Scythia»); в § 117 — о племенах, живущих около Мэотиды («iuxta Maeotida palude inhabitans»).

73 Иосиф Флавий — еврейский писатель (род. в 37 г. в Иерусалиме, ум. в 95 г. в Риме), писавший по-гречески. Свидетель взятия Иерусалима Титом в 70 г., он жил затем во времена императоров Веспасиана, Тита и Домициана в Риме. Главные его труды — «Иудейская война» (с приложением к ней автобиографии) и «Иудейские древности». Иордан мог читать «Иудейскую войну» в латинской обработке IV в. Надо думать, что интересовали его и «Иудейские древности», где излагается история еврейского народа от сотворения мира до 65 г. н. э. В этом произведении Иордан мог прочесть, что «Магог [сын Иафета] управлял теми, которые были по нему названы магогами [греки же] прозвали их скифами» (Antiquitates, I, 6, 1). Иордан подчеркивает правдивость сообщений Иосифа Флавия.

74 Магог — библейское имя. В Библии им назван второй сын Иафета при перечислении потомства трех сыновей Ноя (Быт., 10, 2); в заключение перечня говорится: «От них распространились народы по земле после потопа» (Быт., 10, 32). Кроме того, в Библии же именем Магог называется некая земля, в которой царствовал Гог (Иезек., 38, 2 и 39, 6). В средние века считалось, что в далеких восточных странах есть царство Гога и Магога, враждебное всему христианскому миру. В предыдущем примечании приведен текст из «Иудейских древностей» Иосифа Флавия, который ставит знак равенства между «Магогом» и «скифами». Иероним это повторил: «Магог— Скифы» (Lib. hebraic. quaest. in genesin, 20, 2). Но Иероним — писатель начала V в., — несомненно, вкладывал в понятие «скифы» («Магог») иное содержание, чем Иосиф Флавий — писатель I в. Под магогом — скифами Иероним подразумевал современных ему гуннов. Такое объяснение держалось и позднее: в начале VI в. архиепископ Кесарийский Андрей в комментарии к Апокалипсису писал, что библейские племена Гог и Магог — те же скифские племена, «которые мы зовем гуннскими» (MPG, 106, col. 416). Вместе с тем Иероним не рассматривает готов как представителей племени магог и сомневается, прав ли Амвросий (ум. в 397 г.), его современник, в комментарии на книгу Иезекииля («De fide», II, 17), приписывая имена Гога и Магога не скифам, а готам, «недавно неистовствовавшим в нашей стране»; «наоборот, — продолжает Иероним, — все ученые скорее привыкли называть готов гетами, чем гогом и магогом». Однако в VII в. Исидор Севильский писал: «Магог — от коего, как полагают, ведут свое происхождение скифы и геты»; и еще: «древние называли [готов] чаще гетами, чем готами» (Isid. Etymol., IX, Ι, 27 и 89).

75 В разъяснение того, каким образом готы (или геты) называются скифами «и по племени» (et natione), «и по имени» (et vocabulo), можно привести толкование Исидора Севильского, нелепое, как большинство толкований этого авторитетнейшего для западного средневековья писателя. Он сообщает, что скифы и готы происходят от Магога, сына Иафета; сами готы — скифского происхождения («Gothi Scythica probantur origine»), потому что имя «готы» не очень отличается от имени «скифы» — стоит только изменить и отбросить букву: «demutata enim ас detracta littera Getae quasi Scythae sunt nuncupati». А последний слог имени Магог, будучи слегка изменен, указывает на название «гот». Так посредством излюбленной Исидором Севильским игры слов и кажущегося их фонетического сходства доказывается тождество скифов и готов (Isid. Goth. Laud., с. 66; Isid. Etymol., IX, I, 89). Ср. издание Момсена, стр. 61, прим. 1.

76 Истр (Ister, Hister) — название Дуная, весьма часто встречающееся у греческих и латинских авторов. Иордан именует Дунай преимущественно Данубием, иногда — Истром, вскользь заметив (Get., § 75), что имя Hister принадлежит языку бессов («lingua Bessorum Hister vocatur»). Цезарь, Гораций, Овидий и другие писатели употребляли наряду с названием «Истр» и название «Данубий». Истр — Данубий характеризуется в ряде сочинений как река значительная не только по величине; она была важнейшей границей· империи и оборонительной линией против варварских племен. Продолжая традицию некоторых предшественников, Иордан пишет то «magnus Danubius», то «amnis egregius». Уже Геродот говорил об Истре (Hist., IV, 48, 1), что это «величайшая из всех рек, какие мы знаем»; так же определяется Истр и у Страбона: «величайшая из рек в Европе» (Geogr., VII, 1, 1). Иордан дважды повторил, что названия Данубий и Истр равнозначны: а) «extremo alveo Istri, qui dicitur Danubius ab ostea sua usque ad fontem» (Get., § 32) и b) «a meridie Histrum, qui et Danubius dicitur» (§ 114). Однако в первом случае он относит название Истр только к нижнему течению реки; говоря о границах Скифии, он упоминает, как об известном месте, о «начале» Истра «ubi Ister oritur amnis» (§ 30). Слово «oritur» («рождается») невозможно понять в смысле истоков Дуная, так как никогда ни один древний автор не доводил пределы Скифии до Шварцвальда, где Дунай берет свое начало. Правда, Иордан один раз (в приведенном выше тексте из § 32) определил Дунай как бы «снизу вверх», «против течения», сказав «от устьев до истока, а не наоборот. Однако нельзя допустить, что он вообще путал значение терминов «исток» — «fons» и «устье» — «ostea». Говоря о «рождении» Истра («ubi Ister oritur amnis»), он, надо думать, имел в виду не его исток и не его впадение, а некоторую часть течения Дуная, откуда реку начинали называть Истром. Это место косвенно указано самим Иорданом (§ 33). Он пишет, что в Скифии, — а она простиралась именно до того пункта, «где рождается Истр», — первым с запада живет племя гепидов и по его о6ласти протекает Тизия (Тисса). Получается, что в представлении Иордана Дунай именовался Истром, начиная примерно с территории, где в него слева впадала Тисса, а справа — Сава.

О двух именах Дуная в применении их к верхнему и нижнему течению писали все наиболее известные географы античности. У Страбона (Geogr., VII, 3, 13) обстоятельно сообщается, что «части реки, находящиеся наверху близ истоков, вплоть до порогов, называли Данувием» (και γαρ τοΰ ποταμοΰ τα μεν άνω και προς ταΐς πηγαΐς μέρη μέχρι των καταρακτων Δανούιον προσηγόρευον). Под порогами или водопадами, «катарактами», вероятнее всего, подразумевались теснины подступающих к руслу Дуная Трансильванских Альп, в которых река, суженная горами, проходит сначала так называемые «Клисуры» (clausura — запирание, замыкание), а затем «Железные ворота», близ города Турну-Северина. Ширина Дуная в Клисурах уменьшается до 112 м. Здесь был своего рода перерыв реки; на правом берегу была вырублена в скале римская дорога времени дакийского похода императора Траяна в 103 г. н. э. Страбон пишет, что до Клисур и Железных ворот Дунай назывался Данувием, — так именовали его даки. «Части же реки, находящиеся ниже по течению, вплоть до Понта, у гетов называются Истром (τα δε κάτω μέχρι τοΰ Πόντου τα παρα τους Γέτας καλοΰσιν ’Ίστρον). При этом, замечает Страбон, «даки одноязычны с гетами». У Помпония Мелы указано (Mela, II, 8), что река, отмежевывающая народы Скифии, беря начало в Германии, «рождается под иным именем, нежели то, под которым она оканчивается» («alio quam desinit nomine exoritur»); «долго, на огромном пространстве, занятом великими племенами, она остается Данувием, а затем становится Истром, так как примыкающее население зовет ее уже иначе («per immania magnarum gentium diu Danuvius est, deinde aliter eum adpellantibus accolis fit Hister»). Плиний, который бывал в придунайских провинциях, считает рубежом обоих названий Дуная (Plin., ΠΙ, 79) то место, где он впервые начинает «омывать Иллирик». Выше река называется Данувием, ниже — Истром: «ortus in Germania ...ас per innumeras lapsus gentes Danuvi nomine... et unde primum Illyricum adluit Hister appellatus». По определению Плиния, Иллирик тянется «от реки Арсии до реки Дирина» (Plin., III, 150), т. е. от Арсы, текущей с севера на юг в восточной части полуострова Истрии и впадающей в Адриатическое море, до реки Дрины — крупного правого притока Савы, впадающего в нее выше города Сирмия (нын. Митровица). Определение Иллирика вообще отличалось расплывчатостью. Например, Тацит (Tac. Hist., I, 76, 1—2) причислял к Иллирику даже Верхнюю Мезию. Из слов Плиния можно извлечь лишь приблизительный вывод, что где-то, в местах, недалеких от слияния Савы с Дунаем, в области Сирмия и Сингидуна (но, очевидно, не ниже), Данубий получал имя Истра. По Птолемею (Ptol., ΠΙ, 10, 1), Истр начинался от города Аксиуполя, на правом берегу нижнего Дуная, там, где река поворачивает резко на север, отделяя Добруджу с западной стороны. У Горация и особенно у Овидия, окончившего, как известно, жизнь в ссылке в низовьях Дуная, встречаются оба названия знаменитой реки. Вергилий называет только Истр. По одному из стихотворений Овидия (Trist, II, 2, 189, 198) видно, что автор употреблял оба названия, не проводя между ними различия. Поздние комментаторы объясняли, что Истр — то же, что и Данубий; так в комментарии Сервия к Вергилию (Georg., III, 350); так в византийском парафразе на Περιήγησις — сочинение Дионисия (II в. н. э.) Если Аммиан Марцеллин, употребляя оба названия, нигде не поясняет, что Данувий (Danuvius) и Истр равнозначны, то у Орозия специально указано, что Истр значит то же, что и Данубий (Danubius; Oros., Ι, 2, 52; IV, 20, 34). Не пропускает такого объяснения и Прокопий, три раза повторивший, что река Истр иначе именуется Данубием (Bell. Vand., I, 1, 10; Bell, Goth., IV, 5, 29; Aed., IV, 5, 1). Таким образом, Иордан так же, как его современники и предшественники, отразил в своем сочинении многовековую традицию наименований Дуная. Однако, как видно, еще задолго до VI в. разница между обоими названиями почти стерлась, причем преобладающим осталось «Данубий».

77 О Мурсианском озере см. прим. 110.

78 Тира — древнее наименование реки Днестр. Иордан тут же, вслед за обозначением Тира (Tyras), называет и Днестр (Danaster), как бы имея в виду другую реку. Кроме Иордана, употребившего трижды имя Danaster (Get., §§ 30, 35), почти так же называет эту реку Аммиан Марцеллин: «ad amnem Danastium» и «prope Danasti margines» (Amm. Marc., XXXI, 3, 3; 3, 5); однако он же называет город и реку Тирой: «civitas Tyros», «fluvius Tyras» (Amm. Mars., XXII, 8, 41). Название реки Тиры встречается уже у Геродота в числе других крупных рек: «пятиустый Истр, затем Тирис (Τύρης), Ипанис, Борисфен...» (Hist., IV, 47, 2), а живущих около устья Тириса эллинов Геродот называет тиритами (Τυρΐται, — ibid., IV, 52). Несколько выше (ibid., IV, 11) Геродот рассказывает о могиле киммерийских царей, погребенных киммерийцами около реки Тираса. Когда с востока надвигались «кочевые скифы» (Σκύθας τους νομάδας), то киммерийцы решили покинуть свои земли из-за опасности скифского вторжения. «Страна же их была та самая, — пишет Геродот, — которую „ныне“ (νΰν) населяют скифы». Однако, цари киммерийцев решили иначе: они предпочли лежать мертвыми в родной земле, но не покидать ее. Разделившись на два отряда, цари перебили друг друга. Народ (о δημος) похоронил своих вождей у реки Тираса, «а могила, — замечает Геродот, — еще видна». Упоминает о реке Тире также Страбон: «от Истра к Тире пролегает Гетская пустыня, вся ровная и безводная» (απο ’Ίστρου επι Τυραν και η των Γετων ερημία προκεΐται, — Georg., VII, 3, 14). О реке и городе Тире, раньше называвшемся Офиусой, сообщает Плиний: «славная река Тира, дающая имя городу, который до того назывался Офиуса» (Plin., IV, 82). Не пропустил реки Тиры и Птолемей (Ptol., X, 7). Встречается название Тиры и в позднем (V—VI вв.) сокращении географического словаря «Εθνικά» Стефана Византийского: «Тира — город и река у Евксинского Понта».

79 Река Вагосола (Vagosola) упоминается только у Иордана. Следуя порядку рек (Дунай, Днестр, Вагосола, Днепр), приходится отнести название «Вагосола» к Южному Бугу, в античности называвшемуся Гипанис (Hypanis); это название есть также у Иордана (Get., § 46). Фр. Вестберг в статье «О передвижении лангобардов» (стр. 15) допускает, что под Вагосолой можно подразумевать Вислу в том случае, если сблизить свидетельства Иордана в §§ 30 и 35, где, очерчивая область расселения склавенов, он рядом с Днестром ставит как северный предел реку Вислу. Однако Вагосола-Висла нарушила бы группу рек, впадающих в северо-западную часть Черного моря, которую имеет в виду Иордан.

80 Днепр (Danaper) определяется Иорданом как «великая» река. Античные географы знали реку Борисфен (Borysthenes). По словам Помпония Мелы, это красивейшая спокойно текущая река Скифии, прозрачная, чистая, с приятной для питья водой; в ней водится крупная рыба отличного вкуса и без костей (Mela, II, 6). Иордану известно не только древнее название Днепр — Борисфен (Get., § 44), но и его тюркское имя — Вар (§ 26). У Константина Порфирородного наряду с названием ο Δάναπρις, встречающимся многократно (De adm. imp. 8, 9, 37, 42), употребляется и название «Варух» (Βαρούγ), причем в конце главы, посвященной «генеалогии племен турков» (мадьяр), говорится об областях, орошаемых пятью реками; их имена Варух, Кубу (Буг), Трулл (Днестр, в иных случаях называемый Δάναστρις), Брут (Прут), Серет (Ibid., 38). Следует отметить, что ни Прокопий, ни Агафий, ни Феофилакт Симокатта не упоминают о Днепре ни под одним из его названий. Но Менандр пишет о реке Δάναπρις (Men. fr. 43). Ср. прим. 614.

81 Тавр, горный хребет Таврики — Крыма. По Иордану, это «Тавр скифский», а не азиатский.

82 Мэотида (Maeotis palus, Μαιωτις λίμνη) — обычное древнее и средневековое (литературное) название Азовского моря. Palus (λίμνη) означает болото. Появление названия palus, вероятно, связано с заболоченными берегами огромного водоема, где и до наших дней на многие километры тянутся плавни, особенно обширные вокруг дельты Кубани. В нашем переводе текста Иордана «болото» (Мэотийское) — «palus» — передается словом «озеро». Подобное толкование подкрепляется, например, тем, что Помпоний Мела употребляет в отношении Мэотиды попеременно то «palus», то «lacus» (Mela, 1, 8: «palus ipsa Maeotis»; I, 14: «ad lacum [живут] Maeotici»; I, 112; река Caracanda — Кубань, двумя рукавами впадая в озеро и в море — «in lacum et in mare profluens», — образует остров). В сочинениях Прокопия Мэотида названа исключительно Μαιωτις λίμνη (Bell. Pers., I, 10, 6; Bell. Goth., IV, 6, 16; IV, 4, 8; Aed., III, 7, 8 и др.). В трактате Константина Порфирородного (De adm. imp., 42) подчеркивается, что Мэотийское болото (η λίμνη Μαιώτιδος) из-за своей величины называется также и морем: και θαλάσσης δια το μέγεθος επονομαζομένης; в той же главе автор употребляет слово «море» уже без оговорки: την Μαιώτιδα θάλασσαν, хотя тут же пишет и иначе: της Μαιώτιδος λίμνης.

Мэотида вместе с впадающим в нее Танаисом рассматривалась как граница между Европой и Азией. Античные писатели и их комментаторы отмечали, что Мэотида замерзает. Грамматик IV в. Мавр Сервий Гонорат писал в комментарии к «Георгикам» Вергилия (Maeotiaque unda, — Georg., III, 349), что Мэотида — болото в Скифии, замерзающее от мороза («Maeotis palus est Scythiae frigore congelascens»).

83 Босфорские проливы (angustiae Bosfori) — так Иордан, следуя античной традиции, именует Боспор Киммерийский (Bosphorus Cimmerius, нын. Керченский пролив). У Аммиана Марцеллина — Пантикапейские проливы (Panticapes angustiae.—Amm. Marc., XXII, 8, 30). Прокопий уже не употребляет античного названия, устаревшего для его эпохи. Он говорит только об «устье» Мэотиды, называя его либо εκροή (Bell. Goth., IV, 5, 4), либо чаще εκβολή, εκβολαί (εκβολή... εκ λίμνης αρξαμένη της Μαιώτιδος άχρι ες τον Ευξεινον Ποντον, — Ibid., IV, 4, 10; IV, 4, 8 θ IV, 5, 5). Античное название он употребляет исключительно в тех случаях, когда приводит мнение древних авторов: «мудрецы, ученые (οι σοφοί) иногда считали, что Босфор Киммерийский разделяет Европу и Азию» (Aed., IV, 1, 7). Геродот же оспаривает точку зрения относительно Боспора Киммерийского (Bell. Goth., IV, 6, 15). В цитируемых местах Прокопий называет пролив τα πορθμεΐα Κιμμέρια. Позднее Константин Порфирородный называет Керченский пролив «устьем» Мэотиды (De adm. imp., 42, 73, 74, — και απο Βοσπορου το της Μαΐωτιδος λίμνης στόμιόν εστιν) или даже местным названием «Бурлик» (στόμιον το Βουρλίκ, — Ibid., 42, 90 θ 94).

84 В описание границ Скифии, данное Иорданом в § 30, вклинилось определение формы Каспийского моря «в виде гриба». Правда, в тексте Иордана, изданном Моммсеном по Гейдельбергскому списку, употреблено местоимение жен. р. «quae», которое не согласуется с предыдущим существительным сред. р. «mare». Поэтому группу слов «ad modum fungi», казалось бы, надо отнести к объекту женского рода, т. е. к Скифии, логическому подлежащему всего пассажа «Scythia... digreditur». Однако в ряде рукописей, как видно в разночтениях, приводимых Моммсеном, стоит не «quae», а «quod», что подходит к существительному «mare». Кроме того, Иордан (или автор, которым он пользовался), когда перечислял границы описываемых им стран, несомненно, имел перед глазами карту. Если, например, он пользовался картой, составленной соответственно древней карте Эратосфена (нач. II в. до н. э.), то на ней можно было видеть, что Каспийскому морю (Hyrcanum mare) действительно приданы очертания гриба, как бы обращенного ножкой к северу, а шляпкой к югу. Так же «грибообразно» очертание Каспийского моря на карте, составленной по описаниям Орозия, и на некоторых других средневековых картах. От впечатления, порожденного картой, у Иордана (или автора, которым он пользовался) и возникло сравнение Каспийского моря с грибом. Итак, все, что говорится в связи с границами Скифии о «грибе», относится к очертаниям не Скифии, а Каспийского моря, ограничивающего ее с одной стороны. Специальность классика мешала иногда Моммсену понять до конца стиль средневекового источника; он ошибся, считая, что Иордан относил «образ гриба» к Скифии (Prooem., XXXI. См.: К. Miller, Mappae mudii. Die ältesten Weltkarten).

85 Алваны (албаны) — жители Кавказской Албании — занимали территорию у Каспийского моря, севернее реки Куры; Албания соответствует Ширвану.

86 Серы (Seres, Seree) — китайцы. Из дошедшего до греков и римлян названия народа создались греческое и латинское названия шелка: σηρικά, serica. В дальнейшем название шелка связалось с народом, торгующим шелком. По мере передвижения центров торговли шелком к западу, у латинских и греческих авторов название «серы» оказалось перенесенным на среднеазиатские народы (на согдийцев). В этом смысле употребляет имя «Seres» и Иордан, говоря, что «Seres» находятся непосредственно к востоку от Скифии, сразу же за Каспийским морем.

87 Иберия, Иверия (Hiberia) — Грузия. Античные писатели, например Страбон (Geogr., XI, 3), описывали кавказскую, или понтийскую, Иберию-Иверию, вполне отличая ее от Иберии в Испании. Подробно рассказано об иверах у писателей V в. Созомена и Феодорита.

88 Об Истре-Данубии, см. прим. 76.

89 В начале перечисления припонтийских городов Иордан привел два названия, «Борисфенида» и «Ольвия», как бы обозначающие два города. Как известно, двух особых и достаточно крупных городов, связанных с устьем Борисфена-Днепра (вернее, с Днепро-Бугским лиманом), не было. Вероятно, автор дал подряд два названия одного и того же города, а именно, Ольвии. Иордан опирался на материал, приводимый античными географами, о которых упомянул в предыдущем тексте своего труда (Get., § 12 и 16). Это Страбон, Птолемей, Помпоний Мела. У Страбона он мог прочесть сообщение, что в 200 стадиях вверх по Борисфену лежит одноименный с рекою город; он называется также Ольвией (Geogr., VII, 306). У Птолемея упомянута «Ольвия, или Борисфен» (’Όλβια η και Βορυσθένης. Ptol. III, 5, 14); иногда вместо «Борисфен» употребляется «Борисфенида». Возможно, что Иордан руководствовался только Помпонием Мелой, у которого сообщается, что река Борисфен впадает в море у греческих городов Борисфениды и Ольвии (Mela, II, 6), т. е. констатируется наличие двух отдельных городов. Подробно об Ольвии — Борисфениде и об ольвиополитах — борисфенитах см. в статье С. А. Жебелева «Что понимать под Борисфеном в Ios ΡΕ, 24» и в его же книге «Северное Причерноморье».

Не произошла ли «Boristhenide» (у Иордана с «е» на конце слова, — так по Моммсену во всех рукописях) от названия «борисфениты» (Βορυσθενεΐται), известного еще в труде Геродота (Hist., IV, 17, 18, 54, 78, 79)? Последний не употребляет имени «Ольвия», но упоминает ольвиополитов (Ibid., IV, 18); город же Ольвию (существование которого засвидетельствовано эпиграфическими и нумизматическими памятниками) он называет либо «городом борисфенитов» (Ibid., IV, 78), либо «Борисфеном» (см.: С. А. Жебелев, Северное Причерноморье, стр. 338, прим. 3).

90 Ольвия (Olbia) — одна из древнейших греческих колоний на северном побережье Черного моря. Она была основана выходцами из Милета еще в первой половине IV в. до н. э. и, будучи расположена на Буге (на его правом берегу, около нын. села Парутина), у его впадения в Днепро-Бугский лиман, долго сохраняла доминирующее положение в торговле с населением Скифии, став крупным ремесленным и культурным центром в Северном Причерноморье. О другом названии Ольвии — Борисфен, Борисфенида — см. предыдущее примечание.

91 Каллиполида (Callipolida) упоминается вслед за Ольвией. Это не совсем понятное название можно сблизить с этническим названием племени «каллипидов» («Καλλιπίδαι»), живших к западу от Днепра, впервые упомянутых Геродотом (Hist., IV, 17). Племя каллипидов (Callipidae) встречается также у Помпония Мелы (Mela, II, 7). Оно обитало на нижнем течении Буга (т. е. севернее Ольвии) и было экономически связано с последней. Однако не есть ли «Каллиполида» Иордана порт и укрепленное поселение на западном побережье Таврики, носившее название «Прекрасная гавань» (Καλος λιμήν)? Непосредственно за «Каллиполидой» в тексте Иордана назван Херсон — Херсонес. А «Прекрасная гавань» (впоследствии Акмечеть, ныне переименованная в Черноморское) вместе с Керкинитидой (нын. Евпатория) входила, — как видно по знаменитой «Херсонесской присяге» (нач. III в. до н. э.), — в состав владений античного Херсонеса.

92 Херсон (Chersona), Херсонес Таврический (в средние века обычно именовался не Херсонесом, а Херсоном) — греческая колония, основанная выходцами из Гераклеи Понтийской в V в. до н. э. В дальнейшем — крупный византийский город в Таврике, оживленный торговый и военный центр уже в V в. н. э. (ср., например, надпись императора Зинона о возобновлении стен и одной из наиболее мощных башен). Прокопий, упоминая о Херсоне, замечает, что он с давних времен подчиняется ромеям (Bell. Goth., IV., 5, 27). О Херсоне V—VI вв. — на основании значительного археологического материала см. А. Л. Якобсон, Раннесредневековый Херсонес. Очерки истории материальной культуры. М.—Л. 1959 (Материалы и исследования по археологии СССР, № 63).

93 Феодосия (Theodosia) — греческая колония, основанная милетцами в VI в. до н. э. и вошедшая в состав Боспорского царства. Не в связи ли с тем, что Феодосия, будучи крупным портом восточной Таврики, не являлась в античное время самостоятельным городом-государством (каким был Херсонес), а подчинялась Боспору, Орозий определил ее как место, близ которого «огромное излияние («inmensa exundatio») Мэотийского озера вступает широким потоком в Евксинский Понт» (Oros., I, 2, 5—6)? Этим смешением у Орозия Феодосии с Боспором объясняется, может быть, пропуск Иорданом Боспора в приводимом им списке приморских городов Северного Причерноморья. У древних географов нет упоминания о городе Боспоре; они говорят лишь о проливе — Боспоре Киммерийском — и о близлежащих городах; например, Помпоний Мела пишет: «in Bosphorum Cimmerica oppida Murmecion, Panticapaeon, Theodosia» (Mela, II, 13). Но у Прокопия ясен приморский город Боспор: εστι δε πόλις επιθαλασσία η Βόσπορος, εν αριστερα μεν εσπλέοντι τον Εύξεινον καλούμενον Πόντον (Bell. Pers., Ι, 12, 7; Bell. Goth., IV, 5, 26) и уже не упоминается о Босфоре-проливе; последний называется «устьем Мэотиды» (εκροη, εκβολη της Μαιώτιδος).

94 Кареон (Careo) — это загадочное название помещено между Феодосией и Мирмекием. Не относится ли оно к Боспору, продолжавшему в V—VI вв. быть заметным торгово-ремесленным городом восточной Таврики? Не является ли слово «Careo» каким-то намеком на будущее название «Корчев», «Керчь»? Так думал Ю. А. Кулаковский («К вопросу об имени города Керчи», стр. 194—199), предполагая, что в тексте Иордана могло стоять не «Careon», а «Carcon».

Название Кареон не вошло в литературу и всплыло лишь у византийского автора XV в. Лаоника Халкокондила в кратком упоминании о том, как татары продавали в рабство черкесов, мингрелов и сарматов (аланов), отводя их в Боспор, в город Карею (επι τον Βόσπορον, επι Καρέαν πόλιν απάγοντες, — CSHB. Bonn, 1843, p. 135—136). Однако, ввиду того что Лаоник несколько выше пишет о Боспоре в связи с Фракией, нельзя утверждать, что город Карея относится к Таврике.

95 Мирмикий, Мирмекий (Myrmicion) — город Боспорского царства; по Страбону (Geogr., VII, 1, 5), πολίχνιον εστι Μυρμηκιον — городок Мирмекий в 20 стадиях (ок. 4 км) от Пантикапея (нын. Керчь). Развалины города Мирмекия находятся у теперешнего мыса Карантинного, на берегу Керченской бухты, как раз в 4 км к северо-востоку от Керчи. Самое раннее упоминание о Мирмекии находится в перипле Псевдо-Скилака (IV в. до н. э.), который называет Мирмекий в числе других крупных городов (Пантикапей, Нимфей, Китей, Феодосия). Как показали археологические исследования, город, — как греческая колония, — возник во второй четверти IV в. до н. э. и существовал без перерыва до III в. н. э. (включительно). На развалинах античного города до XIV в. было средневековое поселение; оно, возможно, соответствовало месту, обозначенному именем «Pondico» на итальянских портоланах.

96 Трапезунт (Trapezunta) неожиданно назван Иорданом после Мирмекия, в конце списка городов, расположенных на северном побережье Черного моря. Перечисление городов Иордан ведет с запада от Борисфениды — Ольвии и соблюдает географическую последовательность; потому естественно предположить, что Трапезунт Иордана находился где-то восточнее Мирмекия, т. е., возможно, на противоположном берегу Боспора Киммерийского. По дошедшим до нас сведениям, ни в этих местах, ни южнее по Кавказскому побережью нет подобного названия. Общеизвестный же Трапезунт (нын. Трабзон) в Малой Азии, упоминаемый и Страбоном (Geogr., VII, 4, 3), и Тацитом (Tac. Hist., III, 47), и, позднее, Прокопием (Bell. Goth., IV, 2, 2—3; Aed., III, 7, 1), не подошел бы к списку городов на северных берегах Черного моря. Однако название «Трапезунт» все же в одном случае упоминалось в связи с Таврическим полуостровом, хотя относилось оно не к городу, а к горе. Страбон (в указанном выше месте «Географии») совершенно ясно сообщает, что «в горной области Тавров (εν δε τη ορεινη των Ταύρων) есть и гора Трапезунт (και το όρος εστιν ό Τραπεζοΰς), одноименная городу близ Тиварании и Колхиды». Таким образом, римский географ, как бы предвидя возможность неправильного отнесения имени горы к знаменитому малоазийскому городу, намеренно противопоставляет эти два одинаковых названия. Остается предположить, что Иордан под Трапезунтом в § 32 подразумевал не понтийский город Трапезунт, а поселение с названием Трапезунт, но неизвестно, было ли оно там же, где и гора Трапезунт в Таврике. Конечно, можно допустить у Иордана некоторую непоследовательность в расположении названий городов. Если принять во внимание гору Трапезунт по Страбону, которую с достаточной вероятностью отождествляют с Чатыр-дагом («Шатёр-гора»), характерным своим «столообразным» профилем, то поселение с названием «Трапезунт» должно было бы находиться где-то около Алушты. В таком случае Трапезунт в списке Иордана следовало бы поместить не после Мирмекия, а между Херсоном и Феодосией. Если обойтись без этой поправки и оставить Трапезунт на последнем месте в списке, то немалоазийский Трапезунт следовало бы искать на восточном берегу Боспора Киммерийского (Керченского пролива). Как известно, А. А. Васильев в работе «Готы в Крыму» (стр. 75—79) собрал упоминания о готах-трапезитах, исходя из того, что в некоторых рукописях «Готской войны» Прокопия вместо слова «тетракситы» (Bell. Goth., IV, 4, 5 и 18) стояло слово «трапезиты» (τραπεζΐαι). Особо о трапезитах в Таврике упоминал Сестренцевич Богуш («История о Таврии», I, стр. 272, 276, 278) и, позднее, архимандрит Арсений («Готская епархия в Крыму», стр. 60). Но впервые сопоставление между «тетракситами» (не поддающимися объяснению) и «трапезитами» (объясняемыми по связи с названием горы Трапезунт — Чатыр-даг в Крыму) сделал немецкий ученый Хершель. Он писал: «Название „тетракситы“ не получило еще никакого удовлетворительного разъяснения. Если бы чтение „трапезиты“ в некоторых рукописях Прокопия оказалось правильным, то значение было бы легко объяснимо. Столовая гора — Чатыр-даг — называется у Страбона Τραπεζοΰς, и в таком случае под трапезитами надо было бы понимать окрестных жителей близ этой горы» (Herschell, Die Tetraxitischen Gothen, S. 95).

Однако, для того чтобы оправдать порядок городов у Иордана, т. е. оставить иордановский «Трапезунт» на последнем месте в списке, надо продолжить рассмотрение истории готов-трапезитов, не ограничиваясь одним выводом, что они, судя по их названию, жили где-то около Алушты. Прокопий в «Готской войне» дает строго последовательные сведения (Bell. Goth., IV, 4—5) о небольшой группе готов-трапезитов, живших сначала на крымском берегу Керченского пролива, а затем передвинувшихся в союзе с гуннами-утигурамн на Таманский берег того же пролива. Там готы-трапезиты продолжали жить и во времена Прокопия и Иордана. Не вправе ли историк предположить, что «трапезиты» перенесли с Таврики (где они когда-то были связаны с местностью у горы Трапезунт) и название своего поселения Трапезунт? Если это так (а сообщения Прокопия о передвижениях и о местожительстве готов-трапезитов в середине VI в. вполне ясны!), то Иордан сознательно поставил Трапезунт после, т. е. восточнее, Мирмекия, имея в виду некий населенный пункт — конечно, прибрежный — готов-трапезитов. Невозможно заподозрить у Иордана какую-либо путаницу относительно малоазийского Трапезунта, достаточно известного политического и экономического центра, четко определяемого в тех географических описаниях (Страбона, Помпония Мелы, Птолемея), которые были хорошо знакомы Иордану.

97 Беглым замечанием о том, что именно скифские племена, будучи непокоренными, разрешили грекам основать их города-колонии, Иордан показал, что в его понимании варварские племена сами проявляли заинтересованность в торговле с греками. Описание северного побережья Черного моря с его городами — их названо восемь — целиком основано на данных античных писателей. Современные Иордану источники (записи или рассказы очевидцев) не содержали никаких данных об этих столь отдаленных городах. Эта часть его труда основана лишь на преданиях. У современника Иордана, Прокопия, известного достоверностью своих сообщений, из городов Таврики упомянуты только Херсон и Боспор (Bell. Goth., IV, 5, 27—28; Bell. Pers., I, 12, 7; Aed. Ill, 7, 10) и говорится о них как о современных автору городах. Вслед за Иорданом почти полностью и в том же порядке повторил (в VII—VIII вв.) список северно-черноморских городов (от Борисфена до Трапезунта) так называемый Равеннский географ (Rav. anon., IV, 3; V, 11).

98 Иордан отразил распространенные в его время сведения о Рифейских горах — Урале: во-первых, что Рифейский хребет разделяет Азию и Европу; во-вторых, что с него течет Танаис — Дон, который в свою очередь является восточным пределом Европы. Ниже, следуя данным ряда античных карт (Эратосфена, Агриппы, римских карт), Иордан повторяет сложившееся задолго до него мнение, что Рифейские горы составляли часть грандиозной системы Кавказа и что Кавказский хребет (mons Caucasi) обходит непрерывной цепью (jugo continuo) большую часть «земного круга»: от Индийского моря к западу, давая начало Тигру и Евфрату, затем к северу в Скифию «вплоть до Рифейских гор», откуда направляется вдоль Понта до Истра и даже за Истр. Об общей системе горных хребтов, в которую включались, с точки зрения античных географов, как Рифейские, так и Кавказские горы, Иордан мог прочесть в географическом трактате Помпония Мелы (Mela, I, 81; 109) и у Орозия (Oros., Ι, 2, 36—47).

99 Мнение античных писателей, что Европа отделяется от Азии линией Рифейских гор и реки Танаиса, Мэотидой и Понтом, было широко распространено. Иордан мог узнать о нем из географических, исторических или даже грамматических сочинений, например: у Помпония Мелы (Mela, I, 15), Орозия (Oros., I, 2, 4; 52), Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXXI, 2, 13; XII, 8 27), у Мавра Сервия Гонората (в его комментарии к Вергилию, — Aen., VIII, 659; Georg., III, 516). Вообще же «скифская река» Танаис считалась отдаленнейшим из достижимых для человека пределов. Даже у Прокопия не чувствуется конкретности в упоминаниях о Танаисе. Хотя Прокопий и пишет, что Танаис считается рубежом Европы и Азии (Bell. Goth., IV, 6, 2), сам он склонен считать границей обоих материков не Танаис, а Фазис — Рион (Ibid., IV, 6, 7—8), ссылаясь на авторитет Геродота (Ibid., IV, б, 13—14); в иных случаях Танаис у Прокопия — это река, близ которой в степях обитают многочисленные гуннские племена (Ουννικα έθνη πολλά) в лице их основных представителей, хорошо известных в Византии VI в. утигуров и кутригуров (первые жили к востоку, вторые — к западу от Мэотиды и Танаиса).

100 144 тыс. шагов составляли примерно 216 км (ср. прим. 3 и 4). Наибольшая длина Азовского моря достигает 400 км, поэтому приводимая Иорданом цифра ошибочна. «Paludis sircuitus» переведено как «окружность озера», а не болота (ср. прим. 82).

101 Локоть (ulna, πηχυς) — мера длины, колебавшаяся между 46 и 52,7 см (F. О. Hultsch, Griechische und römische Metrologie, 2 Aufl., S. 73, 389). Глубина Мэотиды, равная, по Иордану, 8 локтям, составляла не менее 3,68 м и не более 4,22 м.

102 Гепиды (Gepidae, Gepidi) — значительное германское племя, родственное готам. Прокопий, говоря о «готских племенах» (Γοτθικα εθνη), ставит среди них на первое место готов (остроготов), затем вандалов, везеготов и гепидов (Bell. Vand., Ι, 2, 2). Иордан подчеркнул родство гепидов с готами: в § 95 он пишет, что, без сомнения, они ведут свое происхождение из рода готов; в § 133 он называет гепидов «родичами» остроготов. По Иордану (Get., § 94—95), гепиды переселились вместе с готами на южный берег Балтийского моря и осели в дельте Вислы; островок, занятый ими в устьях этой реки, получил на их языке название «Gepedoios» (ср. прим. 68). Здесь же Иордан привел объяснение относительно происхождения имени «гепиды», основываясь на типичной средневековой «этимологии», т. е. на фонетическом сходстве и случайном, натянутом осмыслении. По традиции, зафиксированной Иорданом (он пишет «fertur», значит, так было в предании), слово «гепиды» произошло от готского или гепидского слова «gepanta», «ленивый». Гепиды вместе с готами двинулись с острова Скандзы к устью Вислы; один из трех кораблей, на котором находились гепиды, задержался в пути и подошел к берегу позднее двух других: он показал себя «ленивым», «gepanta» (navis). Мюлленгофф («Deutsche Altertumskunde») не находил никакого — ни общегерманского, ни готского — глагола со значением медлить, отставать, лениться, похожего на слово «gepanta». Он допускал, что этим словом мог называться тип тихоходного корабля, но не видел никакой связи между упомянутым термином и названием «гепиды». Можно добавить, что этническому имени «гепиды» было еще раз дано (не лучшее, чем у Иордана) объяснение в широко известных «Этимологиях» или «Началах» («Origines») Исидора Севильского (ок. 570—636 гг.) Исидор, собравший, а частично и сам придумавший ряд фантастических, но ценившихся в средние века, «этимологий», искусственно связал название гепиды — гипеды с латинским словом «pedes» («ноги»); «Gipedes pedestri proelio magis quam equestri sunt usi et ex hac causa ita vocati» — «Гипеды больше применяют пеший, чем конный бой, и потому так и названы» (Isid. Etymol., IX, 2, 92). Ясно, что оба объяснения, являясь примером типичной средневековой «этимологии», не могут быть приняты всерьез; они свидетельствуют, что некоторым писателям, хотя и вышедшим из гущи германского мира, варваризованная латинская образованность мешала понять данный этнический термин. Исидору Севильскому, жителю Испании, гепиды незнакомы: в 60-х годах VI в. гепиды, истощенные длительной борьбой с лангобардами (об одной из битв середины VI в. Иордан [Rom., § 387] говорит, как о жесточайшей после «дней Аттилы»), были уничтожены аварами. Но для Иордана гепиды были современниками; на его глазах они не на жизнь, а на смерть сражались с лангобардами; он знал, что они встречались в боях с остроготами, общались с соседями своими склавенами, а в прошлом были союзниками гуннов. Как неоднократно и вполне отчетливо сообщал Иордан (Get., §§ 33, 74, 113—114), область распространения гепидов никогда не заходила западнее Потиссья; они не появлялись в Паннонии, за исключением берегов нижнего течения Савы (город Сирмий). Гепиды — единственное племя из числа германских, менее других продвинувшееся к западу.

Движением гепидов с нижней Вислы к югу руководил король Фастида. Он с боями провел свое племя через область бургундов и, вероятно, встретил сопротивление на тех обширных пространствах («immensa spatia», — Get., § 34) по Висле и в предгорьях Карпат, где обитали многочисленные венеты («Venetharum natio populosa», — § 34; «Venethi... numerositate pollentes», — § 119). Иордан не назвал в § 97 именно венетов, но их можно предположить в «многочисленных других племенах», о которых он говорит в данном параграфе. Гепиды миновали эти земли к середине III в. Первое столкновение гепидов с римскими войсками произошло в знаменитом сражении в 269 г. под Наиссом, когда император Клавдий II наголову разбил крупное объединение германских племен (готы, герулы, певкины, гепиды), разорявших Нижнюю Мезию, Фракию, Македонию. После столкновения с войсками Проба (276—282) часть гепидов, по рассказу биографа упомянутого императора, была переселена вместе с гревтунгами и вандалами на территорию империи, к югу от Дуная (SHA, Probus, II, 18, 2). Походы гепидов из северной Дакии были связаны с их стремлением продвинуться южнее. Из-за неудачного сражения с готами близ города Гальта на верхнем Олте (Get., § 99) около 290 г. гепидам пришлось остаться на прежних местах.

Иордан приводит данные относительно территории, занятой гепидами в его время, неизменно предваряя свои слова наречием «nunc» — «теперь». Территорию, о которой говорит Иордан, гепиды заняли благодаря стараниям их короля Ардариха, личности выдающейся. Ардарих был ближайшим союзником и, более того, советником Аттилы; он выводил свое войско в 451 г. на Каталаунские поля на стороне гуннов. Но после смерти их вождя (в 453 г.) Ардарих не пожелал подчиняться его сыновьям, поднял («insurgit», — Get., § 260) свое племя и ряд других племен против гуннов и в победоносном сражении на реке Недао (§ 261—262) завоевал для гепидов гуннские земли на левом берегу Дуная, главным образом на Тиссе, — по старой терминологии — «пределы всей Дакии» («totius Daciae fines», — Get., § 264). К западу от них, в Паннонии, разместились (до конца V в.) остроготы. Гепиды стали федератами империи (см. о федератах прим. 297) и оставались таковыми до середины VI в., когда Иордан записал, что «и до сего дня племя это получает обычный дар от римского императора» (Get., § 264). Впрочем, гепиды тем же Иорданом названы «соперниками римлян» (Rom., § 386) по той причине, что, являясь федератами империи, они были злейшими врагами лангобардов, а последних поддерживал Константинополь (лангобарды, в отличие от гепидов-«соперников», были союзниками империи).

Границы области, населенной гепидами, очерчены Иорданом трижды: при описании всей Скифии, при описании специально древней Дакии, при определении мест, кратковременно занятых вандалами (в той же римской Дакии). По словам Иордана (Get., § 33), гепиды в пределах Скифии были первым, считая с запада, племенем. Места, занятые ими, автор обозначает линиями рек. С севера и с северо-запада их земли огибает Тисса, на востоке — пересекает Олт, с юга границей служит Дунай. Как бы в сетке этих рек («introrsus illis», внутри их) заключена Дакия, защищенная крутыми Альпами, которые возвышаются наподобие венца или короны. Тот же образ «венца гор», опоясывающего страну, повторен Иорданом при описании древней римской провинции — Трояновой Дакии, которая затем называлась Гепидией, потому что ею, «как известно, владеют» («possidere noscuntur») гепиды. В прежние же времена эта область находилась по соседству со следующими племенами: ароксоланами — с востока, язигами — с запада, сарматами и бастернами — с севера (§ 74). Иордан, говоря о временном захвате Гепидии вандалами, называет совсем другие племена (§ 114): тогда (tunc), пишет он, «с востока жил гот, с запада — маркоманн, с севера — гермундол». И снова, как и в первом описании, автор возвращается к яснейшему географическому признаку — к рекам. Теперь (nunc), сообщает он, сидят там гепиды, по рекам Маризии, Милиаре, Гильпиль и Гризии, причем последняя превосходит все вышеназванные. С юга область ограничивается Истром. Из указанных рек, являющихся реками бассейна Тиссы, Маризия — современный Марош (крупнейший левый приток Тиссы) и Гризия — Кереш (также левый, но более северный, чем Марош, приток Тиссы); отождествить с современными не удается реки Милиаре и Гильпиль. Пониманию названий в данном тексте Иордана помогает сравнение с позднейшим (X в.) свидетельством Константина Порфирородного, который перечислил ряд венгерских рек (De adm. imp., 40): «первая река о Τιμησης, вторая — о Τούτης, третья — о Μορήσης, четвертая — ο Κρίσος и еще одна река — η Τίτζα». Как видно, здесь определенно указываются реки Темеш (впадает в Дунай немного ниже Тиссы), Марош и Тисса; вторую реку отождествлять не удается, а четвертая, о Κρίσος, соответствует «Гризии» (Иордана) и современному Керешу. Прокопий неоднократно указывает, какая именно территория была занята гепидами в его время. После отхода готов гепиды заняли Дакию (Bell. Goth., III, 34, 10; 15—16), а позднее им удалось захватить область вокруг Сирмия и Сингидуна и овладеть этими городами, т. е. гепиды оказались уже на левом берегу Дуная, что подтверждается словами, буквально означающими «изнутри и снаружи реки Истра» (εντός τε και έκτος ποταμοΰ ’Ιστρου, — Bell. Vand., Ι, 2, 6; Bell. Goth., III, 34, 17—18; Anecd., 18, 18). Иногда Иордана упрекают, что он, говоря о землях, занятых гепидами, пользовался старыми картами и, таким образом, отражал положение, не соответственное своему времени (см., например, L. Schmidt., S. 532). Этот упрек едва ли справедлив. Гепиды, действительно, в течение ряда веков (еще с III в.) были связаны с территорией Дакии; они продолжали ею владеть и при Иордане, хотя и продвинулись к юго-западу, захватив Сингидун и Сирмий. У Прокопия отчетливо сказано, что гепиды «забрали город Сирмий и почти всю Дакию» (πόλιν τε Σίρμιον και Δακίας εκ τοΰ επι πλεΐστον άπασας καταλα βόντες έσχον, — Bell. Goth., III, 33, 8) и что Сирмий лежит у самых границ Дакии, т. е. область вокруг этого города сливается с юго-западной частью Дакии (άχρι των Δακίας ορίων ου δη πόλις το Σίρμίον εστι, — Anecd., 18, 16—17). Районы Сирмия и Сингидуна были важнейшим участком обороны империи против задунайских варваров и одновременно предметом раздора между ними самими (т. е. между гепидами и готами). Здесь, на Дунае, находилась главная переправа через реку, и гепиды, владея этими местами, обеспечивали переход врагов империи на правый берег Дуная. По рассказу Прокопия, во время одного из крупнейших походов склавенов на Иллирик в 551—552 гг. гепиды переправили (διεπόρθμευσαν) их через Дунай, взяв по золотому статиру за голову (Bell. Goth., IV, 25, 5). Вероятно, они же переправили шеститысячное войско, которое под предводительством Ильдигеса проследовало из области склавенов в Италию, чтобы воевать против Юстиниана на стороне остроготов и Тотилы (541—552); оно состояло из склавенов и из некоторого числа гепидов (Bell. Goth., III, 35, 12—22). Анализу исторических свидетельств о племени гепидов посвящена монография Дикулеску (С. С. Diculescu, Die Gepiden).

103 Тизия — река Тисса. См. прим. 508.

104 Флютавзий (Flutausis) — река Алюта (нын. Олт), левый приток Дуная. Название Flutausis получилось из слов Flu(men) Tausis (см.: L. Schmidt, S. 532, Anm., 6 со ссылкой на Diculescu, Die Gepiden, S. 73 ff.).

105 Слово «Альпы» употреблено здесь в общем значении гор. В данном случае Альпы — дугообразно расположенные Карпаты и, с юга, Трансильванские Альпы.

106 Иордан имел перед глазами карту, ориентированную на восток. Поэтому, глядя на восток, он, конечно, определил северный склон Карпат как левый («sinistrum latus»).

107 Этнический термин «венеты» («Venethae» или «Venethi») приводится трижды на страницах сочинения Иордана (§§ 34 и 119). В данном месте наименование «венеты» употреблено автором наиболее определенно, с указанием территории распространения этого племени, Иордан фиксирует область расселения «многолюдного племени («natio populosa»), венетов», подчеркивая обширность занятых ими пространств («immensa spatia»), тянувшихся от истоков Вислы и Карпатских предгорий к востоку и к северу. Из предыдущего рассказа Иордана понятно, что землями к западу от Вислы он не интересуется, так как описывает Скифию, которую от Германии отделяет Висла: следовательно, западной границей венетов он считает именно эту реку. С юга территория венетов пересекалась Карпатами, на север же, на восток и на юго-восток она простиралась на далекие и неопределенные расстояния. И при вторичном упоминании о венетах (Get., § 119), в связи с походом на них короля остроготов Германариха, Иордан снова подчеркнул, что они многочисленны и в силу этого могущественны («numerositate pollentes»). В третий раз о венетах говорится (§ 119) для разъяснения, — уже, впрочем, содержащегося в § 34, — что они (nunc, во времени Иордана) известны под разными названиями, «главным же образом — склавенов и антов» или «венетов, антов и склавенов».

Давно замечено, что в письменных источниках название «венеты» встречается не раньше I в. н. э. (не считая упоминания у Геродота об ’Ενετοί, связанных с Адриатическим морем: «рядом с энетами, теми, что у Адрии» — αγχοΰ ’Ενετων των εν τω ’Αδρίη, — Hist., V, 9, 3; Ι, 196, 1). Эти ранние сведения весьма скудны и почти не характеризуют венетов; они дают лишь возможность заключить о многочисленности племени и, приблизительно, о местах их расселения. На путях, показанных в итинерарии, отражающем географические сведения о дорогах времени императора Августа (дошедшие до нас листы пергамена с картами дорожника принято называть Пейтингеровыми таблицами), название «венеты» встречается дважды; это не свидетельствует о каких-то двух отдельных венетских областях, но говорит, по-видимому, о большой протяженности сплошь заселенной ими территории, которую дороги пересекали, очевидно, в разных местах. Одна из них соединяла область венетов с областью бастарнов (в Карпатах), другая — с областью даков (по Пруту и нижнему Дунаю). Плиний (Plin., III, 97) причислил венетов к сарматам, обитавшим в наиболее близкой к Германии части Сарматии, на Висле. Тацит (Germ., 46) колебался в суждении относительно венетов (а также и относительно певкинов и феннов): то ли причислять эти племена к германцам, то ли к сарматам? С одной стороны, он признал, что венеты (Venedi) заимствовали многое из нравов и образа жизни бастарнов (или, что то же по Тациту, певкинов), которые смешались путем браков с сарматами; с другой — он сообщает о таких чертах быта, которые убеждают его в германской принадлежности венетов: они «ставят дома» («domos figunt»), «употребляют щиты» («scuta gestant»), «охотно передвигаются пешком, причем быстро» («pedum usu ас pernicitate gaudent»). Тацит относил к германским все племена, которые не являлись конниками-кочевниками. Поэтому рассуждение о венетах он заключает тем, что особенности их жизни противопоставляет характерным особенностям жизни сарматов — в кибитках и в седле: «все (описанное про венетов) отлично от сарматов, живущих в повозке и на коне». Птолемей поставил венетов (οι Ουενέδαι) в ряд «величайших племен» (έυνη μέγιστα), к которым он отнес еще певкинов и бастарнов, язигов и роксоланов, амаксовиев и аланов-скифов. Их значительность он подчеркнул еще указанием на «племена меньшие» (ελάττονα εθνη, — Ibid., III, 5, 8), к каковым отнес гитонов, финнов и др. По Птолемею, местом расселения венетов было побережье Венедского залива (παρ’ όλον τον Οοενεδιρον χόλπον, — Ibid., III, 5, 1, 7) в пределах Европейской Сарматии, которая ограничивалась заливом (Балтийским морем) с севера и рекой Вистулой с запада.

Примечательно, что такие писатели, как Прокопий, Агафий, Менандр, Феофилакт Симокатта, свидетельства которых в большинстве случаев достоверны, не упомянули имени венетов. Это подчеркивает точность сообщения Иордана в том смысле, что имя венетов уже не имеет общего значения: оно употребляется наряду с именами антов и склавенов, а то и вытесняется последними (что несомненно для южных областей распространения славянских племен). Если Иордан пытался в меру сил осветить прошлое, то перечисленные выше писатели, более всего занятые своей современностью, не интересовались далекими от их эпохи венетами. Мысль о том, как от единого племени отделились его части, оторвались территориально и получили собственные этнические названия, выражена позднее в «Повести временных лет»: «И от тех словен разидошася по земле и прозвашася имены своими, где седше, на котором месте» (ПСРЛ, I, 1, 1928, стр. 5—6; «Повесть временных лет», т. I, М.—Л., 1950, стр. 11).

Ломоносов, работая над вопросом «о величестве и поколениях славянского народа», отметил сообщение Иордана о венетах, склавенах и антах: «засвидетельствовал Иорнанд», оставив известие, что «от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные Вендские народы, которых имена, хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются» («Древняя Российская история». СПб., 1766, гл. 2, — Полное собрание сочинений, т. 6, 1952, стр. 176).

В первые века нашей эры венеты были определившимся по своим культурным признакам славянским племенем или совокупностью племен. Следы их пребывания в пределах, указанных древними авторами, усматривают в памятниках той культуры, которую археологи условно называют пшеворской. История венетов, крайне скудно отраженная в письменных источниках, все более и более освещается археологическими исследованиями.

108 Склавены (Sclaveni, Σκλαβηνοί, Σκλαυηνοί) — название, распространившееся на все славянские племена, но в VI в. — главным образом по объяснению Иордана — имевшее более частное значение. Склавены составляли тогда западную группу южной ветви славянских племен. Вместе со склавенами источники обычно называют антов, которые составляли восточную группу той же южной ветви славянских племен. Северную ветвь этих племен составляли венеты.

Пока еще не удалось решить вопрос о древности этнического имени «склавены» — «славяне». А. Д. Удальцов, присоединившийся к мнению (далеко не новому), что «суовены» (склавены?) Птолемея (Ptol., VI, 14) близки «сколотам» Геродота (Hist., IV, 6), не прав. Это мнение представляется малоудачной гипотезой и уж, конечно, не может быть категорическим (см. работы А. Д. Удальцова: Основные вопросы этногенеза славян, стр. 6; Племена европейской Сарматии II в. н. э., стр. 45).

Вполне отчетливо склавены выступают в источниках лишь с VI в., когда о них пишется и много, и достаточно выразительно, как о грозной силе, надвигающейся с севера на империю. Есть и одиночное, не лишенное интереса и еще не истолкованное упоминание этнического имени «склав» («Sclavus»). В эпитафии, посвященной Мартину (он был сначала аббатом Думийского, Dumiensis, монастыря, находившегося близ впадения Соны в Рону, затем — епископом города Бракара в северо-западной Испании), говорится, что он приобщил к христианству представителей множества племен: «Ты привлек к союзу с Христом разные свирепые племена». Далее следует их перечисление: Alamannus, Saxo, Toringus, Pannonius, Rugus, Sclavus, Nara, Sarmata, Datus, Ostrogotus, Francus, Burgundio, Dacus, Alanus, Те duce nosse Deum gaudent; tua sugna Svevus admirans ducit... (MGH Auct. antiquiss., t. Vl2, 1883, р. 195, № XXII, Versus Martini Dumiensis in basilica).

Этот отрывок в русском переводе издан А. В. Мишулиным («Материалы к истории древних славян»), причем надо отметить: 1) что отрывок неправильно помещен в отделе античных писателей вслед за Плинием, Тацитом и Птолемеем; 2) что он неправильно отнесен к произведениям Альцима Эккдиция Авита; 3) что он неправильно считается содержащим наиболее древнее упоминание о славянах в форме имени «Склав». На самом же деле: 1) галльский поэт и вьеннский епископ Авит, заметный политический деятель среди бургундов и франков, жил примерно в 460—524 гг., т. е. не был античным писателем; 2) его труды изданы в MGH Auct. antiquiss., t. VI, 1883, но данная эпитафия, изданная там же, вовсе не входит в число произведений Авита; она лишь включена в состав собрания стихотворных надгробных и других надписей, добавленного в виде приложения к сочинениям Авита: 3) в приложении среди стихотворений, в числе надписей преимущественно из Вьенны, находится наряду с другими не только эпитафия Мартину, умершему в 580 г. (MGH Auct. antiquiss., t. VI2, p. 195), но и эпитафия самому Авиту (Ibid., p. 185), умершему раньше Мартина, около 524 г. Таким образом, упоминание о «Склаве» в тексте, приведенном в издании Мишулина, не принадлежит Авиту и не является древнейшим свидетельством о славянах, так как относится к тому времени, когда уже были написаны сочинения Иордана, Прокопия, Агафия и, вероятно, Менандра.

Интереснее в процитированном тексте другое — непосредственное соседство, в перечислении племен, «Склава» с «Нарой». Последнее имя трудно с чем-либо сопоставить, кроме как с Нориком, хотя естественно было бы ожидать формы Norensis, Noricanus или, по крайней мере, Nora. Хороший материал для освещения этого малопонятного слова, вставленного между склавом и сарматом, дает «Повесть временных лет». Рассказав во введении о Вавилонской башне и о смешении языков, летописец пояснил, что одним из 72 языков «бысть язык словенеск, от племени Афетова, нарцы еже суть: словене». В разночтении по рукописи б. Московской духовной академии (Троицкой 1-й летописи) встречается «нарицаемии норци» (ПСРЛ, I, 1, 1926, стлб. 5, вариант 19). В комментарии к «Повести временных лет»

Д. С. Лихачев пишет: «Нарци или норики — жители Норика... В VI в. здесь уже жили славяне. Поэтому очевидно, а может быть вследствие какого-либо предания, норики и были отождествлены на Руси со славянами. В перечислении 72 народов в русской „Толковой Палее“ против наименования некоторых народов даны разъяснения: „авер — иже суть обези“, „руми, иже зовутся греци“, также и „норици, иже суть словени“. По-видимому, „Повесть временных лет" и „Толковая Палея" в данном случае имели какой-то общий русский источник» («Повесть временных лет», под ред. В. П. Адриановой-Перетц, т. II, 1950, стр. 213, ср. стр. 341).

Таким образом, в эпитафии Мартину, составленной в год его смерти или несколько позднее, следовало бы читать «Sclavus — Nara», подразумевая под этими двумя словами представителя одного племени, а именно склава, склавена, который иначе мог быть назван «нарой» («нарцем», «норцем»). Так, Русская летопись и ее уже неотчетливые для нас источники способствуют пониманию раннесредневекового эпиграфического памятника, созданного где-то в Бургундии на берегах Роны, в местах вокруг Лугдуна и Вьенны — древних римских колоний в Галлии. При сопоставлении столь отдаленных друг от друга по времени и по месту возникновения исторических источников (эпитафии и летописи) несколько шире становится представление о тех материалах, которые легли в основу «Повести временных лет» и «Толковой Палеи», углубляется их литературная традиция. Едва ли эти русские памятники базировались только на «каком-то общем русском источнике» (как думает Д. С. Лихачев) и едва ли фиксировали — в «реабилитированном сказании Нестора» — «широкую эмиграцию нурско-неврских иллирийских племен на север и восток» (С. П. Толстов, «Нарцы» и «волхи» на Дунае, стр. 8), если уже в VI в. склавов называли нарами-нарцами, причем столь далеко на запад от берегов Днепра.

Роль славянских племен в событиях на Балканском полуострове в VI в. была настолько значительна, массы их, нападавшие на империю, были так велики и сильны, что нельзя не предположить существования племенного союза склавенов на большом протяжении левого побережья Дуная и севернее его. Уже в VI в. Прокопий в категорической форме и вовсе не как о чем-то новом записал, что анты и склавены занимают большую часть земель по левому берегу Истра: το γαρ πλεΐστον της ετέρας τοΰ ’Ίστρου όχθης αυτοι νέμονται (Bell. Goth., III, 14, 30; ср. 1, 27, 2). Войска ромеев переправлялись через Истр, чтобы поджечь целые «деревни» (κώμας) и разорить поля (άγρους) склавенов (Men., fr. 48, а. 578). Интересно, что слово «деревни» (αι κώμαι), которым Менандр называет поселения склавенов, многократно употреблял в середине V в. Приск при описании неких варварских — вряд ли гуннских поселений. Как известно, он оставил в своих интереснейших записках драгоценное свидетельство; говоря о напитке, которым угощали византийских послов в «деревнях» за Истром, он употребляет слово «мед»: «По-местному этот напиток назывался медом» (о μέδος επιχωρίως καλούμενος, — Prisci, fr. 8). Приск ни разу не назвал этническим именем людей, живших в κώμαι и приготовлявших ό μέδος, но славянское, или ставшее славянским, слово не может не наводить на мысль о склавенах. Позднее, в середине XI в., в давно уже славянской Болгарии готовили питье из меда, и печенеги упивались им до бесчувствия (Cedren., II, р. 586: ...печенеги нашли «изобилие мяса, и вина, и напитков, приготовленных из меда», αφθονίαν ζώων... και οίνου και των εκ μέλιτος κατασκευαζομένων πομάτων).

Особенно обильны сведения о склавенах у Прокопия, Менандра, Феофилакта Симокатты. Когда они пишут о склавенах, основной и почти единственной их темой являются разорительные набеги и походы склавенов на территорию империи, главным образом на Фракию, где их привлекала дорога к стенам Константинополя, и на Иллирик.

Многие из сообщений писателей VI в. о славянских племенах южной ветви касаются не только склавенов, но и антов. Современники (очевидцы или хорошо осведомленные люди) справедливо не примечали особой разницы между антами и склавенами. Прокопий описывает их вместе, как одно племя или совокупность подобных Друг другу племен (Bell. Goth., III, 14, 22). В чрезвычайно подробном описании (Ibid., 22—30) он неоднократно напоминает, что склавены и анты не отличаются Друг от друга: у них один язык, они схожи по внешнему облику, в давние времена они имели одно общее имя, и тех и других в древности звали спорами, у них общее место расселения — бóльшая часть левого побережья Истра. В итоге своего рассказа Прокопий определяет склавенов и антов, как единый «народ» (ο λεώς). Упоминание Прокопия (Bell. Goth., III, 14, 29) о спорах не единственное. В списке племен, составленном, по-видимому, в VIII—IX вв. и включенном в сочинение так называемого Псевдо-Каллисфена, указаны споры — Σπόροι, — причем без какого-либо разъяснения (см.: «Pseudo-Callisthenes nach der Leidener Handschrift» hrsg. von H. Meusel, — «Jahrbücher für classische Philologie», Suppl. 5, 1864 — 1872. S. 792). В «Повести временных лет» под 898 г. особо подчеркнуто, что славяне составляли единое племя и имели единый язык: «бе един язык словенеск», «словеньская речь бе», «а язык словенски един». В так называемом «Стратегиконе Маврикия» (правильнее — Псевдо-Маврикия), памятнике конца VI в., также дается описание жизни и нравов склавенов и антов вместе (Maur. Strateg., lib. XI).

Таким образом, трудно установить, в чем современники могли видеть различие между племенами, носившими разные имена. Однако они называют эти племена рядом, как существующие каждое самостоятельно: через Истр, делая набеги на империю, переправлялись, по словам Прокопия, «и гунны, и анты, и склавены» (Bell. Goth., III, 14, 2; Ι, 27, 2; Anecd., 18, 20), а когда императору Юстиниану удалось привлечь на свою сторону антов, то он хотел обязать именно их воевать против гуннов (Bell. Goth., III, 14, 33). Кроме того, Прокопий отмечал случавшуюся иногда вражду между антами и склавенами: ’Άνται και Σκλαβη νοι διαφοροι αλλήλοις γενομένοι εζ χεΐρας ηλθον (Ibid., 7).

В любом упоминании Прокопия о склавенах и антах указывается, что эти племена были многолюдны, сильны не только своей отвагой, но и многочисленностью. Известно выражение Прокопия об антах: έθνη τα ’Αντων άμετρα — «несметные, неизмеримые племена» (Bell. Goth., IV, 4, 9). Здесь автор, почти всегда хорошо осведомленный, не может назвать даже географических пределов распространения антов. Несомненно только одно: он не имел в виду левобережья Дона, как, впрочем, получается из его же контекста. Не менее многочисленны склавены. Об этом свидетельствуют многие указания того же писателя на размеры их войск и отдельных отрядов. Косвенное свидетельство о множестве склавенских племен и обширности территории, на которой они встречаются, дано в рассказе Прокопия о походе эрулов с берегов Истра на северо-запад к океану: они миновали на своем пути последовательно одно за другим все племена склавенов — τα Σκλαβηνων εθνη εφεξης άπαντά (Bell. Goth., II, 15, 2).

Крупные отряды или племенные ответвления склавенов имели своих предводителей, имена которых были известны ромеям: Ардагаст (Theophyl. Sim., Ι, 7, 5), Пирагаст (Ibid., VII, 4, 13); среди антов встречаются имена с одинаковыми окончаниями, как, например: Δαβραγέζας ’Άντης ανήρ, ταξίαρχος (Agath., III, 21 Β) или Келагаст — Μεζάμηρος ο ’Ιδαριζιου, Κελαγαστου άδελφός (Men., fr. 6).

Склавены нападали на Византию: переходили Дунай а) ниже впадения Дравы и затем переходили Саву около Сирмия (аварский каган строил мост ок. Сирмия, чтобы отражать склавенов) (Men. fr. 63, Dindorf, p. 122), 6) около Сингидуна, непосредственно на территории империи. Затем главным путем склавинов было: — вверх по долине р. Мóравы (Margus) до гор. Наиса (Ниш); вверх по ее правому притоку Нишаве; — через горы (зап. часть Балкан) на юго-восток в Сердику (София); — по долине р. Марицы вниз через Филиппополь (Пловдив) и Адрианополь; — от Адрианополя — к Константинополю.

Итак, склавены, точнее — их предки, задолго до Иордана образовали основу южного славянства, а ко времени Иордана определились уже настолько, что он, конечно, исходя из современного ему положения, смог указать границы их расселения. Эти сведения, сохранившиеся только у Иордана, представляют особый интерес для истории, археологии, языкознания, этнографии. Вот текст, который не обходит в своих исследованиях ни один из представителей указанных выше наук: Sclaveni а civitate Novietunense et laco qui appellatur Mursiano usque ad Danastrum et in boream Viscla tenus commorantur. Истолкование этих географических пределов см. в двух следующих примечаниях.

109 Новиетун (civitas Novietunense) — название, многократно встречавшееся в местах расселения кельтских племен. Само слово состоит из nov-ios («новый») и кельтского термина dun-on («укрепление»). В древней Галлии, на территориях племен эдуев, битуригов, диаблинтов, гельветов (Caes., De bello Gallico), были рассеяны поселения, которые назывались «Новиодунами». Галлы же занесли это название в северную Италию, так как на правом берегу реки По, около Пьяченцы, судя по надписи 104 г. н. э. (CIL, ΧΙ, 1147), было селение Новиодун. Самым восточным и наиболее отдаленным от указанного скопления Новиодунов был Новиодун в области племени бастарнов, в Нижней Мезии, на правом берегу Дуная, немного выше его дельты. Теперь это городок Исакча. Также в области кельтизированного населения возник Невиодун в пределах Верхней Паннонии, расположенный на правом берегу р. Савы (собственно, на берегу ее высохшего старого русла), ниже города Эмоны (нын. Любляны), на римской дороге от Дуная к Аквилейе и в Италию.

Мнения ученых относительно местонахождения упомянутого Иорданом Новиетуна до сих пор расходятся. Моммсен в указателе географических названий безоговорочно переправил «Novietunum» на «Noviodunum», будучи уверен, что имеется в виду Новиодун — Исакча на нижнем Дунае, но не Невиодун на Саве. Подобной же точки зрения придерживаются авторы соответственной статьи в энциклопедии Pauly—Wissowa—Kroll (1937). Однако было бы неправильно не обратить внимания на то, что Иордан ввел в свое написание букву «е» (она сохраняется во всех разночтениях, отмеченных Моммсеном), и не сопоставить ее со звуком «е» (от древней формы nevio — novio), присутствующим в названии южно-паннонского Новиодуна — Невиодуна. Несмотря на некоторые искажения географических названий, Иордан тем не менее нигде в своем тексте не обнаружил склонности к изменению буквы о на букву е.

110 Название Мурсианское (или Мурсийское) озеро (lacus Mursianus, Morsianus, в разночтениях Моммсен отметил еще Musianus) не встречается ни одного из известных нам авторов, кроме Иордана, да и он упоминает о Мурсианском озере лишь дважды. В § 30 оно служит указанием тех мест (в самом общем, конечно, смысле), где Германия соприкасалась со Скифией и откуда последняя простиралась к востоку. В § 35 оно служит указанием границы (также в самом общем смысле), от которой начинались поселения склавенов, достигавшие на востоке Днестра. В одном случае (в § 30) озеро названо stagnus, что вызывает представление как бы о стоячей воде, т. е. не о реке, а об обширном водоеме, озере или пруде (но не болоте). Сообщив о том, что склавены расселились «от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским» (§ 35), Иордан тут же добавляет, что они живут среди болот и лесов, причем для обозначения болот он употребляет точное слово paludes. Правда, огромный водоем Мэотиды, целое море, обычно называется Maeotis palus, Μαιωτις λίμνη, т. е. болото. В данном случае происхождение слова palus связано, вероятно, с первым знакомством с Мэотидой со стороны Кавказа; восточные берега Азовского моря, как известно, сильно заболочены, вдоль них тянется широкая полоса плавней. Впрочем, как в античных, так и в средневековых географических описаниях Мэотида называлась не только «болотом», но и озером, и морем (Mela, I, 14, 112—113; De adm. imp. 42; ср. прим. 82). Ввиду возможности сопоставления в тексте самого Иордана терминов «lacus», «stagnus», с одной стороны, и «palus» — с другой, следует подчеркнуть, что границей расселения склавенов Иордан считал именно озеро, а не болото. Приведем употребление слова «stagnus» в смысле озера в источнике XII в.: Оттон Фрейзингенский называет известное озеро Гарда — stagnus Gardae (Gesta Friderici imperatoris, lib. II, c. 11).

Вопрос о местонахождении Мурсианского озера стал интересовать ученых с XVII в. В статье Л. Хауптмана (L. Hauptmann, Les rapports des Byzantins avec les Slaves et les Avares pendant la seconde moitie du VI s.) перечислены авторы, высказывавшиеся относительно Мурсианского озера. Первым в перечне назван ректор Утрехтского университета, филолог и историк П. Весселинг (Р. Wesseling, 1692—1764), который затронул вопрос о Мурсианском озере в сочинении «Vetera Romanorum itineraria», вышедшем в Амстердаме в 1735 г. Весселинг предполагал, что Мурсианское озеро находилось где-то около «Nova civitas», в Мезии (Ibid., р. 226). Таубе (в 1778 г.) и Фесслер (в 1815 г.) считали, что Мурсианское озеро Иордана надо искать около г. Мурсы (F. W. Taube, Beschreibung des Königreiches Slawonien und des Herzogtumes Syrmien, III. Buch, welches die Topographie enthält, Leipzig, 1778, S. 10; J. A. Fessler, Die Geschichten der Ungern und ihrer Landsassen, Bd. I, Leipzig, 1815, S. 41—42).

Однако, несмотря на то, что вопрос о месте нахождения Мурсианского озера занимает ученых уже более двух веков, единого, всеми признанного ответа на него нет. Одни полагали (например, Карамзин, Рёслер, Моммсен, что Мурсианское озеро связано с городом Мурсой (нын. Осиек) и с болотами близ устья Дравы, известными под именем Ούολκαία έλη (Dio Cass. Hist. Rom., LV, 32, 3), Hiulca palus (Aur. Vict. Epitome, 41, 5), Ulca fluvius (Ennod., Panegyr., 28). Другие думали, что Мурсианское озеро соответствует Нейзидлерскому озеру в северо-западной Венгрии. Такого мнения придерживались, например, чешский ученый Сасинек, за ним — Вестберг, Готье; Нидерле допускал, что и первое и второе предположения могут быть правильными. Третьи искали Мурсианское озеро близ дельты Дуная: то южнее ее, где лежит озеро Разелм, то севернее, где находится озеро Ялпух. Этого мнения придерживались Шафарик, Брун, Кулаковский, Шишич, Шахматов. Обратимся к последней научной литературе по истории славян. В 1927 г. Л. Хауптман в названной выше статье, со ссылкой на В. Парвана (V. Parvan, Consideratsiuni asupra unor nume de raûri dacoscitice, — «Memoriile sectsiun istorice, III, 1, 1923, р. 12, 19), сближал название Мурсианского озера с названием небольшого правого притока нижнего Серета — Museus (нын. река Бузеу, Buzeu) в пределах Румынии. К этому предположению присоединился в 1950 г. Б. Графенауэр (В. Grafenauer, Nekaj uprasanj iz dobe naseljevanja juznih Slovanov. str. 141). В чешском сборнике «Vznik а počátky Slovanu» (I, Praha, 1956) Ярослав Кудрнач снова вернулся к предложению, что Мурсианское озеро находилось в пределах Паннонии. В статье «Slované nà územi byvalé Dácie» (str. 263) автор говорит, — к сожалению, без достаточной определенности, — о поселениях славян по Иордану, как о простиравшихся от «Мурсийских болот при устье Савы, либо от Нейзидлерского озера». Из советских авторов вопрос о Мурсианском озере затронул П. Н. Третьяков: «Где находится названный Иорданом город Новиетун и какое озеро именовалось в древности Мурсианским, осталось неизвестным», — пишет он («Восточно-славянские племена», 1948, стр. 53, 76; 1953, стр. 156), высказываясь вообще скорее за паннонскую западную границу расселения склавенов.

Вместе с определением местонахождения Мурсианского озера ученые определяли и положение города Новиетуна, который Иордан назвал рядом с Мурсианским озером (он объединил и то и другое общим предлогом а: «a civitate Novictunense et laco qui appellatur Mursiano»). Преобладающее число исследователей склоняется к тому, что названный Иорданом город соответствует нынешнему городу Исакча на правом берегу нижнего Дуная, перед разветвлением этой реки на несколько устьев. Таково мнение и указанных выше авторов: Хауптмана, Графенауэра, Кудрнача. Группируя близ дельты Дуная оба географических пункта — и город, и озеро, указанные Иорданом, — сторонники подобного «нижнедунайского» толкования проводят, следовательно, западную границу распространения склавенов где-то близ территории Малой Скифии.

В представлении людей VI в., которое, по-видимому, отразил Иордан (Get, §§ 30, 33, 35), западный предел расселения склавенов (а он, по признаку Мурсианского озера, совпадал с западным пределом Скифии) связывался с местом, где рождается Истр (§ 30), где простирается Мурсианское озеро (§§ 30 и 35), где, — как первое племя с запада, — сидят гепиды (§ 33), и с городом Новиетуном (§ 35). Из этих признаков отчетливее других третий: гепиды в тексте Иордана связаны с рекой Тиссой, впадающей в Дунай, как известно, между устьями Дравы и Савы; гепиды, особенно у Прокопия, неоднократно упоминаются как племя, владеющее именно этими местами Нижней Паннонии вместе с городами Сирмием и Сингидуном, за которые империя постоянно с ним боролась (например: Bell. Vand., Ι, 2, 6; Bell. Goth., IV, 25, 5; Anecd., 18, 18). Остальные признаки требуют разъяснения.

Иордан отметил, что Дунай называется либо только Данубием, либо Данубием в верхнем течении и Истром — в нижнем (Get., § 32, 75, 114; ср. прим. 76). Оба названия были известны уже в древнейшем римском географическом обзоре Помпония Мелы (Mela, II, 8 и 57). В так называемых «Псевдо-Цеэариевых диалогах» (вероятнее всего, что они были составлены между 400 и 430 г.) отмечены три названия Дуная: эллинское — Истр, римское — Данувий, готское — Дунав[ис] (MPG, 38, col. 936, 1093). О месте же, с которого Дунай меняет свое имя, сообщили Страбон, Птолемей и Плиний. К сожалению, их сообщения не совпадают. У Страбона (Geogr., VII, 3, 13) говорится, что Данубием называется та часть реки, которая заканчивается «катарактами»; ниже их, вплоть до Понта, река носит имя «Истр». Под «катарактами» Страбон подразумевал, вероятнее всего, «Железные ворота» на Дунае, т. е. теснины около города Турну-Северина. Птолемей (Ptol., III, 10, 1) местом начала Истра считал город Аксиуполь на правом берегу нижнего Дуная, где река поворачивает резко на север и течет параллельно черноморскому побережью, ограничивая Добруджу с западной стороны. Наиболее интересно сообщение Плиния (Plin., IV, 79), по словам которого Дунай «получает название Истра, едва только начинает омывать берега Иллирика». По его определению, Иллирик имеет восточной границей р. Дрину (Ibid., III, 150), правый приток Савы, впадающий в нее выше города Митровицы (Сирмия). Но представление об Иллирике всегда было неотчетливым, и его восточная граница могла заходить и далее (к востоку) р. Дрины: например, Тацит причислял к Иллирику и Верхнюю Мезию (Tac. Hist , I, 76, 1—2), а позднее в записях Приска упомянут как иллирийский город Виминакий, лежащий ниже впадения Моравы в Дунай (Prisci, fr. 2). Таким образом, по Плинию, Дунай начинал омывать берега Иллирика приблизительно в районе городов Сирмия, Сингидуна, Виминакия, в местах, расположенных недалеко от впадения в Дунай его крупных правых притоков — Дравы, Савы, Моравы. Тут же жили гепиды, связываемые Иорданом с Тиссой, Прокопием — с Сирмием и Сингидуном.

По тексту Иордана где-то здесь (конечно, тоже приблизительно) должно было находиться Мурсианское озеро. Крепко утвердилось мнение, что озеро в центре Паннонии (нын. озеро Балатон) именовалось у древних авторов «Pelso» или «Peiso». В этом тождестве уверен, например, Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 269). При попытках отождествления иордановского Мурсианского озера Балатон вовсе не рассматривается. Однако Балатон вряд ли соответствует тому водоему, который древними авторами обозначался как «Pelso» и дважды был упомянут Иорданом: «iuxta lacum Pelsois» (Getica, § 268) и «ad lacum Pelsodis» (§ 274). Трудно предположить, чтобы Иордан был неточен в названии, связанном со столь близкой ему темой, как история остроготов, история их короля Тиудимера, отца знаменитого Теодериха. Озеро Пелсо, близ которого были владения Тиудимера, едва ли могло находиться в глубине Паннонии, так как внутренняя ее часть была занята племенем садагов (§ 272); с последними воевал Тиудимер, отправляясь из своих земель с берегов Пелсо. Не удается точно определить область, принадлежавшую старшему брату Тиудимера, Валамеру, но указанные как признак его владений реки «Scarniunga» и «Aqua nigra» (§ 268) находились, по-видимому, в Славонии (ср. L. Schmidt, S. 270, где приведены два варианта отождествления этих рек). Сомнение в тождестве Пелсо — Балатон подкрепляется сообщением Аврелия Виктора, бывшего одно время правителем Паннонии Второй (Нижней). В произведении «De caesaribus» (40, 9—10) он записал (ок. 360 г., что в Валерии, т. е. в восточной части Паннонии, вытянутой с севера на юг вдоль Дуная, вырубались «огромные леса» и «было спущено в Данубий озеро Пелсон»: «emisso in Danubium lacu Pelsone». Невозможно представить, чтобы в условиях лесов и бездорожья, при помощи примитивной техники начала IV в. (речь идет о конце правления Галерия Максимиана, умершего в 311 г.) римские солдаты могли спустить в Дунай целое озеро, да еще такое, как Балатон, площадью около 600 кв. км и глубиной местами до 15 м. Спустить в Дунай можно было, вероятно, лишь часть какого-либо болота, расположенного поблизости от реки.

Следовательно, на основании данных достоверного источника IV в. приходится отказаться от отождествления Пелсо и Балатона. Название «Пелсо» могло относиться к тому обширному болоту Hiulica palus, местами имевшем вид озера, которое частично находилось в провинции Валерии, близ устья Дравы, и тянулось южнее вдоль Дуная. Тем более, если предположить, что владения трех братьев-королей Валамера, Тиудимера и Видимера располагались в южной Паннонии, а именно между Дравой и Савой (см. прим. 767), то земли Тиудимера могли быть наиболее восточными и соприкасаться с Pelso-Hiulca.

Итак, крупнейшее озеро в центре освоенной римскими легионами Паннонии, озеро, охваченное с востока, запада и северо-запада римскими дорогами, которые в какой-то мере оставались линиями передвижения и в V— VI вв., оказывается лишенным названия, так как имя «Пелсо» отпадает. В качестве осторожного предположения допустимо высказать следующее: возможно, что озеро определялось старым местным словом «блато», «болото» (не отсюда ли «Балатон?»), употреблявшимся в славянской среде и получившим латинский перевод — «lacus», «stagnus». Прилагательное же «Мурсианский», будучи, вероятно, искусственным (для уточнения слишком общего понятия «lacus», «stagnus»), добавлялось лишь потому, что пути к «болоту» начинались (для ромеев) преимущественно от города Мурсы на Драве. Так могло появиться название Мурсианского озера — «lacus, stagnus Mursianus».

Следует добавить, что и вообще-то искать данное озеро около дельты Дуная, как делают многие исследователи, представляется неправильным. Западную границу распространения склавенов, отмечаемую Мурсианским озером, современники не могли помещать где-то около Черного моря, когда каждому обитателю дунайского правобережья (более того — в Константинополе, в Фессалонике, в Диррахии и отчасти даже в Италии) было известно, что страшные набеги склавенов из-за Дуная совершаются гораздо западнее и выше его устьев, вплоть до пункта опаснейшего в отношении переправы варварских отрядов — около Сингидуна и Сирмия. В глазах ромеев пределы расселения (и появления) склавенов были именно широко растянуты в западно-восточном направлении, почему и второй пункт западной границы склавенов — город Новиетун — также следует искать отнюдь не на нижнем Дунае, а гораздо западнее. При достаточно западном месте расположения Мурсианского озера — Балатона западная граница склавенов вероятнее всего находилась у Невиодуна, близ Савы, ниже Любляны. Находясь на пути из южной Паннонии в Аквилейю, т. е. в северную Италию, Невиодун в представлении человека, смотрящего из Италии, мог быть сочтен за пункт, не особенно далекий от Мурсианского озера в Паннонии. В том, что именно здесь, на этом пути, по которому прошел, например, Теодерих, появлялись склавены, разорявшие Далмацию и вторгавшиеся даже в Италию, не может быть сомнений. Об этом свидетельствует такое достоверное сочинение, как «Готская война» Прокопия. Достаточно рассмотреть сообщаемый им под 548 г. эпизод похода Ильдигеса (Bell. Goth., III, 35, 17—22), который вел за собой большое войско (по-видимому, в помощь Тотиле), состоявшее преимущественно из склавенов, чтобы понять естественность — в глазах писателя VI в. — определения западной границы распространения склавенов городом, лежавшим на среднем течении Савы (см. Е. Ч. Скржинская, О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне).

111 Северным и восточным пределом распространения склавенов являются, по Иордану, реки Висла и Днестр. Несомненно, что расположение племен к северу от Карпатского хребта не могло быть ясно для автора из присредиземноморских областей. Но исконные места славянских племен на Висле были известны еще древним писателям, а частично и современникам Иордана. Недаром Прокопий отметил, что эрулы (т. е. герулы), побежденные лангобардами, в своем продвижении на север «проходили через все племена склавенов, [минуя их] последовательно» (εφεζης, — Bell. Goth., II, 15, 2). Из этого сообщения видно, что племен склавенов было много, что «проходить» их надо было одно за другим, что они занимали значительные пространства. Днестр же, как восточная граница расселения склавенов, вероятно, представлял собой тот общий путь, по которому склавены проникали на нижний Дунай и оттуда появлялись в Малой Скифии. У Прокопия есть известное свидетельство о склавенах на нижнем Дунае, около заброшенного уже в его время укрепления Ульмиты (οχύρωμα Ουλμιτων όνομα, — Aed., IV, 7, 16— 18), находившегося на левом, вражеском берегу Истра; там были места поселения (διατριβή) склавенов, там они устраивали засады против ромеев.

Таким образом, из ценнейших данных Иордана следует, что империя переживала набеги склавенов на широчайшем фронте: откуда-то из областей к северу от Карпат эти племена проникали к Дунаю двумя мощными потоками, обтекая, так сказать, трудно проходимые горы и появляясь как к западу, так и к востоку от дунайских Клисур и «Железных ворот», делящих около Тиерны и Дробет (Оршова, Орсова и Турну-Северин) реку на среднее и нижнее течения.

112 У Иордана характеристика образа жизни склавенов ограничена кратким указанием на то, что они обитают в болотах и лесах, которые служат им «вместо городов» (§ 35). Эти скудные данные дополняются подробными описаниями как Прокопия (Bell. Goth., III, 14, 22—30), так и автором «Стратегикона» (Maur. Strateg., XI), содержащими в равной степени сведения о склавенах и об антах.

113 Параллельно со склавенами Иордан определил и полосу расселения антов (§ 35). Насколько широко пространство, занятое склавенами, настолько по Иордану, велика площадь расселения антов. Впрочем, возможно, автор, доводя склавенов до Днестра и не представляя себе, по-видимому, взаимопроникновения этих почти совпадающих друг с другом племен (об этом говорят общие описания Прокопия и «Стратегикона»), указал, что район расселения антов начинается там, где кончается район расселения склавенов, т. е. с Днестра. На востоке он довел антов до Днепра, причем — что важно — он имел в виду только устья рек, так как назвал «луку моря», изгиб, дугу, излучину морского берега в северо-западной части Понта. Иордан отразил более восточное расселение антов по сравнению со склавенами, но и не показал их восточнее Днепра, так как это не соответствовало бы действительности. Он не сказал, распространялись ли анты только между лиманами Днестра и Днепра или поселения их шли глубже в материк, выше по течению этих (впоследствии чисто славянских) рек и в стороны от них. Необходимо очень внимательно отнестись к уникальному свидетельству Иордана о местах расселения антов, особенно к указанию восточной их границы, не заходившей на левобережье нижнего Днепра, и к весьма четко сформулированному определению территории в виде полосы в северо-западном изгибе Понта. Автор сделал это добавление (об излучине моря) с особой старательностью, для наибольшей точности. Правда, такой писатель, как Иордан, как бы смотрящий из стран средиземноморского юга, вероятно, ничего не знал о жизни в областях, лежащих более глубоко к северу от черноморского побережья.

В противоположность стремящемуся к точности Иордану, весьма расплывчато известное свидетельство Прокопия о безмерных, бесчисленных племенах антов (έθνη τα ’Αντων άμετρα) на просторах Северного Причерноморья (Bell. Goth., IV, 4, 9). Прокопий упоминает об антах в особом контексте, он описывает «окружность» (περίοδος) Понта Евксинского, начиная от Халкедона в Вифинии на восток и кончая свой обзор Константинополем. Из рассматриваемых им областей наиболее неясной для него остается часть побережья между Таврикой и дельтой Истра. Он хорошо знает о расселении гуннских племен кутригуров и утигуров: первые занимали места к западу от Танаиса и Мэотиды, вторые — к востоку. Как пишет Прокопий, «выше их (αυτων καθύπερθεν), т. е. утигуров (названных за два слова до того), «к северу обосновались безмерные племена антов» (και αυτων καθύπερθεν ες βορραν άνεμον έθνη τα ’Αντων άμετρα ίδρυνται. — Ibid.). Если буквально следовать тексту, получается, что анты распространялись к северу от территории, ограниченной с запада Мэотидой и Доном, так как именно эта территория была занята утигурами. Но продолжается ли здесь у Прокопия та же строгая последовательность в описании «окружности» Понта Евксинского, какая соблюдалась им до сих пор? По-видимому, нет; как раз на Мэотиде и Таврике она нарушается. Помимо вставок об устье Танаиса и Мэотиды, рассказа о событиях в жизни гуннских племен кутригуров и утигуров, троекратного возвращения к вопросу о готах-тетракситах, отвлекших автора от основной линии повествования (впрочем, кое в чем можно заподозрить и позднейшую интерполяцию), в эту часть сочинения Прокопия вкрались и (непонятные под пером такого автора) ошибки: с Херсоном, столь близким Византии, он объединил города Таманского полуострова Фанагурис и Кепы (Bell. Goth., IV, 5, 28). Кроме того, начиная отсюда, сокращается подробное описание «окружности» Понта; создается представление о худшей осведомленности автора именно относительно этого северного и северо-западного отрезка побережья. Последние этапы намечены совсем кратко: «от города Херсона до устьев реки Истра, которую называют также Данубием, пути десять дней, и всей тамошней землею владеют варвары» (Ibid., § 29). И дальше: «отсюда же [от устьев Истра] вплоть до Византия все земли принадлежат императору ромеев. Такова окружность Евксинского Понта от Халкедона до Византия» (Ibid., § 31). Следовательно, Прокопий хуже, более суммарно показал северо-западную часть «окружности» и не нашел нужным остановиться на побережье к югу от дельты Дуная, потому что здесь лежали византийские владения, достаточно всем известные. Он сам констатирует приблизительность своих описаний, говоря, что вообще по берегам Понта «обитает огромное множество варваров, причем у ромеев с ними нет никакого общения, кроме случаев посольства» (Ibid., § 32); в другом месте (Bell. Vand., Ι, 1, 10) он указывает на невозможность точного исследования районов за Истром, т. е. севернее его, так как варвары сделали недоступной для ромеев эту часть побережья.

Из приведенного выше выясняется, что Прокопий сознавал свое бессилие с точностью описать северо-западное Причерноморье. Следовательно, его слова о «безмерных племенах антов» где-то к северу и где-то у Дона, вернее — за Доном (так как нижнее течение его имеет почти восточно-западное направление, и места к северу оказываются для человека, смотрящего со стороны Кавказа, именно за Доном, на его правобережье), имеют самое общее значение. И в таком смысле они, конечно, правильны. Славянские племена восточной группы общей южной ветви, т. е. анты, действительно населяли земли в северо-западном направлении от Таманского полуострова или от северной части Кавказского побережья (откуда смотрел Прокопий) на труднодоступной для византийцев территории — у северо-западных берегов Понта. Таким образом, сообщение Прокопия о пребывании антов в Северном Причерноморье, зафиксированное одновременно с данными Иордана, может служить дополнением к последним, едва ли находясь с ними в противоречии. Несомненно, вполне обоснованным и даже проверенным на опыте является утверждение Прокопия о поразительной многочисленности антов. Постоянно объединяя в своем повествовании антов и склавенов, Прокопий изображает широчайший фронт их наступления на земли империи, на которые оба племени двигались крупными, иногда многотысячными отрядами. Едва ли можно допустить, что анты были резко ограничены Днестром и не обитали в более западных районах, если они неоднократно ходили в Италию, помогая ромеям в их войне с готами (Bell. Goth., Ι, 27, 1—2; III, 22, 5, 22), или нападали, наряду со склавенами и гуннами, на Фракию и на Иллирик (Bell. Goth., III, 14, 11; Anecd., 18, 20—21), разоряя области между Адриатическим и Черным морями.

В текстах византийских хроник IV в. встречаются выражения η χώρα, η γη των ’Αντων, πλεΐστον της ετέραςτοΰ ’Ίστρου όχθης и другие, показывающие что анты (как и склавены) занимали значительную территорию.

О многочисленности и силе племени антов говорит и то, что они имели многих предводителей — «архонтов» (Men. fr., 6), и то, что они снаряжали посольства (например, посольство Мезамира к аварам, — Ibid.) и, тем более принимали посольства от византийского императора (например, посольство к антам от Юстиниана в 546 г. с предложением занять заброшенный город Туррис, Turris, и за крупные суммы денег не пропускать гуннов к Дунаю, — (Bell. Goth., III, 14, 32).

Упоминания об этом могущественном племени замирают с концом VI или началом VII в. И несмотря на то, что анты жили на Днепре, их имя не встречается ни в одном из письменных источников Киевской Руси. Феофилакт Симокатта сообщает, что примерно к концу правления императора Маврикия (582— 602), во время войны Византии с аварами, каган послал своего военачальника Апсиха на антов с приказанием истребить все племя (όπως το των ’Αντων διολέσειεν εθνος, ό σύμμαχον ’Ρωμαίοις ετύγχανεν όν), потому что анты были в то время союзниками ромеев (Theophyl. Sim., VIII, 5, 13). Писатель не говорит, было ли приведено в исполнение приказание аварского кагана, и до самого конца своего труда ничего более не сообщает об антах. Красноречиво звучит в приведенной выше фразе глагол διολλυμι — «уничтожать», «совершенно истреблять». За Феофилактом Симокаттой почти дословно повторил его сообщение Феофан под 20-м годом царствования Маврикия: όπως το των ’Αντων διολέση έθνος, ως σύμμαχον των Ρωμαίων (Theoph., Ι, ρ. 284). Не было ли это концом если не всего племени, то его основной массы?

Для ответа нет никакого разъяснительного материала источников. Анты были слишком многочисленны, чтобы быть уничтоженными в результате одного вражеского нападения, хотя бы и значительного. Вероятно, была уничтожена верхушка племени, разорена основная территория расселения, перебито много людей. Имя и племенное значение антов исчезли, подобно тому как были «уничтожены» в VI в. и задолго до него многие племена, растворившиеся в массе других племен. Таковы херуски, хавки, сикамбры, батавы, семноны, герулы, бастарны, руги, скиры, туркилинги, гепиды и др. (ср. F. Lot, Les invasions germaniques. La pénétration mutuelle du monde barbare et du monde romain, p. 327).

Части потерпевшего поражение и, по-видимому, утерявшего единство племени антов должны были слиться со склавенами, столь родственными им во всех отношениях. Имя склавенов продолжало жить в последующие века и, надо думать, распространилось на тех антов, которые не были уничтожены аварским войском Апсиха, но были рассеяны. О маловероятной возможности отождествить антов с дулебами, упоминаемыми в «Повести временных лет», см. статью Е. Ч. Скржинской, упомянутую в прим. 110.

114 Видиварии, Vidivarii. Место их расселения указано очень точно: «на побережье Океана, там, где через три гирла поглощаются воды реки Вистулы» («ad litus autem Oceani, ubi tribus faucibus fluenta Vistulae fluminis ebibuntur»). Замечательно, что про видивариев говорится как про объединение племен. Это название уже Иорданом и его источниками воспринимается как собирательное: «Видиварии... собравшиеся из разных родов племен» («ех diversis nationibus»). В § 96 Иордан называет видивариев «вивидариями». Несмотря на путаницу в названиях, он имеет в виду одни и те же племена, потому что снова повторяет, что живут они на острове — Gepedoios — в устье Вислы и что собрались на нем «как бы в одно убежище», соединившись «из различных родов» («ех diversis nationibus») и образовав отдельное племя — «gens» («et gentem fecisse noscuntur»).

Л. Шмидт полагает, что видиварии — смешанное племя из отставших гепидов и эстиев (L. Schmidt, S. 530). К. Мюлленгофф сближает название племени видивариев с названиями островов между рукавами Вислы при ее впадении в море. В средние века германцы называли эти места Widland, а местные жители — Widsemme; финнские же племена — Vidu-maa, т. е. «страна Виду». (См. «Index locorum» Моммсена).

115 Эсты (или айсты, Aesti) — литовские племена, которые, наряду с более северными феннами и распространенными к югу венетами, жили на границах Сарматии и Германии. Говоря об эстах, Иордан отметил лишь их миролюбие; но он ничего не сказал о достаточно известных особенностях того морского побережья, вдоль которого они обитали за племенем видивариев, жившим близ устья Вислы. Не только в отдаленные времена, когда писал Тацит (Germ., 45), рассказывали о янтаре, который «один из всех» («soli omnium») «племена эстиев» («Aestiorum gentes») собирают на морском берегу («sucinum, quod ipsi glaesum vocant, inter vada atque in ipso litore legunt» — «суцин, который они зовут глезом, они собирают в мелкой воде и на самом берегу»), но и при Иордане были живы сведения о янтарных богатствах эстов. Когда эсты («Hestii») искали поддержки у короля остроготов Теодериха, то они прислали ему в дар янтари («sucina»), о которых подробно говорится в ответном письме, составленном, как и другие государственные послания остроготов, канцлером Кассиодором (Variae, V, 2).

116 Племя акациров («gens Acatzirorum») Иордан называет «могущественнейшим», «сильнейшим» («gens fortissima») и определяет его как неземледельческое, занимающееся скотоводством и охотой. Племя акациров (по Иордану) живет на огромных пространствах между эстами, занимавшими территорию близ янтарного берега у Балтийского моря, и булгарами, обитавшими на берегу моря Понтийского, что явно преувеличено. Вероятно, точнее представлял себе акациров Приск, писавший, правда, на сто лет раньше Иордана. Приск сообщает, что акациры — «скифское» (т. е. гуннское) племя: το των ’Ακατζίρων (Άκατίρων, Κατζίρων) έθνος... ό εστι Σκυθικον έθνος. — Prisci. fr. 8, ρр. fr. 30. Из его же сочинения известно, что Аттила держал акациров в своем подчинении и послал своего старшего сына управлять ими: они жили тогда (в первой половине V в.) в припонтийских областях (Ibid., fr. 8) и ходили через Каспийские ворота в Кавказском горном хребте войной на персов (Ibid., fr. 37). Судя по тому, что ряду акацирских князьков император Феодосий II, как свидетельствует Приск, регулярно посылал «дары» (δώρα), акациры были сильным племенем, союз с которым был желателен для империи (Ibid., fr. 8). Прокопий не называет в своих произведениях племени акациров, но говорит, что в примэотийских степях жили гунны «киммерийцы», в его время именовавшиеся утигурами (Bell. Goth., IV, 4, 8; 5, 1).

117 Под булгарами (Bulgares) Иордан подразумевал гуннские племена северо-восточного Причерноморья: далее за акацирами, пишет он, «тянутся над Понтийским морем места расселения (sedes) булгар» (§ 37). Прокопий, говоря о событиях VI в., употребляет постоянно название «гунны» и частные обозначения отдельных гуннских племен: «утигуры» и «кутригуры», имея в виду гуннские племена, обитавшие в примэотийских степях. Слова «булгары» в произведениях Прокопия нет (как нет его ни у Агафия, ни у Менандра). Иордан же, рассказывая о событиях IV и V вв. — о распаде державы Германариха, об Аттиле, о сражении на Каталаунских полях, — называет гуннов, но, обращаясь к событиям своих дней: к «ежедневному напору», «ежедневным нападениям» («instantia cottidiana») варваров на империю, называет не гуннов, а булгар (Rom., § 388) вместе с антами и склавенами. Название «булгары» было в его время общеупотребительным и понятным, определявшим всю совокупность гунно-булгарских племен степной полосы Восточной Европы от приазовских до придунайских областей в конце V и в VI вв. Как современник, Иордан замечает, что булгар «сделали широко известными» («notissimos») те бедствия, которые обрушились на империю по причине «грехов наших». Его слова проникнуты взволнованностью свидетеля событий. Можно думать, что Иордан намекает на опустошительные нападения булгар, иногда в соединении с антами и склавенами, на пограничные районы Иллирика и Фракии (ср. Rom., § 363). Под «бедствиями», о которых как об общеизвестном факте упомянул Иордан, надо, вероятно, подразумевать жестокие набеги варварских племен из-за Дуная, подробно описанные Прокопием под 550—551 гг. Когда гепиды, жившие неподалеку от Сирмия, помогли переправиться через Дунай явившимся с берегов Мэотиды кутригурам и те рассеялись по Фракии и Иллирику, то подвергнувшиеся нашествию области были страшно разорены (Bell. Goth., IV, 13—18). Суммируя описанное в «Готской войне», Прокопий пишет, — одинаково с Иорданом (Rom., § 388), — что в Иллирии по всей Фракии «гунны, склавины и анты, делая набеги чуть ли не ежегодно с того времени, как Юстиниан принял власть над ромеями, творили непоправимое зло тамошним людям» (Anecd., 18, 20). Прокопий полагает, что при каждом нападении (εσβολη) названных племен было перебито и уведено в плен до двухсот тысяч ромеев, и земля там стала «скифской пустыней» (η Σκυθων ερημία).

На сообщение Иордана о походе булгар против Византии обратил внимание Ломоносов. На страницах «Древней Российской истории», в главе 5 «О переселениях и делах славенских» («Полное собрание сочинений», т. 6, 1952, стр. 188) он указал, имея в виду Rom., § 388: «Иорнанд со славенами и антами, славенским же народом, совокупное их [булгар] нападение на Римскую державу описует». В отзыве на диссертацию Миллера «О начале народа и имени Российского» («Рапорт в канцелярию Академии наук 16 сентября 1749 года», там же, стр. 38) Ломоносов отметил, имея в виду Get., § 37: «Иорнанд, о гетах пишучи, говорит, что ныне славяне за грехи наши везде нас разоряют».

118 Одно из самых трудных мест текста «Getica» по нагромождению витиеватых выражений. Поэтическое сравнение с густой порослью (caespes), сопровожденное превосходной степенью прилагательного (fecundissimus), определено еще одним суперлативом — fortissimorum gentium. Кроме того, абстрактное rabies («свирепость», «ярость», «бешенство», «жестокость») взято для того, чтобы дать конкретный образ, создающий представление о диких, необузданных людях. Соответственно оригиналу и перевод этого места тяжеловесен.

119 Альциагиры (Altziagiri) — племя, кочевавшее, по словам Иордана, «около Херсоны» («juxta Chersonam») то в степях летом («aestate campos pervagant»), то у понтийских берегов зимой («hieme supra mare Ponticum»), — принадлежали к группе гуннских племен. Названия «альциагиры» нет ни у Приска, ни у авторов VI в. — Прокопия, Агафия, Менандра, ни у Феофилакта Симокатты. По-видимому, об альциагирах Иордана говорится у Прокопия (Bell. Goth., IV, 5, 28): «если идти из города Боспора в город Херсон..., то всем, что находится в промежутке, владеют варвары, гуннские племена» (βάρβαροι, Ουννικα έθνη, τα μεταξυ άπαντα έχουσι).

120 Савиры (Saviri) — гуннское племя, так как в предыдущей фразе Иордан говорит о гуннах в целом, о совокупности объединенных под именем гуннов племен, а затем перечисляет их, называя одних альциагирами, других савирами. Указав, что альциагиры обитают близ Херсона, Иордан, ничего не говоря о местах обитания савиров, переходит к сообщению о хунугурах и более не возвращается к савирам. Может быть, хунугуры — иное название савиров. С достаточной точностью о местах расселения савиров пишет Прокопий. Они, по его словам, живут около Кавказских гор (Bell. Goth., IV, 3, 5; 11, 23) или, вернее, «позади» (т. е. глубже, восточнее) зихов, которые располагались в северной части кавказского побережья (Bell. Pers., II, 29, 15). Хотя савиры бывали наемниками ромеев (οι δε εκ των Ούννων μισθοφόροι των δη Σαβείρων ονομαζομενων, — Agath., III, 17), но чаще они помогали в войне персам (Ibid., IV, 13). Их в большинстве случаев враждебную к Византии позицию показывает Менандр (Men. fr. 5, 41, 42). Они были известны еще в V в., поскольку упоминание о них встречается на страницах записей Приска (Prisci. fr. 4).

121 Хунугуры (Hunuguri) — гуннское племя, близкое или сливающееся с савирами, обитателями Северного Кавказа. У Иордана, у Прокопия, у Агафия упоминаются разные племена, названия которых сходны своими окончаниями: «гуры», «дзуры», «гиры», «дзиры», «иры», «оры», «ары», (ср. Gy. Moravcsik. Byzantinoturcica II, 1958, р. 359—360). Таковы у Иордана хунугуры, биттугуры, алпидзуры, алцилдзуры, ултзиндзуры, в некоторых рукописях измененные в ултзингуры; затем — савиры, альциагиры, ангискиры, бардоры, итимары (Get., § 27, 126, 272). Особую форму у Иордана имеют названия еще двух гуннских племен — тункарсы и боиски (Tuncarsi, Boisci). У Прокопия — утигуры и кутригуры. У Агафия — котригуры, утигуры, ултидзуры. Все названные племена составляли, по Прокопию, «множество гуннских племен» (Ουννικα έθνη πολλα) или «огромную толпу гуннов» (Ούννων... πολυς το όμιλος) и жили вокруг Мэотиды. Иордан особо выделяет часть гуннских племен близ Херсона, о чем также сообщает и Прокопий (Bell. Goth., IV, 5, 28). Ср. прим. 119.

122 Шкурки степных грызунов употреблялись кочевниками для легкой одежды; для более плотной и теплой использовались звериные шкуры. Интересно сравнить с этим свидетельством Иордана рассказ, приводимый в сокращении не дошедшей до нас «Истории» Помпея Трога (конец I в. до н. э. — начало I в. н. э.), составленной Юстином (см. прим. 152). При описании Скифии он сообщает, что кочевое население степей, несмотря на холода, не употребляет шерсти (lana), но «пользуется только звериными и мышиными шкурами» («pellibus tantum ferinis et murinis utuntur», Pomp. Trog., II, 2). Аммиан Марцеллин также сообщает, что гунны носят одежды либо льняные, либо из шкурок полевых мышей: «indumentis operiuntur linteis vel ex pellibus silvestrium murum consarcinatis» (Amm. Marc., XXXI, 2, 5).

123 «Их устрашила отвага столь многочисленных мужей» («quos tantorum virorum formidavit audacia»). Это место, вероятно испорченное, остается непонятным и не связывается ни с предыдущим, ни с последующим текстом. Дальше автор снова обращается к рассказу о готах, поэтому, быть может, «tantorum virorum» следует отнести к готам, которые привели в ужас хунугуров.

124 Приведенное здесь Иорданом, казалось бы, житейское сравнение явилось лишь отражением библейского текста, сохраненного памятью внимательного начетчика. В первом послании апостола Павла Тимофею говорится: «Внемли чтению» (4, 13), «скверных же и бабиих басней (aniles fabulas) отрицайся» (4, 7).

125 Зальмоксес (Zalmoxes, Zamolxis) — чаще Сальмоксис (Salmoxis). Геродот передает, на основании слышанных им рассказов, что Сальмоксис (Σάλμοξις) был рабом Пифагора на острове Самосе; став свободным, он приехал во Фракию, где проповедовал гетам свою философию загробного мира (Hist., IV, 95, 2—3). Геродот, высказывая сомнение в том, был ли Сальмоксис человеком или божеством, свидетельствует о культе его у гетов и о их вере в бессмертие души (Ibid., IV, 96, 1—2). Очевидно, Сальмоксис был верховным жрецом и главой гетских племен, обожествленным после смерти.

126 Зевта (Zeuta, Seuthes) — имя двух фракийских династов: один из них был советником и затем преемником знаменитого представителя племени одрисов — царя Ситалка (умершего в 424 г. до н. э.; о нем Иордан говорит в § 60); другой правил фракийцами-гетами несколько позднее (умер в 383 г. до н. э.). Имя Зевты II упоминается в «Анабасисе» Ксенофонта, так как Зевта имел отношение к знаменитому походу персидского царя Кира в 400 г. до н. э. Во всяком случае ошибочно ставить Зевту (I или II) раньше Сальмоксиса, описанного еще Геродотом.

127 Дикиней (Dicineus, Decaeneus, Δικαίνεος) по Страбону (Geogr., VII, 3, 11) — «помощник» (συναγωνιστής) Бурвисты (I в. до н. э.), вождя военноплеменного гето-дакийского союза. Дикиней считался кудесником, волшебником (у Страбона: ανηρ γόης), обладавшим даром предвидения, благодаря чему он будто бы истолковывал волю богов; он побывал в Египте, где постиг все науки. Помощь Дикинея Бурвисте заключалась в том, что он, воздействуя на людей своими предсказаниями, помогал последнему держать народ в повиновении. Это был облеченный большой властью верховный жрец. Тенденциозно представляя историю гетов как древнейшую часть истории готов, Иордан выдает исторически засвидетельствованную деятельность Бурвисты за проявление готской политики и культуры. В связи с Бурвистой он приводит и имя Дикинея,. пришедшего в «Готию» («venit in Gothiam», — Get., § 67) и получившего там «чуть ли не царскую власть». Иордан называет Дикинея «советником» готов, которого они беспрекословно слушались. Как «опытный учитель» («magister peritus») он обучил их всей «философии», отрасли которой Иордан перечислил в § 69 (этика, физика, логика, практика и «теоретика», астрономия). Чтобы сохранить власть в руках жречества, Дикиней, «повелевавший даже королями» («immo et regibus imperaret»), основал коллегию пиллеатов (см. прим. 130), из числа которых «назначались короли и священники» (§ 40). Преемником Дикинея был Комозик, который, по словам Иордана, был назван «и королем, и первосвященником» («et rex... et pontifex», — § 73). После смерти Дикиней был обожествлен, так же как Сальмоксис. (См. прим. 125).

128 Иордан, знавший классических авторов, хотя сам по происхождению не был ни греком, ни римлянином, относит готов к общей группе варварских племен; правда, здесь он заимствует сведения из сочинения Диона Хризостома (I — II в. н. э.), который писал о гетах. Об этом труде Диона мы знаем лишь по упоминанию о нем самого автора в одной из его речей (Dio Chrys., 72). Иордан трижды ссылается на Диона, называя его труд один раз (Get, § 40) «историями и анналами», писанными по-гречески; другой раз (§ 58) указывая настоящее название сочинения — «Гетика»; третий раз приводя имя Диона Хризостома в связи с войной Филиппа Македонского против гетов (§ 65).

129 Дион Хризостом, т. е. Златоуст, — греческий писатель, оратор и философ (I—II в. н. э.), современник Тацита. При императоре Домициане подвергся изгнанию и провел много лет в придунайских римских провинциях. В произведении «Гетика», о котором упоминает Иордан (§ 58), отзывающийся об авторе с большим почтением, отразились наблюдения Диона над этими местами. Труд Диона Хризостома не сохранился до нашего времени; до нас дошли только его многочисленные речи частью философского, частью литературного характера, не лишенные живых и, по-видимому, точных описаний. Для исследователя истории Северного Причерноморья особенно интересна так называемая «Борисфенитская речь» Диона Хризостома, которая относится приблизительно к 100 г. н. э. В ней оратор проявил себя внимательным наблюдателем; он яркими красками нарисовал свое посещение Ольвии-Борисфена, показав ряд картинок из жизни этого греко-варварского города, расположенного в устье Гипаниса-Буга, но прозванного по соседней великой реке Борисфену — Днепру.

130 Пиллеаты (pilleati) — название представителей жреческого сословия у гетов (по сообщению Диона Хризостома). По Иордану, будто бы Дикиней (I в. до н. э.) установил коллегию жрецов у гетов-даков, на самом же деле жрецы у гетских племен были значительно раньше, о чем свидетельствует культ Сальмоксиса, легендарного проповедника среди гетов, отмеченного уже Геродотом (Hist, IV, 94—96). Ср. о жрецах, вышедших из стен города Одисса, — Get, § 65. О происхождении названия «пиллеаты» — § 71.

131 Иордан совершенно точно цитирует стих из «Энеиды» Вергилия (Aen., III, 35). Градив — эпитет, прилагаемый к Марсу.

132 Здесь Иордан приписывает предкам готов культ бога войны Арея фракийского, процветавший у гетов. В жертву Арею приносили пленников. Амазонки считались дочерьми Арея и наяды Гармонии. Выхватывая сведения из античной мифологии и пользуясь (объявленным им ниже, — Get., § 58) тождеством геты — готы, Иордан в целях утверждения древности истории готов приписывает им исконный фракийский культ. В связи с этим Иордан указывает на вовсе не связанное с историей готов «второе» место их расселения (§§ 38 и 39) в Мезии (у Иордана-Мизия), Фракии и Дакии, включая его между «первым» и «третьим», находившимися в Северном Причерноморье (первое — «близ Мэотиды», второе — «над Понтийским морем»).

133 Здесь Иордан впервые называет Балтов и Амалов — два знатных правящих рода (familiae) действительно у готов, а не у «гетов». По поводу термина «populus», которым Иордан определяет все племя готов в целом, см. прим. 313.

134 Лукан — римский поэт (39—65 гг.), погибший в молодом возрасте при Нероне. Он оставил незаконченную поэму «Pharsalia», в которой описана борьба между Цезарем и Помпеем. (Приводимый стих, — Pharsal. VIII, 221.)

135 Здесь Иордан называет имена героев готского эпоса. Относительно имени Этерпамара еще Мюлленгофф (см. «Index personarum» Моммсена) сказал, что это nomen obscurissimum. Не более ясно и имя Ханала. Исторические черты имеются у Видигойи (Vidigoia), который, по преданию, боролся с гуннами и был убит сарматами (язигами), о чем передает Иордан в § 178, ссылаясь на Приска (в не дошедшей до нас части его сочинения). Имя Vidigoia (Vidugauja) сближается с именем аламаннского короля Vithicabius, упомянутым дважды у Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXVII, 10, 3, XXX, 7, 7). Наиболее освещен в источниках предводитель веэеготов Фритигерн, о деятельности которого писал Аммиан Марцеллин (Ibid., XXXI). Иордан называет Фритигерна в связи с переходом готов через Дунай и их борьбой с императором Валентом (Get., §§ 135 и 142).

136 По Орозию (I, 14), Весозис, царь египетский, начал войну со скифами и был ими побежден. Орозий основывался в значительной мере на сочинении Юстина, на его сокращении «Истории» Помпея Трога (см. прим. 152). Юстин противопоставляет скифского царя Таная египетскому царю Весозису (Epitoma, I; II, 3).

137 Орозий, следуя Юстину, писал об амазонках (Oros., I, 15).

138 По-видимому, Иордан устанавливает, что скифы Орозия являются «готами». Он читал у Орозия (Oros., VII, 37, 4—5, 9), что Радагайс (ум. в нач. V в.), вождь двенадцати тысяч готов, — «язычник и скиф» («paganus et Scytha»), «язычник-варвар и поистине скиф» («paganus barbarus et vere Scytha»), и сам повторил про Радагайса, что он — скиф (Rom., § 321).

139 Здесь важны слова Иордана, что «Данапр» — местное название, которое употребляют местные жители. О Днепре — Борисфене, Данапре, Варе — см. прим. 614, 678.

140 Иордан повторяет, быть может за Помпонием Мелой (Mela, I, 115), что Танаис (Дон) течет с Рифейских гор (с Урала).

141 Иордан придает этим словам оттенок характеристики страны; выражение Scythicus algor подобно другому, тоже характеризующему Скифию — «пустыни скифские» («solitudines Scythicae»).

142 Река Танаис из века в век объявлялась рубежом между Азией и Европой. На одной из самых ранних средневековых карт, на так называемой карте Беата (VIII в.), около Танаиса и Мэотиды поставлена надпись: «Здесь конец Азии, здесь начало Европы» («Hic finis Asiae, hic capud [caput] Europae»). В «Хорографии» Помпония Мелы (Mela, I, 8, 15; II, 1) указано, что границей между Европой и Азией служит река Танаис.

143 Хриннские горы (вернее — горы племени хриннов, montes Chrinnorum). Хринны названы только Иорданом, причем написание «Chri» могло получиться (у переписчика) из «Chu», и, таким образом, Иордан, быть может, писал о «хуннах» (Chunni). По-видимому, автор говорит здесь (Get, § 45) о реке Яксарте (Сыр-Дарья), объясняя, что это «другой (Танаис), который, возникая в Хриннских горах, впадает в Каспийское море» (Каспийское и Аральское моря не различались у источника Иордана достаточно отчетливо). Возможно, что «Хринны» Иордана являлись отзвуком «Гринайев» (Γρυναΐοι) Птолемея (Ptol., VII, 13, 3).

144 Сведения о рыбах с хрящевым скелетом Иордан мог почерпнуть у Помпония Мелы (Mela, II, 1, 6) и у Солина (Solin., 15, 1), автора III в., написавшего — главным образом по Плинию — сочинение под названием «Polyhistor» (собрание разных исторических и географических сведений).

145 Экзамфей (Exampheus fons, ’Εξαμπαΐος). Β « Хорографии» Помпония Мелы рассказывается, что Гипанис (Буг) «рождается из большого болота, которое местные жители называют его матерью..., недалеко от моря принимает он из малого ручья по прозванию Экзамфей настолько горькие воды, что и сам, начиная отсюда, течет на себя непохожий и не сладкий» (Mela, II, 7). Однако и до Помпония Мелы в сочинении архитектора и механика Витрувия (I в. до н э.) «Об архитектуре» (Vitruv., VIII, 3, 11) имеются сведения, что река Гипанис, приняв в себя маленький ручеек, стала горькой на вкус. Витрувий сообщает и о причине такого явления; он говорит, что ручеек протекает по земле, богатой жилами «сандараки», от чего вода становится горькой.

Поэт Овидий повторил в своих стихах общеизвестную, по-видимому, характеристику вод Гипаниса (но не Днепра): «Что же? Разве рожденный в скифских горах Гипанис, ранее того сладкий, не испорчен горькими солями?» (Metamorph., XV, 285—286). Таким образом, Иордан, восприняв сообщение о горьком ручье, портящем вкус воды в большой реке, спутал название реки, и сведения, относившиеся к Бугу, приписал Днепру. «Infectus» лучше передать как «зараженный», чем «окрашенный», хотя первоначальное значение глагола «inficere» — «мокать», «красить»; этот глагол, кроме того, означает: «смешивать», «растворять», «портить», «заражать».

146 Каллипиды, Callipidae. Иордан ошибочно называет этим именем город. Такого города нет ни у Орозия, ни у Аммиана Марцеллина. Помпоний Мела говорит не о городе, а о скифском племени «каллипидов» (Mela, II, 7). По-видимому, Иордан воспринял это искаженное им сведение по традиции от Геродота, который писал о племени каллипидов (Καλλιπίδαι): «от торгового порта (εμπόριον) борисфенитов — а он из приморских поселений всей Скифии самый срединный (т. е. расположен на материке глубже остальных] — первыми живут каллипиды, которые являются эллинами-скифами. Выше их — υπερ δε τούτων [т. е. еще глубже, севернее] — ...живут алазоны» (Hist., IV, 17). Ср. прим. 91 о городе Каллиполиде.

147 Гипанис (Hypannis) — река Буг. Иордан ошибочно относит это название к городу. (См. прим. 145).

148 Ахиллов остров. Иордан как будто помещает его близ устья реки Гипаниса (Буга). Однако, ввиду того что он ведет здесь речь о Днепре, а Гипанис упомянут им лишь вскользь, для уточнения устья Днепра, местоимение cuius («ad cuius ostia») логично отнести к Днепру, а не к Бугу. Помпоний Мела (Mela, II, 98) сообщает об острове «Leuce» (Λεύκη), т. е. «Белом», который прозван «Ахилловым» («Achillea cognomine») и находится против устья Борисфена. На самом деле остров Белый, или Ахиллов, соответствует нынешнему Змеиному острову, расположенному в Черном море против дельты Дуная. Но, как известно, с именем Ахилла связана еще Тендеровская коса, находящаяся южнее Днепровского лимана, гораздо ближе к Днепру, чем Ахиллов (Змеиный) остров. Тендеровская коса в древности именовалась «Ахилловым бегом», или «дромом», ристалищем (ο ’Αχιλλήιος δρομος). Таким образом, если и Иордан соединяет, как и Помпоний Мела, Ахиллов остров с Днепром, то правильнее думать, что в обоих случаях говорится о Тендеровской косе, а не о Змеином острове (ср. следующее примечание).

149 Обширнейшие земли, лесистые и болотистые, названные Иорданом в § 46, нельзя не отождествить с областью древней, известной еще Геродоту (Hist., IV, 17—19), Гилеи (‘Υλαίη — Полесье) — единственной местностью между Днепром и Доном, в которой историк, сам побывавший в Ольвии, констатировал лес. «Границы Гилеи вполне точно определяются Геродотом отчасти на основании личных наблюдений, отчасти — показаний ионийских географов, — пишет С. А. Жебелев. — Гилея начиналась к востоку от устья Борисфена (у теперешнего Кинбурна), шла между лиманом и морем вдоль Ахиллова бега (Тендры) и оканчивалась у Гипакириса и города Каркинитиды (Hist., IV, 55), доходя на севере до территории, занимаемой скифами-пахарями». В примечании к этой фразе сказано: «По расчету, основанном на показании Геродота, Полесье должно было занимать пространство в 40 км в ширину, 140 км в длину» (С. А. Жебелев, Северное Причерноморье. Исследования и статьи по истории Северного Причерноморья античной эпохи. стр. 340). Все сведения, сообщенные Геродотом, совпадают с кратким замечанием Иордана, что между устьем (Днепра) и Ахилловым островом (Тендеровской косой) находится «обширнейшая земля, заросшая лесами и страшная болотами». Между прочим, здесь подтверждается, что «остров по имени Ахиллов», о котором пишет Иордан, действительно, должен быть отождествлен с «Ахилловым бегом» — Тендеровской косой, а не со Змеиным островом (ср. предыдущее примечание). Определение Иорданом Гилеи отдаленно напоминает определение Тацитом Германии: «aut silvis horrida, aut paludibus foeda» (Germ., 5). Это лишний раз подтверждает, что Иордан был начитанным человеком.

150 Фазис (Phasis, Φασις) — река Рион в Закавказье, широко известная в древности (Verg. Georg., IV, 367; Ovid. Metamorph., VII, 5—6; Plin., V, 12). Иногда Фазисом называли реку Аракс в Армении. Ср. прим. 614.

151 Фазаны считались самой изысканной, с трудом добываемой и весьма дорогой пищей пресыщенных богачей. Об этом упоминает один из проповедников IV в. Астерий, епископ малоазийского города Амасии; в беседе на евангельскую притчу о бедняке Лазаре, лежавшем у порога богача, описывалась роскошь богатого дома: «сочти все серебро, все золото, заключающееся в утвари, дорого стоящую покупку птиц с Фасида» («Гомилия о богатом Лазаре», — см.: SC, I, стр. 722). В одной поэме еще времен императора Тиберия (14—37) говорится, что «ради желудка отправляются дальше, чем ради военного похода; мы питаемся от нумидийских побережий и от рощ Фасида» (там же, II, стр. 114).

152 Помпей Трог (Pompeius Trogus) — римский писатель, живший на рубеже нашей эры. Он написал фундаментальную «Историю» («Historiae Philippicae»), основная часть которой была посвящена деятельности Филиппа Македонского и Александра Великого. Произведение Помпея Трога не сохранилось, но до нас дошел труд Марка Юниана Юстина; «Сокращение „Истории“ Помпея Трога» («Epitoma historiarum Philippicarum»). Ни о месте, ни о времени составления «Epitoma» Юстина нет никаких сведений. По языку это произведение относят к концу II или к началу III в. н. э. «Сокращением» пользовались многие писатели (Иероним, Августин, особенно Орозий и др.). Иордан, по-видимому, пользовался непосредственно Помпеем Трогом, которого упоминает дважды (Get., §§ 48 и 61).

153 Иордан цитирует стих из «Энеиды» Вергилия: «quam si dura silex aut stet Marpesia cautes» (Aen., VI, 471), изменив только «quam» на «ac».

154 Каспийские Пилы («Caspiae Pylae», у Прокопия — Κασπια πύλ или Κασπια πύλη) — так называемые Каспийские ворота, которые отмечены разными авторами, но с различной, хотя и не всегда отчетливой, локализацией. В данном случае надо подразумевать Каспийские ворота в средней части Кавказского хребта, вероятно, на линии Военно-Грузинской дороги, потому что Иордан соединяет местоположение этого горного прохода с местами обитания лазов. У Прокопия сказано, что от Каспийских ворот до Мэотиды, т. е. в степях, расположенных к северо-западу от «ворот», живут гунны (Bell. Pers., Ι, 10, 4—6). Он же сообщает, что гунны находятся недалеко от страны лазов, Лазики, которая является оплотом против варваров, нападающих на империю из-за Кавказских гор (Ibid., II, 28, 22). О географическом положении Лазики см. следующее примечание.

155 Лазы («Lasorum gens», у Прокопия и у Агафия — Λαζοι) обитали главным образом к северу от реки Фазиса или Риона (по Прокопию — ‘Ρέων) в области древней Колхиды, которая в VI в. называлась Лазикой. Агафий указывает, что лазы в древности назывались колхами (Agath., II, 18). В Лазике были крупные (дожившие до нашего времени) поселения: Кутаиси, Севастополь (нын. Сухуми), Питиунт (нын. Пицунда). (Ср. Bell. Pers., I, II, 28, Π, 29, 18; Bell. Goth., IV, 2, 29; IV, 14, 48—49.)

156 Иордан включает амазонок, с некоторыми чертами из многообразных мифов о них, в историю готов, последовательно проводя свою тенденцию — углубить древность готского племени. Переход к рассказу об амазонках сделан Иорданом весьма неловко: сообщив о том, что «царь египетский Весозис» воевал со «скифами» и что «скифы» были мужьями амазонок (Get., § 44), Иордан в то же время заявляет, что врагами Весозиса были «готы». Таким образом, получается, что амазонки были женами готов; древность же амазонок в глазах всех не подлежала сомнению. Так, Иордан искусственно связал амазонок с готами и украсил легендами о первых историю вторых. Иордан черпал сведения об амазонках из сочинения Орозия (Oros., I, 15), который, в свою очередь, заимствовал их из труда Юстина. Иордан описал поход амазонок из Скифии по Кавказу и по Малой Азии, основание ими ряда малоазийских городов, постройку святилища Артемиды-Дианы в Эфесе и возвращение обратно к «Марпезийской скале» на Кавказе (Get., §§ 49—52); Иордан подробно остановился на браках амазонок, на их отношении к детям, на воспитании девочек в воинском духе и уничтожении мальчиков (§§ 56—57). У Иордана смутно отражены известные эпизоды борьбы с амазонками Геракла и Тезея (§ 57). Для проведения своей тенденциозной линии автору существенно было указать, что амазонка Пентесилея (по послегомеровскому сказанию, — дочь Арея Фракийского) участвовала в Троянской войне (§ 57).

157 Алис, Галис (Alys, Halys) — река Кизыл-Ирмак в Малой Азии, впадающая в Черное море восточнее Синопа.

158 Гаргара (Gargara civitas), правильнее Гангара, — город Пафлагонии, в Малой Азии (нын. Киангри) к западу от реки Кизыл-Ирмак и несколько севернее Анкары.

159 Ввиду того что дальше следует перечисление провинций ряда диоцезов (соответственно делению по Notitia dignitatum V в.) — Понтийского, Восточного и Азийского, здесь, по-видимому, подразумеваются обе Армении, Первая и Вторая, как наиболее восточные провинции Восточной Римской империи, на границе с государством Арменией.

160 Сирия — провинция диоцеза Востока с центрами в Антиохии (Сирия Первая) и в Апамее (Сирия Вторая).

161 Киликия — провинция диоцеза Азийского, на юге Малой Азии, с центрами в Тарсе (Киликия Первая) и в Аназарбе (Киликия Вторая).

162 Галатия — провинция диоцеза Понтийского, в центре Малой Азии, с главными городами Анкирой (Галатия Первая) и Пессином (Галатия Вторая).

163 Писидия — провинция диоцеза Азийского, замкнутая горная страна в юго-западной части Малой Азии.

164 Под «Азией» подразумевается либо весь Азийский диоцез, т. е. западная часть Малой Азии, либо провинция этого диоцеза под названием «Азия», в которую входила средняя часть западного малоазийского побережья с главным городом Эфесом.

165 Иония — в античности то же, что по Nititia dignitatum V в. провинция Азия в Азийском диоцезе, т. е. средняя часть западного малоазийского побережья, с городами Эфес, Магнезия, Милет, Смирна.

166 Эолия в античности занимала северную часть западного малоазийского побережья, севернее Ионии, но южнее Трои.

167 В мифе об амазонках рассказывается, что они давали свои имена различным городам в покоренных ими землях Малой Азии. Таковы, например, города Митилена, Смирна, Амастрида, Синопа.

168 Эфес — крупный город на западном побережье Малой Азии, против о. Самоса.

169 См. Get., § 50.

170 С глубокой древности Кавказом назывался нынешний Кавказский хребет. Кавказ считался самой высокой горой среди известных в древности гор и представлялся вместе с рекой Фазисом «краем мира». Но после походов Александра Македонского (356—323) «край света» передвинулся к востоку, на границы Индии, и началом «Кавказа» стали считать западные Гималаи и Гиндукуш (горы «Парнас» или «Парапамиз»). Таким образом, в древних сочинениях по географии указывалось на огромную горную цепь, носившую общее название «Кавказ», части которой именовались различно. Эта грандиозная горная система, как думали античные географы (Страбон, Помпоний Мела, Плиний, Птолемей), зарождалась в Индии, тянулась на запад к Эльбурсу на южном побережье Каспийского моря, давала отроги еще западнее, у истоков Тигра и Евфрата, поворачивала на собственно Кавказ, где достигала наибольшей высоты, далее соприкасалась с Рифейскими горами (Урал) и продолжалась через Таврику до Балканского полуострова. Такой взгляд на систему Кавказских гор воспринял и Иордан, который начал свое описание, следуя либо Плинию, либо эксцерпировавшему его Солину (середина III в. н. э.). У Иордана: «is namque ab Indico mare surgens»; у Плиния: «ubi primum ab Indico mari exsurgit»; у Солина: «ab Indico primum mari surgit». При описании Кавказа с многочисленными его частями, носившими разные названия (у Иордана, начиная с востока: Ламм, Пропанисс, Кастра, Нифат, Тавр, Кавказ, Рифей, Тавр), Иордан не руководствовался своим излюбленным источником — «Историей» Орозия, который говорит о Кавказском хребте (соответствующем нынешнему): «mons Caucasus inter Colchos ... et inter Albanos», т. е. помещает его между колхами и албанами (Oros., I, 2, 36); однако дальше он развивает общепринятую точку зрения, что хребет до «крайнего востока» является единым, но носит разные имена. Наиболее восточную часть Орозий определяет как «mons Imauus» (у Иордана — «Lammus»), являющийся «последним» Кавказом («imus Caucasus», Ibid., I, 2, 47). Надо отметить, что Орозий не соединил «Кавказ» с Рифейскими горами (т. е. с Уралом). У Плиния (Plin., V, 97—98) и Помпония Мелы (Mela, I, 109) искаженное представление о направлении Кавказских гор, якобы сливающихся с Уралом (как и у Иордана; Get, 54). Конечно, и у Прокопия, наиболее видного из современных Иордану писателей, есть описание Кавказского хребта (όρος το Καυκάσιον, ό Καύκασος). Прокопий, побывавший в Лазике во время персидской войны, как бы смотрит из ее северной части, Апсилии, на величественные горы. «Этот хребет, — пишет он, — поднимается на такую высоту, что его вершин не касаются ни дождь, ни снег; они выступают выше всех облаков. От середины до самого верха [горы] вечно покрыты снегами, предгория же их (οΐ πρόποδες), также весьма высокие, оказываются порой нисколько не ниже вершин иных каких-либо гор» (Bell. Goth., IV, 3, 1—4). Выделяя основной, так сказать, Кавказ, который он наблюдал из Лазики, Прокопий допускает, что этот хребет тянется непрерывной горной цепью на запад, «до Иллирии и Фракии».

171 Иордан употребляет название Сирия (Syria) в смысле «Ассирия».

172 Васианская область (Vasianensis regio) — античная Фазиана (в Армении), с гор которой начинается река Фазис; Фазисом, кроме Риона, называлось верхнее течение реки Аракса. В Васианской области, действительно, берет начало Евфрат, но Тигр начинается несколько южнее.

173 Не сирийцев (Syrorum), а ассирийцев. В некоторых рукописях стоит не «Syrorum», а «Assiriorum».

174 Месопотамия (Mesopotamia, Μεσοποταμία) названа Иорданом «землей сиров», т. е. Ассирией; слово правильно истолковано, как Междуречье. Возможно, что «Сирией» официально называли Месопотамию даже в эллинистическое время: η Συρία η μέση των ποσαμων, «Сирия — середина между реками» (так у Флавия Арриана, писавшего в Никомидии в середине II в. н. э.).

175 Красное море (mare rubrum, mare Erythraeum; ερυθρός — красный) — так назывался Индийский океан вместе с Персидским заливом.

176 Река Киз (Cysus, вероятно, Cyrus) — река Кура.

177 Река Камбиз (Cambises, Cambyses) определяется как река Иора в Грузии, приток реки Алазана, левого притока Куры.

178 Рифейские горы — Уральский хребет.

179 О разных именах частей горной системы, носившей общее название «Кавказ», см. прим. 170.

180 Каспийские, Армянские, Киликийские ворота. Об этих «воротах», точнее — горных перевалах на Кавказе, говорит Солин (Solin., 38, 13): «там, где (горная цепь) раскалывается расщелинами (hiulcis), она образует ворота, из которых первые — Армянские (Armeniae), затем — Каспийские (Caspiae), потом Киликийские (Ciliciae)». Иордан вместо выражения «hiulcus» употребил «hiatus» и перечислил «ворота» в ином порядке. Под «Каспийскими воротами» обычно подразумевается береговая полоса Каспийского моря близ Дербента. Однако у Иордана названием «Каспийские ворота» определен горный перевал, именуемый у Плиния (Plin.. V, 99; VI, 11, 12) «Кавказскими воротами» («portae Caucasiae»). По словам Плиния, этот перевал многие путали с другим перевалом, именовавшимся «Каспийскими воротами»; «Кавказские ворота», по Плинию, соединяли страну иберов с сарматами и находились примерно на середине расстояния между черноморским и каспийским побережьями. У Птолемея «Кавказские ворота» Плиния названы «Сарматскими». Таким образом, «Каспийские» ворота в Get., § 55, «Кавказские» ворота Плиния и «Сарматские» ворота Птолемея, очевидно, соответствовали Дарьяльскому ущелью на горной дороге с Северного Кавказа (ср. прим, 154). «Армянские» ворота, упоминаемые и Страбоном (Geogr., II, 80), и Плинием (Plin V 99) и Помпонием Мелой (Mela, I, 81), соответствовали высокому горному перевалу к северу от Тапсака. «Киликийские» же ворота представляли собой проход через Тавр в Киликию и находились (нын. перевал Гюлек-Бугаз) к северу от города Тарса. О «Киликийских» воротах (именно о них) упоминает Страбон (Geogr., XII, 537, 539); Плиний (Plin., V, 91) под «Киликийскими» воротами подразумевает один из береговых проходов в Киликии.

181 О разных названиях частей «Кавказа» см. прим. 170.

182 Иордан начал писать об амазонках в §§ 49—52.

183 Мелания (Melanis у Иордана вместо Menalippe; у Орозия, — I, 15, 8—9, — Melanippe) — амазонка Меналиппа; по греческой мифологии, она была сестрой царицы амазонок Антиопы (Ипполиты). Когда Геракл победил Антиопу, он взял в плен ее сестру Меналиппу.

184 Мифическая царица амазонок Ипполита (Антиопа), плененная Тезеем и родившая от него Ипполита; последнего Еврипид сделал героем своей трагедии «Ипполит».

185 Penthesileia — мифическая царица амазонок, дочь Арея. Она оказала помощь Приаму и погибла в поединке с Ахиллом. Слова Иордана о Пентесилее явно навеяны словами Орозия: «cuius Troiano bello clarissima inter viros documenta virtutis accepimus» (I, 15, 10).

186 «Гетика» — не дошедшее до нас произведение Диона Хризостома по истории гетов. (См. прим. 128 и 129).

187 Орозий (Oros., Ι, 16, 2) пишет: «недавно геты, теперь же готы» («modo autem Getae illi, qui et nunc Gothi»). Иордан (Get., § 40), продолжая свою тенденцию, смешанно употребляет названия «готы» и «геты», а в § 58 заявляет, что он, опираясь на труд Орозия, доказал: «Getas... Gothos esse» — «геты являются и готами», «геты — то же, что и готы». Интересно, что в схолиях к Горацию, связываемых с именем Геления Акрона (III в. н. э.?), в объяснении к оде 15 из кн. IV относительно стиха 22, в котором сказано, что геты (Getae) не нарушат повеления Цезаря, отмечено: «Getae—Gothi». Таким образом, вызванная известным сочетанием исторических событий тенденция Иордана была подготовлена еще в III в. смешением этнических определений «геты» и «готы». (См. прим. 374.)

188 Телеф (Telefus, Telephus) — сын Геракла и Авги, герой из цикла троянских сказаний, царь Мизии. Сославшись на сочинение Диона Хризостома о гетах, Иордан рассказывает о некоем гетском «короле» Телефе, тенденциозно обращаясь ко временам Троянской войны (см. прим. 156). Правда, вся эта путаница, цель которой — углубление древности истории готов, иногда сбивает с толку самого Иордана: с одной стороны, он делает оговорку относительно «чуждого готскому языку» имени Телефа и сообщает некоторые данные о персонаже греческой мифологии, с другой, — правильно упомянув о Мизии (в Малой Азии), действительно связанной с Телефом, поясняет, что Мизия (Mysia, Μυσία) очерчена... границами Мезии (Moesia) — римской провинции на Балканском полуострове, на правом берегу Дуная (см. прим. 194). Подменой малоазийской Мизии придунайской Мезией, на почве которой развивается история гетов, притянутых Иорданом в предки готов, он создает вымышленный мост между историей готов (гетов) и мифом о Телефе.

189 Сарматы, или савроматы (Sarmatae, Sauromatae), неоднократно упоминаются Иорданом (Get., §§ 58, 74, 101, 178, 191, 265, 277, 282; Rom., § 247, 287). В общем значении это название в раннесредневековых источниках является исключительно собирательным и должно рассматриваться как географическое определение племен, давших имя «Сарматии». Впервые термин «Сарматия» был употреблен Помпонием Мелой (III, 33). Под Сарматией понималась средняя и главным образом южная части Восточно-европейской равнины, до Волги на востоке и включая Карпаты на западе. Число племен в Сарматии, называемых рядом авторов, очень велико, и задача их определения очень сложна как из-за недостаточности сведений о них, так и из-за путаницы в свидетельствах разных писателей. Основными племенами (в некоторых случаях — объединениями племен), выделявшимися на территории Сарматии еще в античности, были: мэоты — к востоку от Мэотиды: аланы (упоминаемые с I в. н. э.) — на север от Кавказского хребта и в степях Северного Кавказа; роксоланы (выступающие в письменных и эпиграфических памятниках I в. н. э.) — между Доном и Днепром с заметным движением на запад; язиги, более других ушедшие от Мэотиды на запад, достигнув Дуная, и особенно четко определившиеся (по-видимому, к середине I в. н. э.) к востоку от Дуная, близ Тиссы. Иордан указывает, что старое название «савроматы» относится к тем племенам, которые в его времена называются «сарматами» (§ 265); он, несомненно, не знал о древних савроматах Геродота (Hist., IV, 57, 103, 110, 116—117, 119—122, 128—136) и об их стране «Савроматиде» (Σαυρομάτις χώρη, — Ibid., IV, 123), лежавшей только к востоку от Танаиса — Дона (это у Геродота определено очень точно; он говорит, что по ту сторону, т. е. к востоку от Танаиса, нет никакой скифской земли, а сразу же лежит земля савроматов: Τάναϊν δε ποταμον διάβαντι ουκέτι Εκυθικη, αλλ η μεν πρω η των λαξίων Σαυροματέων εστί, — Ibid., IV, 21). Хотя Иордан и был знаком с трудами Помпония Мелы и Птолемея, он ничего не сказал ни об «азиатской» и «европейской» Сарматиях (Птолемея), ни об их границах, впрочем, почти совпадающих (кроме дальневосточных) с границами, которыми в его (Иордана) сочинении очерчена Скифия. Только у Аммиана Марцеллина как отголосок давно отодвинувшихся в прошлое сведений звучит упоминание о савроматах (Amm. Marc., XXII, 8, 29): в небольшой экскурс, посвященный описанию Фракии и припонтийских областей (и сделанный по древним источникам), он включил сообщение о савроматах «по ту сторону Танаиса», «растянувшихся в ширину» (шириной обычно называли восточно-западное протяжение). Тут же (Ibid., XXII, 8, 31) рассказал Аммиан о племенах, некогда населявших земли вокруг Мэотийского болота, приводя этнические наименования, которые в его время, конечно, не употреблялись: «яксаматы, мэоты, язиги, роксоланы, аланы, меланхлены, гелоны, агафирсы». Другие сообщения Аммиана Марцеллина касаются более поздних периодов. В годы правления Константина I (307— 337) происходили события, связанные с восстанием («conjuratio clandestina», «тайный заговор») порабощенной части сарматов против сарматов-господ (Ibid., XVII, 12, 18; Anon. Vales., 32: «servi Sarmatarum adversum omnes dominos rebellarunt»). Вооруженные рабы победили господ («vicerunt dominos») и изгнали их из своих областей. Констанций II (337—361) вернул изгнанных сарматов обратно за Дунай. Действительно, не только Иордану, но и Аммиану Марцеллину и Орозию сарматы известны как живущие за Дунаем, по соседству с квадами, вместе с которыми сарматы часто опустошали Паннонию. «В те времена (рассказ относится к 365 г.), — пишет Аммиан Марцеллин, — по всему римскому миру будто запели боевые трубы, призывая к войне, и возбужденные ими яростнейшие народы пересекли ближайшие границы: алманны разорили Галлии и Рэции, сарматы с квадами — Паннонии... » (Amm. Marc., XXVI, 4, 5). Хотя области, занимаемые сарматами, и названы «самым лоном варварской земли» («in ipso barbarici soli sinu hoc est in Sarmatarum regione», — Anon. Vales., 34; те же слова, — Oros., VII, 28, 29), тем не менее сарматы были ближайшими соседями империи на подунайских границах. Такими они даны и у Иордана; поэтому едва ли можно сомневаться в том, что сарматы VI в. — это язиги, обитатели степных пространств к востоку от Дуная (в части его северо-южного течения) и берегов Тиссы, которая и являлась рекой позднесарматских земель.

Аммиан Марцеллин (Amm. Marc., XVII, 13, 4) пишет, что извилистый Партиск (Parthiscus — Тисса) протекает по этим землям. Близ его устья непроходимые болота и густые заросли ивняка; таким образом местные жители (accolae, обитатели территории между Дунаем и Тиссой) от натиска римлян, т. е. империи, защищены руслом Данубия, от варварских же набегов («а barbaricis vero-excursibus») — тем «препятствием», которое представляет сам Партиек («suo tutos praestat obsta-culo»). Эта Сарматия «смотрит на Вторую Паннонию», что позволяет сарматам-язигам опустошать Валерию (Ibid., XVII, 12, 6).

Широко пользуясь наименованием «сарматы», Иордан только один раз употребил название «язиги» (Get, § 74). Здесь он разделил сарматов и язигов; в дальнейшем же, говоря только о сарматах, он имел в виду именно язигов на Тиссе.

Название «сарматы» в значении «язиги» было понятно в V и даже в VI вв. Иордан объясняет (с глаголом в настоящем времени): «Sauromatae vero quos Sarmatas dicimus» (Get., § 265). Однако у Прокопия нет названия «сарматы» (равно как и «язиги»); это слово встречается у него лишь в трактате «О постройках» в виде названий крепостей в Гемимонте (Aed., IV, 11), в Иллирике (Ibid., IV, 4). Иордана сарматы интересуют не как противники императора Траяна (Get., § 101), а раньше Октавиана Августа (Rom., §§241—247), не как участники войн: Маркоманнской — при Марке Аврелии или Сарматской — при Каре (в 282—283 гг.), а как участники битвы с Аттилой в 451 г. на Каталаунских полях (Get, § 191), когда они вместе с другими племенами держали сторону Аэция, не столько обороняя Рим от гуннов, сколько борясь с теми из варваров, которые тогда были им враждебны.

Еще более близки Иордану годы молодости восхваляемого им Амала — короля остроготов Теодериха. Его юношеский поход на левый берег Дуная, — Теодериху было тогда 18 лет, следовательно, поход относился примерно к 473 г., — был направлен как раз против сарматов, якобы в защиту интересов империи, так как король (rex) сарматов Бабай незадолго до того разбил войско императорского военачальника Камунда (§ 282).

В тот момент сарматы были сильны: в 469 г., предводительствуемые своими королями Бевкой и Бабаем, они принимали участие в кровопролитной битве на реке Болии в Паннонии совместно со свавами, гепидами и ругами против остроготов (§§ 277—278). Несмотря на победу последних, сарматы уцелели и даже укрепились, так как вскоре начали разорять Средиземную Дакию (Dacia mediterranea). Поход Теодериха в 473 г. из Паннонии на левый берег Дуная закончился гибелью Бабая и полным поражением его войска. Незадолго до того занятый сарматами крупный город Верхней Мезии Сингидун (нын. Белград) был отобран Теодерихом, но не передан империи, а оставлен остроготам как их завоевание. Этот эпизод борьбы на дунайских берегах, в данном случае без участия императорских войск, показывает, что врагами Теодериха и остроготов в Паннонии были сарматы — язиги.

Отдельные отряды сарматов-язигов иногда служили империи. Когда отец Теодериха, Тиудимер, король остроготов в Паннонии, перешел на южный берег Савы, чтобы продвинуться к городу Наиссу (нын. Ниш), то он воевал с императорскими солдатами и с отрядами сарматов (Get, § 285), расположенными на правом берегу Дуная.

190 Не отметил ли Иордан этими словами в части, касающейся сарматов и готов, того смешения, которое происходило в варварской среде, когда под властью одного вождя (Аттилы, Алариха, Одоакра, Теодериха и др.) объединялись разные племена и когда (как часто бывало) одного и того же человека один писатель причислял к одному племени, а другой — к другому именно оттого, что этническое название племени сильнейшего и руководящего могло иногда перекрыть названия других, отличных от него племен? Ср. прим. 653 о Бессе и об отзывах о нем, с одной стороны, Иордана, с другой — Прокопия. Об Одоакре сообщается, что он был скиром (Аноним Валезия, Иоанн Антиохийский), ругом или рогом (Иордан), королем готов (Марцеллин Комит), герулов (Auctarium Havniense и другие источники), торкилингов (Иордан).

191 По мифу, вследствие брака с Астиохой, сестрой или дочерью Приама, Телеф был втянут зятем в Троянскую войну.

192 Описание Телефа у Иордана почти дословно соответствует описанию у «Диктиса Критского». В данном случае заметно влияние этого мифического «дневника» Троянской войны, который и в дальнейшем был популярен в Средневековье.

193 Вместо Мизии (Mysia), находящейся в северо-западной части Малой Азии, Иордан называет Мезию («regnum Moesiam appellavere»), что, впрочем, он мог заимствовать у «Диктиса Критского» в латинском переводе IV в. (2, 1): «Telephus ...tum Moesiae imperator erat». (Ср. прим. 188.)

194 Мезия — римская (с 6 г. н. э.) провинция, расположенная на правом берегу Дуная от впадения в него Савы до Черного моря и разделявшаяся на Верхнюю и Нижнюю, — определяется в данном месте Иорданом по Орозию (Oros., I, 2, 55), хотя Иордан несколько упрощает перечень пограничных с Мезией областей, приводимый Орозием. Иордан берет только границы с востока (устья Дуная), с юга (Македония), с запада (Истрия), с севера (Дунай); у Орозия же есть еще стороны: юго-восточная (eurus) — Фракия, юго-западная (africus) — Далмация, северо-восточная (circius) — Паннония. Как объем Мезии (вплоть до Истрии!), так и направления, по которым расположены сопредельные с ней области (например, Паннония), даны Орозием, а за ним и Иорданом, ошибочно. Вместе с тем Орозий при описании границ Далмации (Oros., I, 2, 59) указывает, что с запада она имеет Истрию. Таким образом, Далмация оказывается (что правильно) между Верхней Мезией и Истрией.

195 Не «Тесандр» («Thesandrus dux Graeciae»), а Терсандр («Thersandкos»), вождь греков, приплывших на сорока кораблях для захвата Трои; убит Телефом.

196 Кассандра (Casandra, Cassandra) — красивейшая из дочерей Приама, которую он обещал в жены Еврипилу, сыну Телефа, за помощь в войне против греков.

 197 Кир — царь персов (правил в 558—529 гг.), ставший владыкой завоеванного им в годы 550—538 огромного государства, в состав которого входили Персия, Мидия, Лидия, Вавилон; им также были покорены греческие

города-государства на западном побережье Черного моря. По Геродоту, Кир пал в войне с массагетами — скифским племенем, обитавшим к северу от реки Яксарта (нын. Сыр-Дарья).

198 В обстоятельном рассказе о походе Кира в закаспийские степи, к северо-востоку от Ирана, во владения царицы Томиры (Τόμυρι), Геродот (Hist., I, 205—214) называет последнюю царицей массагетов. У ряда других авторов (Диодор, Лукиан, Юстин, Аммиан Марцеллин, Орозий) она названа царицей скифов. Иордан воспринял знаменитый рассказ Геродота в передаче Помпея Tpora («Pompeio Trogo testante») и назвал Томиру царицей гетов (массагетов). Эпизод с Томирой, победившей могущественного Кира (Кир был убит в 529 г.), нужен Иордану для того, чтобы тенденциозно подчеркнуть древность гетско-готской истории. «Геты со своей царицей», говорит он, победили Кира, и тогда «готское племя впервые увидело шелковые шатры» («primum Gothorum gens sirica vidit tentoria»). Чтобы связать царицу Томиру с гетами и готами, пребывавшими некоторое время в Нижней Мезии, Иордан сделал Томиру к тому же и основательницей города Том, или Томиды (Thomis), на западном побережье Черного моря, фонетически сблизив имя Томиры с названием Томы.

199 Аракс (Abraxes, Araxes) в данном случае не Аракс в Закавказье, а Аму-Дарья, древний Окс (Oxus).

200 Иордан в данном случае назвал персов парфянами.

201 «Великую Скифию» Иордан описал очень тщательно (Get., §§ 30— 37), причем он говорит не о Скифии, очерченной Геродотом (αρχαίιη Σκυθική, старой Скифии, не заходившей восточнее Дона), а о Скифии гораздо более обширной, растянутой в северную Азию и чуть ли не доходившей до «Восточного Океана» (так по Страбону; Иордан же склонялся к мнению Птолемея, по которому за восточными пределами Скифии лежала еще страна серов — Серика). Малая Скифия была известной Иордану страной. Она называлась так и в его время (nunc); в ней он, по-видимому, жил, когда был нотарием Гунтигиса (Ibid., §§ 265—266). Однако, описания этой области он, к сожалению, не оставил, быть может, потому, что для него самого она была очень ясна и близка. Страбон наиболее подробно рассказал о Малой Скифии, которая, по его словам, не всегда находилась южнее низовьев Дуная. Именем μικρα Σκυθία назывались земли тавров (в Крыму), за исключением владений Боспорского царства, и земли западнее перешейка Таврического полуострова, вплоть до Борисфена (Geogr., VII, 311). Но когда скифы (примерно в V в до н. э.) перешли реку Тиру (Днестр) и Истр и расселились на равнинах нынешней Добруджи, то эта область подобно той, из которой они пришли, стала называться «Малой Скифией». Ниже (Ibid., VII, 318) Страбон еще раз упоминает это название, говоря о болотах (τα έλη) Малой Скифии, «той именно, которая находится по сю сторону Истра» (εντος ’Ίστρου). Область Малой Скифии (нын. Добруджа) входила в состав римской провинции Нижней Мезии; в первые годы правления Диоклетиана (284—305) в результате реформы административного деления империи она была выделена в особую провинцию с именем «Scythia minor» (Малая Скифия).

202 Город Томы («Thomes civitas») — около нын. Констанцы, на западном побережье Черного моря. Иордан употребляет это название города то в форме множ. ч. «Thomi» (Rom., § 221), то в несклоняемой форме «Thomes», получившейся, по-видимому, из творит, пад. множ. ч. «Thomis» и превратившейся затем в слово женск. рода ед. ч. На греческих надписях употребляется Τόμοι; у Овидия — Tomis(-idis). Томы знамениты как место ссылки и смерти Овидия, который провел там в изгнании последние годы жизни (с 8 по 18 г. н. э.) Пустынная местность, непривычный для италийца климат, ледяной покров Дуная и морозы, опасность от набегов варваров, окружение из гетов, сарматов и бессов, звучание чуждой речи — все это нашло отражение в стихах Овидия («Tristia» и «Epistolae»). В них поэт говорит о «Томитанской области», о «Томитанской земле» на гетском берегу, на сарматском побережье, о «томитах», которых он любит, но места которых ненавидит («Tomitae, quos ego. cum loca sim vestra perosus, amo», — Ovid. Epist., IV, 14, 23—24). Писатель середины V в. Созомен так описал современный ему город Томис: «столица там [в Малой Скифии] Томис, большой город и богатый приморский порт по левой стороне для входящего в Евксинский Понт» (Soz. Hist. eccl, VI, 21).

203 Дарий I, сын Гистаспа из рода Ахеменидов (522—486), совершил грандиозный поход на скифов около 514 г. до н. э. Он перевел войско сначала через Босфор по мосту из тесно составленных кораблей, затем через Истр, также по наведенному из речных судов мосту. Во Фракии Дарий воевал с гетами, которые оказали персидскому завоевателю решительное сопротивление. Дальнейшие военные действия против скифов пресеклись из-за недостатка воды и из-за трудностей войны с неуловимой скифской конницей. В результате Дарий, несмотря на свое огромное войско, принужден был отступить к Истру, не добившись никаких побед; поход его не удался. Основным источником, который содержит повествование о скифском походе Дария, является, как известно, Геродот. Но Иордан, включивший экскурс о Дарии для того, чтобы показать, как готы (в изображении Иордана тождественные гетам) противостояли могущественному персидскому царю, пользовался сведениями либо непосредственно из труда Помпея Трога (это утверждает сам Иордан в рассказе о войне между Киром и царицей Томирой), либо из труда Орозия (Oros., II, 8), построенного на сочинении Юстина, эпитоматора Помпея Трога (ср. прим. 152).

204 Антир («Antyrus rex Gothorum»), у Орозия — «Antyro regi Scytharum» (Oros., Π, 8, 4) — искаженное имя ’Ιδάνθυρσος (так у Геродота, — Hist., IV, 76, 6).

 205 Халкедон (Chalcedona, Χαλκηδών: правильнее Calchedon, Καλκηδών) — город в малоазийской провинции Вифинии, на берегу Босфора, против Византия (впоследствии Константинополя).

206 Византий (Bizantium, Byzantium, Βυζάντιον) — город в провинции Фракии, на берегу Босфора; на месте Византия возник в IV в. Константинополь.

207 Тапы, Tapae — может быть, древняя Сингидава, нын. Дева, на р. Муреш (Марош). Дева лежит на пути из венгерского города Арада в горную область Семиградья. В § 74 Иордан еще раз говорит о горном проходе в Тапах через который, — и еще через один, именуемый Боуты (Boutae), — можно было проникнуть в древнюю Дакию. Очевидно, и Боуты, и Тапы были известными горными перевалами, которыми пользовались путники, шедшие с запада или с юга в область, охваченную, по выражению Иордана, венцом или «короной» гор.

208 Ксеркс I (486—465), сын Дария, перевел войска в 481 г. через Геллеспонт и направил к берегам Греции большой флот. Обычный источник Иордана Орозий (Oros., II, 9—10), подробно сообщает о походе Ксеркса на Грецию, но Иордан, не смущаясь этим, пишет, — весь во власти своей тенденциозной идеи связать судьбы готов с самыми древними временами и выставить их удачливыми победителями самых сильных противников, — что Ксеркс «пошел на готов войной».

209 Филипп II Македонский (359—336). Иордан сразу же показывает, почему в его изложении ему нужен знаменитый македонский царь, отец Александра Македонского. Во-первых, Филипп породнился с гетским («готским») царем, взяв его дочь в жены (см. два следующих примечания); во-вторых, Филипп не сумел взять город Одесс или Одисс (нын. Варна), подчиненный гетам («готам»). И в этом случае Иордан подчеркивает древность истории готов, основываясь на якобы твердо установленном тождестве готов с гетами.

210 Медопа (Medopa, правильнее Meda) — дочь, конечно, не готского, а гетского (фракийского) царя Котеласа, на которой, по преданию, женился Филипп Македонский.

211 Гудила (Gudila) — искаженное имя гетского (фракийского) царя Котеласа (Kothelas, Κοθήλας). Иордану важно, раз уж он положил в основу истории готов историю гетов, подчеркнуть связь «готов» со знаменитым македонским царем.

212 О Дионе Хризостоме см. прим. 129.

213 Одисс, Одесс (Odyssitana civitas, Odessus) — город в Нижней Мезии, на западном берегу Черного моря (нын. Варна). Интересно, что название Варна встречается уже в «Хронографии» Феофана (см. изд. de Boor'a, стр. 359). Об истории одного из самых значительных городов морского побережья Балканского полуострова (Одесс—Варна, Томы, Гераклея—Перинф, Селимврия) см. доклад В. Волкова на XI Международном Конгрессе византинистов в 1958 г. (V. Velkov. Das Schicksal einer frühbyzantinischen Stadt zur Zeit der Völkerwanderung. — Akten des XI. Internationalen Byzantinisten kongresses, München, 1958. Hrsg. von Fr. Dolger und H.-G. Beck. München, 1960, S. 654—659).

214 О Томах см. прим. 202.

215 Ситалк (Sithalcus, Σιτάλκης) — один из первых вождей во фракийском царстве одрисов, простиравшемся от Мраморного моря до Дуная, до границ со Скифией. Одрисы — фракийское племя, встречающееся в источниках впервые в связи с походом Дария на скифов в 514 г. до н. э. Геродот (Hist., IV, 80) отметил, что одрисы с царем Ситалком и скифы с царем Ариапейтом были в союзе, скрепленном браком скифского царя с сестрой царя фракийского. В 432 г., когда афиняне готовились к войне с царем македонским Пердиккой II, они заключили союз с Ситалком, который, собрав к 429 г. до н. э. огромное войско, повел его в Македонию, опустошил ее области и поверг в ужас даже греков, живших южнее Фермопил. Грозный поход не принес, однако, особых результатов, так как ближайший советник Ситалка и будущий его преемник Зевта, сын Спарадока (см. прим. 126), убедил его покинуть Македонию и примириться с Пердиккой. Весь рассказ о македонском походе фракийского царя Ситалка в 429 г. передан Фукидидом (кн. II), хорошо осведомленным о ходе фракийских событий. Иордан спутал сведения, полученные им, несомненно, косвенным путем: назвал Ситалка «славным вождем Готов» («egregius Gothorum ductor»), неправильно заявил, что Ситалк пошел войной на афинян (царем которых Иордан ошибочно считал Пердикку Македонского). Кроме того, во время похода царя Ситалка не было крупного сражения, о котором говорит Иордан исключительно для того, чтобы подчеркнуть победу «готов». Ситалк погиб в 424 г. до н. э. В борьбе с трибаллами.

216 Иордан спутал двух лиц по имени Пердикка: Пердикку II — македонского царя (455—413), противника фракийского царя Ситалка (ср. предыдущее примечание), и Пердикку — друга и сподвижника Александра Македонского. Этот Пердикка был убит восставшими солдатами в 321 г. до н. э. в Египте.

217 Александр Македонский скоропостижно умер в Вавилоне в 323 г. до н. э. Известно, что Александр перед кончиной вручил Пердикке перстень с государственной печатью, чем передал ему неограниченную власть. Некоторое время Пердикка и пользовался этой властью, несмотря на всевозможные осложнения, связанные с престолонаследием после смерти Александра.

218 Бурвиста — вождь гетов в I в. до н. э. Иордан мало осветил эту выдающуюся фигуру придунайского варварского мира; он говорит о Бурвисте, короле готов, только в связи с Дикинеем (см. прим. 127), чтобы остановиться на деятельности последнего. Наиболее подробные сведения о Бурвисте записал Страбон (Geogr., VII, 11). Он сообщает, что за немногие годы гет Бурвиста создал «великую державу» (μεγάλην αρχήν κατεστησατο) и «покорил гетам большинство соседей». «Он был страшен даже римлянам, так как дерзко переходил Истр, ограбляя Фракию до Македонии и Иллирии; он разорил кельтов, смешанных с фракийцами и иллирийцами, бойев же до конца смел с земли». Иначе говоря, Бурвиста создал военно-племенной союз гето-дакийских племен, подчинив еще фракийцев и иллирийцев и объединив под своей властью огромные территории. Основу составили земли гетов (по нижнему Дунаю: «живущих у Понта, более к востоку», как указывает Страбон, — Ibid., VII, 3, 12) и даков (по среднему Дунаю: «в противоположной стороне, по направлению к Германии и истокам Истра», как считает тот же автор). Сфера влияния Бурвисты и связи его племенного объединения заходили гораздо дальше: они охватили области бастарнов к северу от даков и область бойев к северо-западу; они распространились на юг, за Дунай, во Фракию и на запад, в иллирийские земли. По современному определению, держава (αρχή) Бурвисты включала Молдавию, Румынию, Болгарию, часть Западной Украины, Буковину, Венгрию и Чехию (см.: М. А. Тиханова, Роль западного Причерноморья в сложении культуры Поднестровья, — КСИ— ИМК, вып. 8, 1940, стр. 67). Союз Бурвисты существовал только при его жизни. По словам Страбона (Geogr., VII, 3, 11), Бурвиста «погиб низвергнутый, так как некоторые восстали против него», раньше даже чем римляне двинули против него свои войска. Преемники Бурвисты разделили подвластные ему земли, его «державу», на несколько частей, и союз распался. Подобным союзу Бурвисты был и позднейший военно-племенной союз в Дакии под предводительством Декебала. Сопротивление Декебала Риму было упорным; его ослабили войны с императором Домицианом (в 86—88 гг.) и сломили войны с императором Траяном, который перешел на левый берег Дуная, разрушил крупный дакийский город Сармицегетузу (к северу от ущелья «Железные ворота» на Дунае) и превратил в 107 г. Дакию в римскую провинцию.

219 Дикиней (Dicineus) — верховный жрец и помощник вождя гето-дакийского военно-племенного союза Бурвисты. (Подробнее о Дикинее см. прим. 127.)

220 Люций Корнелий Сулла, консул в 88 г. до н. э., полководец и диктатор (ум. в 78 г.), упомянут Иорданом лишь для определения времени Дикинея и Бурвисты.

221 Юлий Цезарь (102—44 гг.) упомянут Иорданом в связи с тем, что фракийцы принимали участие в борьбе между Цезарем и Помпеем на стороне последнего; об их вождях — Котисе и Расциполисе — Цезарь упоминает в своем произведении «О гражданской войне» (Bell. civ., III, 4).

222 Имеется в виду описанная Иорданом в начале его произведения Британия. (Ср. прим. 22.)

223 Тиберий — римский император (14—37 гг. н. э.).

224 Философия здесь понимается как весь известный круг знаний, наука вообще, опирающаяся во времена Иордана на дисциплины, разработанные Аристотелем и его последователями. Еще по Аристотелю философия в широком смысле обозначала науку. Обычно философия содержала три отдела: физику — учение о природе, этику — учение о морали, логику — учение о мышлении и о выражении мыслей. Иордан и перечисляет непосредственно за указанием на философию ее главнейшие отделы: 1) этику, посредством которой Дикиней «обуздал варварские нравы» гетов; 2) физику, относительно которой сказано лишь, что посредством ее Дикиней «заставил их жить naturaliter», т. е. в соответствии с природой; 3) логику, посредством которой он сообщил им искусство рассуждать, сделал их «сведущими в рассуждении».

225 Белагины («belagines») были, по Иордану, древними законами готов. Вызывает сомнение указание Иордана на «писаные» законы столь отдаленных времен. Либо он ошибается, так как запись обычаев впервые была произведена у везеготов только при короле Еврихе (466—485), либо он говорит о древней устной традиции этих обычаев, которые были позднее зафиксированы записью. Готское слово «белагины», belagines, которым в VI в. назывались записанные на готском языке древние законы, Як. Гримм переводит как «Satzung» — «постановление», «узаконение» (Jac. Grimm, Über Jornandes und die Geten, S. 228).

226 Практика (practica) — область познаний, относящихся к деятельности, а не к умозрению. Под «практикой», т. е. практической философией, надо подразумевать моральную философию. Иордан раскрывает содержание «практики» как уменье «жить в добродеянии» («in bonis actibus conversare»).

227 Теоретика (theoretica) — область познаний, относящихся к умозрению, к отвлеченным наукам. В теоретику входят, по тексту Иордана, всевозможные астрономические познания о знаках зодиака, о фазах Луны, о размерах Солнца, о движении звезд. Все относящееся к науке о небе в сочинениях авторов VI в. и предшествующих веков базировалось на обобщающих астрономических трудах Птолемея (ум. во второй половине II в. н. э.)

228 Двенадцать знаков — так называемые двенадцать знаков зодиака (от κύκλος ζωδιακός — круг с изображениями животных, или круг с зодиями, от το ζωον «животное» и το ζώδιον «зверек» или в общем смысле рисунок, узор), обозначающих созвездия, расположенные по кругу (эклиптике), проходимому Солнцем в течение года. Созвездий было двенадцать, и они приблизительно соответствовали двенадцати месяцам. Круг начинался с весеннего равноденствия, когда Солнце вступало в знак овна. Это знаменовало начало весны. Месяцы делились, как принято и теперь, на четыре группы: март (овен), апрель (телец), май (близнецы) соответствовали весне; июнь (рак), июль (лев), август (дева) — лету; сентябрь (весы), октябрь (скорпион), ноябрь (стрелец) — осени; декабрь (козерог), январь (водолей), февраль (рыбы) — зиме. Знание знаков зодиака считалось в средние века необходимым для сельскохозяйственных работ; схемой зодиака пользовались для обозначения времен года и всевозможных сроков.

229 «Бег планет» («planetarum cursus») относится в сочинении Иордана к пяти известным с глубокой древности планетам — Меркурию, Венере, Марсу, Юпитеру и Сатурну. В астрономических трудах Птолемея (объединенных в одном собрании, носящем название «Альмагест») рассматривались следующие явления, связанные с небесными телами: движение Солнца и Луны, сфера неподвижных звезд, движение пяти планет. Однако, словом «астрономия» Иордан определяет не науку, а звездное небо вообще, так как он говорит о созерцании «бега планет», а также о созерцании «всей астрономии».

230 Лунный диск (lunaris orbis). Здесь имеются в виду фазы Луны, т. е. последовательное увеличение («augmentum») видимой части лунного диска от новолуния к полнолунию и уменьшение («detrimentum») через последнюю четверть к новолунию. Птолемею было известно, что фазы Луны изменяются в зависимости от относительного расположения Луны, Солнца и Земли.

231 В словах Иордана о соотношении размеров «солнечного шара» («globus») и «земного круга» («orbis») намечена интересная для раннего средневековья мысль об относительных размерах Солнца и Земли и о большей величине Солнца (Земли?) по сравнению с Землей (Солнцем?). Как известно, шарообразность Земли была установлена еще Пифагором и доказана Аристотелем, а вопрос о величинах небесных тел рассматривался в III в. до н. э. греческими учеными александрийской школы Аристархом и Эратосфеном (см., например: В. В. Тарн, Эллинистическая цивилизация. М., 1949). Идеи и открытия античности могли дойти до людей V—VI вв. в Италии через ученых крупных культурных центров Восточной Римской империи, однако неясно, были ли они достаточно осознаны в италийской и особенно в готской среде времен Кассиодора и Иордана, если учесть, что вопрос об относительных размерах Земли и Солнца был глубоко разработан только через тысячу с лишним лет (Галилей, Кеплер, Тихо Браге). Следует отметить, что в своей примечательной для истории науки фразе о соотношении размеров Земли и Солнца Иордан, к сожалению, неясно распределил падежи обоих существительных: «globus» и «orbis». Является ли «solis globus», взятый Иорданом в винительном падеже, дополнением к глаголу «excedere», «превосходить», или же подлежащим всего предложения? (Во всем предложении нет слова в именительном падеже.) Изредка случается, что вместо именительного Иордан ставит винительный падеж (Get, § 114 «erat... illis... a meridie Histrum»; § 75 «quem costas... intexunt»; § 244 «orientalem Imperium Ostrogothas, hesperium Vesegothae vastarent» и несколько других мест). Если это так и в предложении о Солнце и Земле, то «solis globus» (в винительном падеже!) есть подлежащее, и, следовательно, речь идет о превосходстве Солнца по величине над Землей. Нельзя не указать, что в некоторых рукописях (Оттобонианский список Χ в. и Бреславльский — XI в.) «solis globus igneus» стоит как раз в именительном падеже. Если принять «globus» за подлежащее, то «terreno orbe» приходится считать в дательном падеже (в трех рукописях стоит именно «terreno orbi», а в других трех — «terrenum orbem, terrae orbem», т. е. винительный падеж), неловко связанном с глаголом «excedere». Кроме только что изложенного понимания «падежей» Иордана, возможно и это проще всего — предположить данный им глагол «excedat» в неопределенном наклонении и, получив таким образом accusativus cum infinitivo, счесть «solis globum» опять-таки за подлежащее. Тем не менее в обоих изложенных выше объяснениях грамматической стороны разбираемой фразы Иордана есть, конечно, некоторая натяжка, хотя известно, что автор зачастую как бы сжимает свои предложения, и потому они получаются неясными. Ввиду этого вопрос о размерах Солнца и Земли, быть может, решался и иначе — в смысле превосходства Земли по величине над Солнцем. Такой смысл подсказывается творительным падежом «terreno orbe», благодаря которому представляется, что автор хотел сказать, насколько «земным кругом» превзойден по величине солнечный шар, т. е. при данном толковании подлежащим надо считать «terrenus orbis», который в сознании автора из творительного падежа перешел в именительный, чтобы сочетаться с глаголом «excedat».

232 Выражение «polus coeli» в значении «небосвод» чаще употреблялось в поэтической речи. Обычно же и греч. о πόλος и лат. «polus» понимались в значении оконечности земной оси, как полюс в современном смысле слова.

233 Число 346 звезд взято из знаменитого звездного каталога Птолемея, помещенного в VIII книге «Альмагеста»; причем разумеются 346 звезд в зодиакальных созвездиях северного полушария неба. Под именами («quibus nominibus») надо понимать не названия 346 звезд, а названия созвездий, входящих в полосу зодиака; под знаками («quibus signis») — знаки зодиака.

234 В последующем перечислении подтверждается, что под «философией» (см. прим. 244) понималась так называемая сумма знаний: о «положении неба» («coeli positio»), т. е. о расположении светил над горизонтом в разные времена года, о «природе трав и кустарников» («herbarum fruticumque natura»); о «приросте и ущербе луны» («lunae commoda incommodaque»); о «работе солнца» («solis labores»); о «вращении небосвода» («rotatus coeli»),

235 «Работа солнца» («solis labores») — видимое годичное движение Солнца по знакам зодиака и вся сопутствующая ему годичная смена климатических явлений, наблюдаемых на Земле.

236 Речь идет о суточном движении звезд, которые автор представляет себе как бы прикрепленными к сфере неподвижных.

237 Войлочный колпак, войлочная шапка (pilleus, pilleum) — головной убор в римском быту; надевался на празднествах, на пирах, на театральных представлениях людьми свободного состояния. Подобная шапка служила признаком свободы, поэтому ее носили и вольноотпущенники. Известно выражение «ad pileum vocare», «призывать к пилею», как символу свободы, призывать рабов к оружию, к восстанию за свободу. Замечательны слова Светония (в биографии Нерона, гл. 57) о том, как смерть Нерона вызвала столь необыкновенную радость, что народ (в знак освобождения от тирании) надел войлочные шапки («plebs pileata») и двигался в таком виде по всем улицам Рима. Интересно, что греческим словом ο πίλος обозначали (кроме войлока) войлочную шапку как головной убор варваров. Латинское слово «pilus» значит волос на теле человека или животного; в связи с этим находится противопоставление людей, одетых в войлочные шапки — шапки из шерсти, людям, головы которых покрыты лишь их волосами («capillus» — «волос на голове»; см. следующее примечание).

238 «Capillati» (от «capillus» — «волос на голове») — «люди с непокрытыми головами», «простоволосые», в противоположность пиллеатам, имеющим на голове войлочные, шерстяные шапки. Оба термина — «pilleati» и «capillati» — отмечают социальное различие: первый относится к представителям привилегированного класса, второй — к рядовым членам племени. Но в термине «capillatus» едва ли кроется значение «несвободный». В отношении варваров это определение указывает на их длинные, неподстриженные волосы. В VI в. термином «capillati» обозначались люди варварского происхождения в противоположность «римлянам» и «провинциалам» (т. е. римским администраторам, жившим вместе с варварами в провинциях). В таком смысле можно понимать обращение (adressum) одной из грамот Теодериха: «Universis provincialibus et capillatis, defensoribus et curialibus Siscia vel Savia consistentibus Theodericus rex» (Variae, IV, 49).

239 Комозик — преемник Дикинея. (См. прим. 127 о Дикинее.)

240 Корилл (Coryllos), по-видимому, то же, что и Scorylo. Скорилон был вождем даков («dux Dacorum»), т. е. гетов в I в. до н. э., но Иордан называет его «королем готов» («rex Gothorum»). Ввиду того что в I в. до н. э. наиболее крупным вождем гето-дакийского союза, охватывавшего и Дакию, был известный Бурвиста (см. прим. 218), Корилл (или Скорилон) являлся, по всей вероятности, вождем некоторых дакийских племен, входивших в состав союза племен, возглавленного Бурвистой. Впрочем, не удается определить, на какие именно годы падают указанные Иорданом сорок лет правления Корилла-Скорилона. Может быть, они предшествовали годам возвышения Бурвисты.

241 Под «древней Дакией» («Dacia antiqua») Иордан подразумевал римскую провинцию, расположенную к северу от нижнего Дуная. Ее западная граница проходила восточнее течения реки Тиссы, северная определялась Карпатами, восточная — течением Днестра и побережьем Черного моря, а южная — Дунаем, от впадения в него Тиссы и до его дельты. Завоеванная Траяном в 107 г. н. э. провинция Дакия была при Адриане разделена на две части — Верхнюю Дакию и Нижнюю Дакию (соответственно течению Дуная). В 271 г. император Аврелиан оставил Дакию готам и создал новую небольшую провинцию на правом берегу Дуная под названием «Прибрежная Дакия» («Dacia Ripensis»); она находилась между Нижней и Верхней Мезией и имела центром город Ратиарию. У биографа Аврелиана в серии «Писатели истории Августов» отмечено, что провинция, завоеванная в результате походов Траяна, была оставлена Аврелианом, затем им была создана новая провинция — правобережная Дакия (SHA Aur., 39): «Когда Аврелиан увидел, что Иллирик опустошен и Мезия разорена, он, сняв войско и провинциалов (т. е. римскую провинциальную администрацию], покинул Задунайскую Дакию («Transdanuvinam Daciam»), потеряв надежду удержать эту провинцию. Приведенных оттуда людей он поместил в Мезии и назвал «своей Дакией» («suam Daciam») то, что теперь разделяет обе Мезии. В конце IV в. эти же сведения привел в «Бревиарии римской истории» Евтропий (Eutrop., IX, 15, 1). Он тщательно определил новую Дакию, расположенную, как он писал, «in media Moesia»: «ту, что теперь разделяет обе Мезии и находится на правом берегу Дуная, соответственно его течению в море, тогда как раньше она находилась на левом берегу» («est dextra Danuvio in mare fluenti, cum antea fuerit in laeva») В IV—V вв. различалась еще Внутренняя, или Средиземная, Дакия (Dacia interior или mediterranea) — между Верхней Мезией, Прибрежной Дакией, Нижней Мезией, Фракией и Дарданией. Орозий (V в.) уже не описывает особо Дакии в I книге «Историй»; он говорит только о землях, которые находятся между Дунаем — границей варварского мира — и «Нашим», т. е. Средиземным морем. К ним он относит Мезию, Фракию, Македонию, Ахайю, Далмацию и Паннонию с Нориком и Рэцией (Oros., I, 2, 54—60). О Дакии же, утерянной Римом в 271 г., он кратко сообщает: «Dacia ubi et Gothia» (Ibid., I, 2, 53). Таким образом, Орозий называет древнюю землю даков (гетов) «Готией» («Гетией») лишь по признаку смены населения. Не то делает Иордан. Не указав, что владения державы Бурвисты охватывали (или даже имели в центре) Дакию, Иордан называет ее в связи с именем Корилла, дакийского (гетского) вождя I в. до н. э. Поэтому ему и приходится объяснить, что собой представляла та Дакия, которую он называет «древней», а именно Дакия интересующих его гетов (якобы предков готов), ставшая затем, в начале II в. н. э., римской провинцией на левом берегу Дуная. Ниже он именует описанную им Дакию гетов (впоследствии римскую провинцию Дакию) «Готией» («haec Gothia, quem Daciam appellavere maiores») и делает это, как все, что касается гетов, тенденциозно, изображая их как непосредственных исторических предков готов. Поводом к созданию ложной последовательности: геты — готы послужил, быть может, факт обладания Дакией сначала гетами, а с середины III в. н. э. — готами, когда исконно гето-дакийскую землю можно было назвать «Готией». Дакия, занятая в V—VI вв. гепидами, названа Иорданом «Гепидией» («quae nunc Gepidia dictur»). Таким образом, область, очерченная Иорданом довольно четкими границами (вдоль Тиссы — по Карпатам — по Днестру — по берегу Черного моря), выступает у него последовательно, как 1) Дакия—Гетия (особенно во времена Бурвисты и Корилла, в I в. до н. э.); 2) Дакия — римская провинция (в 107—271 гг.); 3) Дакия-Готия (с 271 г. по V в.); 4) Дакия—Гепидия (в V—VI вв.) При описании Скифии первым племенем у западных ее предков Иордан называет гепидов, живших по рекам Тиссе, Данубию, Флутавзию; глубже за ними, говорит он, т. е. восточнее, лежит Дакия (Get., §§ 33—34). Здесь Иордан как бы выдвинул гепидов западнее Дакии, которую тем не менее называет Гепидией (§ 74).

242 О гепидах см. прим. 102.

243 Боуты (Boutae) — горный проход в Трансильвании или в Семиградье. (См. прим. 207.)

244 Тапы (Tapae). См. прим. 207 о горных перевалах, по которым проникали в древнюю Дакию или во времена Иордана в области, близкие к гепидам.

245 Готия (Gotia). Провинция Дакия, хотя и была оставлена в 271 г. римлянами готам, в данном случае соответствует стране гетов, «Гетии», потому что Иордан сделал историю гетов как бы древнейшей историей готов. Орозий, который приравнял гетов к готам (Oros., I, 16, 2), писал о римской провинции Дакии: «Dacia ubi et Gothia» (Ibid., I, 2, 53) в смысле: «Дакия, та именно, где находится Готия». Названия областей, созданные по именам народов, пребывавших на тех или иных территориях даже короткое время, иногда удерживались надолго. Примером могут служить: «Vandalisia», «Андалузия» (от вандалов), «Каталония» (собственно «Готоалания», от готов и аланов), «Ломбардия» (от лангобардов). Термин «Готия» искусственно связанный с Дакией, привился фактически в двух местах: 1) в южной Галлии, так называемой Септимании, между устьями Роны и восточными Пиренеями. Здесь, на местах пребывания везеготов, название «Готия» держалось до XI в.; и 2) на побережье Крыма, где название «Готия» носило условный характер, обозначая даже в XIV и XV вв. занятую местным населением прибрежную полосу между Судаком и Балаклавой; этот берег с названием «Готии» был уступлен татарами в 1381 г. генуэзцам.

246 Гепидия, Gepidia. Это место текста интересно тем, что автор в немногих словах отражает общие исторические перемены в столь удаленной и изолированной от империи области, какой было нынешнее Семиградье, окаймленное, по выражению Иордана, «венцом гор».

Эта область была некогда «Готией», т. е. «Гетией»; в древности же она была римской провинцией Дакией, а в V—VI вв. стала «Гепидией». Иордан показал здесь последовательную смену варварских племен в местах, достаточно ему известных: «haec Gotia quam Daciam appellavere maiores, quae nunc, ut diximus, Gepidia dicitur». (См. прим. 241 и 245.)

247 Ароксоланы (Aroxolani) — одно из причерноморских сарматских племен, роксоланы, отмеченные еще в конце II в. до н. э. Знаменитая надпись, найденная в Херсонесе и содержащая декрет в честь Диофанта, передает подробный рассказ о походах Диофанта, полководца понтийского царя Митридата VI Евпатора, в защиту Херсонеса против скифского государства в центре Таврики. Союзниками скифского царя Палака были «ревксиналы» (IosPE, I, изд. 2, 1916, № 352, стлб. 1, строка 23: ...των Ρευξι ναλων έθνος); «ревксиналы» отождествляются с роксоланами на основании свидетельства Страбона (Geogr., 3, 17: ‘Ρωξολανοί). Страбон подчеркнул многочисленность и силу роксоланов, пославших в помощь Палаку будто бы 50 тысяч человек. На карте, по Птолемею, это племя помещено у Мэотиды, восточнее язигов. («По всей стороне Мэотиды — язиги и роксоланы, а внутрь от них — амаксовии и аланы — скифы» — «πας όλην την πλςυραν της Μαιώτιδος ’Ιάςυγες και Ρωξολανοι και ενδοτέρω τούτων όι τε ’Αμαξόβιοι και οι ’Αλανοι Σκύθαι» (Ptol., III, 5, 7). Последние постепенно двигались на запад и дошли к I в. н. э. до равнины между Тиссой и Дунаем. Роксоланы следовали за язигами и тоже перемещались к западу. Однако как перемещение, так и последовательные места расселения этих племен не могли быть отчетливо показаны в исторических и географических сочинениях. Например, Аммиан Марцеллин, приступая к повествованию о придунайских областях, в связи с рассказом о своем современнике, императоре Юлиане (ум. в 363 г.), сообщает заимствованные у античных авторов сведения. Он говорит о роксоланах только один раз (Amm. Marc., XXII, 8, 31), как об обитателях берегов Мэотиды, и ставит их в ряд не только с язигами (которые уже давно жили на Тиссе), но и со многими племенами времен путешествия Геродота в Ольвию и даже раньше — с мэотами, меланхленами, гелонами, агафирсами, включая и аланов. Писатели, освещавшие события V—VI вв., — Орозий, Прокопий, Агафий, Менандр, Феофилакт Симокатта, — вовсе не упоминают о роксоланах. Иордан дважды назвал «ароксоланов» в §§ 74—75, отмечая их расселение: а) к востоку от древней Дакии и б) к востоку от реки Алуты (нын. р. Олт, левый приток Дуная), где они соприкасались с язигами. Ясно, что и Иордан заимствовал данные из какого-то древнего источника, рисующего однако, более позднюю картину, чем источник Аммиана Марцеллина. В названии «роксоланы», несомненно, присутствует этническое обозначение «аланы», ему же предшествует слово «рос» или «рокс». В. Ф. Миллер («Осетинские этюды», III, 86) предположил, что «рокс», «рукс» является иранским словом, означающим «светлый». По Миллеру, «роксоланы» — «светлые» или «русые» аланы. Быть может, роксоланов надо усматривать и в названии племени розомонов, росомонов («Rosomonorum gens»), упомянутых Иорданом один раз в § 129. Указанное выше толкование этнического имени «роксоланы» признается до последнего времени (ср., например: G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 88, 107—108, 129). По-видимому, первая часть названия «роксоланы» всплыла как самостоятельное этническое имя в сообщении сирийской хроники Захарии Ритора («Псевдо-Захарии»), записавшего в середине VI в., что по соседству с амазонками, — а легенда всегда помещает их близ Мэотиды, — живет «народ ерос» (или «рос», если откинуть дополнительный алеф в сирийской транскрипции). (См. Н. В. Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, стр. 166.)

248 Бастарны (у Иордана, упомянувшего это название один раз, Basternae) — крупное племя (или союз племен), известное еще с конца III в. до н. э. (по Титу Ливию). Имя бастарны не германское, а кельтское (ср.: E. Schönefeld, Wörterbuch der altgermanischen Personen- und Völkernamen, 1911, S. 45). Бастарны появлялись на берегах нижнего Дуная, переходили реку по льду, нападали на Фракию, но обитали севернее: на северо-восточных склонах Карпат. Эти места их расселения и указаны в источнике Иордана; последний в данном случае говорит о каком-то (не современном ему, конечно) расположении племен («tunс ...a septentrione Sarmatae et Basterne»). В античных источниках Карпаты называются «Бастарнскими горами», «montes Bastarnici». Бастарны вступали в союз и с маркоманнами (II в. н. э.), своими соседями на северо-западе, и с готами (III в. н. э.), находившимися к тому времени близ Черного моря. При императоре Пробе (276—282) большое количество бастарнов было переселено на территорию империи, на правый берег Дуная, после чего они уже не упоминаются как самостоятельное племя. У Прокопия в списке укрепленных пунктов по побережью Дуная в Мезии приводится название Βαστέρνας где-то близ города Никополя, по-видимому, в районе рек Осмы и Янтры (Aed., IV, 11); это записанное автором VI в. название рядового придунайского укрепления осталось как яркий след пребывания здесь исчезнувшего племени. Тацит в гл. 46 «Германии» засвидетельствовал, что бастарны стали называться певкинами («Peucini quos quidam Bastarnas vocant»), последние же связываются с островом Певка, Peuce, в дельте Дуная; о певкинах и их острове Иордан упомянул в § 91. См. прим. 304.

249 Алута (Aluta) — нынешняя река Олт, левый приток Дуная, берет начало в восточных Карпатах, протекает по южной части Семиградья, пересекает Трансильванские Альпы и впадает в Дунай против города Никополя.

250 Аламаннские поля (Alamannica arva). Определяя истоки Дуная в области аламаннов, Иордан не делает ошибки, так как это племя населяло римские «Десятинные поля» («agri decumates»), очерченные верховьями Дуная и течением Рейна после выхода его из Констанцского озера. Дунай берет свое начало с юго-восточного склона Шварцвальда, с «горы Абноба» (Abnobae), как сообщает Тацит (Germ., I). Плиний (Plin., IV, 79) определил истоки Дуная подробнее; он пишет, что Дунай «рождается в Германии на хребтах горы Абнова (Abnovae), против города Раурика в Галлии». Позднее Аммиан Марцеллин указал, что «река Дунай рождается близ Рауриков на горе, рядом с границами Рэции» (Amm. Marc., XXII, 8, 44). Город Раурик соответствует римскому городу Augusta Rauricorum близ нын. города Базеля на правом берегу Рейна. Иордан не воспользовался этими данными об истоках Дуная.

251 1200 римских миль равны примерно 1800 км. (Одна римская миля, т. е. одна тысяча шагов, равняется 1,5 км.) На самом деле длина Дуная равна 2860 км.

252 Дунай принимает в себя свыше 120 значительных по величине притоков. Цифра 60 относительно притоков Дуная шла по традиции от Плиния (Plin., IV, 79), который сообщает, что Данувий-Истр, «приняв в себя 60 рек, из числа которых почти половина судоходны», впадает в Понт. В собрании выдержек из «Естественной истории» Плиния, составленном, по-видимому, в III в. н. э. и связываемом с именем Солина (Solin., I, 3, 1), повторено: «Истр принимает в себя 60 рек, почти все судоходные». Как сочинение Плиния, так и Солина были широко известны. Сведения о 60 притоках Дуная Иордан мог внести в свой труд по памяти. У Аммиана Марцеллина говорится также о 60 судоходных притоках Дуная (Amm. Marc., XXII, 8, 44).

253 Можно предположить, что сравнение реки с позвоночником («spina») и с ребрами («costae»), создающими подобие решетки («crates»), возникло у Иордана при рассмотрении карты с изображением Дуная и его притоков.

254 Язык бессов (lingua Bessorum) — язык фракийцев.

255 Pes (πους) — фут, стопа, равная около 30,5 см.

256 По-видимому, для наглядности было принято сравнивать Дунай с Нилом; знаменитой африканской реке отдавалось первое место, но Дунай, тем не менее, описывался, как почти не уступающий Нилу по величине. Геродот (Hist., IV, 50) называл Истр «величайшей из рек» (ποταμων μέγιστος), но находил, что Нил превосходит его обилием своих вод. У Помпония Мелы сказано, что Истр-Данувий «огромен и из тех рек, что впадают в Наше (Средиземное) море, меньше только Нила» (Mela, II, 8). Ставшее привычным сравнение Дуная с Нилом проникло и в стихотворные произведения. Овидий в стихах, созданных в изгнании близ берегов Дуная, сопоставляет Истр с «папироносной» рекой, т. е. с Нилом, и считает, что Дунай не ýже Нила (Ovid. Trist., III, 10). В одной из «Эпиграмм» Авзоний (ум. в конце IV в.) писал от лица Дуная: «Я, Данувий, второй по тебе, о Нил!» («tibi, Nile, Secundus Danuvius», — Auson. Epigr., XXVII, III).

257 Тит Флавий Домициан — император в 81—96 гг.

258 Под «готами», которые победили двух полководцев императора Домициана, следует подразумевать гетов-даков. По свидетельству Светония (писал ок. 120 г. н. э.), в «Биографиях цезарей» (Suet., 8, 6), и за ним — Евтропия (IV в.), в «Бревиарии римской истории» (Eutrop., VII, 23, 4), Домициан дважды посылал войска против даков; в первом походе потерпел поражение и был убит консуляр провинции Оппий Сабин, во втором — та же участь постигла другого военачальника, префекта претория Корнелия Фуска, противником которого выступил вождь даков Диурпаней, или Дорпаней.

259 Оппий Сабин. См. предыдущее примечание.

260 Дорпаней (иначе Diurpaneus) — вождь «готов» по Иордану, на самом же деле — вождь даков, против которых направил два похода император Домициан. Орозий, ссылаясь на авторитет Тацита («Истории» Тацита в этой части не сохранилось до нашего времени), рассказывает о победе «короля даков Диурпанея» над Корнелием Фуском, предводителем римлян (Oros., VlI, 10, 4).

261 Корнелий Фуск — префект претория при императоре Домициане (81 — 96); был убит в неблагоприятном для римлян сражении с даками (у Иордана «готами»).

262 Иордан поясняет, что «ансами» называют не просто людей («non puros homines»), а полубогов («semideos»). Из последующего текста видно, что готы называли «ансами» предков рода Амалов, которых также считали «героями» («...Ansis vocaverunt, quorum genealogia» — и далее дается генеалогия Амалов: «horum ergo heroum ... primus fuit Gapt...»). Моммсен в указателе («Index personarum») ссылается на Мюлленгоффа, который вместе с Як. Гриммом сближал термин «anseis» с норманнским названием богов «aesir» и англосаксонским «ês».

263 Переходя к генеалогии тех «готов» (даков, гетов), о которых речь шла выше, Иордан приступает к рассказу о подлинных готах, отбросив их псевдоисторию (т. е. историю гетов-даков).

264 Первым именем Гапта Иордан начинает генеалогию рода Амалов, правителей остроготов. Этот перечень имен был с тщательностью перенесен Иорданом в его произведение со страниц «Истории готов» Кассиодора. В одном из писем собрания «Variae» король Аталарих объявляет сенату: Кассиодор «направил свои усилия на [разыскания] о древнем нашем роде, изведав путем чтения все то, что едва еще удержалось в седых записях предков. Он вывел из долгого забвения готских королей, скрытых в убежище старины. Он восстановил Амалов со всем блеском их рода, с очевидностью показав, что мы имеем королевские корни в семнадцатом поколении. Он сделал римским происхождение истории готов» (Variae, IX, 25).

265 в генеалогии готских королей четвертым представителем был Амал. Он дал начало Амалам — царственному роду предводителей остроготов; у везеготов таким же царственным родом их вождей были Балты. Первым историческим лицом из рода Амалов был Херменериг или Херменерих (обычно Германарих), поставленный Иорданом на десятом месте, считая от родоначальника Гапта.

266 Херменериг (Hermenerig), обычно Германарих, — король остроготов, значительно расширивший их державу, основная территория которой находилась на северо-западном побережье Черного моря. Германарих не был в силах отразить гуннское нашествие и даже не отвел своего народа, подобно везеготам, на запад. В 376 г. (или в 375 г.) он умер в глубокой старости (по одной версии — от раны, по другой — не перенеся надвигавшегося позора гуннского ига).

267 Теодерих, Theodericus (457—526) — первый король остроготов в Италии, где он правил с 493 по 526 г.

268 На событиях, связанных с Витигесом, который считался последним королем (536—540) остроготов в Италии, хотя он и не был Амалом по происхождению, а лишь женился на представительнице этого рода, Матасвинте (внучке Теодериха), Иордан заканчивает свой труд.

269 Витигес умер в 542/43 г.

270 Герман, племянник Юстиниана, — блестящий полководец и политик, предполагавшийся преемник Юстиниана. (См. прим. 617.)

271 Патриций (или, по греческим источникам, патрикий) — в позднеримской империи один из титулов, установленных императором Константином в начале IV в. Титул патриция, кроме лиц, исполнявших высшие гражданские и военные должности, давался правителям провинций (например, равеннским экзархам). Особенно почетным считалось дарование титула патриция варварским полководцам и королям. В 434 г. был консулом и патрицием военачальник Аспар из знаменитого и могущественного в Константинополе рода Аспаров-Ардавуриев, готского или аланского происхождения. В 476 г. император Зинон назвал патрицием Одоакра; в 488 г. он же даровал титул патриция Теодериху. Патрициями были Стилихон, Рикимер, Витигес. Император Анастасий прислал королю франков Хлодвигу (481—511) после его победы над везеготами титулы консула и патриция.

272 На Германе, сыне полководца Германа (племянника императора Юстиниана), Иордан кончает перечисление имен рода Амалов. Таким образом, генеалогическая линия рода Амалов — наиболее прославляемого рода готских племен — доходит до отпрыска Амалов (по матери Матасвинте) и императорской ветви Анициев (по отцу Герману). К роду Анициев едва ли принадлежал сам Юстиниан, полное имя которого читается в надписи (CIL, V, 8120, 3) как «Flavius Petrus Sabbatius Iustinianus». Но мысль и тенденция Иордана, писавшего после падения сильного некогда государства Теодериха, ясна: слиянием рода Амалов с царственным (по Юстиниану) родом Анициев символически осуществилась политическая программа Теодериха, направленная на сочетание готов и римлян. Выразительны слова Иордана в конце его труда (Get., § 314): «в нем [в Германе младшем] соединился род Анициев с поколением Амалов, и он [Герман младший], с божьей помощью, таит в себе надежду и того и другого рода». Доведение генеалогии Амалов до такого момента не могло еще интересовать Кассиодора, когда он перечислял главнейших представителей Амалов с целью показать блеск и древность готского рода Теодериха и его наследников. Он назвал в одной из грамот 533 г. (Variae, XI, 1) следующие имена: Hamalus (Кассиодор, по-видимому, не счел нужным начинать перечисление с его мифологического предшественника Гапта, как это сделал Иордан), Ostrogotha, Athala, Winitarius (интересно, что Кассиодор обошел имя Германариха, который не был прямым предком Теодериха), Unimundus, Thorismuth (Кассиодор назвал Гунимунда, сына Германариха, так как Гунимунд и его сын Торисмуд были предками Евтариха — мужа Амаласвинты и отца Аталариха, наследника короля Теодериха), Walamer, Theudimer (Кассиодор назвал только два имени из трех имен: Валамер, Тиудимер и Видимер, принадлежавших трем братьям — правителям остроготов в V в.; из них Тиудимер был отцом Теодериха). Кассиодор остановился в генеалогическом перечислении на отце короля Теодериха, Тиудимере, так как последующие события — грамота была составлена при Аталарихе (526—534) — пока не вызывали каких-либо тенденциозных приемов в связи с генеалогией рода Амалов, к которым прибег спустя около двух десятилетий Иордан (см. вводную статью).

273 Герман, племянник императора Юстиниана и муж Матасвинты, умер в 550 г. (См. прим. 617.)

274 Концом государства Амалов в Италии Иордан считает капитуляцию Витигеса перед Велисарием в 540 г. На этом событии Иордан заканчивает свой труд (§ 313—315).

275 Историк Аблавий, «Ablabius enim storicus». См. прим. 72.

276 о готах на берегах Понта Иордан сообщил в §§ 28 и 42, заимствуя эти сведения у Аблавия.

277 Примечательно, что уже Иордану в VI в. показалось маловозможным, чтобы племя получило свое название от имени отдельного лица, хотя бы и выдающегося. Несомненно, что Иордану бросилось в глаза имя Острогота в генеалогии готских предводителей, но, упомянув его, автор все же развивает мысль о другом происхождении названий остроготов и везеготов: они, по его предположению, назывались так «от места» («а 1осо»). О месте, которое могло побудить называть части готского племени восточной и западной, см. в примечании об «Ойум» (прим. 68). У Иордана нигде не заметно осмысления этих названий, как происходящих от слов «остр» (austr — «блестящий») и «вез» (weise — «мудрый»). Он придерживался объяснения названий обеих главнейших групп готов как восточных и западных. Однако сам он нигде не употребляет названий «остготы» и «вестготы».

278 Император Максимин (235—238).

279 Император Александр Север (222—235); у Иордана он назван Александром, сыном Мамеи («Alexander Mamaeae»).

280 Имя Симмаха носили два писателя, происходившие из одного римского рода. Древнейший из них — Квинт Аврелий Аниций Симмах (родился после 340 г., умер в 402 г.), оратор и государственный деятель Западной Римской империи, префект города (Рима) в 384—386 гг., консул в 391 г. Он был ревностным сторонником угасавшего в его времена язычества, за что и претерпел изгнание при императоре Феодосии I. До нас дошли фрагменты его речей и несколько сотен писем. Однако «История», не сохранившаяся до наших дней, на которую дважды ссылается Иордан (Get., §§ 83 и 88), принадлежала другому Симмаху, тоже Квинту Аврелию, дважды консулу (в 485 и 522 гг.), отмеченному в консульских списках наименованием «Младший» («Junior»). Симмах Младший, почти современник Иордана, был другом (и тестем) знаменитого философа и писателя Боэция (Anicius Manlius Severinus Boetius, консул в 487, 510 и 522 гг.), казненного Теодерихом в 524 г. За сочувствие Боэцию, по приказанию того же короля, в 525 г. был казнен в Риме и Симмах Младший — текст Иордана о Максимине является заимствованием через Симмаха из Scriptores Historiae Auqustae XIX iul. Cap. Maxim. 2—4.

281 19 марта 235 г.

282 Император Септимий Север (193—211); у Иордана назван только Севером.

283 8 стоп (футов), 8 pedes, равны приблизительно 2,5 м (1 pes, πους равен 30,5 см).

284 Собственно, не «сильным», а «свежим», «полным сил после отдыха»; утомленному бегом Максимину противопоставили «свежих» после отдыха людей («recentissimos militum»).

285 Обычные награды военных: «серебряные премии» («argentea praemia») — вероятно, запястья (ср. Amm. Marc., XXX, 8,8: «armillae») и золотое украшение («aurea torquis») — витая золотая цепь на шею или же витая золотая гривна. Ср. сообщение Прокопия о том, что перед решающим сражением с Тотилой византийским войскам показывали поднятые на копьях запястья (ψέλλια), витые шейные цепи (στρεπτούς) и позолоченные удила (χαλινους χρυσοΰς) как награду за отвагу (Bell. Goth., IV, 31, 9).

286 Император Антонин Каракалла (211—217).

287 Император Макрин (217—218).

288 Гелиогабал — император (218—222), сын Каракаллы.

289 Могунтиак, Могонтиак (Mogontiacum, нын. Майнц) — центр римской провинции Верхней Германии на левом берегу Рейна, против впадения в него Майна. Могунтиак возник из основанного Агриппой (в 38 г. до н. э.) и укрепленного Друзом (в 9 г. до н. э.) римского лагеря.

290 Иордан ошибается: Филипп не правил непосредственно за Максимином; после Максимина, убитого в 238 г., были: Пупиен (238), Бальбин (238), Гордиан III (238—244) и уже затем Филипп (244—249).

291 О писателе Симмахе Младшем (казнен в 525 г.) см. прим. 280.

292 Иордан имеет в виду, конечно, не все племя (gens) готов, а его представителя (императора Максимина, сына гота и аланки).

293 Маркоманны и квады — германские племена, жившие к северу от среднего течения Дуная, вокруг верховьев рек Эльбы и Одера. Маркомаины и квады угрожали Римской империи с I в. н. э. Император Домициан отразил их нападение в 88 г. н. э. Особенно упорную войну (Маркоманнская война) с маркоманнами, квадами и другими присоединившимися к ним племенами вел император Марк Аврелий, начав ее в 165 г. и закончив в 180 г. Вскоре маркоманны и квады проникли все же в Паннонию, пересекли ее, дошли до Аквилейи, но там они были разбиты римским полководцем Патерном. Император Коммод, заключив с маркоманнами и квадами мир в 180 г., оставил их на Дунае. Он набирал из них вспомогательные отряды для римского войска. Император Аврелиан в 270 г. опять отбросил эти племена за Дунай, так как, перейдя реку, они появились даже под Анконой. Неясно, какие победы готов над маркоманнами и квадами имеет в виду Иордан, да еще тех времен, когда готы жили в припонтийских областях.

294 Квады — см. предыдущее примечание.

295 Император Филипп-отец правил с 244 по 249 г.; с 247 г. его соправителем стал Филипп-сын. Оба Филиппа были убиты в 249 г.

296 Тысячный год «от основания Рима» («ab urbe condita») исполнился в 247 г. христианской эры, так как годом основания Рима считается 753 г. до н. э. В «Getica» (§ 89) Иордан ошибочно отметил, что в тысячном году Рима шел «второй год» правления Филиппа-отца, но в «Romana» (§ 283) он точно указал «третий» год. Третий год правления Филиппа-отца приходится на 247 год. У Иеронима (под 262 г.), у которого Иордан мог заимствовать сведения, сказано только, что во время правления Филиппов исполнился тысячный год Рима. Орозий, ближайший источник Иордана, записал, что Филипп стал императором в 997 г. «ab urbe condita», т. е. в 244 г. н. э., и что «после третьего года его правления исполнился тысячный год с основания Рима» (Oros., VII, 20, 2).

297 Федератами (foederati) назывались солдаты вспомогательных войск («auxilia») в поздней империи, предоставленные ей тем или иным племенем — готами, гепидами, вандалами, герулами, гуннами — и его вождем по договору («foedus»). По этому договору император обязывался выплачивать федератам ежегодное жалованье («munera», «stipendia») или выдавать соответственное количество продовольствия («annonae», «victualia»); они же обязывались оборонять границы Римского государства. Федераты (особенно в IV—V вв.) являлись отдельным войском, которое не смешивалось с основным войском империи — войском римских солдат (milites, стратиотов — στρατιωται), — и которое имело своих военачальников. Это отдельное войско, — чаще всего целое племя, — находясь на территории империи, было свободно от налогов и сохраняло свой образ жизни. Прокопий (Bell. Vand., Ι, 3—4) поясняет, что федератами служили только те варвары, которые не были покорены, ни тем более обращены в рабов (όσοι ουκ επι τω δοΰλοι ειναι); они примкнули к империи на равных с римлянами началах, потому что φοίδερα — foedera означает союз с (бывшими) врагами (φοίδερα γαρ τας προς τους πολεμίους σπονδάς καλοΰσι ‘Ρωμαΐοι). Рассказывая о приготовлениях к походу против вандалов, Прокопий сообщает, что войско, посылаемое Юстинианом в Африку, составилось из «солдат и федератов» (εκ τε στρατιωτων και φοιδεράτων, — Ibid., I, 11, 2). Впервые термин «федераты» (φοιδεράτοι) в противопоставлении термину «стратиоты» (στρατιωται), римские солдаты, встречается у Олимпиодора в начале V в. В пояснение к первому термину автор говорит (Olymp., § 7), что он относится к «разрозненной и смешанной толпе» (конечно, варварской). Резкое разграничение между варварами-федератами и частями римского войска уже не могло соблюдаться в VI в.; об этом совершенно отчетливо свидетельствует Прокопий. Он констатировал, что если в войска федератов зачисляли первоначально (προτερον) только одних варваров, то теперь (νΰν), т. е. при Юстиниане, хотя все продолжали употреблять слово «федераты», многое изменилось, и название потеряло свой первоначальный смысл (Bell. Vand., Ι, 11, 3—4); это подтверждается другим сообщением Прокопия (Bell. Goth., III, 33, 13—14): когда герулы получили земли около Сингидуна, то некоторые из герулов стали римскими солдатами, будучи зачислены в так называемые федераты. Таким образом, ясно, что при зарождении и в начале существования института федератов проводилось различие между их войском и войском, сформированным из римских солдат; в дальнейшем же это различие стерлось, что и отметил Прокопий. Он только не пояснил, чем было вызвано подобное явление, хотя, несомненно, знал, что в VI в. империя уже не обладала достаточно сильным войском («милицией»), укомплектованным римскими солдатами («milites»), и что главной военной опорой государства стали — в основе своей всегда ему враждебные — вспомогательные войска федератов. Неспаянность, больше того, постоянная вражда племен несметного варварского мира, неуклонно надвигавшегося на обе части империи, давала возможность последней использовать в борьбе с варварами варварские же силы. Многочисленное и нередко сокрушительное войско из федератов прекрасно справлялось с хорошо известным ему противником, поэтому империя впускала в свои пределы значительные группы людей, объединенных вокруг сильного вождя. Наиболее выдающиеся из «начальников федератов» (άρχοντες φοιδεράτων) обычно делали блестящую карьеру; они получали высокие звания «комита доместиков» и магистра армии, иногда назначались консулами и даже становились патрициями. В то же время они захватывали такую власть и были настолько влиятельны благодаря находившемуся в их распоряжении войску, что оказывали давление на императоров и даже сменяли их по собственному желанию. Среди таких вождей были и выходцы из того же самого племени (Гайна, Рикимер, Теодерих, сын Триария, также Теодерих Амал, будущий король остроготов в Италии, и др.) и люди, специально поставленные во главе войск федератов, либо варвары по происхождению (например, Аспар, Стилихон), либо римляне, умевшие подчинять себе варварские отряды (например, Аэций). Отряды федератов размещались на границах, где и защищали империю от набегов враждебных варваров. Особенно многочисленные войска федератов (они составлялись почти исключительно из конницы) стояли на дунайской границе и вообще в провинциях на Балканском полуострове. Когда император Валент разрешил готам перейти Дунай и поселиться на территории империи, он этим актом, по словам Иордана, «поставил как бы стену государству своему против остальных [варварских] племен» (Get., § 132).

Сочинение Иордана наряду с сочинением Прокопия содержит немало сведений о федератах: федераты управлялись своими «королями», но за службу империи получали от нее ежегодное вознаграждение («annua munera»), они жили в отдалении (remoti), не на землях империи, а за Дунаем, откуда неожиданно напали на Мезию и Фракию (§§ 89—90). Упоминает Иордан и о федератах при Константине (306—337), пришедших ему на помощь в числе сорока тысяч человек; при этом автор замечает, что и до его времени («usque ad praesens») подобные вспомогательные войска назывались федератами (§ 112). «Возобновилось ополчение федератов» (§ 145) при императоре Феодосии (378—395), хотя в Западной империи, по словам Иордана, при Грациане (367—383) также заключались договоры с варварами за золото и за продовольствие (§ 141). Феодосий, ловким дипломатическим ходом расколов готов на два лагеря, обратил в своих федератов все войско их короля Айтанариха, которое после смерти последнего в 381 г. в Константинополе осталось на службе у императора. «И эти самые готы стали называться федератами» (§ 145). Через несколько лет после смерти Феодосия отряд готов-федератов («Gothorum foederatorum manus») под предводительством Гайны (§ 176) вошел в Константинополь, население которого восстало против засилья варварских войск и против чрезмерного влияния варваров в столице империи (см. прим 503). Однако и позднее, в V в., когда во главе федератов стоял энергичный Теодерих, сын Триария, федераты угрожали Константинополю. Иордан отметил, как лавировал император между двумя группами федератов, то соперничавших, то сотрудничавших друг с другом; это были, с одной стороны, остроготы с королями Валамером, Тиудимером и Видимером, а затем с Теодерихом, с другой — получившие временный перевес отряды Теодериха, сына Триария, перетянувшие, так сказать, ежегодные взносы («annua solemnia», § 270) на свою сторону и оттеснившие остроготов. Но остроготы вновь заключили договор с правом расселения во Фракии и Мезии и окончательно восторжествовали после смерти Теодериха, сына Триария, и возвышения Теодериха Амала (§§ 287 и 290) при императоре Зиноне. Кроме готов, Иордан упоминает группу федератов-герулов, которые поселились в Дакии по договору с императором Юстинианом на основе «мира и ежегодных даров» («pax et annua colemnia»); герулы продолжали служить империи и при жизни Иордана, о чем он сообщает, подчеркивая, что «до сего дня племя это получает обычный дар от римского императора» («usque nunc consuetum donum gens ipsa a Romano suscipit principe», — Get., § 264). Об этом же вступлении герулов в число федератов империи упомянул, независимо от Иордана, и Прокопий (Bell. Goth., III, 33, 13). Ясно, что Иордан писал о федератах во всех указанных случаях на основе своих наблюдений и сведений, поэтому для освещения вопроса о федератах труд Иордана наряду с трудом Прокопия является важным источником.

298 Здесь отражено предание об одном из первых вторжений готов на земли империи в середине III в.

299 Тайфалы (Taifali) упомянуты Иорданом один раз (§ 91) в связи с нападением готов на придунайские области в середине III в. В 248 г., при императоре Филиппе (244—249), король готов Острогота организовал крупный поход за Дунай, в Нижнюю Мезию. К своему основному войску он присоединил тайфалов, вандалов-астрингов (асдингов), карпов и певкинов. Все они двинулись под предводительством Аргаита и Гунтериха к Маркианополю. Готы и их союзники не овладели еще техникой осады городов и потому не смогли взять Маркианополь. О тайфалах обильнее всего свидетельствуют источники IV в. Это племя неоднократно ставилось в ряд с наиболее крупными и могущественными племенами, угрожавшими тогда империи. У Аврелия Виктора говорится, что Фракией и Дакией, как «принадлежащими их роду землями» («tamquam genitales terras»), завладели готы, тайфалы, гунны и аланы (Aur. Vict. Epit., 47, 3). Епископ миланский Амвросий (ум. в 397 г.), сопоставляя племена, сталкивавшиеся в сражениях в его время, перечисляет: «гунны поднялись на аланов, аланы на готов, готы на тайфалов и сарматов» («Exposito evangelii sec. Lucam», 10). Автор, живший в Риме и в Милане, на основе слухов о варварах, нападавших на империю, вместе с общеизвестными племенами — готов, гуннов, аланов — называет и тайфалов. Для Аммиана Марцеллина тайфалы также являются вполне определенной силой среди варварских племен. Они помогали императору Констанцию в 358 г. в войне против сарматов-язигов, действуя со своей территории (близ Тиссы) совместно с римским войском (Amm. Marc., XVII, 13, 19—20); они не остались в стороне, когда волна готов, уходя от гуннов, надвинулась на берега Дуная. «Земли тайфалов» («Taifalorum terrae») находились поблизости от Серета (Ierasus), где пытался укрепиться Атанарих, обороняясь от гуннов (Ibid., XXXI, 3, 7); наконец, часть тайфалов, примкнувших к готским отрядам Фарнобия для грабительских набегов на правобережье Дуная, была захвачена римским военачальником Фригеридом и выселена, как указал Аммиан, в окрестности Модены, Реджо и Пармы. Позднее (вероятно, в течение V в.) часть племени тайфалов продвинулась на запад вплоть до Галлии. Григорий Турский (540—594) включил в «Историю франков» несколько упоминаний об этом племени: он сообщил о восстании тайфалов («seditio Theifalorum»), происшедшем около 564 г. при короле Хариберте в церковном диоцезе Пуату («in Pectava diocesis»), к югу от Луары; назвал тайфалом по происхождению аббата Сеноха, который родился в области «Theifalia» и жил близ Тура (Greg. Turon. Hist. Franc., IV, XII, [18]; V, 7; Vitae patrum, XV, 1). Принадлежали ли тайфалы к группе готских племен (Gothorum gentes), к которым относит их Аммиан Марцеллин? (Amm. Marc., XXXI, 3, 8). Судя по указанным источникам, это племя хотя и упоминалось рядом с готами, тем не менее представлялось каким-то отличным от них. Но в начале V в. Зосим определяет и готов, и тайфалов, и другие племена на левом берегу Дуная собирательно как «скифов», считая их, быть может, родственными друг Другу (Zos., II, 31, 3; IV, 25, 1). Не решаясь окончательно причислить тайфалов к готам, Л. Шмидт напоминает, что обычно лишь остроготы, везеготы и гепиды объединялись общим готским происхождением (L. Schmidt, S. 546).

300 В данном случае у Иордана (и так во всех рукописях) Astringi, тогда как в § 113 Asdingi, причем здесь с объяснением, что Асдинги — королевский род у вандалов. Контекст подсказывает, что в § 91 вместе с тайфалами и карпами названо племя, а не знатная фамилия. Предполагается, что астринги у Иордана соответствуют племени, носившему имя силингов и входившему в объединение вандальских племен. Силинги отмечены авторами, которые знали и наблюдали вандалов. Например, Идаций, современник вандалов в Испании, отметил, что при расселении вновь пришедших племен вандалы заняли Галлецию; те же, которые были прозваны силингами («Vandali cognomine Silingi»), заняли Бэтику (Idat. Chron., 49). Сообщив, что вандалы и аланы воевали с везеготами, Идаций записал, что король везеготов Валия уничтожил силингов (Ibid., 67). В одной из южногалльских хроник, отразившей события до 511 г., сказано, что силинги были лишь частью всех вандалов, «pars Vandalorum qui Silingi dicebatur» («Chronica gallica», 557, — MGH Auct. antiquiss., IX, 1892, р. 15, № 10). Поэтому можно не оспаривать известия, переданного Идацием, что силинги (а не все вандалы) были уничтожены Валией. Если астринги Иордана были, действительно, частью вандалов, известной по другим источникам под названием силингов, то именно они прошли огромный путь от низовьев Дуная (где они отмечены Иорданом в § 91) до Бэтики в Испании.

Однако, если астринги Иордана не равнозначны силингам, то остается рассматривать это название, как обозначающее род Асдингов, о котором Иордан упомянул в § 113. В таком случае надо думать, что с тайфалами и карпами, ставшими на сторону готов, пошли именно те вандалы, которых вели представители их знатнейшего рода Асдингов. Это имя (в значении племени) встречается в «Римской истории» Диона Кассия: ’Αστιγγοι (Dio Cass. Hist, Rom., LXX, 12, 1). Ср. Petri Patricii fr. 7.

301 Карпы (Carpi) — одно из сильнейших племен на нижнем Дунае, на Пруте и Серете, впервые упомянутое Птолемеем (Ptol, III, 5, 10: Καρπιανοί). Титул Carpicus украшал ряд императоров III—начала IV вв. в период частых войн с карпами. «Карпийскими» были Филипп-отец и Филипп-сын в 245 и 247 гг., Аврелиан в 271 г., Диоклетиан и Максимиан в 301 г. В 319 г. на одной из африканских надписей Константин назван «Gothicus maximus et Carpicus». Разрушительные набеги карпов отметил в IV в. Евтропий (Eutrop., IX, 25, 2) и в начале V в. Зосим (Zos., I, 20, 1; 27, 1; 31, 1), записавший о сильных опустошениях городов провинции Европы (южная часть диоцеза Фракии, примыкавшая к Константинополю) разными племенами: готами, боранами, уругундами, карпами. По Иордану, карпы объединялись с обитателями дельты Дуная, певкинами, и с готами. Иордан выделил одну из крупных побед над карпами, когда цезарь Галерий в 295 г. разбил их в Малой Скифии (нынешней Добрудже) близ тех мест, где был сооружен знаменитый военный монумент, известный под названием «Tropaeum Traiani». Галерий, по свидетельству Евсевия, был шестикратно провозглашен «Карпийским» (Καρπων μέγιστος έξάκις, — Euseb. Hist. eccl., VIII, 17, 3). Отзвук пребывания карпов на нижнем Дунае во время походов императора Валента в 367—368 гг. сохранился в свидетельстве Аммиана Марцеллина о «селении карпов», «Carporum vicus» (Amm. Marc., XXVII, 5, 5). По-видимому, карпы — дакийское племя (ср.: Ф. А. Браун, Разыскания в области гото-славянских отношений, стр. 175—176). Такое их происхождение подкрепляется, между прочим, названием, которое — кроме Καρποι — употребил один раз Зосим: Καρποδάκαι (Zos., IV, 34, 6). О том же свидетельствует и ряд названий городов в области карпов, по левобережью нижнего Дуная и по Серету: Заргидава, Тамасидава, Пироборидава (Ptol., III, 10, 8). Окончания «dava» сближают их с названиями городов в Дакии: Карсидава, Патридава, Утадава (Ibid., III, 8, 4). Иордан приводит (Rom., §§ 221, 283) одно как будто родственное этим словам название: Пульпудева (Pulpudeva, римский Филиппополь, нын. Пловдив в Болгарии).

302 Диоклетиан на Востоке и Максимиан Геркулий на Западе правили с 286 г.; оба отреклись от императорской власти 1 мая 305 г.

303 Галерий Максимиан был цезарем (с 293 г.) при августе Диоклетиане и управлял провинциями на Дунае. После отречения Диоклетиана в 305 г. Галерий стал августом и правил Восточной империей совместно с Констанцием Хлором (правившим Западной империей до 306 г.), затем совместо с Константином. Галерий умер в 311 г. Иордан в «Getica» называет Галерия не Максимианом, что правильно, а Максимином. Однако, в «Romana» (§§ 298 и 301) написано Максимиан.

304 Певкинов с острова Певки («Peucini ab insula Peucis») Тацит ставил в ряд с венедами и финнами, причем колебался, причислить ли их к германским или к сарматским племенам (Germ., 46); он также отметил, что певкинов некоторые называют бастарнами. Действительно, Страбон, писавший раньше Тацита («География» Страбона была написана после 18 г. н. э.), сообщал, что бастарны, будучи из рода германцев, разделяются на несколько колен; те из них, которые завладели Певкой, την Πευκην, островом на Истре, называются певкинами (Geogr., VII, 3, 17). Птолемей, говоря о населении Нижней Мезии, подтверждает, что по устьям Дуная живут певкины (Ptol., III, 10, 4). Остров Певки засвидетельствован рядом авторов с довольно определенной локализацией: Страбон указывает, что близ впадения Истра есть большой остров Певка (Geogr., VII, 3, 15); Плиний отмечает (Plin., (V, 79), что первое устье, или гирло, Дуная называется Певкайским («primurn ostium Peuces»), и сразу за ним лежит остров Певки; Птолемей (Ptol., III, 10, 2) при описании «порядка устьев» Истра сообщает, что река впервые разделяется на рукава около Новиодуна и южное устье охватывает остров, называемый Певкой; южное гирло впадает в Понт под названием «Священного» или «Певки»; ныне это — Георгиевское устье. По объяснению анонима (Скимн Хиосский?), составившего «Землеописание» (Περιήγησις) во II—I вв. до н. э., название Певки происходит от множества растущих на острове сосен (Πεύκη δε λέγεται δια τοΰ πληθους ων έχει πευκων, — стихи 789—790), потому что «сосна» по-гречески πεύκη. Такова ли этимология названия острова, неясно; но было высказано предположение, исходящее из этой этимологии, что Певкой являлась северо-восточная оконечность Добруджи; она подходит к дельте Дуная с юга в виде гористого выступа, ныне называемого Бабадагом. Острова в самой дельте очень низменны и едва ли могли быть покрыты соснами, а на Бабадаге до сих пор заметны следы сосновых лесов (ср. статью Ф. Бруна «Остров Певки», стр. 48—59). Ср. прим. 248.

305 Аргаит и Гунтерих (Argaithus et Gunthericus). Из контекста, хотя и не с полной ясностью, вытекает, что эти вожди были поставлены во главе карпов. Несколько странно, что Иордан изображает готов племенем, «присоединенным» Остроготой к карпам («his ... addens» может относиться только к карпам), а не наоборот, поскольку карпы были союзниками готов. Экскурс о карпах, подчиненных цезарем Галерием, путает последовательность изложения Иордана. Надо скорее всего думать, что автор имел в виду такую цепь событий: Острогота включил в число своих союзников племя карпов, искусных в войне с римлянами. Карпы предоставили ему три тысячи воинов; затем король готов, чтобы лишить карпов самостоятельности в военных действиях, присоединил к ним некоторое количество воинов своего племени и племя певкинов и поставил во главе этого крупного отряда (из карпов, готов и певкинов) двух испытанных вождей — своих соплеменников («suae gentis doctores» — ductores, duces). От слов «вскоре они перешли вброд Данубий» («qui mox Danubium vadati», — § 92) Иордан возвращается к прерванному рассказу о короле Остроготе, его походе на Нижнюю Мезию, которую он опустошал силами готов, тайфалов, вандалов-асдингов, карпов, а также перешедших на его сторону римских солдат.

306 Маркианополь, нын. посел. Река Девня — город в Нижней Мезии, в 30 км к юго-западу от города Одисса или Одесса (Odessus, ’Οδυσσός, нын Варна). Следует отметить, что Маркианополь был в течение недолгого времени (366—369 гг.) столицей империи, когда император Валент находился в Нижней Мезии.

307 Река Потам (Potami cognomento) — нын. Девненска река. Возможно, что Иордан слово Потам, употребляемое им как название реки, не сопоставил с греческим словом ποταμός — «река», «поток». Или же он привел это слово как иноязычное название реки, звучащее здесь подобно имени собственному (см. прим. 318 о реке Ауха).

308 О гепидах см. прим. 102.

309 В § 25.

310 Буквально: «к берегу ближайшего океана» («Oceani citerioris»), что означает для автора, смотрящего с юга, «по сю сторону», «на этом, ближайшем, берегу».

311 Название области Спезис в низовьях Вислы остается необъяснимым. «Spesis provincia» не упоминается ни в одном источнике. Разночтения — specis, speta, spreta — ничего не уясняют.

312 Gepedoios значит «ойум» гепидов (см. прим. 68 к слову «Ойум»).

313 Здесь, в § 96, Иордан снова говорит о видивариях, о которых он сообщил выше, в § 36. И в том и в другом случае он отмечает, что это племя сложное, составившееся из разных nationes: «ex diversis nationibus»; различные nationes образовали одно племя, gentem fecisse. Терминология Иордана в отношении понятия «племя» неустойчива и неотчетлива. В связи с двукратным упоминанием о сложном составе племени видивариев выясняется, что слово «gens» в представлении Иордана определяет более крупное этническое объединение, чем «natio». Готов вообще (в древнейшую эпоху) он называет «gens». У Аммиана Марцеллина обычно «gentes Gothorum» (Amm. Marc., XXXI, 3, 8). Когда Иордан говорит отдельно об остроготах и везеготах, он называет их также «gentes». Новый термин всплывает в § 42, где сообщается, что «populus» готов разделился на везеготов и остроготов, соответственно подчинившихся фамилиям Балтов и Амалов. По-видимому, выражения «gens» и «populus» равнозначны, что подтверждается в § 123: «род» — «natio» — гуннов вырос, размножился в «племя» — «populus» (в тексте дается множ. ч.: in populis). Таким образом, видиварии сложились из разных nationes и образовали gens, гунны выросли из natio и образовали populi. Отсюда следует, что более мелкая и менее организованная ячейка — natio — вырастает в gens или populus. Так можно приблизительно уяснить себе терминологию Иордана (natio, gens, populus), хотя она, надо думать, не представлялась отчетливой ни самому писателю, ни его современникам. В § 25 — в выражениях «officina gentium»...«vagina nationum» — термины «gens» и «natio» мыслятся, по-видимому, как равнозначные, чего нет в приведенных выше примерах из §§ 36. 42, 96, 123. В § 98 (ср. прим. 316) «populus» больше, чем «gens». В § 267, говоря о «малых готах», Иордан отмечает, что раньше они были «populus inmensus», а теперь представляют собой «gens multa». Ср. также прим. 595 об определении Одоакра (равно как и Теодериха): «rex gentium».

314 Бургундзоны (Burgundzones), бургунды, вернее — бургундии или бургундионы (на основании «Бургундской Правды», свода законов конца V — начала VI вв., т. е. времени, близкого к созданию «Getica»; в «Бургундской Правде»: «Si quis Burgundio» или «inter Burgundiones», и т. п.) В данном месте Иордан пишет о первых событиях в истории бургундов, одного из крупных германских племен, которые, так же как вандалы, готы, герулы, руги, двинулись на юг с берегов Скандинавии и с окружающих ее с юга островов (см. карту в кн.: Е. С. G. Oxenstierna, Die Urheimat der Goten, Abb. 147). Бургунды приплыли с острова Борнхольма и высадились около устья Одера; затем, по-видимому, вследствие нажима со стороны появившихся в этих местах ругов, бургунды передвинулись на восток, к берегам Вислы (примерно в область нынешних городов Быдгоща и Торуня). Здесь их теснили сначала готы, потом гепиды. Последнее и отмечено Иорданом, который привел также имя короля гепидов Фастиды (Get, § 97). По Иордану, Фастида почти уничтожил бургундов («pene usque ad internicionem delevit»). Однако это свидетельство, конечно, ошибочно, так как сам же Иордан сообщил, следуя Орозию (Oros., VII, 32, 10—12), что император Валентиниан незадолго до смерти (ум. в 375 г.) собирался воевать с саксами и бургундами, которые выставили против него на берегах Рейна более 80 тыс. воинов (Rom., § 309). В дальнейшем Иордан неоднократно упоминает бургундов, уже осевших в местах своего постоянного обитания, а именно в Лионской провинции, в бассейне Роны и Соны. Здесь бургунды стали соседями пришедших из Италии везеготов (Get., § 161); здесь же они вступили в число союзников Аэция перед Каталаунской битвой (§ 191). Впоследствии они были как союзниками, так и подданными везеготов (§§ 231, 238, 244). При описании пределов области свавов Иордан в общих чертах показал, что к западу от них были франки, к югу — бургунды, к северу — туринги, к востоку — байювары (baibari, baiovari, бавары), взяв для определения границ общеизвестные территории крупных племен (§ 280). Наконец, Иордан отметил, что Теодерих выдал замуж двух своих дочерей: одну за Алариха везеготского (485—507), другую за Сигизмунда бургундского (517—524) («aliam Sigismundo Burgundzonorum», — § 298).

Относительно племени бургундов в науке возник несколько запутанный вопрос: жили ли бургунды или какая-то их часть на берегах Азовского моря? Вопрос был вызван упоминанием о буругундах — Βουρούγουνδοι — в сочинении Агафия (Agath., V, 11) и об уругундах — Ουρουγοωνδοι — у Зосима (Zos., I, 27, 1; 31, 1).

Плиний (Plin., IV, 99) и Птолемей (Ptol., II, 11, 18; III, 5, 20), называя бургундов (Burgodiones, Βουργοΰντες), имели в виду это племя еще в период его северных передвижений (около Одера и Вислы). Позднее называл бургундов (бургундиев) — уже на Рейне — Аммиан Марцеллин (Burgundii; Amm. Marc., XVII, 2, 5; XXVIII, 5, 9), говоря о пограничных камнях между землями аламаннов и бургундов, о вражде между теми и другими из-за соляных варниц (salinae), о том, как император Валентиниан хотел натравить бургундов на аламаннов, о том, что бургунды были очень воинственны и их боялись все соседние племена. Орозий, сообщениями которого пользовался Иордан, рассказал о военных планах Валентиниана в отношении саксов и бургундов (Burgundiones, — Oros., VII, 32, 10—12). Прокопий равным образом имел в виду бургундов-германцев, говоря об их расселении к югу от турингов, где бургунды (Βουργουζίωνες; Bell. Goth., I, 12, 11) жили издревле, το ανέκαθεν, и представляли вместе со свавами и аламаннами крупную силу, ισχυρα έθνη. Наоборот, Зосим и Агафий ведут речь о южных, причерноморских племенах. Однако, если у Зосима «уругунды» сочетаются с готами (а также с карпами и боранами) в рассказе о морских набегах этих племен на прибрежные владения империи, то у Агафия совершенно ясно сказано, что «буругунды» принадлежат к общему «роду гуннов», который с древности жил на восточном побережье Мэотиды и распространялся к северу от Танаиса (οι Ουννοι το γένος, το μεν παλαιαν κατωκουν της Μαιώτιδος λίμνης τα προς απηλιώτην άνεμον και ησαν τοΰ Τανάϊδος ποταμοΰ αρκτικώτεροι, — Agath., V, 11). Далее Агафий перечисляет отдельные, явно гуннские, племена, носящие разные названия «соответственно родам» — κατα γένη. Это известные по Прокопию утигуры и кутригуры (Ουτίγουροι, Κουτρίγουροι, — Bell. Goth., IV, 4, 8; 5, 1—4); это названные Иорданом ультзинзуры (Ultzinzures, — Get., § 272; у Агафия — Ουλτίζουροι). К ним-то и причислил Агафий то племя, название которого (может быть, автором, а может быть, и переписчиком его труда) снабжено начальным В, что особенно и побуждало рассматривать это (по всей видимости, гуннское) племя как германское, как бургундов. Нельзя не отметить, что непосредственно после упоминания о различных (гуннских) племенах Агафий приводит известную легенду об олене, указавшем путь через Киммерийский Боспор именно гуннам (ср. примеры из источников, собранные в прим. 379).

Едва ли можно согласиться с Л. Шмидтом, предполагавшим неточность у Агафия, который будто бы «ошибочно принял германское племя припонтийских бургундов за гуннское племя» (L. Schmidt, S. 131); вряд ли можно признать существование «понтийских бургундов» — германцев. Гораздо более вероятно, что «бургунды» Агафия были гуннами и что бургунды-германцы не заходили к Азовскому морю (тем более к его восточным берегам). Ввиду этого добавим следующее соображение: в сочинении Агафия наряду с только что упомянутыми «бургундами» на Мэотиде (Agath., V, 11) называются еще «бургудзионы» (Βουργουζίωνες), — (Ibid., Ι, 3); о них-то автор определенно говорит как о готах. Он рассказывает, что франкский король Хлодомер, сын Хлодвига, пошел войной на бургундов («бургудзионов») — «готское племя»: κατα Βουργουζίωνων... γένος δε τοΰτο Γοτθικόν — и был ими убит (недалеко от города Вьенны, в Бургундии). Об этом же пишет Григорий Турский (которому, конечно, нет надобности определять германское происхождение бургундов), называя противников Хлодомера «бургундионами», «Burgundiones» (Greg. Turon. Hist. Franc., III, 6).

Следовательно, Агафий в своем труде говорит о двух разных племенах: в одном месте он называет «бургундов» в числе гуннских племен у Мэотиды, в другом месте упоминает «бургудзионов» как «готское племя», участвовавшее в войне с франками. Интересно отметить разницу в наименовании этих двух племен у Агафия и некоторое сходство названия, которое он дает бургундам-германцам, с названием, которое дано у франкского историка.

315 Время правления короля Остроготы относится предположительно к первой половине III в. Моммсен во введении к изданию «Getica» указывает 218—250 гг. В монографии Дикулеску (С. С Diculescu, Die Gepiden, S. 21 ff.) указан, хотя и без основания, 248-й год, как год столкновения между гепидами и бургундами, что предшествовало войне между гепидами и готами. (Ср. предыдущее примечание.)

316 Ср. прим. 313. В данном случае Иордан употребляет понятие «populus» как нечто, превышающее понятие «gens»; «utrique eiusdem gentes populi»: gentes — остроготы и везеготы — составляли один populus. Таким образом, в терминологии Иордана временами наблюдается такой ряд: наименьший коллектив — это natio; соединение nationes дает gens, несколько gentes составляют populus.

317 Гальтис (oppidum Galtis) — предположительно селение Гальт (Galt) на верхнем течении реки Олта в южной части Семиградья. Название города Гальтис встречается только у Иордана. Интересно отметить, что между Гальтом и противоположным берегом Олта был римский мост. Путь готов, двигавшихся с севера и сражавшихся с гепидами в Семиградье, неясен.

318 Река Ауха (fluvius Auha) определяется у Иордана городом Гальтис, возле которого она протекала («iuxta quod currit fluvius Auha»). Если Гальтис соответствует селению Гальт, то Ауха — Олт. Название Ауха, быть может близко древневерхненемецкому слову Aa и его разновидностям: Aha, Aach, Ache, что значит «вода», «река» (подобно тому как кельтское alp значит «гора», «вершина»). Словом Аа, Aha и т. п. назывались и называются многие речки и ручьи в Германии, на Балтийском побережье, в Швейцарии. В Голландии насчитывается свыше четырех десятков речек с таким названием. В первоначальном значении проточной, текучей воды это старое слово (быть может, связанное с латинским aqua) до сих пор употребляется в Ганновере, Шлезвиг-Гольштейне, Ольденбурге. Живет оно и в современном немецком языке: die Au или die Aue, в значении долины или луга вдоль реки (в этом смысле оно звучит в старом названии плодородных земель, полосой тянущихся вдоль реки Хельмы в Тюрингии, южнее Гарца, и называемых «Goldene Aue»). В средневековом латинском языке Aa древневерхненемецкого языка передавалось словом aqua; так, например, город Aachen назывался по-латыни Aquae или Aquisgranum. Встречается слово Аа как название реки и в более восточных частях Европы. В Рижский залив, южнее и севернее устья Даугавы, впадают две реки, именуемые «Аа» (Гауя). Таким образом, это слово является общим, ныне почти забытым в своем основном смысле («вода», «река») термином для обозначения любого водного потока. Не в этом ли смысле отметил Иордан название реки «Ауха»? Эта река могла иметь, кроме того, особое собственное имя. (Ср. прим. 307 о реке «Потам».)

319 Правление Книвы предположительно относится к 251—283 гг.

320 Слова «разделив войско на две части» означают, что разделено было не войско, а племя, часто называемое именно этим словом, в смысле совокупности боеспособных мужчин, вслед за которыми двигались старики, женщины, дети, а также имущество.

321 Евсция (Euscia) или Новы (Novae), нын. Свиштов * [* Новы — совр. Стъклен ок. Свиштова, а не сам Свиштов (по рец. В. Велкова в «Исторически Преглед», № 5, 1961, стр. 108).] — город в Нижней Мезии на правом берегу Дуная, ниже впадения в него р. Олта.

322 Галл был военачальником при императоре Деции, а после гибели Деция (в 251 г. в сражении с готами) стал императором (251—253).

323 Никополь (Nicopolis) — название многих городов, основанных в память какой-либо победы. В данном случае имеется в виду древний Никополь (в Нижней Мезии) на берегу р. Россицы, впадающей в Янтру, правый приток Дуная, у подножия северных склонов горной цепи Гема (Балкан). Аммиан Марцеллин записал об этом Никополе: «город, который — как знак победы над даками — основал император Траян» (Amm. Marc., XXXI, 5, 16). Кроме древнего Никополя (на Янтре), был Никополь средневековый, основанный императором Ираклием (610—641) на правом берегу Дуная, на месте древней Секуриски, несколько ниже впадения в Дунай рек Олта — слева и Осмы — справа.

324 Река Ятр (Iaterus) — нын. река Янтра, правый приток Дуная; впадает в него несколько ниже города Свиштова.

325 Траян (98—117) вел войны с даками в 101—105 и в 105—107 гг. и присоединил к Римской империи провинцию Дакию, которую обычно называют Траяновой Дакией в отличие от возникших позднее двух Дакий на правом берегу Дуная (ср. прим. 241 о Дакии).

326 Император Деций (249—251).

327 Горный хребет Гем (Haemus, у Иордана Hemus и Emus) с окружающими областями иногда назывался Гемимонтом (Haemimontium, у Иордана Emimontium). Ср. прим. 672.

328 Филиппополь (нын. Пловдив) — город во Фракии, на верхнем течении р. Гебра (нын. Марица). Иордан дважды (Rom., §§ 221 и 283) сообщил, что Филиппополь в древности назывался Пульпудева. Это название упомянуто только Иорданом; Аммиан Марцеллин записал, что Филиппополь назывался Евмольпиадой (Amm. Marc., XXII, 2, 2; XXVI, 10, 4; XXVII, 4, 12).

329 Берея (Beroea, у Иордана Beroa, нын. Стара-Загора) — город во Фракии, у южных склонов Балкан, к северо-востоку от Филиппополя (нын. Пловдив). Другая, более известная, Берея (Berrhoea, у Иордана Bereu, нын. Верия или Веррия) — в Македонии. Ср. прим. 732.

330 Альпы названы здесь в значении гор, в данном случае применительно к Балканам. Война между императором Децием и готским вождем Книвою развертывалась, по Иордану, следующим образом: Книва появился около города Новы на правом берегу Дуная, затем продвинулся к городу Никополю на р. Россице, притоке Янтры. Избегая встречи с Децием, он отошел еще более к югу, перешел Балканы, спустился в долину Марицы и приблизился к Филиппополю. Вслед за ним Деций также перешел Балканы и оказался, как и его противник, в пределах Фракии. Однако он двинулся несколько восточнее и стал у южного склона Балкан близ города Береи (нын. Стара-Загора). Здесь и напал на него Книва с готами и разбил императорское войско. Деций отступил обратно в Мезию, опять перейдя Балканы («Альпы»).

331 У Иордана Uscus то же, что Oescus — река в Нижней Мезии (нын. Искыр), правый приток Дуная, впадающий в него выше Олта. Кроме того был римский город Oescus при устье р. Искыр, ок. сел, Гиген.

332 Абритт (нын. г. Разград) — город в Нижней Мезии, находился, по-видимому, в районе Никополя близ Янтры и Нов (Novae) на Дунае.

333 По мнению Орозия, правление императоров Требониана Галла (251— 253) и сына его Волузиана (252—253) не ознаменовалось ничем, кроме страшной эпидемии чумы (Oros., VII, 21, 5—6). По словам автора, чума («pestis»), распространившаяся по империи, не пощадила «почти ни одной римской провинции, ни одного города, ни одного дома», — все было заражено и опустошено повсеместной общей болезнью («generali pestilentia»). Иордан (Get., § 106) не согласен с отрицательной оценкой правления Галла и Волузиана.

334 Здесь Иордан сделал несомненно самостоятельную вставку о чуме («pestilens morbus»), которая свирепствовала за девять лет до написания им «Getica» и которую, по-видимому, он сам наблюдал. Не был ли он тогда, в 542 г., в Константинополе? Чума (λοιμός) начала 40-х годов VI в. ярко и подробно засвидетельствована Прокопием, очевидцем эпидемии в Константинополе. Она началась в Египте, перекинулась в Палестину и на второй год после этого, не утихая, поразила столицу империи, где продолжалась с особенной силой в течение четырех месяцев (Bell. Pers., II, 22—23). Дату — 542 г. — указал Евагрий (Evagr. Hist. eccl., VI, 29: περι τοΰ λοιμικοΰ πάθους). Об этой же эпидемии чумы писал сирийский историк Иоанн Эфесский в «Истории» (см. прим. 348). Обстоятельное описание чумы в 359 г., во время осады Амиды персами, дал Аммиан Марцеллин, бывший, как и Прокопий, очевидцем эпидемии (Amm. Marc., XIX, 4, 1—8).

335 Дионисий, епископ александрийский (ум. в 265 г.) Судя по тому, что те же указания на записи Дионисия и Киприана («De mortalitate») сделаны Иеронимом (под 269 г.), надо думать, что Иордан вообще пользовался его хроникой.

336 Киприан, епископ карфагенский, был казнен в 258 г. во время преследований христиан при императоре Валериане; один из популярнейших писателей своего времени, оставивший много сочинений.

337 Эмилиан (Emilianus) — Марк Эмилий Эмилиан, провозглашенный императором (в 253 г.) войсками в провинции Мезии. Спустя несколько месяцев на него двинулся император Валериан, и Эмилиан был убит своими солдатами.

338 Император Галлиен (254—268).

339 Только у Иордана приведены имена трех готских предводителей — Респы, Ведука и Тарвара (или Турвара), возглавлявших пиратские набеги готов на малоазийские города. К III в. в готской среде уже выделилась племенная аристократия — знатные роды, представители которых становились вождями племени как в набегах на земли империи, так и в межплеменных войнах. 50-е и 60-е годы III в. были порой морских грабительских походов, в которые готы отправлялись из разных пунктов на побережье Северного Причерноморья. У Зосима (Zos., I, 31) есть интересное сообщение о том, что бораны (по-видимому, примэотийское племя, негерманцы; ср. L. Schmidt, S. 210, 212) для переправы к Пицунде и к Трапезунду взяли корабли у жителей Боспора (примерно в 256 г.) Готы отплывали с более западных берегов, вероятно, от устьев Днепра и Буга, Днестра и Дуная. В 257—258 гг. ими было совершено крупное нападение на города Вифинии (Zos., I, 34—35). Тогда были разграблены Халкедон (о его развалинах упоминает Иордан в § 107), Никомедия, Никея, Кий (турецкий Гемлик), Апамея (турецкая Муданья), Пруса. Поход под предводительством Респы, Ведука и Турвара относится к 262 г. Готы переправились через Геллеспонт и дошли до Эфеса, в котором не пощадили знаменитого храма Артемиды. Вслед за этим был совершен поход вглубь Малой Азии: готы проникли в Каппадокию (в 264 г.), откуда, как предполагается, они вывели вместе с другими пленниками деда епископа Вульфилы.

Морские походы готов совершались и к западу, достигая Греции, где нападениям подвергались Коринф, Спарта, Аргос и даже Афины: Των δε Σκυθων την ‘Ελλάδα κάκιστα διαθέντων και τας ’Αθήνας αυτας εκπολιορκησάντων (Zos., Ι, 39). Во время осады Афин проявил себя патриотом и организатором защиты города историк Дексипп (Dexipp., fr. 28; прим. 359). Готы побывали у берегов Афона, на островах Крите, Родосе, Кипре и других, пробовали захватить Фессалонику, причем применяли осадные машины (μηχανας δε τοΐς τείχεσι προσαγαγόντες, — Zos., Ι, 43). По Орозию (Oros., VII, 22, 7), Греция, Македония, Понт, Азия были разрушены наводнявшими их готами («Gothorum inundatione»). Численность готских кораблей указана, например, Аммианом Марцеллином; он пишет, что толпы скифских племен прорвались через Босфор и прошли мимо берегов Пропонтиды на двух тысячах кораблей («duobus navium milibus», Amm. Marc., XXXI, 5, 15). И Аммиан, и Зосим называли нередко готов скифами («Scythicarum gentium catervae», Σκύθαι... εκ παντος έθνους και γένους εις έν συνελθόντες), что было, как правило, понятно читателю. Впрочем, Дексипп объяснил: Σκύθοι... οι λεγόμενοι Γοτθοι (Dexipp., fr. 16 ΰ).

Недавно было высказано мнение, что организаторами морских походов в III в. были не готы, а бораны (А. М. Ременников, Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III в., стр. 90 — 91). Автор, подобно предыдущим исследователям (см., например, L. Schmidt, S. 210), считает, что бораны были негерманским племенем, и определяет их как племя «...скифо-сармато-аланское или славянское». По поводу имен, приводимых Иорданом в § 107 (Respa, Veduc, Tharvar), А. М. Ременников высказывает мнение, что они славянские («среди их вождей встречаются иногда чисто славянские имена»). Присоединяясь к предположению, что племя боранов играло выдающуюся роль в морских походах середины III в. и что оно не было германским, нельзя не подчеркнуть следующего: Зосим, трижды назвавший боранов в кн. I своего сочинения (Zos., I, 27, 1; 31, 1; 34, 1), соединяет их с готами, уругундами и карпами и указывает, что все эти племена обитают близ Истра. О более ранних местах расселения боранов и связанных с ними племен можно, вероятно, судить по записи Зонары, который сохранил сообщения исчезнувшей части труда Диона Кассия. У Зонары сказано, что часть скифских племен приблизилась к Боспору, перешла Мэотиду и оказалась у Евксинского Понта (Zonar., 12, 21; ср. L. Schmidt, S. 210, Amn. 2). Л. Шмидт допускает, что эти скифы и включали в свой состав некоторые из племен, названных Зосимом, например боранов, бравших суда у боспорцев и плававших вдоль восточного побережья Черного моря (к Питиунту, к Трапезунду). Надо признать, что в морских грабительских набегах, описанных Зосимом, играли значительную роль не только бораны, но и готы. Весьма вероятно, что многие из подобных морских походов совершались отрядами, которые собирались из разных, живших по соседству друг от друга племен; предводителями отрядов являлись представители наиболее сильного племени. Однако трудно по имеющимся материалам источников допустить, что совместно с боранами и готами отправлялись в III в. в морские экспедиции и славяне.

340 Римская провинция Азия распространялась на западную половину полуострова Малой Азии. По новому делению государственной территории, произведенному при императоре Константине, провинция Азия стала Азийским диоцезом (diocesis Asiana). В V в. «Азией» называлась лишь узкая западная прибрежная полоса Малой Азии с островами. 341 Эфес — главный город провинции Азии.

342 Об основании эфесского храма Дианы амазонками Иордан рассказывает в § 51.

343 Халкедон (Chalcedona) — город в Вифинии, против Константинополя, у южной оконечности Босфора. При императоре Валериане (253—259) Халкедон подвергся нападению готов с моря.

344 Корнелий Абит (Cornelius Abitus) — по-видимому, префект провинции Азии. Его имя известно лишь по Иордану.

345 Так мог сказать очевидец событий.

346 Иордан воспринимает Трою и Илион как разные города.

347 Агамемнонова война, т. е. Троянская война.

348 Удивительно, что Иордан путает два Анхиала: а) фракийский (нын. Поморие), на западном побережье Черного моря, на северной дуге Бургасского залива, и б) киликийский, на южном побережье Малой Азии, близ города Тарса. Относительно киликийского Анхиала Страбон (Geogr., XIV, 672) передал легенду об основании его ассирийским царем Сарданапалом, что, конечно, не имеет никакого отношения к Анхиалу фракийскому. Готы, по рассказу Иордана, разоряли Анхиал на Черном море, расположенный «у подножия Гемимонта» («ad radices Emimontis»), «близкий к морю» («mari vicinam»). Об этом Анхиале, совершенно точно определяя его, упомянул трижды Аммиан Марцеллин. Он сообщил, что по фракийскому побережью («litora Thraciarum») лежат города Истр, Томы, Аполлония, Анхиал, Одисс (Amm. Marc., XXII, 8, 43), в другом месте он указал, что во Фракии есть крупные города (amplae civitates): Филиппополь — древняя Евмолпиада и Берея, а в Гемимонте большие города (magnae civitates): Адрианополь, который прежде назывался Ускудама, и Анхиал (Ibid., XXVII, 4, 12). Попутно отметим, что только у Иордана сообщается еще об одном названии Филиппополя — Пульпудева (Pulpudeva, — Rom., §§ 221, 283). В третьем месте Аммиан Марцеллин записал, что готы, победив императора Деция (в 251 г.), убили его и его сына и захватили город Анхиал, а также основанный императором Траяном Никополь (Amm. Marc., XXXI, 5, 16). Ко второй половине VI в. относятся сведения об Анхиале, записанные в «Истории» сирийского автора Иоанна Эфесского (ум. в 586 г.), но эта часть его труда (а именно конец книги VI из части III) не сохранилась и известна только по оглавлению, в котором и упоминалось об Анхиале: «Сорок девятая [глава] об опустошении города Анхиалоса и о его термах» (см.: Н. В. Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, стр. 118). Однако рассказ об Анхиале, о его теплых источниках и о разорении города (в 585 г.) склавенами сохранился в «Хронике» Михаила Сирийца, составившего в середине XII в. свой труд на основе труда Иоанна Эфесского (там же, стр. 103— 104). Позднее Иордана и Иоанна Эфесского об Анхиале несколько раз упомянул Феофилакт Симокатта (Theophyl. Sim., I, 4, 7 — о пребывании аварского кагана в Анхиале; 1, 4, 5 — о теплых источниках в Анхиале; VI, 5, 2 — о храме Александра-мученика в Анхиале) в связи с войной между Византией и аварами.

349 12 миль, т. е. 12 тысяч римских шагов (passus). (Ср. прим. 3, 4, 31, 101, 433.)

350 Император Максимиан Геркулий был соправителем Диоклетиана с 286 г. по год отречения их обоих от престола (305).

351 Максимин — правильнее Галерий Валерий Максимиан — был цезарем при императорах (августах) Диоклетиане и Максимиане Геркулии с 293 по 305 г. и августом в 305—311 гг. (Ср. прим. 303.)

352 Нарсей, Нарсес (Narseus) — персидский царь (293—302) из династии Сасанидов, сын (а не внук, как пишет Иордан) Шапура I (241—272). В 296 г. Нарсес напал на Армению, защищать которую Диоклетиан поручил цезарю Галерию (по Иордану, «Максимину»). Сначала война была тяжела для римского войска, и Нарсес выиграл одно серьезное сражение, но в 298 г. Галерий разбил войска Нарсеса, захватил его жен, детей и царские сокровища. Большая часть южной Армении была закреплена за Римом.

353 Диоклетиан в начале своего правления (284—305) боролся с узурпатором Ахиллом, который был провозглашен императором в Александрии под именем Люция Домиция Домициана в 296 г. Диоклетиан взял Александрию в 297 г. и уничтожил Ахилла.

354 Квинквегентанеями (Quinquegentanei или Quinquegentanae nationes) назывались племена, входившие в объединение пяти (quinque) северно-африканских («мавретанских») племен (gentes). Иначе их же называли Pentapolitani, т. е. жители области Пентаполя, Пятиградия. Эти племена, обитавшие в римской провинции Киренаике или в Ливии Пентаполитанской (Libya Pentapolis), к западу от пределов Египта, вокруг пяти городов: Береники, Арсинои, Птолемаиды, Кирены и Аполлонии-Созусы, неоднократно поднимали восстания против римского владычества. Одним из таких восстаний было движение местных племен в Нумидии в 260 г. Иордан упоминает о значительном восстании квинквегентанеев в 297—298 гг., которое усмирил император Максимиан, переправивший войска в Северную Африку из Испании. Следует отметить, что источник Иордана — Орозий (VII, 25) — сообщает как об опасностях, грозивших империи со всех сторон в конце III в. (в Александрии — от узурпатора Ахилла, в Африке — от восстания квинквегентанеев, на Востоке — от персидского царя Нарсеса), так и о ликвидации этих опасностей Диоклетианом, Галерием и Максимианом.

355 Лициний (император Licinianus Licinius) — соправитель сначала Галерия (с 308 по 311 г.), затем Константина (с 311 по 324 г.). С последним Лициний был в родстве: сестра Константина была женой Лициния. Вражда между августами Лицинием и Константином длилась многие годы и имела острый характер. Иордан коснулся лишь последнего ее эпизода, связанного с ролью готов в римском войске. После того как Лициний был разбит Константином под Адрианополем, он отступил сначала в Византий, затем, перейдя Босфор, — в Халкедон; снова был разбит при Хризополе и бежал в Никомидию. После осады города Никомидии Константин взял в плен Лициния, сохранил ему жизнь по просьбе своей сестры и отослал его в Фессалонику. Иордан, говоря, что в борьбе с Лицинием Константину помогали отряды готов, сообщает, что они «победили» Лициния и «заперли» его в Фессалонике, а затем убили. По другим источникам, Лициний вошел в переговоры с готами, чтобы, опираясь на их силы, снова получить власть, но замысел его был открыт, и Лициний был казнен в Фессалонике в 325 г.

356 Готские предводители (reges) Ариарих (Ariaricus) и Аорих (Aoricus) — называемые только Иорданом — вместе со своими отрядами служили федератами в войсках императора Константина; имеется предположение, что имя одного из упомянутых королей восстанавливается в надписи 320 г., возвещающей о победе Константина над готами на Дунае: «[cum rege Aria] rico victis superatisque Gothis».

357 Так как непосредственно перед этим Иордан говорит о федератах, которыми в основном были везеготы, то их вожди и являлись древнейшими представителями рода Балтов, правившего везеготами: сначала — Ариарих и Аорих, а затем исторически более отчетливые лица — от Нидады до его правнука Гебериха. В данном месте автор не упоминает Балтов, которых он называл в § 42, говоря об Амалах и Балтах как вождях остроготов и везеготов, и в § 146, говоря о втором по доблести и блеску месте Балтов после Амалов и о значении слова «балт» — дерзкий, отважный (audax); здесь же он перечисляет имена первых Балтов III—IV вв.: Нидаду, Овиду (не есть ли это король Книва, противник императора Деция, описанный Иорданом в §§ 101—103?), Гильдерита (или Гильдериха) и Гебериха. Последний был представителем уже прославившего себя рода, так как Иордан пишет, что его, Гебериха, подвиги соответствовали «славе его рода».

358 Король вандалов Визимар, упоминаемый только Иорданом, погиб в битве с готами на реке Маризии (нын. Марош) незадолго до смерти Константина I, т. е. до мая 337 г. Визимар принадлежал к роду Асдингов, из которого происходили все вандальские короли, вплоть до последнего из них, Гелимера, свергнутого с престола в сентябре 533 г. Имя Визимара — первое определенное имя короля династии Асдингов. Подробно рассматриваются сведения о всех представителях Асдингов в приложении к книге Хр. Куртуа (Chr. Courtois, Les Vandales et ľAfrique, Paris, 1955, p. 390—404).

359 Дексипп (Deuxippus storicus, Δεξίιππος) — писатель III в., патриот Афин, организовавший в 267 г. защиту своего города от нападения на него варваров (герулов). Его сочинения дошли до нас только в выписках Фотия (IX в.) и Константина Порфирородного (X в.) Для истории Восточной Европы интересны отрывки из трудов Дексиппа, объединенные названием Σκυθικα; они содержат в себе сведения о варварах, о войнах и союзах с ними. Иордан включил сообщения Дексиппа о вандалах в свой текст, но в выписках Фотия упомянуто лишь о заключении союза между императором Аврелианом (270—275) и вандалами, по которому вандалы предоставили Аврелиану двухтысячную конницу — вспомогательное войско (συμμαχία), а весь «остальной народ» (о δε λοιπος Βανδηλων ομιλος — букв. «полчище», «толпа») отправился в свои земли за Истр. Сведения о короле вандалов Визимаре и о продвижении вандалов в течение одного года с берегов «Океана» (от Балтийского моря) к границам империи имеются (возможно, и заимствованные у Дексиппа) только в передаче Иордана.

360 Этот ряд рек дунайского бассейна или бассейна Тиссы может быть отождествлен лишь отчасти, а именно: названия Милиаре (Miliare) и Гильпиль (Gilpil) неясны и встречаются по одному разу только у Иордана; Маризия соответствует реке Марошу (левый приток Тиссы), а Гризия — реке Керешу (также левый приток Тиссы). В записи Константина Порфирородного (De adm. imp., 40) относительно рек Туркии, т. е. Венгрии, также названы реки: «первая река — Τιμήσις (емеш), вторая — Τουτης (?), третья — Μορήσης (Marisia, Марош), четвертая — Κρίσος (Crisia, Кереш), и еще одна река — Τίτζα (Тисса)».

361 Иордан неоднократно, с подробными указаниями границ, останавливается на области, где в его время жили гепиды («ubi nunc Gepidas sedent»). В данном случае (§ 114) он упоминает эту область, чтобы определить, где именно остановились вандалы, дойдя в своем продвижении с севера на юг до обычного предела варваров — Дуная: с востока от них был «гот», с запада — «маркоманн», с севера — «гермундол», с юга — река Данубий. Эту территорию, как отметил автор, орошали четыре реки, из которых ясны Марош и Кереш.

362 Здесь имеется в виду Константин Великий (306—337). Переселение вандалов в Паннонию якобы по разрешению этого императора (так у одного только Иордана) подвергается сомнению рядом ученых (см. об этом: Chr. Courtois, Les Vandales et ľAfrique, p. 34—35). Однако нельзя не обратить внимания на то, что в связи с переходом вандалов в Паннонию Иордан говорит лишь об очень небольшом их количестве («perpauci Vandali»), а не о целом переселившемся на новую территорию племени. О пребывании вандалов между Тиссой и Дунаем в IV в. свидетельствуют определенные археологические данные: о пребывании же вандалов в Паннонии археологических данных нет. Это подчеркнул в своем крупном исследовании Куртуа (Ibid., р. 35), причем на приложенной им карте («Les Vandales en Europe jusqu’en 406», — Ibid., p. 30) он не провел линию пути вандалов, — когда они вместе с аланами двинулись вверх по левому берегу Дуная к Рейну через Паннонию, — считая, что в Паннонии вандалы не оседали и что свидетельство Иордана (Get., § 115) ошибочно.

363 Магистр армии (magister militum; в данном случае употребляется в отношении Стилихона, о котором см. прим. 449) — высшая военная должность в поздней империи. По реформе императора Константина (306—337) произведено было разделение гражданских и военных должностей. Соответственно четырем частям империи во главе гражданского управления стали четыре префекта претория («praefectus praetorio»), а военное дело было сосредоточено в ведении магистров армии: магистра конницы («magister equitum») и магистра пехоты («magister peditum»). Иногда командование обоими родами войск объединялось в руках одного лица — магистра обеих милиций («magister utriusque militiae»). Сохраняя принцип сосредоточения военных полномочий в руках крупнейших военных чинов империи, не касавшихся никаких гражданских функций, император Феодосий I (379—395) установил одно общее звание: «магистр армии» («magister militum»). Магистры армии — их в империи могло быть несколько — ведали войсками и охраной границ крупных территорий. Таковы были магистр армии «по Востоку» («per Orientem»; им был во время персидских войн Юстиниана его лучший полководец Велисарий; см. § 171), магистр армии «по Фракиям» («per Thracias»), магистр армии «по Иллирику» («per Illyricum», — например, Савиниан; см. § 300). В поздней империи, когда преобладающую часть войск составляли варвары, входившие либо в императорскую армию («milites romani»), либо во вспомогательные отряды («auxiliarii, auxilium ferentes», συμμαχία) «федератов», магистрами армии часто бывали лица варварского происхождения. Таковы Гайна, Аларих, Стилихон, Рикимер, Аспар, Теодерих, сын Триария, Теодерих Амал и др. Из лиц неварварского происхождения, имевших звание магистра армии, Иордан называет Аэция, Ореста и, конечно, Велисария. Особо упомянут (§ 266) как магистр армии Гунтигис (племянник Кандака по матери, Амал по отцу), при котором Иордан состоял нотарием.

364 Иордан кратко упоминает (здесь, в § 115, и ниже, в § 162) о крупном событии в истории так называемого переселения народов, а именно: о переходе через Рейн и вторжении в Галлию ряда племен, из которых многочисленны и заметны были отмечаемые разными источниками вандалы, аланы и свавы (или свевы). Эти три названия племен приводятся в сочинениях Проспера Аквитанского, Зосима, Созомена, Кассиодора, Прокопия, Исидора Севильского и др. Орозий засвидетельствовал, что вместе с этими племенами шли «и многие другие» (Oros., VII, 40, 3; VII, 38, 3, — упомянуты еще бургундионы). Замечательно, что дата (вернее, начальная дата, первый день) перехода через Рейн устанавливается по современным событию источникам. Переправа произошла (или началась) 31 декабря 406 г. Если один из известнейших авторов начала V в., Орозий, вообще не очень точный в хронологии, не дает этого числа, а говорит, что варвары пересекли Рейн года за два до взятия Рима Аларихом, то у Проспера Аквитанского (ум. в 60-х годах V в.) и у его «Копенгагенского» продолжателя («Prosperi continuator Havniensis», названного так по месту хранения единственной рукописи) сведения гораздо полнее. У них отчетливо указан канун январских календ или II январские календы, т. е. 31 декабря, и, кроме того, названо консульство императора Аркадия (его шестое консульство) совместно с Аницием Петронием Пробом, падающее на 406 год (Prosp. Aquit. Chron., р. 465; Prosp. Havn. cont, p. 299). В «Новой истории» Зосима (Zos., VI, 3, 1) равным образом упоминаются эти консулы, т. е. фиксируется 406 год. Кассиодор (Cass. Chron., р. 154) отмечает год и консулов, а Исидор Севильский в «Истории готов, вандалов, свевов» (Isid. Hist., р. 295) дословно приводит данные Орозия.

Переход вандалов, аланов и свавов через Рейн совершился на определенном отрезке реки. Источники называют два пункта: Майнц и Вормс. Вероятнее же, что люди переправлялись во многих местах и, вступив на левый берег, подвергли разорению оба города, от которых двинулись далее на запад к Триру, Метцу и Реймсу, на юг к Страсбургу. О разрушении Майнца и Вормса упомянул Иероним (Hieron. Epist., 123, 15, 3), Майнца и Трира — Сальвиан (Salv. De gub. Dei. VI, 39). Естественно предположить, что толпы двигались по льду, хотя об этом обстоятельстве не говорит ни один из источников. С подробной аргументацией вопрос о переходе вандалов и сопровождавших их племен через Рейн рассмотрен в книге Куртуа (цит. выше, в прим. 358).

Иордан повторяет вслед за многими предшественниками: Иеронимом (Hieron. Epist., 123, 16, 2), Орозием (Oros., VII, 38, 1—4), Рутилием Наматианским (Rutil., 11, 41—42), Марцеллином Комитом (Marcell. Comit., а. 408), что вандалы, аланы и свавы появились в Галлии, поддавшись уговорам Стилихона, магистра армии императора Гонория (Get., § 115; Rom., § 322). Слух об измене Стилихона пронесся, по-видимому, повсюду; Орозий пишет, что, «как передают многие» («sicut а plerisque traditur»), всемогущий полководец не ценил громадной власти, которой пользовался, замышлял посадить на престол своего сына Евхерия, поддерживал связь с Аларихом и готами, чтобы в нужный момент «истоптать и повергнуть в ужас империю» («ad terendam terrendamque rempublicam»), и, наконец, «возбудил» («suscitavit») к походу в Галлию варварские племена, «нестерпимые своей массой и силой» («copiis viribusque intolerabiles»). Эти подозрения, перешедшие в обвинение и объяснявшие многим причину казни (23 августа 408 г.) Стилихона, подкреплялись еще тем, что он был по происхождению вандалом (может быть, наполовину, так как Иероним называет его полуварваром, semibarbarus; см. Hieron. Epist., 123, 16, 2). Все же, по-видимому, Стилихон не призывал вандалов на территорию империи, как не призывал их впоследствии в Африку правитель ее Бонифаций (см. прим. 491).

Перешедшие Рейн племена рассеялись по Галлии, двинувшись в различных направлениях: к югу по Соне и Роне до Арля, к западу на Реймс и оттуда частично в сторону Амьена, Арраса и Турнэ, а главным образом — через Луару к Гаронне и к предгорьям Пиренеев. Иероним пишет, что, собственно, вся Галлия была разорена пришельцами: «Aquitaniae, Novemque populorum, Lugdunensis et Narbonnensis provinciae praeter paucas urbes cuncta populata sunt» (Epist., 123, 15, 3). Орозий констатирует распространение вандалов и их спутников по всем окружающим галльским провинциям, причем эти «gentes quae per Gallias vagabantur», «безумствовали», «неистовствовали» в населенной и достаточно богатой стране: «his per Gallias bacchantibus» (Oros., VII, 40, 3—4, 9). Современник событий, поэт Ориенций, выразил свое впечатление от нашествия такими словами: «одним костром дымилась вся Галлия» («Uno fumavit Gallia tota rogo», — Orient, Common., II, 184). Как известно, бедствия Галлии продолжались 33 месяца, после чего вандалы, аланы и свевы, хотя и не полностью, прошли осенью 409 г. через Пиренеи и вторглись в Испанию. Карта с ясным начертанием основных направлений движения вандалов, аланов и свевов по Галлии дана в книге Куртуа (Chr. Courtois, Les Vandales et ľAfrique, p. 46). Ср. прим. 362.

365 Германарих (ум. в 375 или в 376 г.) — король остроготов из рода Амалов, возглавивший значительный союз племен, который условно иногда называют «готской державой», «державой Германариха». В двух местах «Getica» (§§ 28, 82) Иордан ссылается на сведения, полученные им от Аблавия, историка готского племени («Ablavius, descriptor Gothorum gentis»), который записал, что готы прошли с севера на юг в крайние пределы Скифии, соседящие с Понтом, и осели в причерноморских областях («super limbum Ponti»). Здесь во второй половине IV в. выросло недолговечное государство Германариха. Оно, несомненно, охватывало обширные территории в Причерноморье и включало в свой состав разные этнические элементы, причем подчинение их Германариху было далеко не одинаковым и едва ли прочным. Гóтов было не много по сравнению с многочисленными племенами, обитавшими на припонтийских землях, и «готской» держава Германариха называется лишь по признаку правивших ею готских вождей. В своем стремлении подчеркнуть могущество Германариха Иордан, сведя воедино различные отрывочные сведения, приписал остроготскому королю покорение ряда племен, которые ввиду своей отдаленности никак не могли быть завоеваны Германарихом. Это — а) северные племена, такие, как чудь, весь, меря, мордва, б) многочисленные венеты, оказавшие сильное сопротивление (что отметил и Иордан), в) эстии, населявшие берега «Океана» (т. е. Балтийского моря). Некритическое отношение к тексту Иордана вызвало неправильное утверждение, что Германарих властвовал над областями между Черным и Балтийским морями и между Мэотидой и Карпатами.

366 У Иордана «majores» относится не к «предкам», а вообще к старшим, предшествующим писателям.

367 Иордан явно стремился подчеркнуть могущество Германариха, которого он выделяет как «благороднейшего из Амалов». Однако, чтобы точно и убедительно сообщить о его завоеваниях, Иордану не хватало сведений. Слишком краток и поверхностен его рассказ о Германарихе, который покорил ряд «северных племен» и этим якобы заставил сравнивать себя с Александром Македонским. Подозрительным кажется вклинившееся в латинский текст греческое слово «arctoi»; Иордан употребил его как прилагательное: arctoi gentes, хотя на самом деле здесь это — существительное жен. р. множ. ч. (αι άρκτοι — «северные медведи», переносно — «север»); оно указывает, что данное место откуда-то списано, но едва ли заимствовано у Кассиодора, отличавшегося своим отделанным стилем. Дальнейшее подкрепляет это предположение: Иордан приводит длинный список этнических названий, несомненно чуждых как его читателю, так и ему самому. Он, действительно, не делает ни малейшей попытки разъяснить их, а просто выписывает тринадцать слов в винительном падеже (часть из них, по-видимому, не склоняется): «Golthescytha Thiudos Inaunxis Vasinabroncas Merens Mordens Imniscaris Rogas Tadzans Athaul Navego Bubegenas Coldas». Среди названий: Thiudos «чудь», Vas «весь», Merens «меря», Mordens «мордва». Слово Inaunxis, будучи разделено (in Aunxis), свидетельствует о пребывании чуди на территории между Ладожским и Онежским озерами, на что указал Ф. А. Браун («Разыскания в области гото-славянских отношений», стр. 255, со ссылкой на Ю. Коскинена, К. Мюлленгоффа, В. Томашка и др.) Быть может, подобным же образом следовало бы разделить и другие непонятные слова в данном списке, начинающиеся на «in», а именно: Vas in Abroncas, Mordens in Niscaris, хотя объяснить такое местонахождение веси и мордвы затруднительно. Остальные названия в списке Иордана остаются неясными. Однако и четырех названий финских племен (относящихся к бассейнам Оки и Волги) достаточно, чтобы наметить линию торгового пути от Балтийского моря на восток — одного из «янтарных» путей, отходивших в разных направлениях от юго-восточных балтийских берегов. Вообще ряды этнических названий наводят на мысль об итинерариях, где области, по которым пролегал путь, нередко обозначались названиями населявших их племен. Так, например, разгадывая приводимые Иорданом названия племен Скандзы, исследователи высказали догадку, что они перечислены соответственно двум торговым путям: восточному — по Висле, на Готланд и в Скандинавию по ее юго-восточным районам, и западному — по Рейну через Каттегат и в Скандинавию, вдоль ее западного побережья к северу (см.: L. Weibull, Skandza und ihre Völker in der Darstellung des Iordanes, S. 232—233, со Ссылкой на статью О. Фризена в сборнике в честь П. Перссона. Strena philologica upsaliensis..., Uppsala, 1922). То же можно предположить в отношении племен, указанных Иорданом в сообщении о завоеваниях Германариха.

Нагромождая этнические названия (по изданию Моммсена их 13, при топографическом толковании некоторых из них — их 10), автор, возможно, пользовался каким-нибудь дорожником, где отмечались как целые области, занятые разными племенами, так и отдельные станции и перекрестки, указывались остановки и перевалочные пункты, которые встречались на пути странствующих купцов или целых торговых караванов. Конечно, пользуясь краткими данными итинерария, Иордан не мог ничего сказать ни об одном из названных в нем племен. Механически приведенный перечень племенных наименований свидетельствует о направлении пути и о том, что в VI в., когда могли пользоваться тем дорожником, который служил источником Иордану, упоминаемые им чудь, весь, меря, мордва уже представляли собой определенные этнические группы.

368 Аларих (Halaricus) — предводитель герулов («gens Herulorum, quibus praeerat Halaricus»), или элуров, обитателей земель близ Мэотиды, покоренных, по Иордану, остроготским королем Германарихом в IV в. Неясно, почему Иордан приписывает предводителю этого племени широко известное германское имя Аларих. Возможно, что оно возникло в памяти писателя (если не появилось по ошибке переписчика) по ассоциации с названием герулов, которые участвовали в походах короля везеготов Алариха, взявшего в Рим в 410 г. В труде Иордана говорится о четырех разных Аларихах, которых не следует смешивать: 1) Аларих, вождь элуров, современник Германариха (§ 117); 2) Аларих, вождь свавов в середине V в. (§ 277); 3) Аларих, король везеготов, умерший в 410 г. после взятия им Рима (§§ 147, 156, 157, 173), и 4) Аларих II, король везеготов в южной Галлии, погибший в бою с франками в 507 г. (§ 297). О первых двух из перечисленных выше Аларихов сведения дает только Иордан.

369 Об Аблавии см. прим. 72.

370 το έλος, τα έλη — болото, поемные луга (лат. palus). От этого слова Иордан производит название племени, которое он несколькими строками выше определяет как «племя герулов» («gens Herulorum»), а затем, разъяснив слово «е1е» (έλη) как «местность стоячих вод», «заболоченные пространства» («loca stagnantia»), именует уже «элурами» («Eluri»). Кратко об элурах упоминается в этническом и географическом словаре Стефана Византийского (со ссылкой на XII книгу Дексиппа — III в. н. э.), писавшего, по-видимому, в V в.: «элуры — скифский народ» (‘Έλουροι Σκυθικον έθνος). В связи с этой краткой справкой примечательно свидетельство Аблавия. Иордан сообщает, что, по данным Аблавия, элуры жили близ Мэотиды, т. е. к востоку от остроготов. В другом месте (§ 23), уже не обращаясь к данным Аблавия, Иордан причисляет герулов (не элуров) к племенам, явившимся из Скандии, т. е. к готским племенам («Heruli... inter omnes Scandiae nationes»). Сведения Аблавия, знакомого с событиями и жизнью в Восточной Европе, наводят на мысль, что герулы-элуры не могли быть, как говорит Иордан, германским племенем, вышедшим из Скандии. Герулов-элуров Иордан противопоставляет готам Германариха; их быстрота и подвижность («velocitas eorum») — качества степняков-конников — должны были «уступить твердости и размерности готов» («Gothorum tamen stabilitate subiacuit et tarditati»). Из слов Иордана следует, что Германариху было нелегко покорить герулов-элуров: словами «Herulorum cedes» («побоище, поражение герулов») Иордан как бы показывает значительность победы. Нельзя не отметить здесь же, что к V в. относится ряд сведений о герулах, которые не имеют никакой связи с упомянутыми выше примэотийскими элурами и являются германским племенем. О герулах-германцах Иордан сообщает, что они: а) выступали в войсках Алариха; б) в войсках Одоакра (вместе со скирами и торкилингами); в) участвовали в междоусобных войнах после смерти Аттилы, сражаясь наряду с готами, ругами, свавами, гуннами, аланами.

371 Не совсем понятно, в чем выражалась «подвижность», «быстрота» элуров. Быть может, автор хотел отметить легкость передвижения кочевников с места на место или же подвижность каждого из них в отдельности (например, в бою) и всего племени в целом (например, при уходе, ускользании от врага).

372 При описании битвы, в которой племена выступали против гуннов после смерти Аттилы (Get., § 261), Иордан сообщает о «геруле с легким оружием». Трудно сказать, имел ли автор в виду представителя элуров или же германского племени герулов. Скорее — последнее.

373 Характеризуя готов, Иордан отмечает два их основных качества: «stabilitas» — твердость (в смысле устойчивости) и «tarditas» — размеренность (в смысле медлительности движений). И то и другое проявилось в бою. Иордан противопоставляет твердость и размеренность готов быстроте элуров, обнаружившейся именно в связи с военными действиями.

374 Геты (Getae) и готы (Gothi) в данном случае понимаются как синонимы (если позднейший переписчик рукописи не спутал букв o и e). Однако следует помнить, что Иордан, составляя свое сочинение во славу рода Амалов и племени готов (остроготов), искусственно «увеличивал» древность истории готов, относя именно к ним древнейшие события из истории гетов. Не существенно, был ли это прием Кассиодора — источника Иордана, или источника Кассиодора (а, быть может, также и Иордана) — Аблавия, но ясно, что в период написания «Getica» Иорданом такая тенденция была весьма важна и нужна для политики еще остававшихся в Италии остроготов.

Принимаясь за работу над историей готов, Иордан в предисловии — письме Касталию — уже называет их гетами. Опираясь, как он сам об этом сообщает (§ 58), на произведение (не дошедшее до нас) Диона Хризостома (конец I—начало II в. н. э.), «давшего своему труду заглавие „Getica“» («qui operi suo Getica titulum dedit»), Иордан употребляет — руководствуясь своей тенденцией — название геты в значении готы и дает этим понять, что оба имени относятся к одному племени. Он заявляет, что «доказал, что геты — это готы» («quos Getas... Gothos esse»). Доказательство же Иордана основывается на сообщении Диона Хризостома: бог войны Марс появился именно у гетов, и это засвидетельствовано Вергилием (Aen., III, 35), а готы, говорит Иордан, ублажали бога войны человеческими жертвами и почитали его, как родителя (§ 41). Обращаясь к другому источнику, Орозию, Иордан находит у него поддержку: «недавно [считались] гетами те, которые теперь (считаются] готами» (Oros., I, 16, 2: «modo autem Getae illi qui et nunc Gothi») В дальнейшем изложении Иордан вперемежку употребляет и то, и другое названия. Так, например (Get., § 62), когда геты с их царицей Томирой победили персов и захватили добычу, то готы впервые увидели шелковые шатры. Или (§ 94) в сообщении о том, каким образом геты и гепиды родственны друг другу, говорится, что гепиды еще при выходе со Скандзы были в составе готов, и отсюда несомненно, что они ведут свое происхождение от готов. Король Геберих (§ 116) был «Gothorum rex», а один из его преемников, Германарих, был «Getarum rex». Филимер, rex Gothorum (§ 121), правил гетами. То же самое в § 129 и в § 132. Наконец, в § 308 сказано, что Велисарий двинулся войной против готов (остроготов в Италии), но раньше, чем покорить народ гетов, он овладел Сицилией, где также сидели (в Сиракузах) готы. Юстиниан и его полководец Велисарий за победы над готами получили почетные прозвания Гетских (§ 316), а сам Иордан закончил свое сочинение указанием, что он рассмотрел «происхождение гетов» («origo getarum») и историю «благородных Амалов», виднейшего правящего рода готов — остроготов (§ 315). Интересно, что в «Повести временных лет» под 862 годом варьируют формы готы и геты: Лаврентьевский список XIV в. — «Гьте»; Троицкий список XIV — ΧV вв. — «Гъте»; списки Радзивиловский и Московской духовной академии (оба XV в.) — «Иготе». (См. прим. 128 и 187.)

375 Чрезвычайно важное место в сочинении Иордана. Оно свидетельствует, что в его время имелись отчетливые сведения относительно венетов, антов и склавенов.

376 Общо и неубедительно утверждение Иордана, что Германариху подчинилось чуть ли не все население Восточной и Центральной Европы, «все племена Скифии и Германии». Ср. описание пределов Скифии у самого Иордана (Get., §§ 30—33) и прим. 84.

377 Слово «labores» в данном случае имеет значение «praedia» — «имущество», «достояние», «собственность».

378 Появление гуннов на Северном Кавказе и близ Дона на территории, занятой аланами, относится примерно к 360—370 гг.

379 Современник появления гуннов в Европе, Аммиан Марцеллин начинает свою главу о них (Amm. Marc., XXXI, 2, 1) предупреждением, что «в древних сочинениях („monumentis veteribus“) племя гуннов („Hunorum gens“) было известно слабо („leviter nota“)». Орозий, ни на кого не ссылаясь, сразу вводит гуннов в свой рассказ о судьбах готов в IV в. (Oros., VII, 33, 10). Иордан же указывает сначала на Орозия, потом на древнюю традицию («antiquitas»), донесшую до него легенды о гуннах (Get., § 121), а затем на записи Приска (Get, § 123). Аммиан, закончивший свое произведение на 378 г., и Орозий — на 417 г., пишут, что гунны обрушились на готов неожиданно; первый говорит о «внезапном натиске», «внезапной буре» («repentino impetu, subita procella», — Amm. Marc., XXXI, 3, 1—2) их нападения, второй — о «внезапной ярости» («repentina rabie»), которой они «воспламенились против готов» (Oros., VII, 33, 10). Слова «exarsit in Gothos» повторил за Орозием и Иордан. Эти авторы, таким образом, не касаются истории гуннов до их появления в Европе, не считая рассказа Иордана о происхождении гуннов от злых духов и ведьм (Get., § 121). Одиноким и едва ли истолкованным остается свидетельство о гуннах Птолемея (Ptol., III, 5, 10), который записал, что «между Бастернами и Роксоланами — Гунны» (Χοΰνοι или Χουνοΐ). Аммиан Марцеллин, конечно, без какого бы то ни было хронологического уточнения, сообщает, что гунны жили «по ту сторону Мэотийских болот у Ледовитого океана» («ultra paludes Maeoticas glacialem oceanum accolens», — Amm. Marc., XXXI, 2, 1). Орозий указывает, что гунны были «долго заключены в неприступных горах» («Gens Hunnorum diu inaccessis seclusa montibus», — Oros., VII, 33, 10). Это сообщение может быть воспринято как отзвук далеких событий, связанных с обитанием гуннов в горах Тянь-Шаня. Таковы смутные представления европейских авторов о местах, где расселялись гунны до своего вторжения на правобережье Танаиса.

Решать трудные вопросы о происхождении гуннов, образовании крупной гуннской орды к северу и к северо-западу от Китая и ранней истории гуннов в Восточной Азии помогают китайские летописи и археологические памятники. Еще в конце IV в. до н. э. китайцы приступили к постройке «Великой Китайской стены» для защиты своих северных границ от кочевников. А в конце III в. до н. э. там создалось объединение восточных гуннов — первая гуннская «империя» кочевников-скотоводов, подчинявшаяся тюркскому роду шаньюев. Хотя часть гуннов и осталась в степях Монголии, в I в. н. э. началось движение гуннов на запад, в Среднюю Азию; затем они продвинулись на Нижнюю Волгу и во второй половине IV в. появились в южнорусских степях. О древнейшем периоде (до IV в. н. э.) истории гуннов и других дальневосточных и среднеазиатских племен существует значительная научная литература. Из новых работ советских ученых на эту тему можно назвать книгу С. В. Киселева («Древняя история Южной Сибири», М., 1949) и книгу А. Н. Бернштама («Очерк истории гуннов», Л., 1954). Несомненно, что натиск гуннов был настолько бурным и непредвиденным, а последствия его так грандиозны и тревожны, что внимание людей IV—VI вв. не останавливалось на «академическом» рассмотрении вопроса, откуда явилось грозное объединение племен, прославившее себя и своего знаменитого вождя Аттилу и за несколько лет прошедшее по Европе до ее западных пределов. Как в восточных, так и в западных владениях империи военные успехи гуннов производили потрясающее впечатление. Иероним, находясь в Палестине, писал в одном из писем (к Илиодору, от 396 г.), — в связи с движением гуннов, прорвавшихся через Дербент («Железные ворота» на побережье Каспийского моря) в Закавказье и посягавших на центр Сирии, Антиохию, — что «римское войско, победитель и владыка мира, теми побеждается, тех страшится, тех вида ужасается, которые не могут ступать и, лишь только коснутся земли, считают себя уже мертвыми». В этих словах отразилось смятение, охватившее солдат, не привыкших сражаться с бесчисленной конницей кочевников. Гунны приводили в трепет не только испытанную римскую пехоту, но и собратьев по образу жизни — других степняков-кочевников, составлявших крупный племенной союз под главенством аланов. Могущественный король готов Германарих, по словам Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXXI, 3, 2), наложил на себя руки, видя, что готам не под силу сопротивление гуннам. Иордан передал другую версию о смерти Германариха (Get, § 130), но не отрицал бессилия остроготов перед гуннами. Результат победоносного напора гуннов на стоящие на их пути племена отчасти определил Аммиан Марцеллин: «По всему пространству, которое тянется к Понту, начиная от маркоманнов и квадов, шевелится [или блуждает, волнуется, — употреблен глагол «vagari»] варварская масса скрытых до сих пор племен, внезапной силой сорванная со своих мест» (Amm. Marc., XXXI, 4, 2). Таково было воздействие, по мнению писателя IV в., гуннских походов, которые, поднявшись, как «снеговой ураган в горах», произвели небывалое по силе и размерам площади передвижение племен в Европе.

Группа гуннов, ядро которой составляли гунны азиатского происхождения, при продвижении в южнорусские степи претерпела значительные изменения в своем этническом составе. Гунны стремительно прошли путь с Северного Кавказа, с Дона и Днепра на Балканский полуостров, к югу от Дуная до стен Константинополя; на запад в Потиссье и на венгерскую равнину; затем до Орлеана на Луаре, до Аквилейи и Милана в северной Италии. Этот путь в общих чертах отражен в сочинении Иордана.

Численность основного ядра гуннов этой группы по сравнению с количеством примыкавших к их союзу и следовавших за ними покоренных племен была незначительной. За время победоносного движения гуннов на Северном Кавказе и в Причерноморье и за период победоносных войн на Балканском полуострове гуннский союз вырос и сформировался. К началу V в. конгломерат племен под общим собирательным именем гуннов, первенствовавших в союзе, уже определился, и вскоре преимущественно гуннской территорией со ставкой вождя стала равнина между Тиссой и Дунаем. Говоря о гуннах при Аттиле, Иордан добавляет, что в Дакии и Паннонии они сидели вместе с различными подчиненными их владычеству племенами («cum diversis subditis nationibus insidebant», — Get., § 226). Первое отмеченное источниками крупное слияние племен произошло в конце 60-х—начале 70-х годов IV в., после того как гунны разгромили аланов, объединивших также ряд племен (Amm. Marc., XXXI, 2, 17). Непосредственно после подчинения аланов-танаитов (Ibid., XXXI, 3, 1), населявших области по Дону, гунны сокрушили близ Днепра так называемую «державу» Германариха, в повиновении которого было много «готских» (зависимых от готов) племен (Gothorum gentes; Ibid., XXXI, 3, 8). Перейдя Днестр, гунны появились на Дунае уже в виде сложного объединения племен; одни племена сопровождали гуннов в качестве военного подкрепления (так впоследствии шли за Аттилой остроготы и гепиды со своими королями), другие, оставаясь на своих местах, выплачивали дань гуннским вождям и снабжали гуннское кочевое войско продуктами земледельческого труда. Значительнейшую дань гунны — особенно при Аттиле — стали получать из казны империи. Несомненно, что в гуннский союз влились и славянские племена, по территории которых гунны проследовали. Видимо, воздействие славян на культуру гуннов было немалым, если даже та скудная традиция, которой мы располагаем в данном случае у Приска и Иордана, донесла до нас два, вероятно славянских в своей основе, слова, бытовавших у гуннов: одно из них — «мед» (у Приска) — указывает на заимствования в области повседневной жизни, а другое — «страва» (см. прим. 629, у Иордана) — на какую-то связь в формах погребального обряда. Следы славянства в среде гуннов ставят вопрос о пребывании славян на Тиссе и в Паннонии уже в V в. Соприкосновение гуннов с антами произошло в самом конце IV в. на Днепре (см. прим. 614 о реке Эрак). Когда Аттила двинулся с Тиссы на Рейн, то едва ли он увлекал за собой встречавшиеся именно на этом пути племена. В походе, который завершился Каталаунской (или Мавриакской) битвой, а затем разорением северной Италии, Аттила уже властвовал над сложившимся и в массе признававшим его союзом племен. После смерти Аттилы союз племен, создавшийся вокруг гуннов, распался и более не возродился.

380 Галиурунны (haliurunnae). Это готское, как замечает Иордан, слово соответствует древневерхненемецкому alruna от готского «runa» («тайна») и современному немецкому Alraune. Слово alruna обозначало некое демоническое существо — ведьму, колдунью, прорицательницу («maga mulier», по объяснению Иордана). Легенда о происхождении гуннов от галиурунн и злых духов, блуждавших в степях, создалась, конечно, в христианской среде, где хотели подчеркнуть «нечистую», «демоническую» природу гуннов. Иордан, не говоря о том, откуда он воспринял это сказание, все же вставил слово «как передает древность» («ut refert antiquitas»), т. е. либо древние книги, либо древняя молва. Легенду о происхождении гуннов повторяли в течение ряда веков. Например, она всплывает в XIII в. в сочинении «Dialogus miraculorum» известного писателя, монаха из прирейнских областей, Цезария Гейстербахского. Он пишет о безобразных женщинах («mulieres deformes»), изгнанных готами и блуждавших в лесах, о встрече этих женщин с демонами и о порождении ими могущественного племени гуннов («ех quibus processit fortissima gens Hunnorum»).

381 Приск (Priscus), фракиец родом, участник посольства 448 г. от императора Феодосия II (408—450) в ставку Аттилы и Паннонию. Приск оставил записи об этом посольстве, которые сохранились до нашего времени в значительных фрагментах; в них содержатся подробнейшие сведения о гуннах, об Аттиле, как о правителе и человеке, и о его окружении. Иордан включил в свое сочинение целые отрывки из Приска и таким образом сохранил ценнейшие части его записей, не вошедшие в имеющиеся у нас фрагменты. Иорданом у Приска взят — и, вероятно, в близком переводе — следующий материал: о Каталаунской битве 451 г. (Get, §§ 178—225); о смерти Аттилы и его погребении (§§ 254—259). Пользуясь записками Приска, Иордан неоднократно называет его имя («ut Priscus istoricus refert»), когда сообщает о гуннах и об Аттиле: в § 123 (о гуннах на Мэотийском озере); в § 178 (о посольстве от Феодосия II к Аттиле); в § 183 (о мече Марса — символе могущества Аттилы); в § 222 (об италийском походе Аттилы); в § 254 (о смерти Аттилы); в § 255 — «hoc Priscus istoricus vera se dicit adtestatione probare» (о вещем сне императора Маркиана). Византийский лексикограф середины Χ в., известный под именем Свиды, сохранил название всего произведения Приска; он сообщил, что Приск написал «Византийскую историю» и «Готскую историю» (‘Ιστορίαν Βυζαντιακην και τα κατα ‘Αττήλαν) в 8-и книгах. Одна из частей сочинения имела заглавие «‘Ιστορία Γοτθική».

382 Дальний берег Мэотиды означает восточный берег Азовского моря, наиболее удаленный от автора, находившегося на западе. (Ср. прим. 82 и 83.)

383 Здесь Иордан употребил три важных в его изложении термина: «natio», «populus» и «gens». О соотношении этих понятий см. прим. 315 и 316.

384 Внутренней Мэотидой автор называет ту часть, которая была ближайшей к обитателям восточных берегов, двинувшимся затем — вслед за легендарным оленем (см. прим. 386) — на запад, во «внешний» по отношению к ним мир. В данном случае автор определяет географическое положение не со своей, как обычно делает, позиции. Можно предположить и то, что «внутренней» Мэотида названа по причине ее расположения в глубине неведомых земель.

385 Слово cerva означает «олень». Переводить, как это часто делается, словом «лань» неправильно, так как лань не есть самка оленя. В греческом языке έλαφος (либо мужского, либо женского рода) также означает «олень», а не лань. В славянском переводе хроники Симеона Логофета (X в.) сказано: «Готфи прешедше Меотское озеро елафомь водими» («Симеона Метафраста и Логофета описание мира...», слав. пер. хроники С. Логофета, Пб., 1903, стр. 45), т. е. имеется в виду мужской род; у писателя V в. Созомена (Soz., Hist , eccl., VI, 37): έλαφος διαφυγοΰσα — «перебежавшая» — имеется в виду женский род. Прокопий также употребляет женский род: έλαφον δε μίαν προς αυτων φεύγουσαν... τη ελάφω επισπέσθαι ταύτη... (Bell. Goth., IV, 5, 7—8).

386 Легенда об олене (о έλαφος; иногда это бык или корова: ό, η βοΰς), следуя за которым гуннские охотники перешли Мэотийское болото или Киммерийский Боспор, была широко распространена и повторялась у ряда писателей V—VI вв. (Евнапий, Созомен, Прокопий, Агафий, Иордан). Выделяется сообщение автора второй половины V в. Зосима, который пишет (Zos., IV, 20) о некоем «варварском племени, до того неизвестном и появившемся внезапно» (φυλον τι βάρβαρον... πρότερον μεν ουκ εγνωσμένον... εξαιφνης αναφανέν) под именем гуннов при императоре Валенте (369—378). «Я нашел и такое известие, — продолжает Зосим, — что Киммерийский Боспор, обмелевший от снесенного Танаисом ила, позволил им перейти пешком из Азии в Европу» (ως εκ της υπο τοΰ Τανάϊδος καταφερουμένης ιλύος ο Κιμμέριος απογαιωθεΐς Βόσπορος ενέδωκεν αυτοΐς εκ της ‘Ασιας επι την Ευρώπην πεζη διαβηναι).

Стремление объяснить конкретными условиями обстановку и возможность перехода, — если не целым племенем, то значительной его частью, — через пролив (шириной в узком месте не менее 3—4 км) наблюдается и у других авторов V—VI вв. Они понимали, что легенда об олене — явная сказка, и в попутных замечаниях выражали скептическое отношение к ней. У Созомена говорится, что путь, указанный оленем, был «слегка прикрыт сверху водой» (την οδον εξ επιπολης καλυπτομένην τοΐς ύδασι, — Soz., Hist., eccl., VI, 37). Прокопию представлялось, что гуннам удалось пересечь пролив вброд: ότι δη ταύτη βατα σφισι τα ύδατα είη“ (Bell. Goth., IV, 5, 10), причем, вставляя слова: «если повествование это разумно», он подвергает сомнению всю легенду (Ibid., IV, 5, 7). Не менее подозрительно к рассказу об олене относится и Агафий, который сделал следующую вполне четкую оговорку: «либо в самом деле какой-то олень, как гласит молва, впервые провел их (гуннов), либо они воспользовались другим каким-то случаем...» (έιτε ως αλληθως ελάφου τινος κατα τοΰτο δη το θρυλούμενον τα πρωτα ηγησαμένης, έιτε και αλλοία χρησάμενοι τύχη, — Agath., V, 11).

Особенно скептически к сказанию об олене отнесся наиболее древний из названных писателей начала V в. Евнапий (в его сочинении, судя по выпискам Фотия, сделанным в IX в., события доведены до 404 г.), продолживший в своей хронике сочинение Дексиппа. В тех фрагментах труда Евнапия, которые дошли до нас, нет рассказа об олене, перебежавшем Киммерийский Боспор, но в них отражены сомнения автора относительно правдивости сообщений о гуннах. По-видимому, эти сомнения и касаются легенды об олене. Евнапий подчеркивает, что, как он заметил, «никто не говорит ничего ясного» (ουδενός ουδεν σαφες λέγειν έχοντος, — Eunap., fr. 41) о том, откуда и каким именно образом гунны распространились по всей Европе (την Ευρώπην πάσαν επέδραμον. Не Фотий ли в IX в. в своих выписках их хроники Евнапия добавил слова «по всей Европе»? Ведь при Евнапии гунны дошли только до Дуная).

Евнапий понимал, что в историческом предании и в исторических сочинениях подлинные факты не только объединяются, но даже смешиваются с вымыслом, с легендами; недаром писатель озабочен судьбой исторической истины (αλήθεια), чувствуя, что далеко не во всех сообщениях историков передаются только ценные данные «истинного», το αληθές, «ясного», το σαφές, «тщательно-точного», το ακριβές, «убедительного», η πιθανότης.

Не желая, чтобы его сочинение удалялось от достоверного и убедительного (ως άν μη τοΰ πιθανοΰ την γραφην απαρτήσαιμεν), Евнапий решает придерживаться следующей системы: он согласен записывать то, что рассказывалось до него (τα προειρημένα γεγράφθαι συγχωρήσαντες), т. е. и неправдоподобные сведения, но вместе с тем он намерен показывать в своем сочинении и другое (ετερων αποστεροΰμεθα παλιν), то, что «более соответствует истине» (ταληθέστερα); первое — легенды — он собирается оставлять как некое «историческое предположение» (κακεΐνα δια την ΐστορικην δόξαν συγχωρήσαντες μένειν), а второе — правдоподобные сообщения — хочет привлечь, как «истину» (ταΰτα δια την αλήθειαν εφελκυσάμενοι και παραζευξαντες — Eunap., fr. 41). К сожалению, для нас остается неизвестным, была ли включена легенда об олене в труд Евнапия (вероятно, была включена) и развил ли этот умный и критически настроенный писатель свои соображения о таком значительном историческом событии, как приход гуннов в Европу.

Иордан, наоборот, не только не испытывал особых сомнений относительно рассказа об олене, но даже нашел объяснение, почему он появился и почему привел гуннов в Скифию: «сделали это, из-за ненависти к скифам, те самые духи, от которых гунны ведут свое происхождение» (Get, § 125).

Примечательно, что ни у одного из цитированных раннесредневековых писателей нет речи о замерзшей поверхности пролива, о переходе гуннов по льду. Античные же авторы неоднократно говорили о зимних переездах на телегах по льду Киммерийского Боспора из Пантикапея в Фанагорию (см. у Геродота, Hist., IV, 28 или у Страбона, Geogr., VII, 307; XI, 494; ср.: А. А. Васильев, Готы в Крыму, гл. I, стр. 33—36). Легенда об олене была, несомненно, широко известна. Этот сюжет о животном, послужившем чудесным проводником, был также широко распространен. В изобилующем жизненными, бытовыми чертами источнике, в «Житии св. Северина», составленном в начале VI в. и посвященном событиям второй половины V в., рассказывается о том, как путешественников, шедших по альпийским дорогам Норика, застала сильная метель и они потеряли верное направление; вдруг перед ними появился громадный медведь — «ingentis formae ursus» — и пошел впереди, указывая им путь. Это казалось удивительным потому, что зимой медведи обыкновенно забиваются в берлоги для спячки. Так «desperantibus iter bestia saeva monstraverit» (Eugipp. v. Sev., p. 22).

Историческую ценность в легенде об олене представляет указание места, где совершился переход гуннов (вернее, некоторой части их) в Скифию; в большинстве версий говорится о переходе именно через Киммерийский Боспор. Прямо упоминает это название Зосим. Прокопий называет «устье» (εκροή) Мэотиды. Агафий также пишет об «устье» Мэотийского озера (εκροή της λίμνης), впадающем в Евксинский Понт.

387 Иордан заимствовал названия перечисленных им (Get., § 126) племен у Приска (Prisci fr. 1). Это несомненно, потому что у обоих авторов совпадают не только названия, но их число и порядок. У Иордана (сохраняем винительный падеж): Alpidzuros (разночтение: Alpildzuros), Alcildzuros (разночтения: Acil-, Alchi-, Alcidzuros), Itimaros, Tuncarsos, Boiscos. У Приска (сохраняет дательный падеж): ’Αμιλζούροις, ’Ιτιμάροις, Τονώσουρσι, Βοΐσκοις. Первые два названия у Иордана являются, по всей вероятности, удвоением одного имени. Сообщая об этих племенах, Приск пишет о почти современных ему событиях, так как намерение гуннского вождя Руа (или Ругилы) покарать упомянутые племена за их союз с империей относилось к 30‑м годам V в. (после консульства Дионисия в 429 г.) У Иордана же эти имена появляются в связи с древней легендой, в которой события — переход гуннов через Киммерийский Боспор и встреча их с указанными выше племенами — относятся примерно к середине IV в. По Иордану, названные племена жили западнее Мэотиды, по Приску — уже на Истре. Быть может, всю этническую группу, называемую Иорданом, можно охватить одним общим названием «кутригуры» (или «кутургуры»), о которых Прокопий сообщает, что они жили «по сю сторону» (ενθένδε) Мэотиды (Bell. Goth., IV, 18, 14); с его точки зрения это значит — по западную сторону. Надвинувшуюся же с востока группу племен, следовало бы, также по Прокопию, считать утигурами (или утургурами), жившими «по ту сторону» (επέκεινα) Мэотиды, т. е. с его точки зрения — по восточную сторону (Ibid., IV, 18, 18). Уже древние авторы отмечали восточных и западных гуннов: у Дионисия Периегета (Dion. Perieg., Descriptio orbis, v. 730), писавшего во II в. н. э., упомянуты «унны» (Ουννοι) между Аральским и Каспийским морями, а у Птолемея (Ptol., III, 5, 10) «хуны» (Χοΰνοι) помещены между роксоланами и бастарнами на Борисфене. В перипле Маркиана (II, 39), в начале V в., определяются особые, европейские гунны (οι εν τη Ευρώπη).

Вероятно, задолго до того, не менее чем за 150 лет, передовые, т. е. западные, части гуннских племен вышли к Азовскому морю, за Дон и в Крым, а позднее, в середине IV в., основная масса двинувшихся на запад гуннов встретилась с ними, перейдя Дон и Керченский пролив. Не осталась ли на Таврическом полуострове, именно близ Херсона, часть «западно-гуннских племен в виде альциагиров, названных Иорданом в § 37? Не произошли ли имена двух сыновей Аттилы — Emnetzur и Ultzindur, упоминаемые Иорданом в § 266, от названий племен, которыми они предводительствовали, приведя их в Прибрежную Дакию после распада гуннской державы в 453 г.?

Несмотря на точное указание места перехода гуннов через Мэотиду (Зосим в V в. и Агафий в VI в. определенно называют Боспор Киммерийский), едва ли можно сомневаться в том, что в дальнейшем они продвигались по всем степям за Мэотидой, а не только по Таврике, на почву которой они вступили после переправы через пролив. Поэтому и записанные Иорданом племена являлись обитателями не только таврических, но и всех приазовских степей к западу от Мэотиды и Танаиса. Это была та «Скифская земля» («Scythica terra»), на которой задолго до того появились готы с королем Филимером и которая ко времени прихода гуннов определялась Иорданом — конечно, в весьма широком смысле — как «готские пределы» («Gothorum fines»).

388 Аланы (Alani, Halani). Иордан называет аланов впервые (не считая указания на аланское происхождение матери императора Максимина в § 83) в связи с движением гуннов из прикаспийских степей на запад в середине IV в. Первым, но быстро преодоленным препятствием на пути гуннов были многочисленные племена, населявшие степи Предкавказья и Приазовья (восточнее Дона) и известные западным авторам еще в начале нашей эры под общим наименованием «аланы». Правда, первые встречи римлян с аланами происходили в Закавказье, где их видели участники походов Помпея против Митридата (Lucan. Phars., VIII, 133); но к тому же времени относится свидетельство Иосифа Флавия, который в «Иудейской войне» сообщает, что аланы, принадлежащие к скифским племенам, живут около Танаиса и Мэотийского озера (το δε των ’Αλανων έθνος ότι μέν ει’σι Σκυθαι περι τον Ταναϊν και την Μαιώτιν λίμνην κατοικοΰντες, — Joseph., De bell. Jud., VII, 7, 4). Таким образом, в самом начале нашей эры аланы уже сидели к северу от Кавказа, вокруг Мэотиды и на левобережье Дона. Оттуда они совершали походы на юг по хорошо известным путям, искони соединявшим Закавказье с Предкавказьем. В большинстве случаев аланы, вероятно, пользовались перевалом на горной дороге, пролегающей по водоразделу между Тереком и Арагвой, на месте нынешней Военно-Грузинской дороги. Этот перевал иногда называли «Аланскими воротами». Но аланы могли проходить и по берегу Каспийского моря через Дербент. О «Каспийских воротах» (о том, что цари Иверии и Албании открыли их «скифам»: τας θύρας τας Κάσπιας ανοίξαντες) записал Иосиф Флавий в сочинении «Иудейские древности (Joseph. Antiquit. Jud., XVIII, 4, 97), рассказывая о походах скифов в Армению и Медию. Ценно указание автора II в. н. э. Лукиана: в диалоге «Токсарид» (№ 51) он отметил, что между аланами и скифами есть полное сходство в языке и в одежде («это и у аланов, и у скифов одинаково»), но разница в отношении длины волос. Однако, несмотря на столь малое различие, автор об аланах всегда говорит особо. Не обошел молчанием аланов и Птолемей в своем этническом перечне. На берегах Мэотиды он отмечает язигов и роксоланов, а за ними, в глубине страны, — амаксовиев и «аланов-скифов» (Ptol., III, 5, 7). Вторично Птолемей упоминает аланов среди племен, размещаемых им «у поворота реки Танаиса» (παρα την επιστροφην τοΰ Ταναϊδος ποταμοΰ), тут же называя и танаитов, а это имя в IV в. определенно относилось к аланам (Amm. Marc., XXXI, 3, 1).

Богатейшим источником сведений об аланах справедливо считается сочинение Аммиана Марцеллина, современника гуннов в период их появления у северных пределов империи. В связи с этим событием он описал и аланов, через земли которых пронеслись гунны. У Аммиана также имеется указание на расселение аланов у Мэотиды, вокруг которой, как он говорит, «обитают многие племена» («plures habitant gentes»), непохожие друг на друга из-за различия в языке и в обычаях; среди них — язиги, роксоланы и аланы (Ibid., XXII, 3, 31). О том, что аланы связываются с Доном, свидетельствует сообщенное Аммианом иное их название: танаиты (Ibid., XXXI, 3, 1). Отражены у Аммиана Марцеллина и сведения о связях аланов с Закавказьем (Ibid., XXIII, 6, 61). В своих записях автор опирался на исторические и географические сочинения предшественников, и лишь в последних книгах своего труда он использовал современный ему материал — либо собственные наблюдения, либо рассказы очевидцев и близких к событиям людей. В характеристиках гуннов и аланов (Ibid., XXXI, 2) он дает ряд черт, отвечающих действительности IV столетия. Аммиан не мог, конечно, руководствоваться лишь книжными образцами описаний кочевников; его описания насыщены данными, которые предоставляла ему сама современность. Он рассказывает, что аланы населяют неизмеримо далеко раскинувшиеся пустыни (степи) Скифии («in immensum extentas Scythiae solitudines») по ту сторону Танаиса (буквально: «перейдя Танаис», «hoc transito», с точки зрения человека, находящегося западнее), и сообщает важные сведения о собирательном значении имени аланов, которые подтверждают предположение о существовании мощного племенного союза за Доном в III—IV вв.

Говоря о союзе племен, называвшихся общим именем «аланы», Аммиан коснулся процесса возникновения этого союза: «постепенно, ослабив соседние племена частыми над ними победами, они стянули их под одно родовое имя» («paulatim... nationes conterminas crebritate victoriarum adtritas ad gentilitatem sui vocabuli traxerunt», — Ibid., XXXI, 2, 13). Эти различные племена («gentes variae») жили «оторванные друг от друга обширными пространствами („dirempti spatiis longis“) и бродили по неизмеримым степям, как номады („per pagos ut nomades vagantur inmensos“)». Тем не менее «с ходом времени они объединились под одним названием и суммарно зовутся все аланами, так как и нравы, и образ жизни у них одни и те же, а также вооружение их одинаково» («aevi tamen progressu ad unum concessere vocabulum et summatim omnes Halani cognominantur ob mores et modum efferatum vivendi eandemque armaturam», — Ibid., XXXI, 2, 17).

Аммиан Марцеллин подчеркивает, что аланы вели исключительно кочевой образ жизни. Однако археологические исследования советских ученых показали, что к востоку от нижнего Дона и Азовского моря, преимущественно на Северном Кавказе, были оседлые аланские поселения IV—V вв. (см.: Е. И. Крупнов, Археологические памятники верховьев р. Терека и бассейна р. Сунжи, — «Труды Государственного Исторического музея», вып. XVII, 1948). Таково поселение в Тамгацикской балке, а также поселения в районе города Грозного — Алхан-Кала и Алхан-Юрт (см.: «Очерки истории СССР III—IX вв.», М., 1958, гл. «Северо-кавказские аланы»; из отдельных статей: Е. П. Алексеева, Археологические раскопки у аула Жако в Черкесии, — КСИИМК, вып. 60, М., 1955; новейшие работы: В. А. Кузнецов, К вопросу о позднеаланской культуре Сев. Кавказа, — «Советская археология», 1952, № 2; «История Северо-Осетинской АССР», М., 1959).

В общественном строе аланского племенного союза, по описанию Аммиана Марцеллина, заметны черты военной демократии: аланы равны, так как «все происходят от благородного семени» («omnes generoso semine procreati»), старейшин же («iudices») до сих пор («etiam nunc») избирают («eligunt») по признаку длительных военных заслуг; о рабстве аланы никогда не имели понятия («servitus quid sit ignorabant», — Amm. Marc., XXXI, 2, 25). При описании образа жизни аланов автор говорит и об их внешности (Ibid., XXXI, 2, 21). Он называет аланов «pulchri» — «красивыми». Это говорит о том, что в глазах римского писателя, человека греко-римской культуры, они не были необычными (какими ему представлялись тюрки или монголы; это и отразилось в описании наружности гуннов, — Ibid., XXXI, 2, 2—3). Кроме того, у аланов отмечены светлые волосы («crinibus mediocriter flavis»), высокий рост («proceri»), быстрота и стремительность («veloces») и грозный, устрашающий вид («terribiles») из-за угрюмой, затаенной свирепости во взгляде («oculorum temperata torvitate»). Аммиан называет аланов «во всем почти подобными гуннам» («Hunisque per omnia suppares»), имея в виду не внешность, так как, по его же словам, аланы непохожи на гуннов, а образ жизни и род занятий, свойственные кочевникам. Единственным отличием аланов от гуннов является большая «мягкость» в жизненном укладе и нравах («verum victu mitiores et cultu»), а также разница в способах добывания средств к существованию. Аланы, как передает Аммиан, распространяются, «рассеиваются» («discurrentes») вплоть до Мэотийского озера и Киммерийского Боспора, равно как и до Армении и Медии, занимаясь грабежами и охотой («latrocinando et venando»).

Облик кочевника с его стадами и повозками на фоне безграничных степей, в суровом, с точки зрения средиземноморца, климате, среди скованных льдом рек и озер края был хорошо известен античным писателям (см. подбор источников, сделанный В. В. Латышевым в SC, I —II). Поэтому изображение кочевых племен у более поздних авторов может показаться трафаретным, подражательным. Тем не менее описание Аммианом Марцеллином (конечно, знакомого с произведениями древних писателей) как гуннов, так и аланов отнюдь не лишено ценности, — оно живо и достаточно полно. И если Овидий, закрепивший в своих стихах подлинные впечатления современника-очевидца, пользуется понятным доверием читателя, то заслуживает доверия и автор IV в., закрепивший в своем труде ряд сведений, которые он мог воспринять из подлинных рассказов очевидцев. Некоторые усматривают, между прочим, трафаретность у Аммиана Марцеллина в изображении как гуннов, так и аланов на том основании, что автор иллюстрирует кочевой образ жизни этих племен одним и тем же примером: отсутствием у них постоянных жилищ — крытых тростником или соломой шалашей, причем в обоих случаях автор употребляет одно и то же слово «tugurium» — «снабженное кровлей сооружение» (Amm. Marc., XXXI, 2, 4 — у гуннов и XXXI, 2, 23 — у аланов). Подобная идентичность в изображении естественна, так как, действительно, и о тех и о других кочевниках писатель хотел по данному поводу сказать одно и то же. Если уж говорить о подражательности, то можно найти и более яркие примеры. Так, в трагедии Сенеки «Федра» героиня говорит Ипполиту: «На греческом челе является скифская суровость» («Scythicus rigor», стих 660). Аммиан же, будто бы вторя, пишет, что аланы устрашают скрытой, сдержанной свирепостью во взгляде (Amm. Marc., XXXI, 2, 21). Едва ли в этом можно видеть подражание, и едва ли здесь есть какое-то отступление от истины.

Иордан читал произведения Аммиана Марцеллина, и его сведения (Get., §§ 126—127) об аланах, подчинившихся гуннам, являются не чем иным, как отражением сведений, почерпнутых в труде Аммиана. Сообщение Иордана об аланах, хотя и равных гуннам в бою («suppares», — Amm. Marc., XXXI, 2, 21; «sibi pares», — Get., § 126), но отличных от них «человечностью, образом жизни и внешним видом» («humanitate, victu formaque dissimiles»), можно считать лишь вариантом соответствующего сообщения Аммиана.

Иордан говорит об аланах преимущественно в связи с событиями V в. Он констатирует (по-видимому, ошибочно, — ср. прим. 362) их пребывание вместе с вандалами в Паннонии (Get., §§ 115 и 161) до перехода через Рейн в 406 г. в Галлию, но при этом он (как, впрочем, и другие авторы) никак не разъясняет обстоятельств передвижения аланов от Мэотиды до среднего Дуная и не освещает момента их объединения с вандалами. Судя по событиям конца IV-начала V вв., движение аланов на запад было вызвано напором гуннов и быстрым их переходом из Причерноморья на нижний Дунай и за Тиссу. Аммиан Марцеллин, конечно, так и представлял себе это явление. Но стремительность, с которой во времена Аммиана аланы оказались уже на Балканском полуострове, заставила его, — ранее сообщившего об аланах на Мэотиде, — выделить особых «европейских аланов» («Europaei sunt Halani», — Amm. Marc., XXII, 8, 42), живущих около реки Тиры (Днестра), рядом с костобоками и «бесчисленными скифскими племенами». В одном из писем Иероним отметил происходившее в его время нашествие различных племен, среди которых названы и аланы. Варвары распространились, как пишет автор письма, между Константинополем и Юлийскими Альпами; всюду здесь «уже более двадцати лет ежедневно проливается римская кровь. Скифию [имеется в виду Малая Скифия, нын. Добруджа], Фракию, Македонию, Дарданию, Дакию, Фессалию, Ахайю, Эпиры, Далмацию и все Паннонии опустошают, присваивают, хищнически захватывают гот, сармат [язиг], квад, алан, гунны, вандалы, маркоманны» («Gothus, Sarmata, Quadus, Alanus, Hunni, Vandali, Marcomanni vastant, trahunt, rapiunt», — Hieron. Epist., 60, 16). Но чаще источники называют только трех, наиболее опасных врагов империи: готов, гуннов, аланов. Краткие сведения Иордана подкрепляются рядом сообщений, устанавливающих присутствие аланов наряду с гуннами в придунайских провинциях непосредственно после битвы под Адрианополем (378 г.), в которой аланы и гунны принимали участие на стороне готов, в отрядах Алафея и Сафрака, и после которой готовились вместе с готами предпринять осаду Константинополя. Говоря о вторжении вандалов в Галлию, Иордан (Get., § 115) не упоминает аланов, хотя большинство авторов V—VI вв. называют обычно три племени: вандалы, аланы, свавы (ср. прим. 364). Ниже, в § 162, он пишет о вандалах и аланах, перешедших в Галлию. В §§ 194, 197, 205, 210 он называет их как часть варварского войска, которое Аэций противопоставил гуннам на Каталаунских полях. Аэций, уверенный в везеготах, не доверял аланам, так как подозревал их вождя Сангибана в желании перейти к Аттиле. Поэтому аланы были помещены в середине общего строя войск, выставленных против гуннов. Аланы Сангибана, равно как и отмеченные Григорием Турским аланы с их вождем Респендиалом (Greg Turon., Hist. Franc., II, 9); аланы под предводительством Эохара (Гоара), направленные Аэцием в Арморику (Vita Germani. Acta SS, 31. Jul. VII, р. 216; MGH SS rer. meroving., VII, p. 271), и аланы Беорга, напавшие на северную Италию и отраженные, по словам Иордана (§§ 236—237), Рикимером при императоре Анфемии (467—472), — все они отделились от той группы, которая вместе с вандалами перешла Рейн в последний день 406 г., и рассеялись по Галлии. Некоторая часть их («Alanorum pars») осела где-то близ Луары (Иордан говорит: «trans flumen Ligeris», «по ту сторону Луары», смотря с юга, — Get., § 226); другая группа разместилась на Роне и по ее притоку Изеру; третья — остановилась около Гаронны (см. подробнее об аланах в Галлии в книге: Chr. Courtois, Les Vandales et ľAfrique, p. 47, n. 3). Все это рисует картину распространения аланов на крайний запад Европы и их смешения с населением Галлии. Тем не менее некоторая часть аланов продолжала сопровождать вандалов и перешла с ними в Испанию в 409 г. Гейзерих (428—477) перед переправой в Африку (429) распределил свое войско по отрядам, составившимся из вандалов и аланов; число вооруженных людей достигало 50 тысяч (μυριάδας πέντε το των Βανδίλων τε και ‘Αλανων πληθος, — Bell. Vand., Ι, 5, 19). Затем вся масса (πολυανθρωπία) подчинявшихся Гейзериху племен, среди которых заметной частью были аланы, приняла общее название «вандалы» (τα δε των ‘Αλανων και των άλλων βαρβάρων ονόματα), κроме мавров (ες το των Βανδίλων άπαντα απεκριθη, — Bell. Vand., I, 5, 21—22). Возможно, что аланы слились с вандалами в Испании. Имеется сведение в «Хронике» Идация (ум. ок. 470 г.), что в 418 г. погиб последний аланский король Аддак и «уничтожилось» аланское королевство, так как много аланов было убито в войне с везеготами. После этого аланы всецело подчинились вандальскому королю Гунтариху, предшественнику Гейзериха (Idat., Chron., 68).

Как имя аланов в приазовских и предкавказских степях покрывало, по объяснению Аммиана Марцеллина (см. выше), ряд союзных племен, еще, по-видимому, в III в., так в V в. в Африке сами аланы влились в союз племен, носивший имя одного главенствующего племени — вандалов (и затем растаяли в нем). Отзвуком крупного значения аланов в этом союзе племен осталось их имя в титуле вандальских королей в Африке: как первого из них — Гейзериха (428—477) — «rex Vandalorum et Alanorum», так и последнего — Гелимера (530—533) — Βανδίλων τε και ’Αλανων βασιλεύς.

Коснувшись судеб аланов, заброшенных далеко на запад от первоначальных мест поселения на Северном Кавказе, в прикубанских и приазовских степях, Иордан говорит о них снова в связи с распадом гуннского союза племен. В битве на реке Недао сражался и «алан в тяжелом вооружении» (Get., § 261), завоевывая себе новую территорию во время общего перемещения племен после смерти Аттилы. Здесь выступала какая-то часть аланов, остававшихся на Балканском полуострове, или аланы, которые примкнули к гуннам, когда последние шли обратно из Галлии и Италии. Небольшая часть аланов вместе с Кандаком пришла тогда же (т. е. в 50-х годах V в.) в Малую Скифию и в Нижнюю Мезию, где и осела, очевидно, совместно с германцами-скирами и с гуннским племенем садагариев (§ 265). В аланской среде, по-видимому, вырос Иордан, ставший, по примеру деда, нотарием, но уже не при аланском вожде, а при Амале Гунтигисе, племяннике алана Кандака.

Имя аланов всплывает в позднейшие века в областях по нижнему Дунаю, в Таврике, на северо-западном побережье Черного моря. Это этническое название мелькает то в письмах патриарха Николая Мистика (начало Χ в.), то в хрисовуллах (например, в хрисовулле 1086 г.; G. Rouillard et Р. Collomp, Actes de Lavra, I, Paris, 1937, № 41), то в сочинениях историков XIII—XV вв. (Пахимер, Никифор Григорá, Дука), то в частных записях лиц, живших в Причерноморье уже в XV в. (Барбаро). В начале царствования Андроника II Старшего (1282—1328) аланы, обитавшие за Истром, просили императора предоставить им лучшее место для поселения десяти тысяч человек и обещали за это бороться с турками. Андроник приказал снабдить их оружием, лошадьми и деньгами и переправить через Геллеспонт, чтобы создать из них оборонительные отряды в западной части Малой Азии вокруг города Магнезии. Никифор Григора в своем рассказе называет аланов массагетами, но замечает, что «на общеупотребительном языке они зовутся аланами» (’Αλανους η κοινη τούτους καλεΐ διάλεκτος, — Niceph. Greg., VI, 10). Особенно интересны сведения о пребывании аланов в Таврике, прежде всего потому, что до сих пор нет ясности в вопросе, какое население было коренным и преобладающим на полуострове в течение средних веков. Имеются некоторые, но не снимающие всего вопроса, указания, что в местном таврическом населении известную часть составляли аланы: с их языком связаны названия Феодосии (Ардавда) и Судака (Сугдея). В анонимном перипле V в. (Anonym; periplus Ponti Euxim), в разъяснении значения имени города Ардавды — Феодосии, сказано, что слово Ардавда на аланском, или что то же — таврском языке, значит «семибожная» (νΰν δε λεγεται η Θεοδοσία τη ’Αλανικη ήτοι τη Ταυρικη διαλέκτω ’Αρδάβδα τουτεδτιν επτάθεος. — Geographi graeci minores, ed. Ρ. Müller, Ι, 1855, 415 (51). Ср. В. Φ. Миллер, Осетинские этюды, III, М. 1887, 76 — 77). При скудости источников, освещающих средневековую историю Крыма, ярким свидетельством об аланах можно считать сведения, содержащиеся в так называемом «Аланском послании епископа Феодора» от 1240 г. Феодор, посланный из Никеи, для того чтобы возглавить епископию в «Алании» (на Северном Кавказе), находясь в пути, побывал у аланов, живших поблизости от Херсона (παροικοΰσι τη Χερσωνα και ’Αλανοί) и составлявших как бы защиту города (περιτείχισμα ταύτη καί περιφρούρημα). Эти аланы, пишет автор послания, принадлежат к племени, рассеянному, «рассеченному» на много отдельных частей (πολυσχιδές γαρ τό εθνος τοΰτο); древняя их граница простиралась от Кавказских гор до Иверии; они любят высылать от себя «переселенцев» очень незначительными группами (μετοικεσίας...πέμπειν), в результате чего «наполнили» чуть ли не всю Скифию и Сарматию (MPG, t. 69, р. 392 — 393). Рассеянные по многим местам на огромном протяжении от Предкавказья до Галлии, Испании и северного побережья Африки, аланы («ас» или «яссы» русской летописи) растворились в окружавших их племенах, и самое имя их исчезло. Выражается сомнение относительно того, что имя «аланы» содержится в некоторых географических названиях. Например, Каталония едва ли получилась из «Goth-alania». Только малая часть этого «любящего переселяться» (αγαπα μετοικεσίας... πέμπειν) племени сохранилась до наших дней в осетинах на Кавказе. Некоторые ученые умножают и без того многочисленные, рассыпанные в ряде источников сведения об аланах, уверяя, что название анты (в историческое для них время, в VI в., безусловно относимое к славянам) произошло от названия «ас» (аланы) и что анты с их вождем Божем (Get, § 247), воевавшие с готами после смерти Германариха, были аланами, ас, черкесами (см.: А. Olrik, Ragnarök, Die Sagen vom Weltuntergang, S. 464; L. Schmidt, S. 241, 256, 275; G Vernadsky, Ancient Russia, p. 105—106, 156). Ср. прим. 610.

389 Розомоны, росомоны («Rosomonorum gens infida», в разночтении: Rosomanorum, Rosimanorum, Rosomorum). Это название записано только у Иордана и только один раз, в § 129. Тут же приведены три имени представителей племени росомонов: Sunilda, Sarus, Ammius — основные персонажи легенды о смерти Германариха. Интерес вызывает начало слова: «рос», подобное началу названия «роксоланы». Предполагается, что это осетинское (аланское) «рохс» — «светлый». Но было сделано много попыток связать «рос» в «роксоланах» и в «росомонах» с ‘Ρως, с «Русью».

Б. А. Рыбаковым (в тезисах его доклада «К вопросу об образовании древнерусской народности») придается большое значение племени росомонов: с этим племенем связывается «ядро будущей русской народности», ему приписывается область Среднего Поднепровья «в бассейне реки Роси, на южной окраине обширной территории распространения „полей погребений“ антов»; его соседями с юго-востока признаются роксоланы; его имя предлагается толковать, как «росские мужи»; с его районом в VI в. связывается свидетельство Захарии Ритора о народе «рос» (см. «Тезисы докладов и выступлений сотрудников института истории материальной культуры АН СССР, подготовленных к совещанию по методологии этногенетических исследований», М., 1951, стр. 18). Широкого развития и полной разработки положения Б. А. Рыбакова пока не получили, и окончательного истолкования этнического имени «росомоны» еще нет. В указанных кратких тезисах не могло быть сообщено, откуда взяты те или иные сведения или соображения относительно племени росомонов. В связи с этим необходимо отметить труд Н. В. Пигулевской. Ее переводы и исследования сирийских источников VI века — хроник Иоанна Эфесского и Захарии Ритора («Псевдо-Захарии» в сирийской версии) — дали советским историкам интереснейшие сведения о славянах, о племенах южнорусских степей, Северного Кавказа. Для племени росомонов, о котором известно столь мало, весьма существенно свидетельство Захарии Ритора о «народе ерос» (hros-hrus). (См.: Н. В. Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, М.—Л., 1941, стр. 84 и 166, а также ее статью «Имя Рус в сирийском источнике VI в.», — «Академику Борису Дмитриевичу Грекову ко дню семидесятилетия». Сборник статей, М., 1952).

Л. Шмидт, как и некоторые другие исследователи, полагает, что росомоны существовали лишь в эпосе, что они придуманы: «это племя представляется эпически-фиктивным» («episch-fiktives», — L. Schmidt, S. 241). Он считает, что рассказ о судьбе Сунильды, о мести ее братьев Сара и Аммия и о смерти Германариха является сплошным вымыслом. Однако этот рассказ можно считать связанным с часто, вероятно, случавшимися восстаниями племен, Подчиненных Германариху, и со смертью Германариха, наступившей в тот момент, когда готы особенно нуждались в авторитетном предводителе для борьбы с гуннами.

Сводить росомонов к исторически засвидетельствованным роксоланам (Страбон, Птолемей, Иордан) нет оснований. (О росомонах и древнейшей истории славян см.: М. И. Артамонов, Спорные вопросы древнейшей истории славян и Руси, — КСИИМК, вып. VI, М..—-Л., 1940, стр. 13; о неславянском племени росомонов см.: Otto L. Jiriczek, Deutsche Heldensagen, I, Strassburg, 1898, S. 61.) Маркварт предлагает этимологию этнического названия «росомоны» от слова raus, «камыш», что связывает это название с берегами Мэотиды (J. Markwart, Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge, S. 353, 368. О составе слова «росомоны» также см.: Н. Я. Марр, Избранные работы, т. IV, Л., 1933, стр. 264—266). Интересно, что на сообщение Иордана о росомонах обратил внимание Ломоносов. Он называет их роксоланами и приводит рассказ о Сунильде, ее братьях Саре и Аммии и о смерти Германариха (см. гл. 9 «О происхождении и древности россов, о переселениях и делах их» в «Древней Российской истории», — М. В. Ломоносов, Полное собрание сочинений, т. 6, М.—Л., 1952, стр. 212).

390 Balamber, rex Hunnorum — предводитель гуннов, названный только у Иордана, который приписывает ему покорение готов или, быть может, первый удар по державе Германариха, когда гунны двинулись на него стачала мелкими отрядами, а не всей массой: δτ’ ολίγων δε τα πρωτα καταστηναι εις πεΐραν τοΐς Γότθοις читаем у Созомена (Soz., Hist. eccl., VI, 37). Еще раз упомянут тот же, по-видимому, Баламбер в рассказе Иордана (Get., §§ 248, 249) о попытке готов с их королем Винитарием освободиться от гуннского ига. Ввиду того что до нас дошла запись Аммиана Марцеллина, современника и заслуживающего доверия свидетеля событий, данные Иордана кажутся менее отвечающими действительности, так как они расходятся с рассказом Аммиана. Хотя Л. Шмидт и заявил, что Иордан, следуя изложению Приска (в пропавшей для нас части его труда), представил наиболее полное сообщение о вторжении гуннов в Европу (L. Schmidt, S. 251—252), тем не менее свидетельство Иордана во всех его интересных подробностях подвергается сомнению. Подозрительным кажется и имя Balamber (разночтения: Balamir, Balamur), так как оно слишком сходно с именем Βαλάμερος у Приска (Prisci fr. 28), который относит его как будто к готу («скифу»), и с именем готского короля Амала Валамера (Rom., §§ 334, 347; Get., §§ 80, 199—200, 252—253, 268 и др.; Malchi fr. 11, 13, 15, 16, 18). Однако трудно допустить, чтобы фонетическая близость имен столь разных исторических лиц — гуннского вождя, связанного с крупнейшим событием конца IV в., и остроготского короля, участника Каталаунской битвы, брата отца Теодериха — повела бы, даже в легенде, к перестановке носителей имен и путанице.

391 Везеготы еще до основного удара гуннов по готам (так следует из слов Иордана, Get., § 130) ушла с Атанарихом к Днестру. Сообщение Иордана совпадает с сообщением Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXVII, 5, 6—9), относящимся к 365 — 367 гг. Атанарих в то время был одним из сильнейших предводителей готов-тервингов («Athanaricum ea tempestate iudidem potentissimum... Athanaricus Thervingorum iudex»). Разделение же готов на остро(ост)-готов и везе(вест)готов произошло раньше, независимо от гуннской опасности и от упоминаемого здесь отхода части племени на запад.

392 Германарих умер в 375 или в 376 г. Соответственно сообщению Иордана о смерти Германариха в 110-летнем возрасте надо считать, что он родился около 270 г.

393 Словом socii обычно обозначались союзники, в большинстве случаев — варвары, федераты Римской империи. Но в данном контексте этот термин, относящийся к везеготам в связи с остроготами, обозначает группу, принадлежавшую к объединению родственных племен, к их societas, как сказал Иордан несколько выше (Get., § 130), указывая на отделение везеготов от общей societas готов. Иногда в соответствии с контекстом socius значит «солдат» или просто «соратник», «товарищ» (ср. Get., § 136).

394 Император Валент (364—378).

395 Император Валентиниан I (364—375) назван Старшим («Senior») по сравнению с Валентинианом II (375—392) или даже Валентинианом III (425—455), которого Иордан упоминает несколько раз (Get., §§ 167, 185 — 191, 223, 235). Впрочем, называя императора Валентиниана «старшим», не имел ли Иордан намерения указать, что Валентиниан был старшим братом Валента? Иордан допускал в своем языке подобные неясности.

396 В последней четверти IV в., когда готы появились на территории империи, они были язычниками. Об этом свидетельствует Евнапий (Eunap., fr. 55): говоря о переходе готов через Дунай, он упоминает их жрецов (о которых знает и Амвросий, — Ambr. Epist., 10) и сообщает, что их святилища были переправлены через реку. У Созомена записано (Soz., Hist. eccl., VI, 37) о языческих священнодействиях варваров и в «Acta Sabae» (§§ 3, 6) о ритуальном вкушении мяса жертвенных животных. Готы, по-видимому, приносили своим богам человеческие жертвы. Орозий рассказывает, что Радагайс, приведя в Италию более двенадцати тысяч готов, дал обет — по обычаю варварских племен («ut mos est barbaris huiusmodi gentibus») — выпить (или пролить?) всю римскую кровь в честь своих богов («omnem Romani generis sanguinem dis suis propinare», — Oros., VII, 37, 5).

397 В данном случае название «геты» относится к везеготам.

398 Образное выражение, свидетельствующее о том, что автор считал себя пребывающим за этой стеной, на римской стороне. У многих писателей встречается сравнение с оградой, с крепостной стеной, когда они говорят об отрядах варваров, связанных договором с империей, согласно которому они должны были отражать нападения других, враждебных варваров. Например, в так называемом «Аланском послании» епископа Феодора (XIII в.) аланы были для Херсона как бы защитной крепостной стеной (περιτείχισμα ταύτη και περιφρούρημα. Ср. прим. 388).

399 Gentes — здесь только варварские племена.

400 «Здесь говорится о церкви не арианской, а афанасианской, противной арианству. Из этих слов можно заключить, что Иордан (по крайней мере, ко времени написания своего труда) был не арианином, как почти все готы, а православным, ортодоксом, т. е. придерживающимся официального вероисповедания. Его «обращение», «conversio» (Get., § 266) вероятнее всего было переходом из арианства в православие. (См. вступительную статью.)

401 Православие и арианство Иордан называет партиями (partes).

402 Секта — арианство. У анонима Валезия «Arriana secta» (Anon. Vales., 48, 60) противополагается «religio catholica», т. е. всеобщей, «вселенской», государственной религии, «правильной (ортодоксальной) вере» — православию.

403 Называя три провинции: Прибрежную Дакию, Мезию и Фракию, Иордан определяет область расселения переправившихся через Дунай везеготов и части остроготов. Прибрежная Дакия была выделена частично из Верхней, частично из Нижней Меэии, после того как в 271 г. по приказу императора Аврелиана были отозваны римские войска из основной (Задунайской, учрежденной Траяном в 107 г.) Дакии, которая, таким образом, перестала существовать как римская провинция. Прибрежная Дакия с главным городом Ратиарией находилась на правом берегу Дуная и стала промежуточной Территорией между обеими Мезиями. В V в. южнее Прибрежной Дакии была образована Дакия Средиземная с городами Сердикой (нын. София), Наиссом (нын. Ниш). Под Мезией Иордан, по-видимому, подразумевает Нижнюю Мезию. Под Фракиями — части диоцеза Фракии (входившего в состав префектуры Востока). Неясно, было ли при Иордане деление на первую и вторую Фракии. Однако магистр армии во Фракии назывался magister militum per Thracias.

404 Фритигерн (Fritigernus) — один из вождей (duces) везеготов, который вместе с Алавивом перевел их, по разрешению императора, на правый берег Дуная. Иордан называет Фритигерна (Get., § 135) «готским князьком» («Gothorum regulus»). Он сыграл немалую роль в укреплении готов на территории империи; при первом же намерении римского военачальника поднять меч на него, как на вождя варваров, и на его ближайших соратников Фритигерн призвал готов к избиению римлян. По-видимому, это вылилось в настоящее возмущение варваров, так как они почувствовали свою силу и возможность противостоять империи. Недаром Иордан пишет (§ 137), что тот самый день, когда Фритигерн поднял варваров против римских военачальников Лупицина и Максима, «унес с собой как голод готов, так и безопасность римлян». По мнению Иордана, именно Фритигерн создал то опасное положение в Мезии и во Фракии, в силу которого император Валент принужден был спешить из Малой Азии на Балканский полуостров, идя навстречу роковому для империи столкновению с готами под Адрианополем в 378 г. При преемнике Валента Феодосии I (379—395) Фритигерн водил готов в Фессалию, Эпир и Ахайю (§ 140), уйдя далеко на юг от Дуная. Фритигерн сыграл крупную роль в событиях, положивших начало новым отношениям готов с империей и проникновению готов далее на запад. Известия о Фритигерне сохранили все наиболее крупные писатели IV—V вв. (Аммиан Марцеллин, Сократ, Созомен, Зосим, Филосторгий).

405 Алатей (или Алафей) и Сафрак (Alatheus et Safrac; у Аммиана Марцеллина — Saphrax) были «приматами» (primates) и вождями (duces) остроготов; как и Фритигерн у везеготов, они не были «королями» (риксами), но признавались правителями своего племени «вместо королей» («regum vice»). В трудный для остроготов-гревтунгов момент, когда часть их племени спешно отступала на запад, уходя от гуннов, Алафей и Сафрак возглавили именно эту часть (предположительно она состояла из 15—20 тыс. людей. См.: L. Schmidt, S. 258), осуществляя власть от лица малолетнего короля Видериха. Так, по описанию Аммиана Марцеллина, началась политическая деятельность Алафея и Сафрака (Amm. Marc., XXXI, 3, 3). Иордан упомянул их дважды (Get., §§ 134, 140): первый раз, — говоря о готах, уже перешедших на правый берег Дуная, на территорию империи; второй раз — говоря о походе Алафея и Сафрака дальше на запад, когда они привели следовавших за ними остроготов (и часть аланов) в Паннонию. Интересно в связи с этим свидетельство одного редкого эпиграфического памятника — надгробной стихотворной надписи с датой 6 апреля 413 г. из окрестностей Аквилейи (О. Fiebiger, Inschriftensammlung zиr Geschichte der Ostgermanen, № 34). В надписи указывается, что к заслугам умершего — епископа Амантия — относится обращение в истинную веру двух племен и обоих их предводителей («gemini duces»). Имен Алафея и Сафрака надпись не называет, но известно, что Амантий был епископом в Паннонии (в civitas lovia между Мурсой и Петовио) в 379—399 гг., т. е. в то время, когда в Паннонию после битвы при Адрианополе пришли остроготы и аланы под предводительством Алафея и Сафрака. Об этом записали Иордан (Get, § 140) и Зосим (Zos., IV, 34, 2); последний назвал Алафея и Сафрака «гегемонами двух частей, δύο μοΐραι, германских племен». Иордан не сообщил (как это сделал Аммиан), что остроготские военачальники сыграли, по-видимому, немалую, а быть может, и решающую роль в победоносном для готов исходе Адрианопольской битвы 9 августа 378 г. Готская и, частично, аланская конница Алафея и Сафрака прибыла под Адрианополь, когда бой уже завязывался, и, «как молния», обрушилась на врага, сразу ослабив силы римского войска (Amm. Marc., XXXI, 12, 12—17). Ввиду того что всякое свидетельство Аммиана, как современника событий 70—80-х годов IV в., принимается за достоверное, многие сообщения Иордана считаются некоторыми учеными неточными и иногда даже вымышленными из-за того отчасти, что расходятся с сообщениями Аммиана (см., например, L. Schmidt, S. 253, 257). Именно то, что говорится у Иордана о судьбах остроготов после смерти Германариха, когда началась довольно заметная в истории этого племени деятельность Алафея и Сафрака, едва ли вызывает обоснованное сомнение (ср. прим. 609—614).

406 Лупицин и Максим — римские военачальники, испытанные в войнах с варварскими племенами. По-видимому, именно этот Лупицин воевал с аламаннами, затем — в чине трибуна — стоял на границе империи в такой важной для борьбы с варварами провинции, как Нижняя Паннония. У Иордана он выступает уже как начальник более крупного войскового подразделения во Фракии, где наряду с ним стоит и другой военачальник, Максим. У Аммиана (Amm. Marc., XXXI, 4, 9) Лупицин назван «per Thracias comes», а Максим — «per Thracias dux»). Однако тот же автор, невзирая на эти высокие военные чины, двумя словами дает уничтожающую характеристику обоим полководцам: Лупицин и Максим были «homines maculosi» — люди с запятнанной репутацией.

Из рассказов как Аммиана, так и Иордана ярко выступает преступная деятельность представителей империи по отношению к варварам. Описания обоих авторов звучат резким осуждением римских военачальников, которые воспользовались голодом готов. Аммиан пишет, что они «измыслили постыдное дело и, по ненасытности своей, набрав откуда только было можно собак, давали их (по одной) за каждого раба» (Ibid., XXXI, 4, 11), а Иордан прибавляет в своей, иной по форме, версии, что то, чем торговали «побуждаемые алчностью» оба вождя римлян, представляло собой «дохлятину» («morticina») не только собачью, но и других «нечистых животных». Происходила мена на ценную утварь, на рабов и, наконец, на детей голодающих. Лупицин, учитывая большой авторитет Фритигерна среди везеготов, сделал безуспешную попытку убить его, чем вызвал настоящее восстание среди голодных и неустроенных федератов. По сообщению Аммиана Марцеллина (Ibid., XXXI, 5, 8—9), все везеготы (тервинги, «Thervingorum natio omnis») поднялись на бой и в девяти милях от Маркианополя наголову разбили римлян. Эта победа готов была прелюдией к разгрому войск империи под Адрианополем.

407 Здесь у Иордана мелькнуло воспоминание о стихе из «Энеиды» Вергилия: «qui non mortalia pectora cogis, auri sacra fames» (Aen., III, 56—57). У Иордана: «quid non auri sacra fames compellit adquiescere?»

408 Иордан, вероятно, употребил слово «побежденный» («victus») в ироническом смысле: будто бы купца, не собиравшегося скупать сыновей у голодающих готов, «одолела» всеобщая нужда в хлебе, и он, «побежденный» стремлением готов продавать детей, стал их покупать.

409 Regulus, о котором было сказано, что он не был королем (rex), но совместно с другими князьками правил племенем вместо королей, «regum vice» (ср. Get., § 134 и прим. 405).

410 «Illa namque dies Gothorum famem Romanorumque securitatem ademit»: так предсказываются катастрофические последствия столкновения Восточной Римской империи с варварами в 378 г. Принадлежат ли эти слова Иордану? Ввиду отсутствия главного источника его труда — сочинения Кассиодора, никогда нельзя с уверенностью приписать Иордану ни одного удачного выражения в его тексте. Однако, если мысль о поворотном моменте в истории взаимоотношений между империей и готами и принадлежит Кассиодору, то Иордану делает честь умение отобрать подобные обобщающие заключения.

411 Possessores — термин, обозначающий не только крупных землевладельцев, но и свободных собственников мелких земельных участков. Положение, обрисованное Иорданом, свидетельствует о том, что готы стали «как [римские] граждане и господа («ut cives et domini») повелевать земледельцами», т. е. собирать для себя продовольствие с местного населения.

412 Под «северными областями» («partes septentrionales») подразумеваются все северные области империи, находившиеся к югу от Дуная, что и поясняется словами: «вплоть до Дану6ия» — «usque ad Danubium» (с точки зрения человека, смотрящего с юга, из Константинополя или из Италии). Во времена Иордана области по ту сторону Дуная, к северу от этого рубежа империи, были бесповоротно заняты варварскими племенами.

413 Знаменитая битва 9 августа 378 г. под Адрианополем, в которой готы разгромили войска императора Валента. Сочинение Аммиана Марцеллина заканчивается, в последней своей книге, подробнейшим описанием Адрианопольской битвы (Amm. Marc., XXXI, 12—16). В «Getica» Иордан только один раз упоминает об Адрианополе, хотя с его именем связано крупное событие эпохи — решающая победа варваров над империей. В «Romana» Иордан отметил, что Адрианополь прежде назывался Ускудама; это подтверждается и свидетельством Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XIV, 11, 15 и XXVII, 4, 12).

414 Это место свидетельствует, что во время составления своего труда Иордан, конечно, был «православным» и резко враждебно настроенным в отношении еретиков-ариан. Их учение он называет «лжеучением», «вероломством» («perfidia») в противоположность истинной вере («vera fides»), а «горение верующих сердец» («ignem caritatis») противопоставляет «геенне огненной» («gehennae ignis»), в которую будут ввергнуты еретики.

415 Император Феодосий I (379—395).

416 Император Грациан (367—383).

417 Феодосий был объявлен августом 19 января 379 г. в Сирмии близ Митровицы, между Дунаем и Савой. Сначала он руководил из Сирмия военными действиями против готов, затем, после ухода императора Грациана на Рейн, Феодосий передвинул центр военного командования в Фессалонику, чтобы защитить от готов Иллирик и Фракию.

418 Эпиры (Epiri). Иордан дважды (Get., §§ 140, 149) употребил это название во множественном числе, так как в его время могло быть еще живо в памяти деление Эпира на две части; южную (с главным городом Никополем в заливе Арты), которая в древности называлась Старым Эпиром, а позднее — Эпиром Первым, и северную (с главным городом Диррахием), которая в древности называлась Новым Эпиром, а позднее — Эпиром Вторым.

419 Готы, чувствуя свою силу после победы 378 г. под Адрианополем, двинулись к югу и в 380—382 гг. подвергли разграблению большую часть Греции и ее городов. По сообщению Иордана, готы разорили Фессалию, Эпир и Ахайю. Ахайей, с того времени как Греция стала римской провинцией, называлась вообще вся Эллада, за исключением Фессалии. В данном случае Иордан придерживается такого именно понимания Ахайи, говоря, что готы в этих походах проникли до Афин, Коринфа и других городов средней Греции. Готские набеги 380—382 гг. довольно подробно освещены в источниках (ср. прим. 339), однако меньше, чем последующий поход Алариха в 395 г., когда готы, как известно, также напали на Афины и Коринф, проникли южнее — до Спарты и Мегары, и когда устояли за своими крепкими стенами только Фивы.

420 Вандалы вместе со свавами, аланами и другими племенами перешли Рейн и вторглись в Галлию в конце декабря 406 г.

421 «Ab hac luce migravit» — обычное выражение, употреблявшееся в течение многих веков; означает «умер», «скончался».

422 Атанарих, или Айтанарих, — король везеготов; умер в Константинополе в январе 381 г. Рассказ Иордана о приглашении Атанариха в Константинополь, о его восхищении столицей и о торжественном погребении Атанариха после его внезапной смерти является наиболее ярким и полным по сравнению с сообщениями других историков; автор рассказывает об этом так, как будто сам был очевидцем. Эпизод с Атанарихом вскрывает важную сторону политики восточной Римской империи, проводившейся при одном из выдающихся ее руководителей — Феодосии (379—395), когда устои империи колебались под напором варварских нашествий. Империя перетягивала варваров на свою сторону, чтобы их руками и их оружием оборонять свои границы от их же соплеменников, которые вторгались в ее пределы или просто оставались враждебными ей. Рассказ об Атанарихе приводится у ряда писателей, начиная с Аммиана Марцеллина. Он сообщает (Amm. Marc., XXXI, 5, 6 и 10), что Атанарих («iudex potentissimus») был «впоследствии» (в 381 г., а «Res gestae» Аммиана Марцеллина доведены до 378 г.) изгнан из родных земель («genitalibus terris expulsus») в результате заговора приближенных («proximorum factione») и явился в Константинополь, где «роковым образом» скончался («fatali modo decessit»). Павел Орозий, который закончил свое произведение около 417 г., кратко сообщает, что Феодосий заключил договор («foedus») с королем готов («cum rege Gothorum») Атанарихом, после чего он и явился в Константинополь, где сразу умер (Oros., VII, 34, 6—7). В «Церковной истории» Сократа (Socr., Hist. eccl., V, 10), освещающей события 305—439 гг., так же кратко говорится, что Атанарих, предводитель готов (о των Γοτθων αρχηγός), пришел в Константинополь с «отрядом варваров», изъявил покорность Феодосию и вскоре умер. С большими подробностями рассказал о приходе Атанариха в Константинополь и о его смерти автор «Новой истории» Зосим (Zos., IV, 34), писавший свое сочинение между 450 и 502 гг. По Зосиму, Атанариха изгнали три предводителя разных частей (μοΐραι) готов, а именно: Фритигерн, Аллотей (Алафей) и Сафрак, направлявшиеся в поход для захвата Македонии и Эпира. Атанарих бежал с ближайшими соратниками (συν τω οικειω πλήθει) к Феодосию в Константинополь, вскоре умер там и был почтен «царским погребением». Писатели VI в. — Марцеллин Комит (Marcell. Comit., а. 381) и Кассиодор (Cass. Chron., а. 382) — сообщают об Атанарихе, пребывавшем в Константинополе, о его смерти очень кратко. Только в хронике Проспера Аквитанского (Prosp. Aquit. Chron,, а. 382), доведенной до 519 г. (считается, что по ней Кассиодор составил свою «Краткую хронику»), отмечено, что Атанарих был убит на 15-й день после того как был принят в Константинополе. По-видимому, Феодосий, учитывая известность и славу Атанариха среди готов, намеревался пышными похоронами вождя завоевать симпатию опасных врагов. Зосим сообщает, что варвары, прибывшие с Атанарихом, были ошеломлены «преизбытком» (υπερβολή) роскоши и стали нести охрану берегов Дуная. Следует заметить, что с Атанарихом могло прийти в столицу не больше двухсот-трехсот его ближайших дружинников; готы, которые стали на охрану границ, принадлежали, несомненно, к войску Фритигерна.

423 Cunctus exercitus готов, которые с 382 г. пошли на службу империи, было войском не Атанариха (он войска уже не имел), а Фритигерна.

424 Здесь идет речь о договоре от 3 октября 382 г. между Феодосием и Фритигерном, по которому везеготы разместились как федераты в Нижней Мезии и во Фракии.

425 Грациан, старший сын Валентиниана I, был убит узурпатором Максимом в 383 г. В ответ на это император Феодосий повел в Италию громадную армию из готов-федератов и наемников — аланов и гуннов — с полководцами Рикимером и Арбогастом. Максим был разбит и обезглавлен под Аквилейей в августе 388 г. Узурпатор же Евгений, которого Иордан ошибочно считает убийцей Грациана, появился позднее, в 392—394 гг.

426 Сыновья императора Феодосия (ум. в 395 г.): Аркадий, который стал императором на Востоке (соправитель отца с 383 г., единолично правил с 395 по 408 г.) и Гонорий, который стал императором на Западе (соправитель отца с 393 г., единолично правил с 395 по 423 г.).

427 Аларих (Halaricus, Alaricus) показан впервые Иорданом как поставленный над готами (везеготами), избранный ими король, «rex» («ordinato super se rege Halarico»). Иордан не указывает определенно, что Аларих был везеготом по происхождению, но он подчеркивает, что Аларих из рода Балтов. В дальнейшем, говоря, каким по счету после Алариха был тот или иной король везеготов, Иордан называет Алариха «великим» (Get., § 245). У Пруденция (Prudent., II, 695) сказано, что Аларих родился на нижнем Дунае. По-видимому, ребенком он был переправлен вместе с отрядами везеготов через Дунай на территорию империи.

В первые же месяцы после смерти императора Феодосия (ум. 17 января 395 г.) Аларих и его войско, состоявшее не только из везеготов, но и из представителей других племен, двигавшихся вместе с ними, перестали служить федератами империи. К этому же времени относится начало деятельности Алариха как самостоятельного вождя везеготов. О более ранней деятельности Алариха Иордан не говорит, но сообщает, что готы-федераты (Get., § 145, без упоминания имени Алариха), в количестве будто бы 20 тыс. человек, помогли Феодосию одержать победу над узурпатором Евгением. Хотя Иордан неправильно приписывает Евгению убийство императора Грациана (см. прим. 425), но он правильно сообщает о крупном сражении в 394 г. близ Аквилейи, когда Феодосий разбил войско франка Арбогаста и его ставленника, узурпатора Евгения. Известно, что в армии Феодосия главную силу составляли готы, а среди полководцев выделялись Стилихон и Аларих.

Сразу же после смерти Феодосия везеготы, не получая полагавшегося им как федератам империи вознаграждения («даров» — dona), провозгласили королем Алариха и двинулись, перейдя Дунай, на Константинополь. Сыновья Феодосия (Гонорий на Западе и Аркадий на Востоке) не обладали талантами правителей и оказались всецело под влиянием фактических носителей власти: полководца Стилихона (при Гонории) и префекта претория патриция Руфина (при Аркадии). По версии, передаваемой Иорданом (Rom., § 319), Руфин подкупом склонил Алариха на поход в Грецию. Действительно, после переговоров с Руфином готы Алариха повернули в Македонию и Фессалию, проникли через Фермопилы, разрушили Афины, сожгли Коринф, опустошили Пелопоннес. Устрашенный этим грозным походом, Аркадий пожаловал Алариху заманчивое для варварских вождей звание магистра армии («magister milituin») Иллирика. Таким образом, готы снова, как при Феодосии, стали частью римских войск и могли получать, кроме жалованья («дани», «tributum»), оружие и содержание, подобно всем римским солдатам.

 Иордана преимущественно занимал последний период походов Алариха, а именно его нападение на Италию, куда он двинулся «через Паннонию», «через Сирмий» (Get., § 147). Этими географическими указаниями Иордан намечает путь везеготов в первом походе на Италию: вверх по реке Саве, через Эмону (нын. Любляна), через Юлийские Альпы и вниз по реке Изонцо (cp. прим. 756 о пути Теодериха в Италию). В ноябре 401 г. Аларих осадил Аквилейю и затем вошел в Италию «правой стороной», «dextroque latere» (с точки зрения Иордана, как бы смотрящего с юга. Ср. прим. 430). Далее в изложении Иордана события 401—410 гг. сливаются; он не различает трех походов Алариха на Рим. Рассказывая лишь об одном, он совмещает факты, относящиеся к различным походам. При первом появлении в Италии (осенью 401 г.) Аларих взял Аквилейю, зимой 401—402 гг. занял всю провинцию Венетий и подошел к Милану; ввиду того, что со стороны Вероны спешил Стилихон, стремясь освободить Гонория, находившегося в Милане, Аларих продвинулся к западу, по-видимому, намереваясь уйти в Галлию. Совершенно неправильно сообщение Иордана, что уже в (первом) походе на Италию Аларих осадил Равенну, в которой находился Гонорий (Get, §§ 148 и 152). Но вполне правдоподобно объяснение причины, по которой Аларих продолжил движение на запад: Гонорий в надежде освободиться от опасных врагов предложил везеготам отправиться на завоевание «далеко лежащих провинций», а именно Галлии и Испании (§ 153), почти потерянных империей. Однако и здесь Иордан стягивает в одно разные, хотя и близкие по времени, события: он поясняет, что «далеко лежащие провинции» подверглись нашествию «короля вандалов Гизериха». Этого не могло быть в 401—402 гг., так как вандалы появились в Галлии лишь в 406 г., а Гейзерих начал править ими еще позже — в 427 г. Затем Иордан правильно упомянул о незамеченном Аларихом (отошедшим уже к городу Асти) приближении Стилихона и описал их столкновение. 6 апреля 402 г., в день Пасхи, около Поллентии (нын. Полленца, на левом берегу Танаро, южного притока По) на везеготов напала часть войск Стилихона, не соблюдавшая дня важнейшего христианского праздника; это была аланская конница под предводительством Савла (ср. Oros., VII, 37, 2). Иордан изобразил (Get., §§ 154—155) эту битву как победоносную для готов, хотя, по свидетельству современников (например: Cl. Claud, De bello Pollentino sive Gothico, v. 565 sq.; Prudent. II, 714 sq. и другие авторы), ни одна из сторон не получила решительного перевеса: битва была прервана наступлением ночи (см. прим. 449). Сообщение Иордана, что после этого сражения Аларих опустошил Эмилию и земли по Фламиниевой дороге между Пиценом и Тусцией (Get, § 155) и закончил поход захватом Рима (§ 156), неверно. Из-за такого упрощения походов Алариха на Италию Иордан не упомянул о битве между войсками Алариха и Стилихона летом 403 г. (или 402 г., ср. L. Schmidt, S. 440, Anm. 3) под Вероной, к северу от которой открывался путь на перевал Бреннер: Аларих снова хотел уйти из Италии. Продвинуться за Альпы ему не удалось, потому что Стилихон окружил его в горах и, стремясь использовать крупные силы везеготов в интересах Западной империи, в результате переговоров побудил Алариха отойти в Иллирик. Впоследствии Гонорий для укрепления союза с везеготами утвердил за их вождем звание магистра армии в Иллирике; в Риме осенью 403 г. был устроен триумф в честь победы Стилихона над Аларихом.

Следующий поход Алариха в Италию начался сразу же после смерти Стилихона, казненного 23 августа 408 г. С его гибелью прекратилась политика сотрудничества с везеготами, которых он стремился использовать главным образом для воссоединения Иллирика с Западной империей (Феодосий перевел бóльшую часть Иллирика в число провинций Восточной империи), а может быть, и для борьбы за ускользавшие из-под власти западного императора Испанию, Галлию, Британию. Около императора получила силу группа людей, не сочувствовавших никаким переговорам с варварами, тем более уступкам им или союзу с ними. Лишенный звания магистра армии, Аларих снова, как и в начале первого похода на Италию, перешел Юлийские Альпы, беспрепятственно двинулся на запад по Ломбардской низменности (по-видимому, по старой Постумиевой дороге), пересек реку По у Кремоны и направился к Риму. Гонорий со своим двором к этому времени переместился уже в огражденную болотами Равенну, более безопасную, чем предыдущая столица, Милан. Аларих окружил Рим, перерезал дороги и нарушил подвоз зерна к городу по Тибру, и при переговорах потребовал передать ему все находившиеся в Риме сокровища и всех рабов варварского происхождения. Контрибуция была выдана (см. Zos., V, 37—41), а рабы (οι οικέται) сами крупными партиями уходили из осажденного города, чтобы присоединиться к войску Алариха. Зосим (Zos., V, 42) называет цифру в 40 тысяч человек. Везеготы сняли осаду Рима в декабре 408 г. и отошли в Тусцию в ожидании решения Гонория. Но в Равенне не спешили с заключением мира, полагаясь на силу нового войска из гуннов; Аларих же, испытывая трудности с продовольствием для войска (тем более, что к нему из Паннонии пришел с войском зять его Атаульф), снизил требования: сначала он желал получить для везеготов провинции обеих Венетий, Далмацию и Норик, позднее же согласился занять только Норик (Zos., V, 48). Получив отказ из Равенны, он вновь двинулся на Рим (конец 409 г.) с намерением посадить на престол императора по собственному выбору. Это ему удалось после захвата запасов зерна, направлявшихся из Порта (Portus) в Рим, и нажима на сенат. Посаженный Аларихом на трон и крещенный, как все готы, арианином, Приск Аттал «даровал» своему покровителю звание магистра обеих армий («magister utriusque militiae») и тем самым предоставил ему все средства для содержания войска. Однако вскоре же из Африки был прекращен подвоз зерна и масла; в Риме возобновился голод. Возникла мысль о походе в Африку, но император-ставленник старался воспрепятствовать этому. С Гонорием переговоры не давали желательных для Алариха результатов (Zos., VI, 8; Olympiod., § 13) Тогда он в третий раз двинулся к Риму (Zos., IX, 10; Oros., VII, 39, 1—18; 40, 1—2), но сил на овладение городом у везеготов, как и в предыдущие два похода, не хватило. Аларих вошел в Рим (14 августа 410 г.) только благодаря свирепствовавшему там голоду: согласно легенде, благочестивая женщина по имени Проба приказала своим рабам открыть ворота Porta Salaria и впустить везеготов, чтобы прекратить голод. Не кроется ли в этой легенде отголосок бурного социального движения рабов осажденного Рима, которое разрешилось сдачей города варварам? Третий поход Алариха на Рим и взятие им города отражены Иорданом в § 156, хотя его рассказ об этих событиях весьма краток и непоследователен. Он отметил, как и другие авторы, что везеготы опасались грабить храмы (возможно, места нахождения мощей святых, так как Иордан говорит «loca sanctorum»).

Итак, события, связанные с походами Алариха в Италию, Иордан передает в укороченном и искаженном виде. В общих чертах он правильно отразил отношение Гонория к Алариху, но осада последним Равенны произошла не в 401 г., во время первого похода Алариха на Италию, как сказано у Иордана, а либо летом 409 г., когда Аларих ждал выполнения своих условий мира и везеготы еще «не причинили в Италии никакого вреда» (§ 154), либо летом 410 г., после того как Аларих, свергнув возведенного им на императорский престол Приска Аттала, подчинил себе многие города в Эмилии и в последний раз сделал попытку провести переговоры с Гонорием. Все же следует признать, что Иордан довольно верно уловил характер походов (у него — одного похода) Алариха в Италию: он показал и страх варваров перед войсками римского императора (в битве при Поллентии везеготы «сначала ужаснулись», «primum perterriti sunt», — § 155), и колебание их перед завоеванием Италии, которое выразилось в просьбе к Гонорию позволить им мирно остаться в его государстве («если он позволил бы готам мирно поселиться в Италии», «si permitteret ut Gothi pacati in Italia residerent»). Высказанное дальше предположение Иордана о слиянии готов с местным населением («они жили бы с римским народом так, что можно было бы поверить, что оба народа составляют одно целое», — § 152) следует, пожалуй, считать отзвуком того политического плана, который сквозит в труде Иордана и, быть может, разрабатывался уже Кассиодором (см. вступительную статью). Очевидны и страх Гонория перед Аларихом, совмещающийся с полным непониманием соотношения политических сил, и сочувствие Иордана могуществу Алариха, и тенденциозная антипатия к выдающемуся его противнику Стилихону, который начал будто бы на погибель всей Италии и бесчестье себе («ad necem totius Italiae suamque deformitatem») сражение при Поллентии, на самом деле временно пресекшее нашествие везеготов на земли Западной империи.

Исключительно Иордану принадлежит рассказ о погребении Алариха (Get., § 158). Быстро уйдя из разоренного, разграбленного и истощенного голодом Рима, везеготский завоеватель направился в Южную Италию с намерением переправиться в Сицилию, а затем и на африканское побережье. Африка представлялась везеготам желанной целью их походов, «спокойной страной» («ad Africam quietam patriam»). Но подготовленный для переправы флот разметало бурей, а смерть постигла Алариха (в конце 410 г.) близ города Козенцы в Бруттиях (Калабрия).

Примечательны приводимые Иорданом сведения о погребении Алариха в русле реки или ручья Бузент (нын. Бусенто, приток Крата). Пленники («captivorum agmina»), приготовившие могилу, были перебиты, «чтобы никто никогда не узнал того места». Место это, действительно, бесследно исчезло; производившиеся в речке Бусенто поиски, — и близ Козенцы, и выше по течению, — не привели к желанной находке, которая могла бы быть крупным археологическим открытием.

Естественно, что описание погребения в русле реки, к тому же принадлежащее перу автора VI в., вызывает большой интерес археологов. Однако, насколько известно, попытки рассматривать некоторые погребения как «речные» или «подводные» пока не получили признания и остались лишь недостаточно обоснованными домыслами. Так, едва ли погребение, обнаруженное в 1918—1919 гг. и относимое на основании собранных к 1928 г. вещей, к рубежу IV—V вв., находилось в русле потока на правом берегу реки Суджи (ниже деревни Большой Каменец Льговского района Курской области). Вероятно, погребение было первоначально помещено (подобно другому, расположенному неподалеку, также на реке Судже) близ крутого склона, в дальнейшем осыпавшегося в овраг. Вещи из погребения, о котором идет речь, найдены не in situ, а в размытых частях берега. Эти предметы должны быть отнесены к погребению, которое находилось на высоком берегу реки, недалеко от его кромки (см.: Л. А. Мацулевич, Погребение варварского князя в Восточной Европе, стр. 52—59, 74—76, 92—100). То же самое, по-видимому, следует заключить и о сарматском погребении первых веков нашей эры в Поднепровье, около села Петрик (бывш. Звенигородского уезда Киевской губернии), обнаруженном еще в 1873 г. Эти соображения относительно археологических данных о некоторых погребениях едва ли справедливо рассматриваемых как захоронения в русле реки, ни в коей мере не уменьшают значения ясного рассказа Иордана, представляющего, несомненно, достоверное свидетельство о погребении Алариха в 410 г.

Менее отчетливое сообщение о подобной, скрытой течением реки, могиле дошло до нас из мира, весьма далекого по отношению к готам и к Италии V в. Ибн-Фадлан в дневнике путешествия на Волгу в 921—922 гг. описал способ захоронения «наибольшего царя» у хазар; в данном месте записей арабского путешественника наблюдается некоторая сбивчивость, но все же ясно, что поверх могилы направляли течение реки и что после погребения, в целях сохранения тайны, убивали людей, устраивавших могилу (см.: А. П. Ковалевский, Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг., Харьков, 1956, стр. 146—147; или в предыдущем издании того же памятника под ред. акад. И. Ю. Крачковского — «Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу», М.—Л., 1939, стр. 84).

428 Консульство Флавия Стилихона (на Западе) и Флавия Аврелиана (на Востоке) приходится на 400 год.

429 Сирмий (Sirmium, Sirmis, Syrmis, слав. Срем, близ нын. Митровицы) — крупный город в Нижней Паннонии, на левом берегу реки Савы, правого притока Дуная. Сирмий был центром префектуры Иллирика и важным укрепленным форпостом Восточной Римской империи против натиска варваров из-за Дуная. Когда готы при расселении племен после падения гуннской державы получили по договору с восточным императором обе Паннонии, то к ним отошел и город Сирмий (Get., § 264). Впоследствии он часто переходил из рук в руки. Прокопий отмечает (Bell. Goth., III, 33—34; 1, 3), что Сирмий был захвачен гепидами, потом готами (остроготами), затем возвращен империи при Юстиниане. При последнем, когда натравленные византийской дипломатией друг на друга лангобарды и гепиды схватились в ожесточенной борьбе, Сирмий вновь переходил то к одной, то к другой стороне. Иордан подчеркнул важное значение Сирмия как узлового пункта на пути из Панноний, являвшихся владением разных варварских племен, в область Венетий и в «Гесперию» (в Италию). Через Сирмий, как говорит Иордан, шел в Италию Аларих в начале V в. (Get., § 147), через Сирмий в 489 г. провел свои войска Теодерих, когда отправился отвоевывать ту же «Гесперию» у Одоакра (Get., § 292).

430 Следует обратить внимание на это место, так как оно свидетельствует о местонахождении автора во время создания его труда. Представляется, что автор находился где-то в Италии, и потому для него, смотрящего с юга на север, появление Алариха с северо-востока было появлением «с правой стороны». Едва ли мог Иордан, достаточно осведомленный в географии как Балканского, так и Апеннинского полуостровов, совершенно механически, без осмысления списать слова о «правой стороне» у Кассиодора. По-видимому, и для него — Иордана — сторона, с которой появился Аларих, была «правой».

431 Италия к моменту появления Алариха (400—401) была «пуста», т. е. лишена войск, по той причине, что Стилихон со всей армией находился в Рэции, где отражал вандалов, которые затем двинулись к северо-западу и перешли Рейн в конце 406 г.

432 Мост Кандидиана упоминается Кассиодором под 491 г. в «Chronicon breve». По-видимому, это был мост через речку Кандиано, севернее Равенны. Иордан говорит о мосте в связи с походом Алариха в Италию в первых годах V в.; он называет мост именем Кандидиана, который, быть может, не построил, а лишь возобновил или украсил старый мост под Равенной. В дошедших до нас фрагментах Олимпиодора (Olympiod. §§ 24 и 46) имя Кандидиана упомянуто в связи с браком Галлы Плацидии и Атаульфа, а также в связи с возвращением Галлы Плацидии в 425 г. в Равенну. Следует отметить, что среди корреспондентов Сидония Аполлинария (ум. после 479 г.) был житель Равенны по имени Кандидиан (Sidon. Apoll. Epist., 8, а. 467).

433 Миллиарий отмечает расстояние, равное около 1,5 км. Называемый Иорданом мост отстоял, таким образом, от Равенны примерно на 4,5 км (см. также прим. 3, 4, 31, 99, 101, 349).

434 Река Пад (Padus, нын. река По в Ломбардии). Ввиду того что военная опасность (для северной Италии) надвигалась чаще всего с севера или с северо-востока, река Пад была существенным препятствием на пути к Равенне. Поэтому, хотя город и расположен южнее устья Пада, река рассматривалась как одна из защитных линий в окрестностях Равенны, огражденной, кроме того, болотами и морем.

435 Иордан ввел в свой текст греческое слово αινετοί как определение землевладельцев — possessores (ср. прим. 14 и 411), некогда населявших области вокруг Равенны и по берегам нижнего Пада. В большинстве кодексов, содержащих «Getica», дана латинская транскрипция: eneti, enety, enithy и др. (см. приведенные Моммсеном разночтения, стр. 96). В транскрипции отразилось произношение греческих дифтонгов «αι» как «е» и «οι» как «i», откуда ясно, что греческая форма слова искусственно создана из этнического названия Veneti-Eneti — ’Ενετοί, которым определялись жители провинции Венетий. Венеты у Адриатического моря упомянуты еще Геродотом (Hist., V, 9, 3; Ι, 196, 1). Позднее их назвал Плиний (Plin. Nat. hist, III, 19) и хорошо известный Иордану Помпоний Мела (Mela, II, 59: «Veneti colunt Togatam Galliam», т. е. венеты обитают в Gallia Togata, в Цизальпинской Галлии). В данном случае на страницах сочинения Иордана, в общем не склонного к изощренному толкованию слов, сказалась искусственная ученость, которая, спустя почти столетие, расцвела в произведениях Исидора Севильского. Иордан, знакомый с греческим языком, «подогнал» (либо сам, либо по памяти вслед за Кассиодором) неправильно написанное греческое слово к глаголу αινέω, что значит «восхвалять». Таким образом, хорошо известный этнический термин «венеты» стал в передаче Иордана эпитетом «достохвальные», «хвалы достойные». Несмотря на это, Иордан в других местах своих сочинений вполне точно употреблял название венетов — обитателей побережий Адриатического моря (Rom., § 180: «Veneti seu Liburnes... per totum Adriani maris litus effusi») или вообще провинции Венетий (Get., § 222: «Venetum civitates»; § 223: «ager Venetum Ambuleius). Интересно, что много позднее византийский историк Никита Хониат (ум. ок. 1210 г.) пояснил, что термин ’Ενετοί значит то же, что и венецианцы (Βενετίκους) на простом разговорном языке (Nicet. Chon., p. 222).

У Иордана было в употреблении немало греческих слов, например, в §§ 13, 16, 21, 50, 62, 103, 119, 122, 213, 239, 256, 258. Подбор разных иностранных слов — греческих, германских, кельтских, еврейских — в латинском языке сочинения Иордана «Getica» сделан в работе Ф. Вернера (F. Werner, Die Latinität der Getica des Jordanis. Halle, 190. S. 139—141).

436 Здесь можно усмотреть некоторое сходство с образом, данным Кассиодором в одном из писем собрания «Variae» (XII, 24), где он говорит о приливе и отливе на морском берегу близ Равенны и в дельте По, когда суша вдруг обращается в острова. Однако ни о пересказе, ни тем более о списывании с какого-либо текста из известных нам произведений Кассиодора не может быть и речи. Описание Равенны Иорданом для раннего средневековья является пока оригинальным и наиболее подробным (см. вступительную статью).

437 Коркира (Κέρκυρα) — нын. остров Корфу на Ионическом море. Не отражает ли этот текст тот путь, по которому (или по части которого) Иордан с родины (Мезии) или из Константинополя прибыл в Италию?

438 Перечисление частей диоцеза Иллирика (в конце IV в.), расположенных вдоль восточного берега Адриатического моря: севернее Эпира и до города Салоны тянется Далмация, далее к северу от города Триеста — Либурния, далее — полуостров Истрия, за ним по берегу — провинция Венетии.

439 Здесь, по-видимому, в памяти Иордана всплыл текст из «Энеиды» Вергилия: «litus ama et laeva stringat sine palmula cautes» — «льни к берегу и левому веслу давай касаться утесов» (Aen., V, 163); У Иордана сохранилось лишь Вергилиево слово «palmula» (он мог бы проще сказать «remus»): «et sic Venetias radens palmula navigat».

440 «Ров Аскона» («Fossa Asconis») — название северного рукава («ramus») реки Пада (нын. По). Упоминается не только Иорданом (как неправильно полагал Моммсен, ср. его Index locorum), но и равеннским пресвитером Агнеллом в «Liber pontificalis ecclesiae Ravennatis», где указано, что «ров Аскона» находился вне Равенны: епископ Максимиан в 546 г. жил вне ворот св. Виктора, недалеко от потока, называемого «рвом Аскона», «Fossa Sconii» (Agn., § 70). В 552 г. появилась в Равенне манихейская ересь, православные («orthodoxi Christiani») выгнали еретиков из города и побили их камнями «вне города, в месте, называемом рвом Аскона, близ потока» — «Fossa Sconii iuxta fluvium» (Ibid., § 79).

441 «С юга же сам Пад» («а meridie item ipse Padus») — явная ошибка Иордана, так как река По и все рукава ее дельты находятся к северу, а не к югу от Равенны.

442 Иордан вставляет здесь слова Вергилия (Georg., 1, 482): «fluviorum rex Eridanus» («речных потоков царь Эридан») и потому вводит в свое описание поэтическое название реки Пада — Eridanus.

443 Это сообщение Диона Кассия до нас не дошло,

444 Неясно, про какого писателя говорит Иордан. Моммсен предполагает, что «Favius» — неверно списанное переписчиком имя Аблавия.

445 Игра слов: «arbor» значит и «растущее дерево», и «мачта корабля»

446 Позднее, в конце V столетия, в таком же положении, как Аларих, оказался вождь остроготов Теодерих. Не будучи в силах справиться с Теодерихом, император Зинон решил прельстить его перспективой завоевания Италии, занятой Одоакром, и тем самым удалить опасных варваров с территорий, близких к Константинополю. (Ср. прим. 427.)

447 Гейзерих (428—477) — король вандалов. В 429 г. он переправил свое племя через Гибралтар на африканское побережье.

448 По-видимому, словами «hac ordinatione» Иордан хотел выразить не только мысль о постановлении императора, но и о предложенном порядке исполнения постановления (отправиться в Галлию, завоевать ее и т. д.)

449 Стилихон (Stilico) (ок. 365—408 гг.) — один из наиболее крупных военачальников поздней империи. Стилихон по отцу был вандалом; об этом сообщает Орозий (Oros., VII, 38, 1), его современник. Иероним, также современник Стилихона (Hieron. Epist., 123, 16, 2), определяет его как полуварвара (semibarbarus), из чего можно заключить, что его мать была римлянка. Стилихон представлял собой типичную фигуру варвара-полководца на службе империи. Он начал военную карьеру при императоре Феодосии, который женил его на своей племяннице Серене. Быстро продвинувшись по всем ступеням военных чинов: трибуна, комита стабул (буквально — конюшен), комита доместиков (императорской гвардии), Стилихон еще молодым человеком (не позднее 393 г.) стал магистром обеих армий (magister utriusque militiae). Как доверенное лицо Феодосия и как опытный полководец, он был назначен опекуном (и, собственно, регентом) при несовершеннолетнем Гонории, императоре Западной империи после смерти Феодосия (395 г.) Широкий размах притязаний Стилихона толкал его на вмешательство в дела Восточной империи, на престоле которой сидел другой сын Феодосия, Аркадий, правивший под руководством своего опекуна и наставника, префекта Руфина. Добившись насильственного удаления Руфина, Стилихон не смог, однако, оказать влияние на политику Константинополя, так как Руфина сменил не менее, чем он, могущественный при слабовольном императоре евнух Евтропий. К тому же положение на Западе было все время до такой степени напряженным, что Стилихон принужден был все силы отдавать только Западу. Противниками, с которыми успешно боролся Стилихон, защищая Западную империю, были Аларих и Радагайс.

С Аларихом Стилихон воевал еще в Фессалии (в 397 г.), будучи призван Евтропием на защиту Греции, куда вторглись везеготы и другие варвары, дошедшие до Аркадии. Стилихону не удалось запереть их в южных областях: Аларих сумел прорваться в Эпир и уйти от встречи с врагом. Но вскоре, когда Стилихон был занят в Рэции отражением натиска вандалов, Аларих вторгся в Италию, появившись в конце 401 г. со стороны Юлийских Альп. После осады Аквилейи — первого крупного города в Италии на пути с востока — Аларих двинулся к Милану, где находился Гонорий. Стилихону удалось оттеснить везеготов от столицы (тогда же Гонорий перенес столицу из Милана в Равенну) и заставить их отойти по Ломбардской низменности к предгорьям Коттийских Альп.

О первом вторжении Алариха в Италию Иордан говорит в § 147, ошибочно сообщая о походе везеготов непосредственно на Равенну, где тогда будто бы уже находился Гонорий. В обращении Алариха к императору, переданном Иорданом (§ 152), звучит обычная просьба варваров: поселиться на территории империи (в Италии) с обещанием (Иордан, несомненно, имеет здесь в виду практику, осуществленную впоследствии Теодерихом) жить в мире и согласии с римлянами, как бы сливаясь в один народ («sic eos cum Romanorum populo vivere, ut una gens utraque credere possit»). Возможно, что переговоры происходили не в Равенне, а в Милане, куда, судя по ряду источников, и подошел Аларих и откуда его отогнал Стилихон. Вероятно, что Иордан правильно передал причину, побудившую Гонория предложить Алариху отправиться на завоевание Галлии, ускользавшей из рук империи. Но сообщение Иордана, что император потерял и Галлии и Испании вследствие нашествия вандалов, неверно, так как вандалы перешли Рейн в последний день 406 г., а в Испании они появились только осенью 409 г.; приближение же Алариха к Милану относится к 402 г. Таким образом, Иордан нарушил здесь и хронологию, и соотношение событий.

Однако современники Стилихона и Алариха (поэты Клавдий Клавдиан и Пруденций) говорят, что Аларих, направившись к западу от Милана, имел намерение повернуть на юг и идти к Риму (Prudent., II, 702, 720). В это время, после столкновения Стилихона с везеготами под Миланом, и произошла отмечаемая всеми источниками битва у Поллентии (ср. прим. 427). Орозий сообщает (Oros., VII, 37, 2), что на Алариха как раз в день Пасхи (6 апреля 402 г.) напал Савл, один из командиров войска Стилихона (Савл был язычник и потому не соблюдал христианских праздников). Битва не имела определенного исхода и была прервана наступлением ночи, однако лагерь Алариха, — так пишет Клавдиан (Bell. Get., 84, 625), восхваляющий Стилихона, — достался римлянам. Наоборот, Иордан склонный приписывать большинство побед готам, говорит, что Стилихон начал сражение с мирно настроенными отрядами Алариха, но затем так разъярил варваров своим вероломством, что они обратили его в бегство, а сами бросились опустошать Лигурию, Эмилию, Тусцию и дошли до Рима (Get., §§ 155 и 156). Так, Иордан свел в один поход два отдельных и разновременных похода Алариха на Италию (400—402 гг. и 409—410 гг.) и уменьшил роль Стилихона в борьбе с ним. Он уже не остановился ни на определенной победе Стилихона над Аларихом близ Вероны, после чего везеготы пытались прорваться через Бреннер за Альпы, но потерпели неудачу и ушли из Италии на восток; ни на том, что Стилихон спас Италию (в частности, Флоренцию) от разорения полчищами Радагайса в 406 г. (Rom., § 321).

О конце Стилихона Иордан кратко сообщил в «Romana» (§ 322), поставив падение и гибель Стилихона в связь с тем, что он будто бы призвал в Галлию вандалов, аланов и свевов (Get., § 115), а кроме того лелеял надежду отправиться в Константинополь и там короновать своего сына Евхерия цезарем (император Аркадий умер в мае 408 г.) Последним намерением Стилихон, конечно, мог навлечь на себя подозрение Гонория и его приближенных. Но едва ли правдоподобно, что он призвал варваров (хотя бы и вандалов, т. е. единоплеменников) в Галлию; Стилихон не пошел пересекать им путь (после того как они перешли Рейн), готовя войска к переправе на далматинское побережье для завоевания Иллирика, где его ждал дружественный тогда империи Аларих, почтённый званием магистра армии (Иллирик был спорной префектурой; Западная империя стремилась присоединить Иллирик к своим владениям вопреки фактической его принадлежности к Восточной империи). Однако все обвинения Стилихона в изменнических действиях — обоснованы они или нет — объясняются одним несомненным фактом, а именно усилившимся к тому времени недовольством италийцев в связи с выдвижением варваров на главенствующие военные посты. Враждебная реакция, вызванная необычайным могуществом Стилихона, ускорила его падение. Стилихон стремился держать в руках политику обеих империй, будучи при этом сторонником варварского влияния и его проводником. Гонорий, окруженный врагами Стилихона, возбудившими против всесильного военачальника значительную часть армии, приказал схватить своего знаменитого полководца и казнить вместе с сыном, что и было приведено в исполнение в Равенне в августе 408 г. Олимпиодор (§ 2) сообщил, что Стилихона погубил выдвинувшийся при дворе Гонория Олимпий (см.: Olympiod., §§ 2, 3, 5, 6, 8, 9. Ср. Е. Ч. Скржинская, «История» Олимпиодора, о Стилихоне).

450 Поллентия (Pollentia) — город у предгорья западной части Альпийского хребта, в так называемых Коттийских Альпах (см. прим. 427).

451 Коттийские Альпы (Alpes Cottiarum, Alpes Cottiae) — название не только западной части Альпийского хребта, но и провинции (с главным городом Генуей), граничившей на юге с Тосканой. Название «Коттийские Альпы» (соответствует нын. Mont Ginèvre) относится к горному перевалу в западных Альпах, по которому шли дороги из северной Италии в Нарбоннскую Галлию (см. Tac. Historiae, I, 61, 87; IV, 68: Alpes Cottianae, Alpes Cottiae). Дорогу через перевал строил в начале I в. н. э. один из кельтских царьков, подчинившийся Августу и именуемый в римских источниках Коттием (М. Julius Cottius).

452 Лигурия — провинция Италии с центром в Медиолане (нын. Милан); в IV в. Лигурия была отодвинута от морского побережья к северу от реки По.

453 Эмилия — провинция Италии, получившая свое название от римской военной дороги — via Aemilia (между городом Пьяченцей на реке По и городом Римини на Адриатическом море); она охватывала территорию бывшей Циспаданской (лежащей к югу от реки По) Галлии, но без выхода к Адриатическому морю.

454 Фламиниева дорога (via Flaminia) — одна из крупных римских военных дорог; она вела из Рима от подножия Капитолия через Фламиниевы ворота в городской стене по Этрурии и Умбрии до города Аримина (нын. Римини) на Адриатическом море. В IV в. Фламиния — провинция в Италии, вытянутая по побережью Адриатического моря от устья реки По до нынешнего города Сенигаллья.

455 Пицен — провинция в Италии между Апеннинами и берегом Адриатического моря (от города Анконы до города Адрии).

456 Тусция — провинция в Италии, охватывавшая территорию древних италийских провинций Этрурии и Умбрии, с городами Флоренцией, Перуджей и др.

457 Аларих вступил в Рим 24 августа 410 г.

458 Кампания — провинция в Италии; в IV в. Кампания занимала территорию вдоль берега Тирренского моря, к югу от Рима и до Неаполя, в глубину же — до цепи Апеннин.

459 Лукания — провинция в Италии, в IV в. примыкавшая к Кампании вдоль берега Тирренского моря и переходившая в провинцию Бруттиев, которая занимала всю южную оконечность Апеннинского полуострова (нын. Калабрию).

460 См. прим. 459 и 462.

461 Собственно, не Адриатическое море, а его преддверие — Ионическое море.

462 Название провинции «Бруттиев» произошло от имени народа бруттиев, покоренных Римом в III в. до н. э.

463 Консенция (Consentina civitas), нын. город Козенца в Калабрии (в V в. — в провинции Бруттиев), расположен на возвышенности, по сторонам которой протекают река Кратис и ее приток Бузент.

464 Атаульф, Atavulfus (410—415) — преемник Алариха; вывел везеготов из Италии в Галлию.

465 Плацидия (Placidia), Галла Плацидия (ок. 390—450 гг.) — дочь императора Феодосия I, сестра императоров Аркадия и Гонория; в 414— 415 гг. — жена везеготского короля Атаульфа, в 421 г. — жена императора Констанция III; мать императора Валентиниана III. События, связанные с Галлой Плацидией, игравшей значительную роль в Западной Римской империи, подробно отражены в «Истории» Олимпиодора, доведенной им до 425 г.

466 Галла Плацидия была захвачена в плен Аларихом при взятии им Рима в августе 410 г. Атаульф (410—415), преемник Алариха, женился на Галле Плацидии перед своим уходом из Италии в южную Галлию. Так передает Иордан, говоря, что Атаульф, покидая Италию, относился к императору Гонорию уже как к родственнику. Но в более раннем источнике — в «Истории» Олимпиодора (Olympiod., § 24) — сообщается, что Атаульф женился на Галле Плацидии в Нарбонне, т. е. уже в Галлии, в доме знатного римлянина Ингения, причем Атаульф был облачен в римские одежды, а Галла Плацидия — в одежды императрицы. Церемония происходила 1 января 414 г. Возможно, что знатное лицо, принимавшее у себя вождя везеготов и дочь императора Феодосия, и был тот житель Нарбонны, беседу с которым передал Орозий (Oros., VII, 43, 4—7). Ср. прим. 468.

467 Форум Юлия (Forum Iulii) — на побережье Прованса (нын. Фрежюс). В провинции Венетиях был г. Форум Юлийский (Forum Iulium), нын. Чивидале дель Фриули. Форума Юлия, а также Форума Юлийского в провинции Эмилии нет; там есть Форум Ливия (Forum Livii, нын. Форли, Forli), южнее Равенны. Обычно предполагается, что бракосочетание Атаульфа и Галлы Плацидии произошло в Провансе, т. е. в Форуме Юлия (нын. Фрежюс), так как путь везеготов из Италии лежал на запад, в южную Галлию, и, по свидетельству Олимпиодора (Olympiod., § 24), Атаульф женился на Галле Плацидии в Нарбонне. Однако, если следовать сообщению Иордана, то приходится считать, что Атаульф отпраздновал свадьбу до того, как покинул Италию, и, быть может, именно в провинции Эмилии, т. е. в Форуме Ливия — Форли, а не в Форуме Юлия — Фрежюсе.

468 В данном случае автор отразил слабость империи, сказав о ней как о «присоединенной» к готам, а не наоборот. В связи с этим интересна запись Орозия, который сообщает о своей беседе с жителем города Нарбонны, ездившим в Палестину для свидания со знаменитым церковным писателем Иеронимом (ум. в 420 г.). «Набожный, степенный и серьезный» нарбоннец рассказал Орозию, что он был очень близок («familiarissimus») с королем везеготов, преемником Алариха Атаульфом, когда последний находился в Нарбонне. Нарбоннец передал мысли Атаульфа, которые тот не раз высказывал. Он (Атаульф) «вначале горел желанием уничтожить само имя [т. е. народ, племя] Римское («oblitterato Romano nomine»), а всю землю Римскую («Romanum omne solum») превратить в империю готов и назвать ее таковою («Gothorum imperium et faceret et vocaret»), чтобы была, попросту говоря, Готия из того, что некогда было Романией («essetque, ut vulgariter loquar, Gothia quod Romania fuisset»); Атаульф же стал бы теперь тем, чем был когда-то Цезарь Август. Однако, после того как большой опыт («multa experientia») доказал, что готы никак неспособны повиноваться законам вследствие необузданного своего варварства («propter effrenatam barbariem»), а государству нельзя существовать без законов, ибо без них государство не есть государство («sine quibus respublica non est respublica»), он (Атаульф) избрал для себя [путь] искать славы в полном восстановлении и увеличении римского имени силами готов; таким образом, он смог бы считаться у потомков виновником восстановления Римской империи, если уж ему не удалось изменить ее («habereturque apud posteros Romanae restitutionis auctor, postquam esse non potuerat immutator»). Поэтому он был склонен как воздерживаться от войны (с Римом), так и стремиться к миру...» (Oros., VII, 43, 4—7).

469 Имеется в виду одна из префектур Западной Римской империи, а именно — префектура Галлий, содержавшая три диоцеза: Галлию, Испанию, Бретанию.

470 Атаульф, король везеготов, пришел в южную Галлию в 412 г. и расположил везеготов как федератов империи среди местного населения, на «стипендии» от Рима.

471 Обе Паннонии (utraque Pannonia). Верхняя Паннония находилась между Дунаем (в части его течения выше города Аквинка) и рекой Дравой. Главный город Верхней Паннонии — Савария. Нижняя Паннония находилась между реками Дравой и Савой в их нижнем течении. Главный город Нижней Паннонии — Сирмий, Срем (близ нын. Митровицы). См. прим. 364.

472 Вандалы и аланы перешли на левый берег Рейна в последний день 406 г. См. прим. 364.

473 Здесь «Галлии» противопоставлены «Испаниям». По «Notitia dignitatum» конца IV в., так называемый «Диоцез семи провинций» («Diocesis Septem Provinciarum»), состоящий из семи частей общей Галлии — 1) Галлия Лугдунская, 2) Аквитания, 3) Галлия Нарбоннская, 4) Галлия Виеннская, 5) Секвания, 6) Альпы Грайские или Пенинские и 7) Альпы Приморские, — противопоставлен «Диоцезу Испаний» («Diocesis Hispaniarum»), состоящему из семи частей общей Испании — 1) Галлеция, 2) Лузитания, 3) Испания Тарраконская, 4) Испания Карфагенская, 5) Испания Бэтика, по реке Бэтису, нын. Гвадалквивир, 6) Тингитания (в Африке) и 7) Балеары.

Вандалы, аланы и свевы перешли из Галлии в Испанию в сентябре или октябре 409 г. Дату их перехода через Пиренеи приводит продолжатель хроники Иеронима Идаций, бывший епископом на северо-западе Пиренейского полуострова, в Галлеции (нын. Галисия). Идаций (умер в 470 г.) был современником событий, связанных с вторжением 409 г.; он записал: «Alani et Vandali et Suevi ingressi aera CCCCXLVII [447 г. испанской эры соответствует 409 г. н. э.]. Alii III kal., alii III idus Octobris memorant die, tertia feria, Honorio VIII et Theodosio Arcadii filio III consulibus» (Idat. Chron., a. 409). Ниже, под 411 г., он сообщает, что пришедшие племена распределились на территории полуострова следующим образом: вандалы заняли Галлецию, свевы — места по побережью океана (также в Галлеции), аланы разместились в провинциях Лузитании и Картахены, а вандалы-силинги выбрали себе Бэтику; местные жители — Hispani — подчинились пришельцам и жили в городах и укреплениях («per civitates et castella residui», — Ibid., а. 411). По-видимому, Идаций имел в виду только городское, а не сельское население, которое, конечно, осталось в каком-то количестве на земле. Ср. прим. 300.

474 Геберих — король готов, предшественник Германариха. О том, как он изгнал вандалов из Паннонии, см. Get., §§ 113—115. Ср. прим. 364.

475 Так Иордан объясняет возможность захвата территорий племенами: одни племена освобождают земли, другие занимают их. По мнению Иордана, вследствие ухода в 409 г. в Испанию вандалов, аланов и свевов (до того рассыпавшихся по разным частям Галлии), для везеготов, двигавшихся под предводительством Атаульфа из Италии, оказались «открытыми» («patuere») южные области Галлии. Везеготы, заняв их, забрали и ряд крупных старых городов — Нарбонну, Толозу, Бурдигалу (нын. Бордо).

476 Название города Барселоны (Barcino, в провинции Hispania Tarraconensis) употребляется Иорданом в средневековой форме.

477 Атаульф был убит в Барселоне осенью 415 г. Орозий ставит убийство Атаульфа в связь с его симпатиями к Римской империи и мирными отношениями с императором Гонорием. «Так как он [Атаульф], — пишет Орозий (Oros., VII, 43, 8), — усерднейшим образом следовал ее [жены своей, Галлы Плацидии, сестры императора Гонория] просьбам и предложениям о мире, то и был убит в испанском городе Барселоне, как рассказывают, вследствие козней своих» («dolo suorum», т. е. готов).

478 Сегерих, король везеготов (415 г.) — преемник Атаульфа. Был убит по той же причине, что и его предшественник, а именно — из-за «склонности к миру» («ad pacem pronus esset») с Римской империей, как пишет Орозий (Oros., VII, 43, 9).

479 Валия — король везеготов (415—419), преемник Сегериха. Политика Валии была остро враждебна в отношении империи. Орозий говорит, что Валия был избран готами для того, чтобы нарушить мир с империей («ad hoc electus а Gothis ut pacem infringeret», — Oros., VII, 43, 10).

480 Констанций (Flavius Constantius) — полководец императора Гонория, консул в 414, 417, 420 гг., префект претория Иллирика, совершивший походы в 411 и 413 гг. против узурпаторов, появившихся в Галлии. Был женат на Галле Плацидии, сестре Гонория. В 421 г., с февраля по день своей смерти (12 сентября), Констанций III был императором и соправителем Гонория.

481 Константин — узурпатор; император и даже соправитель Гонория в Британии и Галлии в 407 — 411 гг. Константин объявил своего сына Константа цезарем, а затем императором; вместе они представляли значительную угрозу империи. Будущий император Констанций III, тогда еще военачальник Гонория, в 411 г. победил и обратил в бегство обоих узурпаторов — Константина и Константа. В ряду императоров Западной империи узурпатор Константин считается Константином III, а его сын — Константом II. Наиболее подробно об этих кратковременных узурпаторах рассказал Олимпиодор (Olympiod., §§ 12, 14, 16, 19).

482 Арелат (Arelate) — город в Нарбоннской Галлии, на левом берегу нижней Роны (нын. город Арль). После взятия франками в 412 г. Трира Арелат стал главным городом той части Галлии, которая еще оставалась подчиненной Риму.

483 Виенна (Vienna) — нынешний город Вьенн (Vienne) на левом берегу Роны, ниже Лиона.

484 Иовин, родом галл, был провозглашен императором в 411 г. в Могунтиаке во Второй, или Нижней, Германии при поддержке двух варварских вождей: аланского — Гоара и бургундионского — Гунтиария. Обычно Могунтиак в Германии отождествляется с нын. Майнцем, но Могунтиак Нижней Германии, конечно, не Майнц, который находился в Первой, или Верхней, Германии. Могунтиак Нижней Германии находился где-то на территории Бельгии, в пределах Льежского епископства.

Атаульф был резко враждебно настроен к Иовину и не только не стал содействовать ему в борьбе против Гонория, но открыто принял сторону императора и помог Гонорию справиться с Иовином и его братом Себастьяном. Оба узурпатора были казнены, а головы их выставлены за стенами Равенны. Ср. записи Орозия (Oros., VII, 4, 2, 6), Марцеллина Комита (Marc. Comit., а. 411) и особенно подробные записи Олимпиодора (Olympiod., §§ 17 и 19).

485 «В двенадцатый год» правления Валии — по-видимому, ошибка автора или переписчика: такого года не могло быть, так как Валия правил везеготами только четыре года (с 415 по 419 г.)

486 Если считать, что гунны продвинулись в Паннонию в 405—406 гг. и обладали ею 50 лет, то время изгнания гуннов приходится на 455 г. Однако Марцеллин Комит, канцеллярий императора Юстиниана и продолжатель «Историй», написанных Евсевием и Иеронимом (Марцеллин довел описание событий до 534 г.), поставил под 427 г. известие о том, что Паннонии были возвращены Риму после того как гунны владели ими 50 лет. Таким образом оказывается, что гунны появились в Паннониях уже вскоре после разгрома ими державы Германариха в 376 г. Во всяком случае, время изгнания (или ухода) гуннов из Панноний, будь то 455 или 427 год, не совпадает со временем правления Валии, короля везеготов (415—419).

487 Консульство Иерия (Hierius) на Западе и Ардавура (Ardaburius) на Востоке падает на 427 г. Иордан ошибается, сопоставляя этот год с годами правления Валии, короля везеготов.

488 Галлиция (Gallicia, вернее Галлеция, Gallaecia) — провинция в северозападной части Пиренейского полуострова (нын. Галисия в Испании).

489 Атаульф воевал с вандалами в Испании в 413—415 гг. Ср. Get., § 163.

490 Гейзерих — король вандалов (428—477). При Гейзерихе вандалы покинули Пиренейский полуостров и обосновались в северной Африке. Современником Гейзериха, из везеготских королей, был не Валия, как пишет Иордан, а преемник его, Теодорид (419—451).

491 Бонифаций — один из высших военачальников при императоре Гонории и особенно при Галле Плацидии и ее сыне Валентиниане III (425—455). Деятельность Бонифация развивалась в Африке, где он, «стратиг всей Ливии» (Bell. Vand., Ι, 3, 16), командовал войском готов-федератов и достиг полунезависимого положения. Олимпиодор (Olympiod., § 42) отмечает его военные успехи и популярность среди населения (Ibid. — эпизод с крестьянином, ανήρ τις άγροικος). Но в 427 г. против Бонифация были двинуты войска империи. Источники не указывают причины этого похода против своего же стратига, к тому же защищавшего Африку и изгнавшего из владений империи «множество варварских племен» (Ibid.). Кассиодор в хронике под 427 г. записал, что Бонифаций «держал Африку неправильно» (infauste), а Прокопий указал, что он будто бы стал тираном, незаконно захватил власть, отторг Ливию от империи (Bell. Vand., Ι, 3, 17).

Понимая, что сопротивление империи ему не по силам, Бонифаций, по свидетельству Прокопия и Иордана (писавших более ста лет спустя), якобы склонил вандалов переселиться из Испании в Африку, заключив с ними военный союз (ομαιχμία) для совместного отражения врага (т. е. военных сил империи). Этот рассказ передает, по-видимому, легенду (ср., например, сообщение Иордана о Стилихоне, который в 406 г. призвал вандалов, шедших вместе с аланами и свевами, пересечь Рейн и занять земли в Галлии, — Get., § 115). Легенда была передана, главным образом, писателями IV в. О «приглашении» вандалов Бонифацием писал Иордан (§ 167) и подробно рассказал Прокопий (Bell. Vand., Ι, 3, 14—36). Однако более ранние авторы не говорят об этом; даже в хронике Кассиодора, уже далекого от событий V в., но вполне в них осведомленного, появление вандалов в Африке связывается с приходом в Испанию везеготов, вытеснивших вандалов: «gens Vandalorum а Gothis exclusa de Hispaniis ad Africam transit». О роли, которую играл Бонифаций в этом крупном движении племен, нет ни слова. Кассиодор обозначил это событие 427 годом, но, как известно, принято считать более точной дату, приводимую Идацием, — май 429 г. (Idat. Chron., а. 429). Объяснения, почему вандалы переправились в Африку, Идаций не дает.

С указанным событием нельзя не сопоставить неоднократно отмечавшегося источниками стремления варварских племен переселиться в Африку в поисках мирной и сытной жизни. В 410 г. готы с Аларихом пошли из Рима на юг с целью попасть в Сицилию, а оттуда переправиться на африканское побережье: смерть Алариха расстроила их планы (Get., § 157). Везеготы с королем Валией пытались на кораблях достигнуть Африки, но их попытка не увенчалась успехом (Get., § 173; Oros., VII, 43, 11—12). Однако эти неудачи не изменили давнего намерения германских племен завоевать страну, богатую хлебом. Его осуществили вандалы. Бонифаций, будто бы сговорившийся с вандалами о разделе африканских земель империи на три части (две части — двум вандальским королям-братьям, одну — самому Бонифацию; см. Bell. Vand., Ι, 3, 25: έκαστον το Λιβύης τριτημόριον έχοντα), вступил тем не менее в борьбу с пришельцами. Сначала он старался изгнать их, будто бы раскаявшись в намерении разделить Африку, как сообщает Прокопий, затем он выдержал длительную осаду (430—431) в городе Гиппоне в Нумидии. Тогда же из Рима и из Константинополя прибыло большое войско под предводительством Аспара; произошло сражение, которое выиграли вандалы. Африка была потеряна для империи, а Бонифаций в 432 г. вернулся в Рим. Плацидия, по-видимому, чтобы умерить власть и влияние действительно всесильного Аэция (ср. Bell. Vand., Ι, 3, 29), противопоставляла ему Бонифация. Она как будто даже заменила Аэция Бонифацием (ср.: Idat., Chron,, а. 432) и этим вызвала крупные военные столкновения между ними (Марцеллин Комит — под 432 г. — называет эти столкновения «громадной войной», «ingens bellum»). Аэций ранил Бонифация, и тот умер от раны спустя три месяца, в 432 г.

492 Гадитанский пролив (Fretus Gaditanus) — нынешний Гибралтар. Название пролива произошло от имени города Гады (Gades, нын. Кадикс).

493 «Семью милями» (septem millibus) отделяется Африка от Испании. Ширина Гибралтарского пролива в наиболее широком месте равна 37 км, в наиболее узком — 13 км. Так как римская миля (mille passus) равна приблизительно 1,5 км, то, по Иордану, расстояние это указано как более узкое (несколько более 11 км).

494 Имеется в виду нападение Гейзериха на Рим 2 июня 455 г. и отмеченное рядом источников разграбление города в течение двух недель. См. прим. 565.

495 Гейзерих умер 24 или 25 января 477 г.

496 Войско Велисария было отправлено морем на завоевание Африки летом 533 г. После победы над вандалами и уничтожения их государства, что явилось следствием двух битв (под Карфагеном, в пункте под названием Ad Decimum, и к западу от Карфагена, в пункте под названием Tricamarum), Велисарий взял в плен Гелимера, последнего короля вандалов, правнука Гейзериха. Все эти события очень подробно и с живостью современника, а нередко и очевидца, описаны Прокопием (Bell. Vand., II) и подтверждаются более краткими сообщениями других историков. Летом 534 г. Гелимер, знатные вандалы, среди которых были и оставшиеся в живых Асдинги, множество пленников и огромное количество сокровищ (они описаны Прокопием — Bell. Vand., II, 9, 3—8) были отправлены в Константинополь. В честь Велисария, победа которого сравнивалась с победами римских императоров, в столице был проведен триумф (ον δη θρίαμβον καλοΰσι ’Ρωμαΐοι, пояснил Прокопий, — Ibid., II, 9, 3). От дома победителя на ипподром (у Иордана — цирк), где присутствовал Юстиниан, среди пленников шел и низверженный Гелимер. По рассказу Прокопия, Гелимер получил затем поместье в Малой Азии (в Галатии), где жил как частное лицо. Примечательно, что этот последний вандальский король продолжал носить титул, который напоминал о союзе вандалов с аланами еще во время их общего похода из-за Рейна в Африку. Прокопий отметил, что в письменном обращении к Гелимеру стояло: «ω Βανδίλων και ’Αλανων βασιλεΰ!»; на чаше из Фонцазо (Fonzaso близ города Фельтре, к северу от Венеции) имеется надпись: «Celamir rex Vandalorum et Alanorum» (CIL, VIII, 17412; Chr. Courtois, Les vandales et ľAfriquc, p. 380, № 111). Не отмечаемые в титуле вандальских королей свавы (свевы), которые двигались так же, как и аланы, вместе с вандалами, дошли с ними до Африки. Красноречива в этом отношении надгробная надпись из Гиппона (Hippo Regius) с датой 11 сентября 474 г.; умершая (по имени Эрменгон) определена как «Suaba»: «...recessit Ermengon Suaba bone memorie in расе...» (Ibid., p. 375, № 70, pl. V).

497 Мирный договор Гейзериха с Римом после захвата африканских провинций вандалами в 429 г. и в последующие годы был заключен в феврале 435 г. Велисарий в 533—534 гг. вернул империи эти провинции. Под «Африкой», о которой пишет Иордан и другие авторы (Vict. Tonn., а. 534), надо понимать территорию нын. Туниса и частично восточного Алжира и западного Триполи (см. карты Chr. Courtois, Les vandales et ľAfrique, p. 172, 182, 187).

Хотя Иордан старался не отвлекаться от основной темы, от своего propositum, он не мог не упомянуть, что византийский император не сразу завладел завоеванными вандалами африканскими провинциями, потому что в связи с началом византийского господства в Африке вспыхнуло крупное восстание, о котором Иордан глухо упомянул в «Getica»: он мимоходом сделал запись о происшедшей внутренней, междоусобной войне (intestinum proelium; Get, § 172) и об измене мавров. В «Romana» (§ 369) он дал, собственно, очертание всей картины: пока Велисарий, направленный Юстинианом на «Готскую» войну, находился в Сицилии, «он узнал, что в Африке неистовствует гражданская война и внутренние бои [междоусобица]» («conperit in Africa civilia bella intestinoque proelio dibacchari»). Восставших возглавил «последний из солдат» («pene ultimus militum»), по имени Стотза (Stotzas, у Прокопия Στότζας), прислужник (clientulus) магистра армии Мартина. Стотза захватил власть тирана («tirannidem arripiens») и стал «вдохновителем мятежников» («auctorque seditiosorum effectus»). Были убиты поставленные от империи iudices, т. е. начальники федератов (у Прокопия ήγεμόνες φοιδεράτων), и началась война против византийского правителя завоеванной Африки Соломона. Все земли, как утверждает Иордан, Стотза подверг разорению. У Марцеллина Комита имеется краткая запись, интересная тем, что подчеркивает именно солдатское восстание: «разразилась гражданская война, и солдат восстал против своего собственного начальника» («civile bellum exoritur et miles in proprio duce insurgit», — Marcell. Comit., a. 535). Наиболее пространно и подробно о восстании солдат и присоединившихся к ним рабов писал Прокопий: «В Ливии произошло восстание среди стратиотов» — στρατιώταις στάσις εν Λιβύη ενέπεσεν (Bell. Vand., II, 14, 7); «и на этом закончилось то восстание» — καιη μεν στάσις αύτη ες τοΰτο ετελεύτα (Bell. Vand., II, 17, 35). Такое внимание историка — расценивавшего события с позиций Византии — к социальному движению, размах которого вынудил самого Велисария принять меры для усмирения восставших (rebelles, στασιωται), говорит об угрожающей обстановке, создавшейся в возвращенной к свободе Африке («in libertate revocata», — Get, § 172). Как известно, восстание Стотзы было поддержано и некоторыми вандалами, и частью местных племен (Bell. Vand., II, 23, 1). Последние у Иордана названы (Rom., § 385) «маврами противной стороны» («Mauri partis adversae») в противоположность тем племенам, которые выступали как союзники империи («Mauri pacifici»). После смерти Стотзы (Bell. Vand., II, 24, 14) начатое им революционное движение продолжалось еще несколько лет (до 548 г.), причем в Северной Африке оно приняло массовый и антирабовладельческий характер. Детальный анализ африканского восстания 30—40-х годов VI в. дан в статье 3. В. Удальцовой «Народные движения в Северной Африке при Юстиниане».

498 В этом месте несколько разъясняется, отчего у Иордана произошла путаница в рассказе о нападениях Валии, короля везеготов, на вандалов. Иордан ошибочно связал преследование вандалов Валией с уходом вандалов из Испании в Африку (429). Везеготы из южной Галлии перебросились в Испанию; их король Валия хотел перевести везеготов дальше, в Африку, по-видимому с той же целью, какая была у Алариха в 410 г.: предоставить своему народу мирную страну для проживания (ср. Get., § 157 «...Per Siciliam ad Africam quietam patriam transire»). Путь, намеченный Валией, был в общих чертах тот же, по которому впоследствии пошли вандалы. Однако, около Кадикса флот Валии был разбит бурей (конец 415 г.), и король везеготов отказался от мысли об Африке. С этого времени Валия — федерат империи — принялся освобождать Испанию от вандалов, аланов и свевов (в 416—417 гг.) Одна часть вандалов (вандалы-силинги) была уничтожена, другая часть (вандалы-асдинги), значительно ослабленная, соединилась с аланами и пересекла Гибралтар, а свевы были отодвинуты в Галлецию. Переход вандалов в Африку в 429 г. совершился уже после смерти короля Валии (в 419 г.)

499 Когда Аларих после взятия Рима в 410 г. двинулся к югу, намереваясь переправиться в Сицилию, а затем в Африку, высланные вперед его корабли были разбиты бурей, а он сам вскоре умер (Get., §§ 157—158).

500 См. Get., § 81. Приход Беремуда к Теодориду I, королю везеготов, относится к 419 г.

501 Теодорид I, король везеготов (419—451).

502 Консульство Феодосия II (на Востоке) и Флавия Феста (на Западе) падает на 439 г

503 Гайна (Gaina), комит Гайна, гот по происхождению, магистр армии Восточной империи. Соединившись с восставшими против императора остроготами, находившимися во Фригии, Гайна принудил императора Аркадия впустить его, Гайну, вместе с готскими отрядами в Константинополь (в 399 г.). Население столицы, руководимое вожаками антигерманской группы, восстало против готов и перебило их несколько тысяч. Это случилось в 400 г. Гайна разорил Фракию и намеревался перейти Геллеспонт, но был задержан преданным Аркадию готом Фравиттой. Тогда Гайна ушел на Дунай; там он был схвачен гуннами и обезглавлен их вождем Ульдином, который в конце 400 г. послал его голову — в засоленном виде — как подарок Аркадию. Ср. сообщения о Гайне у Синезия (особенно в трактате «О провидении», а также в речи «О царстве»), у Марцеллина Комита (Marcell. Comit., а. 400), у Сократа (Socr. Hist. eccl., VI, 6), у Зосима (Zos., V, 22). Относя связанные с Гайном события в Константинополе, происходившие в 400 г., к консульству Феодосия и Феста в 439 г., Иордан соединяет хронологически несовместимые явления. Но, думается, подобная хронологическая ошибка получилась в результате сжатого и изобилующего несогласованностями языка автора. Иордан хотел лишь указать, что воспоминание о случившейся некогда беде в Константинополе в связи с пребыванием там готов Гайны заставило римлян относиться настороженно к готам и в последующие времена.

504 Аэций (Aetius patricius, Flavius Aetius) — выдающийся полководец при императоре Валентиниане ΙII. Имя его следовало бы произносить «Эций», так как в позднейшем итальянском языке оно дало «Ezo», «Ezzo». Аэций родился около 390 г. на нижнем Дунае, в городе Доросторе (Durostorum, Dorostorena civitas, нын. Силистрия). Отец его Гауденций, магистр конницы («magister equitum»), стоял с войсками на дунайской границе, на линии обороны империи от варваров. В результате договоров с последними он должен был отдать им в заложники своего сына, почему Аэций и пробыл в юности несколько лет у Алариха, а затем у гуннов. Впоследствии и самому Аэцию пришлось сделать то же самое: он отдал в заложники Аттиле сына своего Карпилиона. В связи с пребыванием Аэция в стане гуннов интересно отметить, что он встречался там с молодым Аттилой, своим будущим противником на Каталаунских полях в 451 г. Кроме того, в период своего заложничества Аэций имел возможность близко узнать гуннов и, — что было для него особенно существенно в дальнейшем, — изучить их военную организацию и их способы ведения войны. Известно, что Аэций в ряде случаев пользовался гуннскими наемными отрядами и прекрасно умел командовать ими. Глубокое знание варварского мира помогло Аэцию в течение его бурной военной карьеры, когда он действовал преимущественно силами варваров против варваров же, более тридцати лет поддерживать «Гесперию» (Западную Римскую империю) в период правления ничтожного Валентиниана III (425—455).

Защиту империи Аэций сосредоточивал главным образом в Галлии. После разрушительного прохода по ней вандалов, свевов и аланов (407—408) через Рейн стали прорываться бургунды и аламанны, а франки уже объединялись в значительный и опасный для империи союз. На юге Галлии укреплялось королевство везеготов. Аэций победоносно воевал с бургундами, мешал расширению везеготских владений, добился поражения франкского короля Хлодиона (в 428 г.). Недаром современник Аэция галло-римский поэт Аполлинарий Сидоний (ум. в 480 г.) писал в «Панегирике императору Авиту» в 456 г., что Аэций «не раз был обучен скифской войне»: «Scythico quia saepe duello edoctus» (Sidon. Apoll., Carm., VII, v. 230), т. е. познал искусство войны с варварами. После победоносных войн Аэций стал магистром обеих милиций (пехоты и кавалерии), в 433 г. получил звание патриция и три раза назначался консулом — в 432, 437 и 446 гг. (это редкий случай; многократно консулами бывали только императоры).

Аэций выступал защитником империи не только от внешних врагов, наводя возможный порядок в ускользавшей из рук императора Галлии; он подавлял и крупные социальные движения. Крестьяне римских провинций, получавшие жалкие доходы от своих земельных участков и обремененные обязательными, непосильными для них платежами, нередко бросали свои земли. Разорительные поборы императорских сборщиков их пугали больше, чем варварские нападения. В Галлии крестьянам удалось поднять крупное восстание, которое, с промежутками, бушевало почти два столетия. Оно зародилось в конце III в. (при императоре Карине, в 283 г.) в северной и северо-западной Галлии и быстро разрослось до того, что привело к созданию пехоты из пахарей и конницы из пастухов (так по «Панегирику» Клавдия Мамертина в честь Максимиана). Восставшие выдвинули вождей (Аманда и Элиана, — Oros., VII, 25, 2); они повергли в ужас не только незащищенные поместья, но и укрепленные города. Повстанцы получили название «багаудов («bagaudae» — кельтское слово, которое значит «оспаривающие» или «возмущенные»). Император Диоклетиан поручил своему соправителю (тогда еще цезарю), Максимиану подавить восстание багаудов в Галлии. Максимиан выполнил поручение в 285—286 гг. Об этом писал Иордан в «Romana» (§ 296—297): «Максимиан доставил Галлиям мир, подавив массы крестьян («rusticorum multitudine oppressa»), которые называются багаудами». Однако восстание не было подавлено окончательно; волнения продолжались в течение всего IV в. и утихли лишь к середине V в.

Несмотря на пренебрежительное отношение правящих классов к любому выражению недовольства и даже гнева со стороны угнетенных, ряд авторов отметил в своих сочинениях факт длительного и опасного для господствующей части населения восстания (Аммиан Марцеллин, Орозий, Клавдий Мамертин, Евмений, Проспер Аквитанский, Идаций). Историк Зосим под 408 г. сообщил, что отряды солдат, посланные Стилихоном в Галлию, не могли вернуться в Италию, так как багауды заняли альпийские перевалы и открыли проход через горы только после того, как начальник группы готов Сар отдал им всю добычу, награбленную в походе. Один только марсельский священник Сальвиан (V в.) в произведении «Об управлении божием» («De gubernatione dei») говорил о багаудах взволнованно и с сочувствием (Salv. De gub. dei, V). Для других же авторов они были лишь «шайкой мужиков», «ватагой — неумелой и беспорядочной — деревенского люда» (Oros., VII, 25, 2) или просто разбойниками, грабившими на больших дорогах (Amm. Marc., XXVIII, 2, 10: latrociniorum rabies). Багауды особенно окрепли к середине V в., когда восстание перекинулось в Испанию, а в Галлии оно слилось с восстанием «армориканцев», жителей Арморики (в широком смысле слова — побережья от устья Соммы до устья Гаронны, в узком — полуострова Бретани). В 448 г. Аэций — крупнейший полководец империи — был направлен на борьбу с багаудами. Для этой цели он привлек отряды аланов, которые пришли в Галлию в начале V в. вместе с вандалами и свевами. Король аланов Гоар по приказанию Аэция нанес багаудам, по-видимому, решающее поражение.

В историю Аэций вошел главным образом как победитель Аттилы в Каталаунской битве в 451 г. К этому времени расстроилась давняя дружба Аэция с гуннами, скрепленная ранее, до 40-х годов V в., посредничеством Аэция в передаче гуннам территории в Паннонии и посылкой ко двору Аттилы сына Аэция Карпилиона. Аттила, получая огромные взносы золотом от императора Феодосия II, обратил свой взор в сторону Западной империи. На защиту Галлии был поставлен Аэций. В союзе с везеготами и рядом других варварских племен Аэций отогнал гуннов от Орлеана и встретился с врагом в знаменитейшем сражении 451 г. Исход битвы, описанной наиболее подробно Иорданом (Get., §§ 185—218), был победоносным для Аэция, хотя он и не подверг окончательному разгрому войска Аттилы, дав ему возможность отойти к югу и напасть на Италию. Следующие три года в деятельности Аэция неясны. По-видимому, за это время окрепла враждебная ему группа, настроившая императора против всесильного повелителя варварских войск империи. Несмотря на блистательные победы и заслуги в защите государства как от варваров, так и от социальных противников, Аэций пал жертвой подозрительности слабого и неумного Валентиниана III, который 21 сентября 454 г. собственной рукой уничтожил своего лучшего полководца (по одним источникам — пронзил его мечом, по другим — удушил). Дружинник Аэция, гот Оптила, меньше чем через год убил Валентиниана, мстя за смерть своего предводителя.

505 Доростор (Dorostorena civitas или Durostorum) — город на нижнем течении Дуная, в провинции Нижней Мезии (нын. Силистрия).

506 Гауденций (Gaudentius) — магистр конницы («magister equitum») в Нижней Мезии, отец Аэция (см. прим. 504). Гауденций погиб в 424 г. в Галлии во время военного восстания. В «Истории франков» Григория Турского (Greg. Turon. Hist. Franc., II, VII (8)) рассказано о родителях Аэция: «Гауденций, отец, первый человек в провинции Скифии, начав с чина доместика в армии, продвинулся до высокого звания магистра конницы. Мать, по имени Итала, благородная и богатая женщина». Под «Скифией» здесь подразумевается выделенная из Нижней Мезии ее восточная часть, называвшаяся «Малой Скифией» (нын. Добруджа).

507 Аттила (Attila) — знаменитый вождь гуннов и союзных с ними племен. В 434 г. во главе гуннов стояли два брата, Аттила и Бледа, сыновья гуннского кагана Мундзука. В 444 или 445 г. Аттила убил Бледу и стал единовластным вождем гуннов. Нападения гуннов на области и города империи по Дунаю и южнее его — гунны доходили даже до окрестностей Константинополя — были до того опустошительными и опасными, что Феодосий II (408—450), посылавший гуннам незначительный денежный взнос, вроде подарка или жалованья, в 350 зол. ливров, затем увеличил его до 700 зол. ливров, а после мира 443 г., когда Аттила отказался от осады Константинополя, стал выплачивать им настоящую дань — 2 тыс. зол. ливров.

Труд Иордана является одним из основных источников, в котором наиболее полно нарисован образ Аттилы. Иордан использовал вполне достоверные сведения — записи Приска, который неоднократно сам видел Аттилу, являясь участником византийского посольства в его ставку в 448 г. В сочинении Иордана сохранились исчезнувшие к нашему времени части записок Приска; благодаря Иордану до нас дошли зафиксированные Приском обстоятельства смерти Аттилы, единственное и ценнейшее описание его погребения, а также подробный рассказ о грандиозном сражении в 451 г. на Каталаунских полях, после которого Аттила, ослабленный, но не обессиленный, совершил разрушительный поход на Италию. Отношение Иордана к гуннам резко враждебно, тем не менее на страницах его труда дан образ могущественного вождя гуннского союза племен и крупнейшего военачальника своей эпохи. Для более полной характеристики Аттилы Иордан целиком приводит (Get, §§ 202—206) его (риторическую, конечно) речь. Выразительны эпитеты, которыми Иордан наделяет Аттилу: «повелитель всех гуннов», «правитель» («regnator», как называли Юпитера, властителя Олимпа!) племен чуть ли не всей Скифии, «единственный в мире», «король («rex»)... держащий в своей власти весь варварский мир» («barbariae tota tenens», — Get., §§ 178 — 179).

Все это, быть может, не следует рассматривать как преувеличение: образ Аттилы оставил немалый след в изображении как современников, так и потомков. Аттила стал персонажем легенд; этот легендарный облик сохранился в германском эпосе — в «Песне о Нибелунгах» — под именем Этцеля и в скандинавском эпосе — в Эдде и других сагах — под именем Атли.

Походы, последовательно осуществленные Аттилой, в план которого, вероятно, входило ослабление и приведение в данническое состояние как Восточной, так и Западной империй, принесли Европе страшные разрушения, бедствия и гибель людей. В § 184 Иордан двумя словами определил если не замысел Аттилы, то результат его действий: «vastatio orbis» («опустошение мира»), а Марцеллин Комит под годом смерти завоевателя назвал его «orbator Europae» («разоритель», буквально: «осиротитель» Европы).

В корне неправильным и ложно освещающим историческую картину является вывод, сделанный в книге А. Н. Бернштама относительно походов гуннского союза, которые якобы сыграли положительную роль в уничтожении античных рабовладельческих отношений; автор полагает, что участие гуннов в этих походах должно быть оценено «как прогрессивное явление, как участие в событиях, родивших новую социально-экономическую формацию — феодальную» (А. Н. Бернштам, Очерк истории гуннов, Л., 1951, стр. 216; ср. стр. 1, 16—17).

После смерти Аттилы (453 г.) объединенный и возглавленный им союз племен распался. Племена, входившие в союз, частью влились в объединения, которые возникли в Средней и Восточной Европе (вокруг остроготов, ушедших в конце V в. в Италию; вокруг крепнувших на Балканском полуострове славян; вокруг лангобардов, также передвинувшихся во второй половине VI в. в Италию), частью остались на тех местах, которые гунны облюбовали себе в Паннонии и на левом берегу Дуная, по его притоку Тиссе.

508 Тизия, Тибизия, Дрикка (Tisia, Tibisia, Dricca), несомненно, соответствуют трем рекам, перечисленным в дошедших до нас фрагментах записей Приска: Δρήκων, Τίγας, Τιφησας (Prisci., fr. 8, p. 300), Хотя порядок названий у Иордана и у Приска разный (у первого Дрикка названа последней, у второго — первой), ясно, что оба автора имели в виду одни и те же реки: Тиссу, Темеш — левый приток Дуная, впадающий в него ниже Тиссы, и Дрикку, которую пока не удалось отождествить ни с одной из известных близ Тиссы и Дуная рек. Позднее, в Χ в., в трактате «De administrando imperio» Константина Порфирородного были приведены названия пяти рек, которые перекликаются с названиями у Приска и у Иордана (De adm. imp., с. 40). Константин указывает Тиссу — Τίτζα, Темеш — Τιμησης (звук «μ» подтверждает правильность отождествления «Тибизии» Иордана и «Тифисы» Приска именно с нын. Темешем); Μορήσης и Κρίσος у Константина повторяют названные Иорданом выше (Get., §§ 113—114) Marisia и Grisia, соответствующие нынешним Марошу и Керешу, левым притокам Тиссы. Название Τούτης у Константина остается невыясненным; едва ли оно может рассматриваться как соответствующее названию «Дрикка» у Иордана и у Приска. Трудно признать правильным суждение Л. Нидерле, что название реки Тиссы славянское (L. Niederle, Slovanské Starozitnosti, II, 1, 158). Нельзя согласиться с мнением Г. Киперта, прежде всего по хронологическим соображениям, что Parthissus у Плиния (Plin. Nat. hist., IV, 80), Πάθισος у Страбона (Geogr., VII, 313), Parthiscus у Аммиака Марцеллина (Amm. Marc., XVII, 13, 4) содержат славянский предлог «по» и означают «Потиссье» (Н. Kiepert, Formae orbis antiqui, XVII, 4, 38; об этом см. также: Мах Fluss, Tisia — RE, Bd 6, 1937, S. 1469.)

509 Видигойя (Vidigoia) — готский предводитель IV в., ставший впоследствии героем готских эпических песен. Возможно, что Видигойя погиб в 332 г. в битве готов с сарматами (где-то на территории Баната, около реки Темеша), которых поддержали римские войска. (См. о битве, например, Anon. Vales., 31, или Aur. Vict. Caes., 41, 12).

510 Иордан передал ценнейший рассказ Приска о дворце Аттилы. Интересны термины, которыми автор определяет это сложное, по-видимому, сооружение. «Обиталище («habitacula») Аттилы представляло собой целое «селение» («vicus»), которое можно было приравнять к «обширнейшему городу». Окружавшие его «стены» были из дерева («lignea moenia»), из отполированных, «блестящих досок» («ех tabulis nitentibus»). Самые «палаты», «чертоги» названы «triclinia», и особо от них отмечены «портики», «porticus», т. е. вероятно, галереи, навесы. Указано, что вокруг строений простирался громадный «двор», «curtis» (Get., §§ 178—179). У Приска в дошедшей до нас части его записок (Prisci fr. 8, р. 303) рассказывается о большом поселении или «деревне» (εη μεγίστη... κώ), в которой находилось жилище (τα οικήματα) Аттилы. Это наиболее замечательное из жилищ гуннского вождя было, как записал очевидец, построено из бревен и досок (ξύλοις τε και σανισιν ευξέστοις) и окружено деревянной оградой (περιβόλω ξυλίνω). «Дворец» (βασίλεια) возвышался над остальными постройками, так как был увенчан башнями (πύργοις) и стоял на холме. При посещении Креки, жены Аттилы, Приск рассмотрел различные строения в пределах деревянной ограды: это были дома из досок (εκ σανίδων) и из бревен (εκ δοκων), украшенные резьбой (употреблен глагол εγγλύφω). По сообщению Приска, послы впервые увидели Аттилу в его шатре, а затем дважды присутствовали на пирах в деревянном дворце.

511 Иордан считал «первенствующими народами мира» — «primas mundi gentes» — римлян и везеготов: именно на них двигался Аттила, и с ними, как с главной силой на западе, он сразился на Каталаунских полях. Везеготы, в отличие от остроготов (которые к тому же выступали как союзники Аттилы), уже создали тогда свое государство.

512 Численность войска Аттилы перед походом в Галлию — полмиллиона человек — конечно, преувеличена Иорданом.

513 Наружность Аттилы — низкий рост, широкая грудь, крупная голова, маленькие глаза, редкая борода, приплюснутый нос, темная кожа — дана Иорданом (Get., §§ 182—183), конечно, по материалам очевидца, Приска, который был членом посольства к Аттиле. Приск отмечает четыре случая, когда он видел Аттилу. Впервые он увидел его в шатре (σκηνή) сидящим в деревянном кресле (επι ξυλίνου δίφρου). Вторично Приск наблюдал гуннского вождя в роли судьи, выслушивавшего, стоя на крыльце, речи тяжущихся. Затем Приск дважды видел Аттилу на пирах в его деревянном дворце (Prisci fr. 8, р. 296, 311, 315, 318). Вероятно, со слов Приска Иордан рисует и внешний вид гуннов, сходный с детально очерченным портретом Аттилы (Get., §§ 122, 127—128). У Иордана в данном случае не чувствуется прямого заимствования сведений из труда Аммиана Марцеллина, содержащего широко известное описание внешности, образа жизни и характера гуннов (Amm. Marc., XXXI, 2, 2—11), за исключением, быть может, рассуждения о причине отсутствия густой бороды у гуннов.

514 Предположение, что Гейзерих побудил Аттилу начать войну против везеготов, столь же трудно обосновать, как и сообщение о том, что Стилихон призвал вандалов и аланов перейти Рейн в 406 г., и что Бонифаций, правитель Африки, подал мысль Гейзериху перевести вандалов из Испании в Африку в 429 г. (Ср. прим. 491.)

515 Теодорид I (Theodoridus) — король везеготов (419—451); избран после смерти Валии, не оставившего сына (см. Get., §§ 175—176). Теодорид I погиб во время Каталаунской битвы (см. §§ 209—214).

516 Гунерих (Hunericus) — король вандалов (477—484), сын и преемник Гейзериха.

517 Император Валентиниан III (425—455).

518 Гесперийская сторона (Hesperia plaga, Hesperia, εσπερία) — западная. Еще древние греки называли Италию Гесперией, как страну, лежащую к западу от них. В данном случае под Гесперийской частью империи подразумевалась Западная Римская империя. Ко времени Каталаунской битвы (451 г.), в которой главными противниками были Аэций с везеготами и Аттила с гуннами и остроготами, Западная империя уже потеряла Паннонию, Британию, бóльшую часть Африки и бóльшую часть Испании. Галлия, целиком еще ей принадлежавшая, была занята в значительной мере федератами (бургундами и везеготами), готовыми всегда выступить против империи, которой они служили; северо-западная часть Галлии — Арморика (морское побережье от устьев Соммы до Гаронны) — была охвачена восстаниями багаудов. Италия — центральная страна Западной империи — не имела сколько-нибудь боеспособной армии. Название «Гесперия» употреблялось и при Иордане. Им определяли западные владения (даже номинальные при остроготах) империи в Италии. После того как Витигес (536—540) понял, что Равенна не выдержит осаду войсками Велисария, измученные голодом готы в страхе перед перспективой «стать рабами императора», δουλοι βασιλέως γενόμενοι (Bell. Goth., Π, 29, 17), и быть выселенными из Италии в Византию решили передать Велисарию владычество над Гесперией. Не рассчитывая на полный отрыв от империи, они весьма опасались непосредственной от нее зависимости и поэтому стремились выделить Гесперию в особое государственное целое, теоретически подчиненное императору и заключавшее в себе антиготский Рим с его сенатом и «народом» — влиятельной частью населения (см. вступительную статью). У Прокопия (Bell. Goth., II, 29, 18): готы признали необходимым провозгласить Велисария «императором Гесперии».

519 Сарматами, выступавшими в числе союзников Аэция против Аттилы перед Каталаунской битвой, названы, по-видимому, аланы, о которых дальше говорится более определенно (аланы и их король Сангибан в стенах города Орлеана; аланы в строю войск Аэция во время Каталаунского сражения).

520 Арморицианы (Armoriciani) — жители Арморики, на морском побережье северо-западной Галлии. В узком смысле слова именем Арморики обозначалась Бретань (Brittania у Григория Турского).

521 Литицианы (Liticiani). Судя по приводимому здесь перечню союзников Аэция, и этот термин должен был бы обозначать какое-то племя; поэтому едва ли можно предположить, что под «литицианами» надо подразумевать известных с конца III в. «лэтов» («laeti»), военных поселенцев из варваров, преимущественно в Галлии. Термин «литицианы» остается неясным, потому что любое сближение его с несколько подобными ему словами не дает ключа к объяснению; например: Lentienses Alamannicus populus у Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XXXI, 10, 2—4, 12, 17) или области Arvernum atque Lemovecinum у Григория Турского (Greg. Turon. Hist. Frans., IV, XIII <20>) и т. д. Не были ли литицианы обитателями области, центром которой являлось островное укрепление на Сене, Parisiorum castelliim, Lutetia nomine (Amm. Marc., XV, 11, 3)? См. следующее примечание.

522 Рипарии (Ripari) — по всей вероятности, франки-рипуарии, жившие вдоль правого берега (ripa знач. берег) нижнего Рейна. Обращает внимание в перечне племен, союзников Аэция, следующее: ряд племен, данный Иорданом, включает в себя пять понятных этнических названий (франки, сарматы, арморицианы, бургундионы, или бургунды, саксоны, или саксы) и три непонятных, не похожих на этнические (литицианы, рипарии, олибрионы); Павел Дьякон (Pauli Diac. Hist., Rom., XIV, IV) при перечислении племен приводит такие же названия, но в ином порядке; причем как у Иордана, так и у Павла непонятные нам названия стоят следом за понятными и в той же последовательности, а именно: литицианы стоят у обоих писателей после арморициан, как бы определяя их (Armoriciani Liticiani), рипарии (или рипариолы у Павла) и олибрионы (или брионы у Павла) стоят после саксонов (Saxones Ripari, или Riparioli, Olibriones или Briones) и тоже, может быть, определяют их.

Гольдер-Эггер (J. Holder-Egger, — ΝΑ, 32, 1907, S. 515) считает более правильным чтение Riparioli Briones, т. е. предпочитает передачу Павла Дьякона.

523 Союз «vel» однозначен здесь союзу «et». Иордан не мог отождествлять кельтов и германцев. Ср. его употребление союза «vel»: «Eusevius vel Hieronimus» (Rom., § 11).

524 Каталаунские, или Мавриакские, поля (campi Catalaunici, campi Mauriaci) — знаменитая равнина в Шампани к западу от города Труа и левого берега верхней Сены, где во второй половине июня 451 г. произошла битва племен, возглавленных, с одной стороны, Аттилой, с другой — Аэцием. Принимая во внимание указание Иордана, что Каталаунские поля занимали огромные пространства (ср. следующее примечание), правильно предполагать, что сражение произошло около места Maurica (так у продолжателя Проспера Аквитанского, в копенгагенской рукописи) или Mauriacus campus (так у Григория Турского); это место (название которого пытаются связать с современным Moirey в департаменте Об) находилось на громадной Каталаунской равнине, т. е. в Шампани (Campania); в число ее городов входил и Catalaunum (нын. Шалон-на-Марне).

525 Галльская лева (leua Gallica, в других рукописях — leuca, leuga, legua). От галльского «leuca» произошло французское слово лье («lieue») — старинная мера длины во Франции, равная приблизительно 4—4,5 км. Иордан приводит точные размеры поля, на котором произошла Каталаунская битва, и в связи с этим определяет величину галльской левы: она равна 1500 шагам (римским) или 1,5 римской мили. Следовательно, галльская лева соответствует 2,25 км. Площадь поля, простиравшегося, по словам Иордана, на 100 лев в длину и на 70 лев в ширину равнялась, таким образом (225 х 157,5), 35437,5 кв. м, что не может соответствовать действительности, если только не подразумевать под Каталаунскими полями всю Шампань. Аммиан Марцеллин записал, что там, где начиналась территория Галлии, длину пути считали уже не «тысячами шагов» («non millenis passibus»), а «левгами» («leugis», — Amm. Marc., XV, 11, 17); он также отметил, что расстояние между римским войском и вражеским валом составляло четыре левги, равные 21 тысяче шагов (Ibid., XVI, 12, 8).

526 В изложении Иордана, обычно сухом, проскользнули взволнованные нотки: он как бы скорбит о том, что произвол королей толкает людей на войну; «безумный порыв единого ума, — пишет Иордан, — приводит народы к бойне».

527 Аврелиан (civitas Aureliana) — город Орлеан на средней Луаре.

528 Теодорид I, — см. прим. 515.

529 Ардарих (Ardaricus) — король гепидов, союзник Аттилы и преданный ему советник. (См. прим. 102.)

530 «Черепаха» («testudo») — известный прием защиты пешего римского войска при атаке или же штурме неприятельского лагеря. Солдаты первой шеренги опускали щиты, держа их перед собой вертикально; солдаты следующих шеренг поднимали щиты, держа их горизонтально над головой; таким образом получалась как бы броня, покрывавшая много рядов солдат. Эта движущаяся броня и именовалась «черепахой». Одно из лучших изображений «черепахи» имеется среди рельефов на колонне Траяна в Риме. Ближе к Иордану по времени упоминание о «черепахе» у Аммиана Марцеллина. Рассказывая о битве между готами и римскими войсками близ города Маркианополя, в Нижней Мезии, в 377 г., он пишет: воины двигались, «соединив щиты в форме черепахи» (Amm. Marc., XXXI, 7, 12).

531 Слова Аттилы (по Иордану) о «пути на Мэотиду» («iter Meotidarum») важны в речи гуннского вождя, как напоминание о пути гуннов в Европу, который много столетий оставался закрытым. После того как гунны прорвались к западу от Мэотиды, в Европе стало ощутимо их нашествие. Аммиан Марцеллин отмечает слабую осведомленность древних писателей о гуннах тех времен, когда они еще жили восточнее Мэотиды: «Племя гуннов, слабо известное в древних памятниках, живет по ту сторону Мэотийских болот, примыкая к Ледовитому океану» («Hunorum gens monumentis veteribus leviter nota, ultra paludes Maeoticas Glacialem oceanum accolens...», — Amm. Marc., XXXI, 2, 1).

532 Об Андагисе (или Андаге), представителе рода Амалов, см. Get., § 266, в котором идет речь о службе Иордана Амалам в Малой Скифии.

533 Торисмуд (или Торисмунд) — король везеготов (451—453).

534 Толоза (Tolosa) — главный город королевства везеготов в южной Франции (нын. Тулуза) на левом берегу реки Гаронны. Толоза отошла к франкам после того как франкский король Хлодвиг в 507 г. нанес тяжелое поражение везеготам и их королю Алариху II.

535 Аквилейя находится на северном берегу Адриатического моря, западнее Триеста. Венетия (или Венетии) — провинция в северо-восточной Италии.

536 Натисса (Natissa amnis). Под этим названием ныне существует «канал Натисса», длиной около 4 км. Он соединял средневековую Аквилейю с лагуной Градо (северное побережье Адриатического моря). Аквилейя была расположена в дельте трех альпийских рек: Изонцо, Торре и Натизоне. Нижнее течение реки Натизоне и носило название Натиссы.

537 Пикцис (mons Piccis) — название горы в Юлийских Альпах, с которых течет река Натисса, или Натизоне.

537a Этот рассказ об аистах, улетевших вместе с птенцами из гнезда на башне осажденного города, есть и у Прокопия (Bell. Vand., I, 4), также в описании осады Аквилейи войском Аттилы. По всей вероятности, оба автора, то есть и Иордан, и Прокопий, заимствовали рассказ об аистах в Аквилейе у Приска. Ср. Gy. Moravcsik, Byzantinoturcica, I, р. 486.

538 По-видимому, автор имеет в виду военные машины, в основу действия которых был положен принцип использования собственного веса, т. е. стенобитные орудия, тараны, а может быть и машины, действовавшие на основе стремления сильно скрученных канатов или сухожилий к раскручиванию, т. е. баллисты («torquere» — «завивать», «закручивать», а также «метать пращею»). Возможно, что были уже в употреблении типичные для последующего времени машины, действовавшие силой противовеса (трабуции, франц. требюшé; манганы, блиды).

539 Венетские города (civitates Venetum) — города провинции Венетий, на северо-востоке Италии. Кроме Аквилейи, главного города провинции Венетий, были: Форум Юлийский (нын. Чивидале дель Фриули), Конкордия, Альтин (нын. развалины Альтино), Тарвизий (нын. Тревизо), Вицетия (нын. Виченца), Патавий (нын. Падуя), Атрия (нын. Адрия), Верона, Мантуя и др.

540 Медиолан (Mediolanum) — Милан. В этот период Медиолан был главным городом провинции Лигурии, раньше же, с конца III до начала V в., он был столицей Западной Римской империи.

541 Тицин (Ticinum) — город на реке Тичино, левом притоке По. В раннем средневековье город Тицин уже получил свое доныне сохранившееся название Павия.

542 Взятие Рима Аларихом в 410 г. произвело настолько сильное впечатление, что смерть, внезапно застигшая завоевателя на пути в южную Италию, откуда он хотел переправиться в Сицилию, а затем в Африку, связывалась с «греховным» фактом захвата «столицы мира». Страх претерпеть судьбу Алариха удержал будто бы Аттилу от похода на Рим. Не один Аттила отказался от своих намерений, страшась смерти, подобной каре, постигшей некогда Алариха. Король везеготов Валия, потеряв в бурю свои корабли близ Кадикса (это напоминало гибель кораблей Алариха в 410 г.), отказался от похода в Африку (ср. Get., §§ 157 и 173).

543 Папа Лев I Великий (440—461).

544 Амбулейское поле (Ambuleius ager) упоминается только у Иордана с указанием на провинцию Венетий.

Приблизительно можно определить местоположение Амбулейского поля, так как Иордан сообщает, что оно находилось около переправы через реку Минций (нын. Минчо), где она «пересекается толпами путников» (Get., § 223). Река Минций вытекает из южной части озера Гарда и впадает как левый приток в По. Значительнейшим населенным пунктом на Минции является город Мантуя. Несмотря на то что Мантуя окружена озерами и болотистой, труднопроходимой местностью, она еще в античности соединялась дорогами: на север — с городом Вероной, на юг — с Моденой и дальше — с Болоньей (лежащей на «Соляной дороге», via Salaria, из Рима в Адрию, находившуюся тогда еще на побережье Адриатического моря). Верона была важной станцией и крепостью на пути, который, следуя вверх по течению реки Адидже (Этч), достигал знаменитого альпийского перевала Бреннер. Из Германии, с берегов Дуная, из провинции Рэтии, через Бреннер (самый удобный и издавна известный проход в Альпах) в Италию проникали войска, передвигавшиеся племена, странствовавшие купцы, паломники и т. п. Таким образом, упомянутая Иорданом переправа через реку Минций являлась одним из пунктов на важнейшем пути сообщения как во времена Римской империи, так и в средние века. Амбулейское поле — одна из станций на этом пути.

545 Река Минций (Mincius amnis, нын. Минчо). См. предыдущее примечание.

546 Гонория (Honoria, полное имя — Iusta Grata Honoria) — дочь Галлы Плацидии и императора Констанция, племянница императоров Гонория и Аркадия, сестра императора Валентиниана III. Гонория родилась ок. 418 г. и вскоре была увезена матерью в Константинополь. С провозглашением императором Западной империи ее младшего брата Валентиниана (в 425 г.) Гонория вернулась в Италию и была заперта во дворце на всю жизнь для соблюдения обета девства. После нескольких попыток нарушить этот обет Гонория в 450 г. переслала через евнуха Гиацианта свое кольцо Аттиле, предлагая ему руку и приглашая его прийти (за ней) в Италию. Однако Гонории не пришлось соединиться с Аттилой — она была спешно отправлена в Константинополь, ко двору ее двоюродного брата, императора Феодосия II, и выдана замуж за человека, в политическом отношении незначительного. Описавшие это событие писатели (Prisci fr. 15; 16) ставили в связь с Гонорией и грандиозное движение гуннов в Галлию в 451 г. якобы для насильственного захвата земель Западной империи, которые Аттила рассчитывал получить в качестве «приданого» своей нареченной «невесты» Гонории.

547 Становища — места расселения — sedes (на равнине Тиссы).

548 Император Маркиан (450—457).

549 Император Феодосий II (408—450), предшественник императора Маркиана (450—457) в Восточной империи.

550 Река Лигер (Liger flumen) — река Луара во Франции. Трудно сказать, около какой части этой реки произошло сражение между везеготами и Аттилой, вероятнее всего, — в местах ее верхнего течения (она берет начало в гористой области Овернь, в горах Виварэ), так как Иордан рассказывает, что после битвы везеготы с королем своим Торисмудом вернулись в Толозу.

551 Торисмуд, король везеготов, был убит в 453 г.

552 Теодорид II — король везеготов (453—466). В Get., § 190 — Теодерих.

553 Рикиарий (Riciarius) — король свавов (иначе — свевов) в Испании (448—456).

554 См. прим. 488.

555 Лизитания (Lysitania), правильнее Лузитания, Lusitania, — провинция в Испании, соответствует современной Португалии.

556 Австрогония (Austrogonia), правильнее — область племени автригонов (Autrigones; например, Oros., VI, 21, 3) в северной Испании, в горах, где начинается река Эбро (Hiberus).

557 О монументе Цепиона см. прим. 19.

558 Таг (Tagus fluvius, нын. Тахо) — река на Пиренейском полуострове, впадает в Атлантический океан около города Лиссабона.

559 Ульбий (Ulbius flumen, правильнее Urbicus) — река в северной Испании, нын. река Орбиго близ города Асторги (римской Asturica Augusta), главного города Астурии.

560 Астурика (Asturica). По-видимому, этим названием автор определял область, ставшую позднее Астурией (в северной Испании). Однако форма «Asturica» может относиться скорее к городу Асторга. (См. предыдущее примечание.)

561 Иберия (Iberia, Hiberia) — название, относящееся обычно ко всей Испании. В данном случае автор, по-видимому, называет Иберией ту область в горах северной Испании, где берет начало река Эбро.

562 Еврих — король везеготов (466—485), преемник Теодорида II.

563 Император Валентиниан III (сын Галлы Плацидии и Констанция, ставшего в 421 г. императором) был убит 16 марта 455 г. приближенным Аэция готом Оптилой (см. прим. 503). Иордан передает иную версию: по его словам, император Валентиниан был убит узурпатором престола Петронием Максимом.

564 Петроний Максим узурпировал трон Западной империи после смерти императора Валентиниана III. Петроний Максим был на престоле только с середины марта по конец мая 455 г.; при нем вандалы взяли Рим.

565 Гейзерих, король вандалов, взял Рим (будто бы мстя за смерть императора Валентиниана III) в мае 455 г. и предал его разграблению, длившемуся около двух недель. Узурпатор Петроний Максим бежал из Рима и был убит (31 мая 455 г.); вдова и дочери Валентиниана III были увезены в Африку, где старшая из императорских дочерей была выдана замуж за сына Гейзериха — Гунериха. Удар вандалов по Риму, который не потерял своего непререкаемого престижа даже после утраты им значения столицы, был одним из решающих военных ударов по Западной империи, близившейся к своему концу.

566 Майориан — император в Западной империи (457—461); убит Рикимером.

567 Дертона (Dertona, нын. Тортона) — город в Лигурии, севернее Генуи. Дертона находится на реке Олубрии (Olubria, нын. Скривия, Scrivia), правом притоке реки Пада (нын. По).

568 Река Гира (fluvius Hyra) точно не отождествляется. Близ города Дертоны — Тортоны есть город Ирия (Iria, нын. Вогера, Voghera). Притоком реки Олубрии — Скривии является Груе (Grue); западнее есть река Эрро (Erro). Не соответствует ли река Гира одной из двух последних рек?

569 Ливий Север — император в Западной империи (461—465); у Иордана назван только Севером.

570 Анфемий (Anthemius) — император в Западной империи (467—472). В результате восстания войска федератов, предводительствуемых Рикимером, Анфемий был свергнут с престола. После пятимесячной осады Рикимер взял Рим 11 июля 472 г. и приказал своему родственнику Гундобаду убить Анфемия, что тот и сделал.

571 Рикимер (Recimer, Ricemer) — военачальник (456—472) в Западной империи, сын свавского вождя и дочери Валии, короля везеготов. Рикимер властвовал над последними западными императорами. Он устранил Авита (в октябре 456 г.), Майориана (в августе 461 г), Анфемия (в июле 472 г.) и помыкал столь слабыми императорами, какими были Ливий Север (461 — 465) и Олибрий (472). Почтённый титулом консула в 459 г., патриция и высоким военным званием магистра обеих милиций (magister utriusque militiae), Рикимер пользовался неограниченной властью в армии (составленной в значительной мере из варваров), а следовательно, и во всем государстве.

572 Беорг (Beorgus) — король аланов. В Галлии отмечен (у Григория Турского) король аланов Гоар, союзник Аэция в походе против багаудов (в 448 г.)

573 Еврих (Euricus) — король везеготов (466—485), правление которого совпало с так называемым падением Западной Римской империи (476) и господством Одоакра в Италии. При Еврихе королевство везеготов было очень могущественно: в Галлии оно охватывало земли от Пиренеев до Луары и от побережья океана до Севеннских гор; в Испании оно занимало весь полуостров, за исключением северо-западной его части, куда были отодвинуты свевы.

574 Риотим, Риутим (Riotimus, Riutimus) — король бриттов, призванный (в 467 или 468 г.) императором Анфемием в Галлию для борьбы с везеготами и их королем Еврихом.

575 Битурига, город Битуригов (Biturigus, Biturigas, Bituriga и др.) Обычно этим именем называли город (нын. Бурж), расположенный в средней Франции, между Луарой и ее левым притоком Шером. Название Битурига произошло от имени кельтского племени битуригов, многократно упоминаемого Юлием Цезарем в знаменитых «Записках о Галльской войне». Иордан связывает упоминание о городе Битуригов с сообщением, что бритты прибыли по океану и высадились с кораблей: «король Риотим пришел с двенадцатью тысячами войска и, высадившись у океана с кораблей, был принят в городе Битуригов» (Get, §§ 237—238). Создается впечатление, что он находился на морском берегу и был морским портом. В связи с этим следует отметить, что, кроме битуригов, которые жили к югу от среднего течения Луары, вокруг главного своего города Аварика (взят Цезарем в 52 г. до н. э.; Аварик был на месте более позднего Буржа), и назывались битуригами-кубами («Bituriges Cubi»), в Галлии были еще битуриги-вибиски («Bituruges Vibisci»), обитавшие на нижнем течении Гаронны и на Жиронде. Центром битуригов-вибисков был портовый город Бурдигала (нын. Бордо). Не подразумевает ли Иордан под «городом Битуригов» именно Бурдигалу? Однако, вполне возможно, что из-за стилистической неточности (а стиль Иордана не отличается ни четкостью, ни отделанностыо) город Битуригов оказался связанным с фактом высадки бриттов на берегу океана. Территория северной Франции (ограничиваемая с юга Луарой, с запада Арморикой, с востока частично Маасом и Мозелем) с центром в городе Суассоне представляла собой еще сохранившийся в Галлии островок владений Западной Римской империи (в 464—486 гг. так называемое «государство Сиагрия», римского военачальника); естественно предположить, что высадка бриттов произошла где-то на побережье Ламанша и что затем они двинулись на юг через дружественное им «государство Сиагрия». Перейдя Луару в ее среднем течении, бритты могли оказаться близ «города Битуригов», т. е. близ Буржа. Дальше Иордан сообщает, что Риотим был разбит в сражении с везеготами и бежал к «соседнему племени бургундзонов» (§ 238). Область бургундзонов находилась к востоку от Аквитании, по реке Роне и ее притоку Соне, и простиралась на север до верховьев Сены, Марны, Мааса и Мозеля. Григорий Турский (ум. ок. 594 г.) в «Истории франков» называет место, где везеготы одержали победу над бриттами (по-видимому, в 468 г.) Он пишет, что «Британцы были изгнаны готами из города Биторикас, причем многие перебиты при селении vicus Dolensis» (Greg. Turon. Hist. Franc., II, XIII <18>). Это селение отождествляется с городком Деоль (Déols) близ Буржа. От Деоля недалеко и до земель королевства бургундов, к которым бежал Риотим. Итак, или Иордан имел в виду одно событие: прибытие бриттов «к городу Битуригов» — и в таком случае допустимо подразумевать под городом Битуригов — город Бурдигалу (нын. Бордо), главный город битуригов-вибисков; или же Иордан имел в виду два особых события: высадку бриттов на берегу океана в каком-то не названном им пункте и последующее продвижение бриттов вглубь Галлии, приход их к городу Битуригов и к месту сражения с везеготами; в этом случае под городом Битуригов следует понимать позднейший среднефранцузский город Бурж.

 576 Ареверна (Areverna Galliae civitas) — город кельтского племени арвернов, обитавших в центральной гористой части Галлии (нын. Овернь, Auvergne). Главным городом арвернов была Герговия, которую не смог взять Юлий Цезарь. Герговия находилась к югу от города Augustonemetum (нын. Клермон). Везеготы овладели землей арвернов и их укрепленным центром в 475 г.

577 См. прим. 570.

578 Олибрий (Olybrius) — император в Западной империи (472 г.)

579 Аспар (Aspar, Flavius Ardabur Aspar), по-видимому, гот по происхождению (Иордан хочет это подчеркнуть: «славный готским своим родом», — Get., § 239), хотя есть и другие сведения, что по отцу он был аланом. Ардавур (старший), отец полководца Аспара; Аспар и сын его Ардавур (младший) были представителями выдвинувшейся при дворе восточных императоров — Феодосия II, Маркиана и Льва I — варварской военной аристократии. Все три Аспара-Ардавура были консулами на Востоке: первый — в 427 г., второй — в 434 г., третий — в 447 г. и главнокомандующими основных военных сил империи — готов-федератов. Наиболее могущественным из рода Ардавуров был Ардавур Аспар, или просто Аспар. Иордан упоминает его (Rom., § 335) в связи с организованным им возведением на трон Восточной империи императора Льва I (457—474) и в связи с его (Аспара) насильственной смертью в 471 г. Убийство явилось результатом непомерной власти Аспара, особенно возросшей при императоре Маркиане. Маркиан наградил Аспара и его сына Ардавура саном патриция и доверил им обоим должности магистров армии. Власть Аспара была почти неограниченной. С помощью Аспара и послушного ему войска рядовой начальник кавалерийского отряда, Лев, был посажен на императорский престол. Тесная связь с Теодерихом Страбоном, сыном Триария, вождем крупного войска готов, расположенного во Фракии, усилила могущество Аспара; фактически в течение нескольких лет он был активным соправителем императора. Однако Лев I сумел создать Аспару противника в лице будущего своего зятя Зинона (впоследствии императора), исаврийца по происхождению, который возглавил значительное войско исавров (excubitores), не зависевшее от Аспара. Таким образом, в течение 469—471 гг. Лев I уравновешивал власть и влияние Аспара весьма внушительной силой исаврийской гвардии Зинона. В 471 г. соперничество Льва I и Аспара завершилось убийством Аспара и его сыновей: Ардавура, помощника и единомышленника своего отца, и менее проявлявшего себя Патрикия (или Патрикиола), которого Иордан определил как «цезаря» (наследника престола) и нареченного зятя императора.

На большом серебряном блюде (missorium), находящемся во Флоренции, в Археологическом музее, изображен Аспар «во всем его официальном блеске» (Ф. И. Успенский, История Византийской империи, т. I, рис. 31; лучшее изображение блюда дано в прекрасном издании: R. Delbrück. Die Consulardiptychen, Taf. 35; также в книге: О. Fiebiger, Inschriftensammlung zur Geschichte der Ostgermanen, Taf. 4, № 61 и в книге: W. Ensslin, Theoderich der Grosse, S. 17, 407). Аспар представлен в консульской тоге (Аспар — консул в 434 г.), с так называемой маппой (род платка или салфетки), знаком власти на публичных собраниях и на празднествах, в высоко поднятой правой руке и с жезлом, увенчанным двумя головами (два императора, западный и восточный, в единой империи), — в левой. Кресло, на котором сидит Аспар, покоится на двух львах; рядом с креслом стоит сын Аспара — Ардавур Младший — в такой же, как у отца, тоге и также с маппой в руке; над его головой надпись: «Ardabur iunior pretor». В медальонах над головами описанных фигур два поясных изображения в консульских тогах с жезлами, оканчивающимися парой голов. Один из изображенных в медальоне обозначен именем «Ardabur» (несомненно, что это Ардавур, отец Аспара), другой — «Plinta» (вероятно, член рода Аспара, консул в 419 г.) Круговая надпись на борту блюда относится к центральному образу — Аспару: «Fl. Ardabur Aspar vir inlustris com(es) et mag(ister) militum et consul ordinarius».

580 Лев — император в Восточной империи (457—474). Рассчитывая распространить свое влияние (если не получить полную власть) на Западную Римскую империю, он отправил в Италию флот под начальством Юлия Непота, магистра армии Далмации, для вмешательства в дела на Западе. Непот низложил императора Гликерия, приказав посвятить его в епископы Салоны (на далматинском побережье), а сам «был поставлен цезарем в Равенне», причем получил императорский пурпур через «клиента императора Льва — Домициана» (Rom., § 338).

581 Олибрий умер 23 октября 472 г. Иордан ошибочно сообщает, что император Олибрий умер на восьмом месяце по вступлении на престол. Он наследовал Анфемию, который был убит по приказанию Рикимера в июле 472 г., после занятия Рима войсками федератов. Значит, Олибрий умер не позднее, чем на четвертом месяце своего правления.

582 Гликерий (Glycerius) — император в Западной империи (473—474). Гликерий был возведен на престол Гундобадом, племянником Рикимера и преемником своего дяди по командованию федератами. Не признанный императором Восточной империи Львом I, Гликерий был низложен Юлием Непотом, который по поручению императора Льва пришел с имперским флотом к берегам Италии и сам короновался императором в июне 474 г.

583 Гликерий пробыл на императорском престоле несколько более года, с 5 марта 473 г. по 24 июня 474 г.

584 Непот (Nepus, Nepos) — император Юлий Непот (474—475); сверг 24 июня 474 г. Гликерия с престола Западной Римской империи. Сам он был свергнут в августе 475 г. начальником войска федератов патрицием Орестом, который посадил 31 октября 475 г. на престол своего юного сына Ромула Августула (последнего императора Западной Римской империи). Юлий Непот был последним признанным в Константинополе западным императором; после свержения он жил как частное лицо в Салоне, в Далмации. При попытке восстановить свою власть (уже при Одоакре) он был убит (в 480 г.) См. прим. 589.

585 Римский Порт — приморский город на одном из рукавов Тибра, близ Остии (Bell. Goth. Ι, 26, 4—12).

586 Император Авит занимал престол Западной Римской империи с 10 июля 455 г. по 6 октября 456 г. Авит не был предшественником Олибрия, как пишет Иордан. После Авита были Майориан (457—461), Ливий Север (461— 465), Анфемий (467—472) и затем только Олибрий (472).

587 Плаценция (Placentia) — нын. город Пьяченца в северной Италии, на среднем течении реки По.

588 Орест (Orestes) — впервые он появляется на страницах записей Приска как «слуга» (οπάων) и писец или нотарий (υπογραφεύς) Аттилы. Впоследствии Орест, будучи родом из римлян, сделал себе карьеру в Италии. При императоре Юлии Непоте (июнь 474—август 475) он становится во главе федератов в высоком звании магистра армии. Опираясь на войско, Орест в августе 475 г. сверг и изгнал Непота, а в октябре 475 г. посадил на престол Западной Римской империи своего сына Ромула Августула (Cass., Chron., а. 475; Marcell. Comit., а. 475). Вскоре Орест потерял доверие войска и его сменил один из начальников войска варваров-федератов Одоакр, давно служивший в Италии. Одоакр, по-видимому, сын того Эдекона, который был соратником Ореста по службе у Аттилы. Орест был убит 28 августа (76 г., а через несколько дней (5 сентября) сын его Ромул Августул был низложен.

589 Одоакр (Odoacer, у Анонима Валезия — Odoachar, у Марцеллина Комита — Odoacer, у Кассиодора — Odovacar, у Прокопия — ’Οδόακρος) — крупный вождь варварских — германских и негерманских племен (см.: О. Л. Вайнштейн, Этническая основа так называемых государств Одоакра и Теодориха), с именем которого связано «падение Западной Римской империи». Он сверг (5 сентября 476 г.) последнего западного императора Ромула Августула и стал единовластным правителем Италии с 476 по 493 г. параллельно с императорами Восточной империи — Зиноном (474—491) и Анастасием (491—518). Официально правление Одоакра разделяется на два периода: первый — до 480 г., когда императором считался признанный на востоке Юлий Непот (Ромул Августул не был признан в Константинополе; Юлий Непот фактически занимал римский престол только с июня 475 по август 476 г., но почитался законным императором вплоть до своей смерти в 480 г.); второй — после 480 г., когда на Западе не было никакого императора. Правление Одоакра закончилось в феврале 493 г.: он был свергнут и вскоре убит королем остроготов Теодерихом.

Относительно происхождения Одоакра в источниках наблюдается разногласие. У Иордана мимоходом в «Romana» (§ 344) сказано, что Одоакр был ругом (genere Rogus). Однако, судя по «Житию св. Северина», в котором есть много сообщений о ругах, их королях и об отношении ругов к готам и т. п., Одоакр не был ругом и даже вступал с ругами в борьбу (Eugipp. v. Sev., XLIV). К сожалению, на основании этого источника, который содержит чрезвычайно яркий эпизод из жизни молодого Одоакра (Ibid., VII), одного из «варваров», собиравшихся в Италию, невозможно уточнить его племенную принадлежность. Когда Одоакра называют готом (например, Theoph. Chronogr., 119, 22), то это не свидетельствует о его готском происхождении, потому что общее название «готы» покрывало, как известно, ряд разных племен, действовавших вместе с готами или подчиненных им. Пожалуй, обильнее всего сведения о том, что Одоакр, возможно, был скиром. Так полагает близкий Иордану по времени автор Иоанн Антиохийский, доведший свое описание до 518 г. (Ioh. Antioch., fr. 209, 1). Отец Одоакра, по сообщению Анонима Валезия (Anon. Vales., § 45), носил имя Эдико и был, возможно, тем самым Эдико, который в 448 г. вместе с Орестом явился в Константинополь в качестве посла Аттилы (Prisci. fr. 7). В силу близости к Аттиле и к гуннским делам, Эдико (или Эдекон, ’Εδέκων), несмотря на германское имя, назван в записях Приска «скифом» (т. е. гунном). Едва ли можно допустить, что Одоакр был гунном по отцу, хотя это и доказывается в статье Рейнолдса и Лопеца (R. Reynolds and R. S. Lopez, Odoacer German or Hun?)

Более убедительными представляются сведения об Эдике, старейшине скиров, участнике битвы 469 г., когда скиры были побеждены остроготами (Get., §§ 275 и 277). Не был ли именно этот скир Эдика отцом Одоакра? В «Анониме Валезия» (Anon. Vales., 37) сообщается, что Одоакр появился в Италии — под Пьяченцей и в Равенне — «вместе с племенем скиров». В названной статье О. Л. Вайнштейна доказывается скирское происхождение Одоакра. Источники по-разному определяют не только происхождение Одоакра, но и те племена, во главе которых он оказался после захвата власти в Италии в 476 г. То он король готов (Marcell. Comit., а. 476), то он король торкилингов (Get., § 242) или торкилингов и рогов (Get, § 291); то он ведет за собой полчища торкилингов, скиров, герулов (Rom., § 344; Get., § 242), то он вообще «rex gentium» (Get., § 243), подобно Теодериху (Rom., § 349), потому что и тот и другой противопоставляются как вожди варварских племен «принципату римского народа» (Rom., § 349). Прокопий отметил, что Одоакр до прихода в Италию в 476 г. уже был в какой-то мере связан с империей, так как служил дорифором (дорифор, буквально копьеносец, т. е. телохранитель) в гвардии императора (Bell. Goth., Ι, 1, 6).

Появление Одоакра в Италии не носило характера появления могущественного варварского вождя во главе крупных варварских сил, которые повергали в трепет местное население (как было при нашествии Радагайса или Алариха), заставляли запираться большие города и высылать для сопротивления лучших полководцев империи. Группа варваров, пришедшая с Одоакром из Норика в Италию, не была тем, что писатели называли «варварской силой» (βαρβαρικη δύναμις). Со своими скирами Одоакр вступил в число римских федератов под командование патриция Рикимера, всесильного начальника всех вспомогательных войск Западной империи. Одоакр находился при Рикимере, когда тот восстал против императора Анфемия и после пятимесячной осады, 11 июля 472 г., занял Рим. С тех пор Одоакр стоял в центре политических событий, потрясавших тогда Италию. Он был свидетелем того, как Рикимер приказал убить императора Анфемия, как — уже после смерти Рикимера (в 474 г.) — начальник федератов Орест (некогда служивший Аттиле) сверг, опираясь на армию, императора Юлия Непота (в августе 475 г.) и как он же, спустя два месяца (31 октября 475 г.), посадил на римский престол своего сына Ромула Августула. Из рядового дорифора императорской стражи Одоакр превратился в популярного среди федератов военачальника. В связи с тем, что Орест потерял доверие солдат, так как не сдержал своих обещаний о предоставлении им трети земли в Италии, Одоакр достиг высокого положения очередного предводителя вспомогательных варварских войск империи. Среди них, как отметил Прокопий (Bell. Goth., Ι, 1, 3), были скиры, аланы и «другие готские племена». Одоакр приказал убить Ореста, а сына его лишил престола, после чего империя на Западе перестала существовать. Войска, в которых главную роль, по-видимому, играли скиры, провозгласили Одоакра королем («rex»); по Прокопию, он сам «закатил тираническую власть» (Ibid., I, 1, 7—8). В данном случае титул «rex» не означал племенного предводителя; здесь «rex» — вождь всех военных вспомогательных отрядов, организованных в римскую армию неримского, варварского состава. Это и была в полном смысле слова η βαρβαρικη δύναμίς (варварские военные силы). Поэтому Одоакр в официальных документах назывался только «rex»; Иордан же, говоря о его походах, перечисляет несколько племен из той разноплеменной массы, которой он предводительствовал (Rom., § 344; Get., § 242). Приняв звание патриция от императора Зинона, Одоакр продолжал признавать власть и авторитет восточного императора, который, в свою очередь, до 480 г. признавал западным императором Юлия Непота, свергнутого в 475 г. Орестом. Ромул Августул не был признан в Константинополе законным императором Западной Римской империи; соправителем василевса до 480 г. (до своей гибели) оставался, хотя и номинально, находившийся в Салоне Юлий Непот (см., например, Marcell. Comit., а. 480). После его смерти из Галлии было направлено посольство к Зинону (очевидно, с просьбой вмешаться в дела Запада). По краткому, но красноречивому замечанию Кандида, в Галлии не хотели признать власти Одоакра: «Западные галлы [под ними, конечно, подразумеваются представители городской и землевладельческой правящей верхушки, а не вообще «народ»] поднимали восстания против него»; — «οτ αιασάν των αύτω των δυσμικων Γαλατων» (Candid. HGM p. 444). Одновременно с посольством из Галлии в Константинополе появились послы от Одоакра; император склонился на сторону Одоакра (Ibid.) Таким образом, Восточная империя признала своим представителем на Западе варвара-военачальника, всесильного тогда «rexgentium».

590 Федераты восстали против своего начальника Ореста, так как он не сдержал данного им слова — раздать войску федератов треть (το τριτημόριον) земель в Италии (Bell. Goth., Ι, 1, 5) в качестве вознаграждения за оказанную ему поддержку при возведении на престол Западной империи сына его, Ромула Августула. Обманув солдат, Орест бежал в город Тицин (Павия), а по взятии Тицина в Плаценцию (Пьяченца), где и был убит 28 августа 476 г. Одоакр, который мог знать о поведении Ореста и причине восстания федератов, немедленно предоставил солдатам требуемую ими часть полей (τό τριτημόριον των αγρων παρασχόμενος, — Ibid., Ι, 1, 8) и возглавил федератов.

591 Аноним Валезия (Anon. Vales., 38) сообщает, что Одоакр убил Ореста в Плацентии, но, вступив в Равенну, пощадил его сына Ромула Августула. Молодость и красота последнего императора тронули Одоакра, и он даровал ему жизнь («concessit ei sanguinem»), пожаловал шесть тысяч солидов и выслал в Кампанию с разрешением «свободно жить» вместе с родственниками («misit eum intra Campaniam cum parentibus suis libere vivere»).

В дошедших до нас отрывках сочинения Малха, писателя-современника, показано, что именно побудило Одоакра оставить в живых Ромула Августула. Свергнутый император должен был — конечно, под давлением Одоакра — воздействовать на сенат, чтобы отправить посольство в Константинополь с выгодным для Одоакра заявлением: сенату и италийцам не нужно особой императорской власти, достаточно иметь одного автократора для обеих частей империи (Malchi, fr. 10). Послы должны были добавить, что самым подходящим лицом для Италии является Одоакр, опытный в политике и в военном деле (πολιτικην έχοντα δύνεσιν όμου και μάχιμον, Ibid.). Иордан указал Лукулланский замок (Castellum Lucullanum) как место, куда должен был удалиться Ромул Августул. Название это связано с памятью о богатейшей вилле Люция Лициния Лукулла (ум. в середине I в. до н. э.), которая находилась в Неаполе. Здесь же, в Лукулланском замке (полагают, что это нын. Castel dell’Ovo в Неаполе), в 90-х годах V в. был основан монастырь для пришедших из Норика учеников и последователей св. Северина; здесь же аббат этого монастыря Евгиппий в 511 г. написал биографию своего учителя Северина, которая до сих пор является одним из самых ярких источников того времени.

592 709 год от основания Рима соответствует 45 году до н. э.; тогда Юлий Цезарь усыновил своего внучатого племянника Октавиана и назвал его своим наследником.

593 Иордан отразил общее мнение о том, что свержение Ромула Августула означало конец Римской империи на Западе («Hesperium Romanae gentis imperium ... poriit»). Вслед за этим в Италии наступило господство «готских королей». Теми же словами мысль о конце Западной империи выражена и в «Romana» (§§ 345—346). Примечательно, что Иордан буквально заимствовал фразу «Hesperium Romanae gentis imperium... Gothorum dehinc regibus Romam tenentibus» у Марцеллина Комита (Marcell. Comit., а. 476). Последний писал, по-видимому, в Константинополе и, несомненно, высказывал взгляды правящих групп Восточной Римской империи (в предисловии он предупредил, что пишет только о Восточной империи: «Orientale tantum secutus imperium»). Таким образом он выразил в своих словах о гибели «Гесперийской» (Западной) империи известное ему и, надо думать, утвердившееся мнение. Сведений шатких, неопределенных или субъективных Марцеллин Комит в свои серьезные, достоверные и краткие записи, как правило, не вносил. Поэтому нельзя согласиться с категорическим заявлением Л. Шмидта: «...современники не ощутили прекращение западноримской империи как некоторое все перевертывающее новое явление. Римское государство на Западе не погибло...» (L. Schmidt, S. 319—320). Ни Марцеллином Комитом, ни впоследствии Иорданом не принималось во внимание, что до 480 г. был жив император Юлий Непот: оба сообщили, что Орест, отец Ромула Августула, прогнал Непота (Marcell. Comit., а. 475; Rom., § 344; в Get, § 241, говорится даже о частной жизни Непота в Далмации). Следовательно, в глазах современников «Гесперия» (Западная империя) перестала существовать. Это, конечно, не противоречит тому, что власть Восточной Римской империи признавалась на территории Западной империи; недаром же сразу после свержения Ромула Августула Одоакр послал императорские инсигнии (знаки власти) в Константинополь (см.: Anon. Vales., 64 — «ornamenta palatii»), которые в хронике Кассиодора названы «purpura» и «regalia insignia» (см.: Cass. Chron., а. 476).

594 522 год правления предшественников Ромула Августула получился от сложения 45 лет до нашей эры (начиная с года усыновления Октавиана Августа Юлием Цезарем) с 476 годами нашей эры, что в сумме дает 521 год. Империя погибла на 522 году, считая от первого года правления Августа.

595 Одоакр назван «королем племен» («rex gentium»); под «gentes» подразумеваются разнообразные варварские племена, федераты империи, составлявшие войско, возглавленное Одоакром. Также Иордан называет и Теодериха в его походе против Одоакра: «rex gentium et consul Romanus Theodoricus», причем дальше говорит, что Теодерих в течение тридцати лет возглавлял «regnum gentis sui et Romani populi principatum» (Rom., § 349). Здесь резко противопоставлены: а) «regnum» варваров и «principatus» римлян, б) «gens» — варвары и «populus» — римляне. Однако выше (Get., § 243) Иордан говорит об империи «Romanae gentis» (ср. Marcell. Comit., а. 476), т. е. не соблюдает последовательности в употреблении термина «gens» только по отношению к варварским племенам.

596 Комит Бракила (Bracila comes) — один из германских военачальников в войске Одоакра, оказавший сопротивление своему вождю. В источнике, современном событиям, Бракила (или Бравила) назван «благородным мужем, противящимся правлению Одоакра» («vir nobilis suo regimini adversans». «Fasti Vindobonenses», списки консулов до конца V в., по Венскому кодексу, — MGH Auct. antiquiss., IX, 1892). Бракила был убит 9 июля 477 г. в Равенне. Это свидетельствует о борьбе, происходившей внутри варварской среды уже в начале владычества Одоакра в Италии. Через год (478) Одоакр так же расправился с комитом Адарихом и его семьей.

597 Одоакр был лишен власти Теодерихом 27 февраля 493 г., а через десять дней после этого был убит в Равенне. Одоакр правил в Италии не «почти тринадцать лет», как сообщает Иордан, а более шестнадцати лет (с 476 по 493 г.) Однако, у Иордана есть полное основание исчислять срок правления Одоакра именно тринадцатью годами: до 480 г. был жив изгнанный в Далмацию предпоследний император Западной империи Юлий Непот. Император Зинон (474—491) не признал Ромула Августула и продолжал считать императором на Западе Юлия Непота. Поэтому и посольству, направленному Одоакром и римским сенатом в Константинополь (в сентябре 476 г.), Зинон внушил мысль о необходимости признания Юлия Непота императором: Одоакр же стал лишь «magister militiae praesentalis» для Италии и получил звание патриция. После убийства Юлия Непота 9 мая 480 г. не стало и номинального (не пребывавшего в Италии) императора. С 480 г. Одоакр стал полновластным повелителем в Италии. С этого времени по 493 г. и прошли те тринадцать лет, которые насчитывал Иордан.

 598 Словами о «шаткости Римского государства» («Romani regni vacillatio») Иордан определил положение, создавшееся в Италии при последних императорах и завершившееся свержением Ромула Августула в сентябре 476 г. «Шаткостью» воспользовался могущественный в то время король везеготов Еврих (466—485), который сразу же после того как опустел престол Западной империи, а над Италией возвысился Одоакр, завладел южной Галлией (Провансом). Впоследствии Одоакр принужден был уступить Евриху еще земли по реке Роне, составлявшие последние владения империи в Галлии, так как везеготы начали вторгаться в северо-западные области Италии; с передачей им части римской провинции Вьеннской (Viennensis) они обязывались не вступать на территорию Италии.

599 Арелат (Arelatim, или Arelate) — нын. Арль, несколько выше устья Роны.

600 Массалия (Massilia) — нын. город Марсель.

601 Гейзерих, кроме тех «подарков», о которых упоминает Иордан, передал Одоакру остров Сицилию (присоединенный до того к королевству вандалов) за некоторый ежегодный денежный взнос.

602 Зинон (Zeno) — император (474—491); ему предшествовал Лев I (ум. в январе 474 г.); одновременно с Зиноном кратковременно был на троне, с января по ноябрь 474 г., его малолетний сын и внук Льва I, Лев II.

603 Гесперийская империя, Hesperium imperium (так же в § 243) — Западная римская империя.

604 Еврих — король везеготов (466—485).

605 Аларих II — король везеготов (485—507); ему предшествовали восемь королей: Аларих I (395—410), Атаульф (410—415), Сигерих (415), Валия (415—419), Теодорид I (419—451), Торисмуд (451—453), Теодорид II (453— 466), Еврих (466—485).

606 Ввиду того что Иордан сделал экскурс в историю гетов, которую он тенденциозно представлял древнейшей историей готов, ему было необходимо измыслить «второе» место поселения готов, уже пришедших с севера к Черному морю. Этим «вторым» местом расселения стали, естественно, Фракия, Мезия, Дакия, т. е. та территория, где развивалась история гетов. Исчерпав все «выигрышные» для готов эпизоды из истории гетов, Иордан «вернул» готов к черноморским берегам, назвав последние «третьим» местом их расселения; ср. § 38 — о «стоянках» («mansiones») готов или местах их расселения (sedes): l) в Скифии около Мэотиды, 2) в Мезии, Фракии и Дакии, 3) снова в Скифии над Понтийским морем.

607 Германарих — король остроготов, умер приблизительно в 376 г. (и не ранее 370 г.; ср.: L. Schmidt, S. 253).

608 Сообщение об остроготах, оставшихся в той же стране (in eadem patria), относится только к части остроготов, не покинувших своих sedes близ берегов Черного моря и нижнего Днепра. Другая часть ушла под предводительством Алафея и Сафрака (Amm. Marc., XXXI, 3, 3; 4, 12) на Днестр, затем на нижний Дунай.

609 Иордан подчеркнул, что остроготы и под властью гуннов имели вождем представителя рода Амалов. По Иордану, соответственно выписанной им (в § 79) родословной, которая, несомненно, не могла быть вымышленной ни Кассиодором, ни кем-либо другим, а взята из предания, король Винитарий был внуком брата Германариха, Вультульфа. Винитарий, по-видимому, был либо непосредственным, либо через отца своего Валараванса преемником Германариха и правил теми остроготами, которые остались на нижнем Днепре после гуннского нашествия. Винитарий не сопротивлялся гуннам; наоборот, сохраняя свои полномочия вождя («principatus sui insignia retinente»), был им подчинен, но переносил подчинение «с горечью» («aegre ferens Hunnorum imperio subiacere»). Он не сразу осуществил давно задуманный план освобождения от ига гуннов; первым шагом его в этом направлении был поход на антов.

Другая часть остроготов, которая после набегов гуннов ушла на Днестр, затем на нижний Дунай, имела вождем Витимера (Amm Marc., XXXI, 3, 3); в противоположность Винитарию, Витимер опирался на некоторую часть гуннов («Hunis aliis fretus»), даже имел наемников из их среды («quos mercede sociaverat partibus suis») и воевал с аланами. Кроме того, Витимер был «rex creatus», но, вероятно, не был сыном Германариха. Относительно Винитария высказано сомнение Л. Шмидтом, который считает, что в готских родословных Кассиодором была произведена тенденциозная фальсификация, причем порожденная его «ученостью» («gelehrte Fälschung», — L. Schmidt, S. 255); хотя Л. Шмидт и допускает, что генеалогия Вультульф — Валараванс-Винитарий и т. д. (§ 79) достовернее, чем генеалогия Германарих — Гунимунд — Торисмуд — Беримуд — Ветерих — Евтарих (§ 81), тем не менее он видит в Винитарий, о котором довольно много и ярко рассказано у Иордана, лишь легендарный образ и предполагает, что появление имени Винитария в генеалогическом ряду можно объяснить ошибкой, родившейся в процессе традиции: Винитарий-Wenetharius — прозвище Германариха, победителя венетов, готск. Vinithaharjis; прозвище оторвалось от имени и стало рассматриваться как особое имя в родословной. Л. Шмидт даже отрицает домыслы Маркварта (L. Schmidt, S. 368—374), подозревавшего серьезную историческую основу в легенде, и называет их «не делом сознательного историка»; он отвергает и довольно убедительные соображения Стракош-Грассманна (Strakosch-Grassmann, Geschichte der Deutschen in Österreich-Ungarn, I, 1895, S. 124), предполагавшего, что остроготы после смерти Германариха разделились (под воздействием удара со стороны гуннов) на три группы, из которых каждая следовала за своим вождем: Гунимундом, Винитарием, Витимером. Легендарность или историчность Винитария была бы не так уж существенна, если бы с его именем не сочетался весьма связный, последовательно развивающийся рассказ о борьбе остроготов с антами. Весь эпизод (Get., § 246—247), один из числа наиболее ярко переданных Иорданом, трудно считать лишь легендой, не имеющей никакой исторической основы, или вымыслом тенденциозно пишущего автора (как полагает Л. Шмидт: «geschichtlich... wertlos», — L. Schmidt, S. 255). Имеет значение и указание на время правления Винитария, так как оно позволяет в какой-то мере восполнить пробел в скудной хронологии антов. Поход Винитария на антов никак нельзя относить к году смерти Германариха (как у Б. А. Рыбакова в статье «Анты и Киевская Русь», стр. 334; у П. Н. Третьякова в книге «Восточнославянские племена», стр. 67; у Б. Д. Грекова в работе «Киевская Русь», стр. 436): ведь в тексте Иордана сказано, что Винитарий «понемногу» («paululum») стал освобождаться от власти и контроля гуннов и не сразу, а подготовив почву для самостоятельного военного похода без ведома гуннов, напал на антов. Поэтому дату столкновения Винитария с Божем, тем более дату казни Божа, приходится отодвинуть ближе к концу IV в. или, если Винитарий не был непосредственным преемником Германариха (между ними — Валараванс!), может быть, и на самое начало V в.

Интересно, что имя «Винитарий» оставалось в употреблении в раннем средневековье. В Сан-Галленском аббатстве (St. Gallen в северной Швейцарии) в VII в был монах Винитарий, искусный писец. На хранящихся до сих пор в библиотеке монастыря рукописях есть имя Винитария, поставленное им самим; на грамоте от 28 июля 761 г.: «Ego Uuinitharius presbiter hanc tradicionem scripsi in ipso monasterio...» и на одном из кодексов: «...liber quem Uuinitharius peccator et inmerito ordinatus presbiter scripsit...» (ср.: F. Steffens, Lateinische Paläographie, I, Taf. 33a).

610 Неясно, представлял ли себе Иордан отчетливо ту территорию, которую он назвал словами «Antorum fines» (Get., § 247). Прямо сближать эти слова Иордана с его указанием на места расселения антов между Днепром и Днестром по берегу Черного моря (§ 35) нельзя, так как места жительства племени могли измениться за время с конца IV или начала V столетия до середины VI в. Но, с другой стороны, места их расселения могли в какой-то мере и сохраниться. Необходимо обратить внимание на то, что и в описании событий, связанных с антами в период гуннского нашествия, и в сообщении о пределах расселения антов при Иордане упоминается Днепр (Erac и Danaper).

Остроготы при Германарихе и до него, вероятно, обитали вдоль левого берега нижнего Днепра, и, возможно, здесь же, на нижнем Днепре, скорее всего на правом берегу, жили те анты, которых возглавлял Бож. Трудно сказать, какова была величина территории, занятой «ранними» антами (Иордана), так как археология еще не дала исчерпывающего освещения истории «излучины Понта» между Днестром и Днепром и, специально, обоих берегов нижнего Днепра. Не имеется пока в распоряжении историков и достаточно четких следов (археологических) пребывания готов в Причерноморье.

Анты — противники Винитария — были, судя и по словам, и по тону Иордана, многочисленны и сильны. Даже такой поклонник военной мощи остроготов (недавно переживших успехи державы Германариха), как Иордан, констатирует победы антов над Винитарием. Кроме того, точное указание Иорданом имени антского вождя, упоминание о его сыновьях и семидесяти приматах-старейшинах свидетельствуют о существовании не какого-то небольшого племени, а значительного племенного союза, распространившегося, по-видимому, на обширной территории. Допустимо предположить, что Прокопий, столь конкретно отразивший в своем труде как современные ему набеги антов и склавенов на земли империи, так и черты внутренней жизни и нравов этих племен, руководствуясь, вероятно, рассказами очевидцев (Bell. Goth., III, 14, 22—30), знал нечто и об их более ранней истории (το ανέκαθεν, — Ibid.), когда анты и склавены носили общее имя «споров». Может быть, эти неотчетливые сведения о «спорах», включавших в себя антов, Прокопий в какой-то мере отразил при описании берегов Понта, когда обозначал ту неопределенно широкую территорию, которую занимали «безмерные племена антов» (Bell. Goth., IV, 4, 9). Об этом подробнее см. прим. 113.

Вопрос о «ранних» антах, которые, по сообщению Иордана, были в конце IV в. союзниками или подданными гуннов, осложняется особой точкой зрения, высказанной впервые в работе А. Ольрика (A. Olrik, Ragnarök. Die Sagen vom Weltuntergang, S. 464 ff.). Автор заявил, что анты Божа были не анты-славяне, а кавказские аланы, которые сами называли себя антами и которые имеют в своей (осетинской) традиции воспоминания о борьбе с племенем «Gut». Вслед за Ольриком стали считать антов Божа аланами Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 256), который вообще весь эпизод войны Винитария с Божем склонен рассматривать как миф, и Г. В. Вернадский, который сводит «ант» к «ас» — осетин, алан («Ancient Russia», p. 83—84, 106, 126, 130) и пытается объединить сообщения Аммиана Марцеллина о войне остроготов с аланами (Amm. Marc., XXXI, 3, 3) с данными Иордана о войне остроготов с антами (Get., § 247). Однако позднее в обобщающей статье о древнейших славянах Г. В. Вернадский изменил толкование этнического имени «анты» и смягчил свое мнение об антах, как представителях аланского племени. В главе «Das frühe Slawentum», в отделе «Älteste Umwelt der Slawen» издания «Historia mundi» (V. Bern., 1956, S. 256), Вернадский пишет, что название «анты» — аланского происхождения, потому что в осетинском языке слово «ändä» значит «вне», слово «ändag» значит, «внешнее», а в санскрите «ánta» значит «конец», «граница». «На этом основании, — утверждает Вернадский, — антов можно было бы рассматривать как „внешние“ или пограничные племена (die Randstämme) аланов (предков осетин), которые в процессе переселения освободились от основной массы племени (Hauptmasse des Volkes). Некоторые из этих „внешних“ племен (einige dieser «äusseren» Stämme), осевшие в Восточной и Средней Европе, были чисто аланскими, другие были славянами, которые подпали под господство аланских родов, но со временем ославянили своих влыдык (ihre Herren... slawisierten). Еще другие не были ни иранцами, ни славянами, но тоже находились под аланским владычеством, вроде „Andi“ на Северном Кавказе».

Таким образом, если согласиться с разъяснением (пока единственным и, возможно, правильным) названия «анты», приводимым Вернадским в упомянутом его обзорном труде (см. также статью G. Vernadsky, Note on the name Antes), то все же нет, как видно, необходимости отвергать принадлежность антов (Иордана, Прокопия и др. писателей) к славянским племенам.

Советские ученые-слависты (M. H. Тихомиров, Б. А. Рыбаков, П. H. Третьяков, Д. С. Лихачев и др.) не высказывались в пользу мнения об антах — аланах. Вопрос о племени антов в конце IV и в V вв. содержит еще неразрешенные трудности; сведения об этом периоде в жизни крупного в дальнейшем племени очень скудны. Тем более историки не могут пренебрегать рассказом Иордана, подробным и последовательным, исходящим из ценной для автора традиции прошлого его народа.

611 Бож (Boz, в некоторых рукописях Booz и Box) — вождь антов в конце IV в.; упоминается только Иорданом (один раз в Get., § 247). Акад. А. А. Шахматов (по его словам, «вслед за другими исследователями») находил вероятным сближение имени антского князя Боза (или Божа) с «Бусом», о котором говорится в «Слове о полку Игореве»: «Се бо Готьскыя красныя девы... поют время Бусово». Шахматов допускал, что в песне готских дев вспоминалась борьба Винитария, вождя готов, с Божем, вождем антов, описанная Иорданом (А. А. Шахматов, Древнейшие судьбы русского племени, стр. 10, прим. 1). Такого же мнения придерживаются акад. А. С. Орлов (см. его комментарий к «Слову о полку Игореве», изд. 2, M.—Л., 1946, стр. 71, 82 и 120) и П. H. Третьяков («Восточнославянские племена», стр. 67). Акад. М. H. Тихомиров сопоставляет имя Божа с племенным названием бужан, живших по Западному Бугу и имевших известный во времена Киевского государства город Бужск или Бозк (М. H. Тихомиров. Происхождение названий «Русь» и «Русская земля», — «Советская этнография», VI—VII, 1947, стр. 78). Иначе толкует имя Бож (по мнению упомянутых выше русских ученых, имя Бож — славянское) Г. В. Вернадский («Ancient Russia», p. 321—322). Говоря о свидетельстве Масуди (ed. С. Barbier de Meynard et Pavet de Courteille, t. III, p. 65) о так называемой «Valinana», он указывает, что Маркварт (J. Markwart, Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge, S. 147) видит в «Valinana» антов, а вождя их Маджака, названного у Масуди, отождествляет с Мезамиром (Μεζύμηρος), антским послом к аварам, о котором писал Менандр (Men. fr. 6). По мнению же Вернадского, имя Маджак есть искаженное имя Бож («a distortion of the name Boz»), принадлежавшее вождю антов «в период алано-готской войны конца IV в.». При этом Вернадский напоминает о возможности взаимозамены звуков м и б в осетинском языке, ссылаясь на В. Ф. Миллера (О. F. Miller, Die Sprache der Osseten, — «Grundriss der iranischen Philologie», I, Suppl. Strassburg, 1903, S. 34). Принимая во внимание убеждение Г. В. Вернадского, что анты Иордана были аланами, союзниками гуннов, понятно его стремление считать имя Бож аланским. У Л. Шмидта, который уверенно рассматривает весь рассказ Иордана о Винитарии, его борьбе с антами и с гуннами, как выдумку... Кассиодора («eigene Erfindungen Cassiodors», — L. Schmidt, S. 253), во всей книге — ни в тексте, ни в указателе — нет имени Божа. Обходит молчанием это имя и Э. А. Томпсон, исследователь истории Аттилы, хотя имя Бож связывается (по Иордану) с гуннами.

Ввиду необычайного разнобоя в толковании имени Бож (Бус из «Слова о полку Игореве»; предводитель племени бужан; Маджак — вождь Valinana) представляется закономерным предположить, что, быть может, слово «Бож» стоит в связи со славянским словом «вождь» (в старинной форме «вож») и потому было не именем собственным, а лишь непонятным в греко-латинском мире синонимом слова «dux». Однако и слово «вождь», «вож» могло быть именем собственным антского предводителя, подобно тому как именами являлись Senator, Patricius или, в более позднее время, Marchesius, Comes, Comitissa, Vassallus, Prepositus и др. (см., например, в указателе в «Codex diplomaticus Cremonae», ed. L. Astegiano, II, Torino, 1899).

612 Здесь Иордан употребил термин римского права. Антов он назвал dediticii, этим именно словом отметив, что они были покорены, имея оружие в руках. Иногда этим термином обозначались рабы, отпущенные на волю по закону Элия Сенция. (См. о дедитициях в «Институциях» Гая: Gaii Institutiones, ed E. Huschke, I, 13—15, 25, 27).

613 Только Иордан записал (Get, § 130, 248—249), черпая сведения из устного готского эпоса, имя предводителя гуннских отрядов, которые обрушились на остроготов и, расколов их на две или три части, подчинили тех из них, которые не ушли со своих мест. Имя этого гуннского предводителя Баламбер (Balamber; разночтения: Balamir, Balamur, Balaber, Balambyr), и определяется он как «rex Hunnorum». Ссылаясь на высокий авторитет Мюлленгоффа, Моммсен отметил: «никто, кроме неопытных, не выдаст это имя за германское» («nemo nisi imperitus pro germanico vendet», см. Index personarum). Однако Л. Шмидт не признал ни рассказа о борьбе Винитария с Баламбером, рассматривая его как Кассиодорову выдумку, ни самого гуннского вождя. Баламбер для Л. Шмидта «подозрителен», а имя его «наверняка не гуннское, скорее, пожалуй, идентично германскому Валамер» (L. Schmidt, S. 256). В примечании к этому месту Л. Шмидт добавляет, что в те времена, т. е.: в IV в., вообще немыслимо заимствование гуннами германских имен. Мысль, высказанная Л. Шмидтом, несомненно, верна, и гуннский предводитель, конечно, не именовался германским именем. Если же оно кажется германским, то не потому ли, что ему придала подобный вид германская, готская традиция? Утвердительный и убедительный ответ на такой вопрос дает небольшой экскурс в книге Э. А. Томпсона, где ясно показано, что трудные для передачи на других языках (латинском, греческом, германском) гуннские имена приобретали вид имен того языка, на который они транскрибировались (см. E. A Thompsom, A history of Attila and the Huns, p. 222— 223). В связи с этим законно предположить, что в готских сказаниях гуннское имя победителя остроготов могло принять германское обличье. Впрочем, Э. А. Томпсон не решается (по-видимому, вслед за Л. Шмидтом) признать историческое существование Баламбера; ему «представляется достаточно вероятным, что Баламбер никогда не существовал». Рассуждения же Томпсона, почему Иордану понадобилось упомянуть Баламбера, не выдерживают критики: «готы выдумали его, чтобы пояснить, кто именно завоевал их» (Ibid., p. 57). При этом Томпсон, противореча своему экскурсу об именах, утверждает, что Баламбер — германское имя, которое гунн никак не мог носить. Г. В. Вернадский полагает, что Баламбер — аланский хан и имя его, через греч. Βαλάμερος (Prisci, fr. 28), является славянским именем Велемир, которое могло быть принято у аланов (G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 131).

614 Эрак, «fluvius nomine Erac». Моммсен, ссылаясь на объяснения Константина Порфирородного, без колебаний говорит, что Эрак — река Фазис (De adm. imp. 45: ο ’Έραξ ήτοι ο Φασις; изд. Moravcsik-Jenkins, p. 212, 214). В древности Фазис — либо Рион, либо верхнее течение Аракса. У Константина подразумевается не Фазис-Рион, а Фазис-Аракс (’Έραξ) в Армении. У Иордана Аракс в Армении упоминается в §§ 30, 54 и 61 с названием Araxes, Abraxes. Из рассказа Иордана ясно, что военные столкновения между остроготами и уже продвинувшимися к Дунаю гуннами не могли происходить в Закавказье. Соответственно ходу событий, река Эрак, по всей вероятности, — нижний Днепр. В упомянутом трактате Константина Порфирородного Днепр около двадцати раз назван ο Δάναπρις и только один раз ο Βαρούχ. В «Русском этимологическом словаре» М. М. Фасмера («Russisches etymologisches Wörterbuch von Max Vasmer») под словом «Днепр» разобраны различные названия этой реки и указано, что название Βαρούχ (De adm. imp., 38), возможно, близко осетинскому väräχ (в значении «широкий»). У Иордана же (Get., § 269) сообщается, что у гуннов Днепр называют «Var» (ср. прим. 678). Более поздние средневековые аналогии подтверждают правильность предположения, что река Эрак отождествляется с рекой Днепр. В текстах Notitiae episcopatuum встречается такое указание: το ’Ασπρόκαστρον το εις το στόμιον τοΰ ’Ελισσοΰ ποταμοΰ. (Η. Gelzer. Ungedruckte und ungenügend ieröffentitchte Texte der Notitiae episcopatuum. — Abh. d. Bayer Akad. d. Wiss. Philos.-philol. Kl. Bd. 21, 1901, S. 632). Аспрокастрон соответствует названиям города Белгород (нын. Белгород Днестровский), Четатя Алба, Аккерман, который расположен на берегу Днестровского лимана, т. е. недалеко от устья Днепра. На итальянских мореходных картах-портоланах XIV— XV вв. встречается обозначение Днепра названиями «Erexe», «Eresse», «Elexe», «Elice». В записях венецианского купца Иосафата Барбаро, который в 1436—1452 гг. жил в Тане, близ устья Дона, названа река Elice; соответственно контексту в ней следует видеть Днепр (Gios. Barbaro, Viaggio alla Tana... сар. 1). Через Киев проехал в мае 1473 г. венец, посол (к Узун-Хасану в Персию) Амвросий Контарини. Он говорил, что Киев (Chio over Magraman) стоит на Днепре: «Ha una fiumara, che si chiama Danambre in sua lingua, in la nostra Leresse, — la qual passa appresso la Terra [=город Киев], — che mette fine in mar Maggiore». (Изд. 1543 г.: «Viaggi fatti da Vinetia alla Tana in Persia, in India et in Costantinopoli». Aldus, in Vinegia, 1543, p. 68 v.) В этих источниках — портоланах и записях купца — отражена, конечно, не топонимика древности, которая уже отмерла к XIV—XV вв. и могла встретиться лишь в литературных произведениях, а живая, обиходная топонимика, воспринятая из словаря местного населения. И. Е. Забелин предполагал, что и название «Олешье» произошло от Elice; он приводит рассказ (помещенный в Прологе под 20 июня) о перенесении мощей святых Инны, Римы и Пинны: епископ выкопал их тела и положил в месте, называвшемся «Еликс» (в более поздних списках Аликс, Лякс); здесь был причал, пристань, «пристанище суще» (И. Е. Забелин, Заметка о древности днепровского Олешья, стр. 1 —3). Но Μ. Μ. Фасмер в «Русском этимологическом словаре» выводит имя «Олешье» из названия дерева «ольха» (но не из греч. ’Σλισσος, как думает А. И. Соболевский: «Русское начальное „о" = ц.-слав. ІЄ — „Русский филологический вестник“», т. VIII, № 4, Варшава, 1882, стр. 179). Г. В. Вернадский придерживается особой точки зрения относительно Эрака, считая, что он соответствует нын. реке Тилигул (G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 131, со ссылкой на N. Zupanič, Prvi nosilci etničkih imen Srb, Hrvat, Ceh. — «Etnolog», II, 1928, str. 74).

615 Аталарих (Athalaricus) — внук и преемник Теодериха. Аталарих был королем остроготов с 526 по 534 г., но из-за малолетнего возраста не управлял государством. Регентшей при нем была его мать, дочь Теодериха Амаласвинта, а ее ближайшим советником был Кассиодор, фактически руководивший государственными делами. Последний, для того чтобы укрепить и прославить род Амалов, вывел в своем сочинении выдуманную им генеалогию Евтариха, мужа Амаласвинты и отца Аталариха.

616 Матесвента (Mathesuenta) или Матасвинта (у Прокопия Матасунта, Ματασοΰντα), внучка Теодериха по матери, была насильно взята в жены Витигесом, который не принадлежал к королевскому роду Амалов. Он женился на Матасвинте для упрочения своего влияния среди остроготов. По-видимому, в связи с этим браком Иордан считал Витигеса последним королем остроготов. Принадлежность Матасвинты к династии Амалов сыграла свою роль и во втором ее браке. После смерти Витигеса на ней женился племянник императора Юстиниана, знаменитый полководец Герман. Он собирался взять с собой Матасвинту в поход, в Италию, против Тотилы, полагая, что остроготы не осмелятся поднять оружие против войска, в лагере которого в качестве жены стратига находится внучка славнейшего из Амалов, короля Теодериха. Иордан в дальнейшем стремится показать, что путем брака племянника Юстиниана с внучкой Теодериха образовался союз между династией Амалов и главой империи.

617 Герман (Germanus, Γερμανός) — племянник императора Юстиниана, патриций и полководец, прославившийся особенно в войнах с антами и склавенами. В 550 г. Герман был поставлен во главе большого войска, направлявшегося в Италию против Тотилы и остроготов. Однако Герман не совершил этого похода. Когда по пути на Запад Герман узнал, что массы склавенов, Σκλαβηνων όμιλος, подошли к Наиссу (нын. Ниш) и готовы двинуться к югу с целью захватить Фессалонику, он, по приказу императора, приостановил поход в Италию, чтобы спасти Фессалонику от нашествия склавенов. Одно его имя, широко известное среди антов и склавенов, вселяло в них страх, так как Герман еще в начале правления Юстиниана нанес им жестокое поражение. Когда опасность набега склавенов миновала, Герман должен был продолжать поход в Италию, но внезапно заболел и умер осенью 550 г. в Сердике (нын. София). Сын его от Матасвинты, названный также Германом, родился после смерти отца. (См. о Германе у Прокопия: Bell Goth., I, 11, 17; III, 39, 9—16; III, 40, 1—9; Bell. Vand., II, 16, 1).

618 Витиеватое выражение «тройным цветком» («trino flore») означает, что непосредственное потомство Вандалария состояло из трех сыновей. Имя Вандалария рядом исследователей (Мюлленгофф, Моммсен, Л. Шмидт) считается сомнительным, как сомнительной кажется и восстановленная Кассиодором, затем повторенная Иорданом генеалогия готских королей после Германариха («он [Кассиодор] вывел готских королей, скрытых долгим забвением, из логова древности», «iste reges Gothorum longa oblivione celatos latibulo vetustatis eduxit», — Variae, IX, 25). В указателе имен Моммсен, ссылаясь на Мюлленгоффа, приводит готскую форму Vandlaharjis, а Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 256) дает перевод этого слова — «вандалобойца» — «der Wandalenkämpfer». Если это так, то естественно предположить, что в данном случае эпитет («вандалобойца») предыдущего короля (может быть, Германариха или его преемника — по Аммиану Марцеллину — Витимера) обратился в легенде в имя его наследника. Однако в конце IV в. или начале V в. не было никаких сражений между готами и вандалами. Быть может, действительно, здесь подразумевались вовсе не вандалы, более поздние враги готов, а вообще восточногерманские, «готские», племена вандилов (Vandili у Плиния, Plin., IV, 99; Vandilii у Тацита, Germ., 2), с которыми у готских (остроготских) королей могли быть столкновения. Энгельс отчетливо выделяет в статье «Германские племена» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, XVI, М., 1935, стр. 379) вандилов, одно из пяти основных племен, называемых Плинием (Plin., IV, 99). Название «вандилы» дало впоследствии исторически хорошо известное имя племени вандалов.

619 Торисмуд был правнуком Германариха, а Вандаларий — двоюродным (вернее, четвероюродным) братом Торисмуда; отсюда получается, что Вандаларий был не племянником (fratruelis) Германариха, а его правнуком по боковой линии (см. генеалогическую таблицу при «Указателе имен» Моммсена, стр. 142). Торисмуд пал в битве с гепидами (Get., § 250); его сын Беримуд не стал королем остроготов, еще находившихся под владычеством гуннов, а ушел к везеготам; вместе с сыном Ветерихом, не открывая своей принадлежности к роду Амалов, Беримуд жил среди везеготов. Его внук Евтарих вернулся к Амалам, став мужем Амаласвинты, дочери Теодериха (§ 174 и 251). Эти сложные перемены в судьбах представителей Амалов даны, как думает, например, Л. Шмидт, Кассиодором для того, чтобы украсить происхождение Аталариха, который иначе был бы Амалом лишь по матери (см. прим. 615).

620 История преемников Германариха изобилует неясностями (две версии: готы с Витимером — у Аммиана Марцеллина, и готы с Винитарием — у Иордана; возможная искусственность имен Винитария и Вандалария и т. п.). Более определенные черты история остроготов приобретает с начала деятельности трех братьев Амалов: Валамера, Тиудимера и Видимера. Старший из них, достигнув совершеннолетия, стал королем около 440 г. Он подчинялся Аттиле.

621 Здесь Иордан опять показывает, как складывались отношения между гуннами и покоренными ими крупными племенами. Как вначале (на рубеже V в.), так и позднее (в V в. вплоть до распада гуннской державы) готы сохраняли целостность племени, территорию и даже внутреннюю независимость, самоуправление. Иордан несколько раз указывал («ut saepe dictum est»), что после покорения державы Германариха гуннами готы (остроготы) по-прежнему подчинялись своему королю и ими продолжали править представители Амалов. Иордан отметил, что Винитарий, преемник Германариха, «удержал все знаки своего господствования» («principatus sui insignia retinente», — Get., § 246), что «готским племенем всегда управлял его собственный царек, хотя и [соответственно] решению гуннов» («genti Gothorum semperum proprius regulus, quamvis Hunnorum consilio, imperaret», — § 250). Слово regulus Иордан применил к Амалу, по-видимому, как противопоставление слову rex, которым в данном контексте он назвал гуннского вождя Баламбера. Вместе с тем, по сообщению Иордана, в вопросах внешней политики, сводившихся к войнам, короли остроготов со всеми подчиненными им племенами повиновались вождю гуннов. Поэтому-то Иордан и подчеркивает, что Винитарий «с горечью переносил подчинение гуннам» и пытался найти выход из создавшегося положения, которое ограничивало его действия (§ 247). Так, «понемногу (paululum) освобождаясь из-под их [гуннов] власти» (§ 247), он нарушил установленное положение и самовольно пошел войной на антов и их предводителя Божа. Этого не потерпел Баламбер. В трех сражениях мерялись силами гунны и готы, пока Баламбер не убил Винитария и не взял себе в жены племянницу его, женщину из рода Амалов, по имени Вадамерка. И хотя после этого готы были окончательно покорены («populus subactus», — § 249), тем не менее они сохранили своего «царька» («regulus»), который правил ими соответственно указаниям из ставки гуннского вождя. Едва ли справедливы упреки Иордану, что его изображение готов в период гуннского владычества не имеет никакой достоверности (L. Schmidt, S. 262). Иордан говорит как о создавшихся отношениях между гуннами и готами, так и об усилиях готов избавиться от тягостного подчинения им. Приск (Prisci fr. 39), ярко отразивший ненависть готов к гуннам, только дополняет картину, нарисованную Иорданом по древним преданиям.

622 В данном случае, как это ни странно, Иордан — сам «варвар» — назвал готов «скифским племенем» («gens aliqua Scythica»). Конечно, он не вкладывал этнического смысла в уже устаревший к его времени термин «скифский», но, вероятно, хотел общим названием определить племена, обитавшие на территории «Скифии», описанной им в начале его труда. Прокопий также без этнического значения употребил термин «гуннский», говоря, что анты и склавены сохраняют «гуннские привычки» (имелась в виду примитивность их быта). Прокопий достаточно полно изобразил и быт, и нравы, и облик антов и склавенов, чтобы не предполагать в чем-либо их сходства с гуннами (Bell. Goth., III, 14, 22—30); «гуннский обычай», το Ουννικον ηθος, у антов и склавенов означает лишь то, что они повторяли укладом своей жизни нечто, свойственное гуннам и, быть может, по мнению Прокопия, приличествующее только гуннам.

623 Здесь Иордан всецело обращается к Приску (см. также Malal., 359, 1—4; Evagr. Hist. eccl., 1, 17). Ср. прим. 507.

624 Обряд оплакивания — порезы лица, чтобы кровью, а не слезами почтить память погибшего воина, — описан Менандром (Men., fr. 43): когда в 576 г. византийские послы присутствовали при оплакивании Дизабула, главы Западного Тюркского каганата, то Турксанф, «гегемон» тюрков, предложил послам порезать себе щеки в знак траура (καταχαράττειν τα πρόσωπα ταΐς μαχαίραις).

625 Император Маркиан (450—457).

626 Судя по словам «немногое из многого» («pauca de multis dicere»), в распоряжении Иордана было гораздо более подробное описание погребения Аттилы (несомненно, по записям Приска), но он привел из него лишь часть.

627 Кассиодор в «Хронике» отметил, что Аттила умер в своем становище (Cass. Chron., a. 453 «...Attila in sedibus suis moritur»), т. е. где-то близ Тиссы. Есть предположение, что «sedes» Аттилы и его резиденция находились к северу от реки Кереша. Так, например, сказано у Бьюри (J. Bury, A History of the later Roman Empire..., I, p. 276). Для погребения тело перевезли в степь, в пустынное место, где должен был быть насыпан курган.

628 «Scythica et Germanica regna» — так определены громадные территории, подчинявшиеся Аттиле. О покорении империи нет, конечно, ни слова: отношение Аттилы к империи Иордан охарактеризовал несколькими словами, когда упомянул о дани (vectigal), которую получал Аттила.

629 Страва — пища, еда, кушанье, яство, блюдо, похлебка, варево (см.: Даль, Толковый словарь). В данном случае Иордан под «стравой» подразумевал «тризну», поминальный пир, поминовение усопшего пиршеством, песнопениями, конскими ристаниями. Собственно сам Иордан объясняет значение слова strava употребленным им в этой же фразе словом commessatio. Гунны либо переняли у славян обычай погребальных пиров, которые называли «стравами», либо — что вероятнее — переняли только славянское название подобного обряда. Напрашивается предположение, что уже в первой половине V в. славяне были насельниками тех областей по Дунаю, куда пришли гунны, и что гунны восприняли от них некоторые слова вроде отмеченного Приском слова «мед» (Prisci fr. 8); «в селениях предлагали нам ...вместо вина мед (αντι δε όνου ο μέδος), так именно называемый в тех местах». (См.: Л. Нидерле, Человечество в доисторические времена, СПб., 1898, стр. 524; L. Niederle, Manuel de ľ antiquité slave, t. II, p. 52—53.) Моммсен исключает возможность славянского происхождения слова «страва» на том основании, что в V в. славян еще не было в областях, занятых гуннами, т. е., в областях вокруг реки Тиссы и на среднем Дунае, и склоняется к тому, что слово «страва» происходит от готского слова «straujan», «простирать». Предположение о готском происхождении слова «страва» выдвинул Яков Гримм (1785— 1864 гг.); в статье о древнем обряде трупосожжения (Jac. Grimm, Über das Verbrennen der Leichen, — «Kleinere Schriften», II, Berlin, 1867) он пришел к выводу, что существительное «страва» (от готского глагола straujan) должно было означать погребальный костер, как ложе, на котором простирали мертвеца для сожжения. В следующем же году известный русский славист А. А. Котляревский — исключительный знаток славянского языка, внимательно прочитавший текст Иордана (передающего отрывок из сочинения Приска) о погребении Аттилы, возразил Гримму (А. А. Котляревский, О погребальных обычаях языческих славян, М., 1868, стр. 37—42). Котляревский не мог согласиться с Яковом Гриммом, признавшим слово «страва» готским, и Лоренцом Дифенбахом, включившим его в свой фундаментальный словарь готского языка (L. Diefenbach, Vergleichendes Wörterbuch der gotischen Sprache, Stuttgart, 1846—1851), по тем соображениям, что 1) Иордан, по всей вероятности, знал готский язык и поэтому трудно допустить, что он не различал готского слова и мог неопределенно сказать, что «так называют» этот обряд сами гунны («stravam... quam appellant ipsi»); 2) из слов Иордана не следует, что тело Аттилы было сожжено (действительно, Иордан пишет о «трупе, похороненном в земле» — «cadaver terra reconditum», и называет Аттилу «погребенным», «sepultus»); 3) славяне и «доныне обозначают стравой пищу, кушанье, запас яств, составляющих обед», причем в таком значении употребляется это слово и «теперь в наречиях польском, чешском, словацком, мало- и великорусском», а также «в памятнике старой чешской письменности» и «именно со значением погребальных поминок, пира по смерти»; 4) этимология слова «страва» прямо ставит его в родственный ряд слов, древность которых не подлежит сомнению; будучи сложным (с-трав-а), оно идет от славянского «троу», дающего глагол «натровити», напитать. Таким образом, Котляревский пришел к выводу, что «страва» — слово не готское, а славянское и что оно обозначает не костер, а погребальное пиршество, совершавшееся до погребения.

Последнее время немецкие ученые поддерживают мнение о готском происхождении слова «страва». Так, например, Э. Шварц (E. Schwarz, Germanische Stammes künde, S. 225), полагает, что для этого слова (восходящего к sûtrava) наиболее вероятно значение «Gerüst» — леса, подпорки и даже костер (в смысле нагромождения дерева, дров). Шварц ссылается на статью Э. Роот (E. Rooth, Got. strawa «Gerüst, Paradebett»).

В доныне пополняющейся картотеке исторического словаря Института русского языка Академии наук СССР слова «страва», «стравие», «стравительный» отмечены в памятниках XVII в.; «стравление» в смысле пищеварения — в трактате «Назиратель», являющемся переводом (XVI в.) трактата по сельскому хозяйству Петра Кресценция (XIV в.). Академик И. И. Срезневский указывал, что слово «страва» в значении довольствия употреблялось в договорах XV в. между Полоцком и Ригой (И. И. Срезневский, Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, СПб., 1893—1912).

630 Неясно, что имел в виду Иордан, употребляя слово «орнат». Царственного орната — убора императора — Аттила, конечно, никогда не имел. Быть может, Иордан хотел таким образом выразить мысль о том, что гуннский вождь настолько возвысился, что получал дань от империи. Как известно, император Феодосий II (ум. летом 450 г.) исправно платил ежегодную огромную дань (2 тыс. золотых ливров) Аттиле, а его преемник Маркиан (450—457) пытался положить этому конец.

631 Словом фалеры (falerae, правильно — phalerae, от греч. τά φάλαρα) определяются медные, серебряные или золотые крупные нагрудные бляхи, служившие почетными знаками воинов. Иордан отметил на фалерах «геммы», т. е. либо драгоценные камни, либо вставки из цветного стекла в выпуклых гнездах на подкладке из фольги. Такие геммы нередко встречаются на вещах из варварских погребений. В статье А. А. Спицына «Фалеры южной России» изображены найденные в курганах южнорусских степей бляхи-фалеры — медные и серебряные украшения воинов и их коней (предположение автора, что они служили не только украшением, но и защитой от стрел, сомнительно). Под 521 г. у Марцеллина Комита говорится, что во время цирковых игр, состоявшихся в связи с консульством Юстиниана, на арену были выведены разные звери и много украшенных фалерами лошадей («numerosos praeterea faleratosque in circo caballos...»). Лошадь с подобными украшениями изображена на диптихе Барберини конца V—начала VI в. (находится в музее Лувра): на нагрудных ремнях и на крупе верхового коня висят фалеры в виде выпуклых кружков с инкрустированными камнями; меньшие фалеры — на уздечке (R. Delbrück, Die Consulardiptychen, Taf. 48).

632 «Diversi generis insignia» в данном контексте — инсигнии покоренных Аттилой племен.

633 Иордан сообщает, что люди, работавшие над устройством кургана Аттилы, были убиты, чтобы не стало известно место погребения, скрывавшее крупные сокровища. О тех же причинах убийства строителей могил-«домов» говорит Ибн-Фадлан в рассказе о погребении «царя хазар или хакана»: «Когда он похоронен, то рубят шеи тем, которые его хоронят, чтобы не было известно, в каком из этих домов находится его могила» («Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу», М.—Л., 1939, стр. 84; новое издание: А. П. Ковалевский, Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 г., Харьков, 1956, стр. 146—147). Но не было ли это убийство обрядом? Менандр (Men., fr. 43), описывая оплакивание почившего в 576 г. Дизабула, правителя Западного Тюркского каганата, сообщает, что в день погребения были убиты кони умершего и четыре гунна-пленника, которых как бы посылали в загробный мир к усопшему, чтобы рассказать ему о совершенной в его честь тризне, δοχία (ср. прим. 427).

634 Ардарих (Ardarichus) — король гепидов, верный союзник и советчик Аттилы, сражавшийся вместе со своим племенем на стороне гуннов в Каталаунской битве 451 г. Иордан подчеркивает, что Ардарих был значительной фигурой среди других варварских предводителей. Он называет его «rex famosissimus» (Get., § 199) и отмечает, что он, «fide et consilio clarus», был доверенным и уважаемым лицом в ставке Аттилы. Поэтому понятно, что Ардарих не потерпел презрительного отношения к дружественным ему племенам со стороны сыновей Аттилы, не сумевших удержать огромный союз племен, созданный их отцом. Ардарих был возмущен, что с целыми племенами обращаются, как с презренными рабами, и первый поднял оружие против потомков Аттилы. Гепиды в союзе с другими племенами одержали победу над гуннами при реке Недао, в 453 г.

635 Река Недао в Паннонии никем из авторов, кроме Иордана, не упоминается; пожалуй, Недао можно отождествить с одним из мелких левых притоков Савы — Нетавой. Если это так, то битва произошла в пределах Славонии (ср.: С. С. Diculescu, Die Gepiden, Bd I, S. 65).

636 Копья готов Иордан называет «conti». Слово contus, о κοντός, значит «багор», «длинный шест», которым можно оттолкнуться, стоя на лодке, от берега. Отсюда ясно, что это слово обозначает длинное копье, род пики (в противоположность метательному короткому копью, или дротику, telum).

637 Ввиду того что Иордан описывает, как сражались представители разных племен, то и про руга он, видимо, хотел сказать нечто, рисующее его доблесть. В данном случае не совсем понятно, в чем состоит доблесть руга, «переламывающего» дротики в ранах врагов. (О ругах см. прим. 59).

638 «Suavum pede, Hunnum sagitta praesumere». Если слово «pede» не было искажено переписчиком — а оно присутствует во всех рукописях текста Иордана — то в сочетании со словом «sagitta» оно выглядит нелепо; буквально: свав с отвагой (глагол «praesumere») применял ногу, гунн — стрелу! Ввиду того что Иордан в данном отрывке одним-двумя словами определил действия каждого племени во время боя, то, возможно, он хотел сказать, что свав «пользовался ногами», т. е. отличался быстротой, крепостью, устойчивостью ног в сражении или же просто применял пеший, а не конный бой. Это неясное место текста Иордана вызвало попытку заменить слово «pede» словом «lapide»; тогда получается, что свав метал камни пращой (W. Fröhner, Kritische Analekten, — «Philologus», Suppl. 5, Göttingen, 1889, S. 55).

Но можно предложить еще одно объяснение загадочного «pede», причем основанное на словаре эпохи. В трактате Сальвиана (V в.) «Ad ecclesiam» говорится, что бог «вырвал посох из руки апостола», «pedum de apostoli manu rapuit» (Salv. Ad. eccl., IX, 41). Слово «pedum», здесь в значении «baculum pastorum» («пастуший посох»), отмечено издателем Сальвиана в индексе редких и несвойственных данному памятнику слов («Index verborum et locutionum». Ibid., p. 175), хотя оно встречается и у Вергилия. В данном случае слово «pede», употребленное в значении одного из видов вооружения племен в битве при реке Недао, может означать боевую дубину, дубинку. Следовательно, в тексте «Getica» надо заменить вызывающий недоумение abl. sing. от «pes» тем же падежом от «pedum» и читать не «pede», a «pedo». Разница — в одной букве, которую либо неверно написал писец, выведя более привычную форму «pede», либо невнимательно прочел Моммсен; даже при сличении ряда рукописей конечное «o» могло легко быть принято за «e». Таким образом, если согласиться с указанным выше толкованием и чтением, надо признать правильным такой перевод: «...можно было видеть... свава, отважно действующего дубинкой, а гунна — стрелой».

639 Облик сражающегося варвара поражал людей античной культуры. Писатель IV века Аммиан Марцеллин, бывший сам некогда солдатом, в своем труде несколько раз возвращается к описанию варвара в бою. В повествовании о грандиозной битве под Адрианополем в августе 378 г. имеются такие строки: «Можно было видеть варвара, преисполненного ярости, со щеками, сведенными судорогой от пронзительного вопля, с подсеченными коленными сухожилиями, или с отрубленной правой рукой, либо с растерзанным боком, находящегося уже на самой грани смерти и все еще с угрозой вращающего свирепыми глазами. Схватившиеся в бою валили друг друга, и степи покрылись распростертыми по земле телами убитых. Слышались стоны умирающих или пораженных глубокими ранами, порождая великий ужас» (Amm. Marc. XXXI, 13, 4). Тот же автор подробно описал вооружение гуннов: у них были стрелы с костяными наконечниками и мечи, а также аркан — непременная принадлежность кочевника-конника: «они сражаются издали летучими стрелами («missilibus telis»), к которым с замечательным искусством приделаны костяные острия в качестве кончиков жал («acutis ossibus pro spiculorum acumine arte mira coagmentatis»), но, пробежав [отделяющее их от врага] расстояние, они бьются врукопашную мечами (ferro), нисколько не помышляя о себе. Когда же они замечают опасность вражеских лезвий, то брошенными с размаху арканами (contortis laciniis) они опутывают [врагов], чтобы, охватив петлей, отнять у сопротивляющихся способность двигаться верхом или пешком» (Ibid., XXXI, 2, 9). Однако сведения авторов относительно вооружения варваров не всегда совпадают. В то время как Иордан называл вооружение алана тяжелым, Аммиан Марцеллин писал о подвижности аланов вследствие легкости их вооружения («armorum levitiate veloces», — Ibid., XXXI, 2, 21).

Копья, которыми, судя по данному тексту Иордана, были вооружены готы, не являлись оружием специфически готским; они употреблялись в бою и другими племенами. Так, в трактате «Стратегикон» (начало VII в.) сообщается, что каждый славянин (равно как и ант, потому что и те и другие описаны вместе) «вооружен двумя небольшими копьями» (οπλίζονται δε ακοντίοις μικροΐς δυσιν έκαστος ανήρ, — Maur. Strateg., XI, 5). Словом «contus», κοντός, определялось длинное копье в противоположность короткому дротику («telum»). У славян были копья («conti») меньшей, по-видимому, чем обычно, длины, однако не дротики.

640 Иордан, говоря об отходе гуннов к востоку, вспоминает места на припонтийском побережье, где до продвижения на Балканский полуостров сидели готы. Это — северо-западное Причерноморье, близ Днепро-Бугского лимана. Однако ниже Иордан говорит уже о «древних» местах расселения самих гуннов («Hunnorum populum suis antiquis sedibus occupare», — § 264), по-видимому, имея в виду области, занятые в VI в. гунно-болгарскими племенами.

641 Гепиды заняли места, принадлежавшие до того гуннам («Hunnorum sedes»), а именно равнины по обеим сторонам Тиссы, между Дунаем, Олтом и Карпатами. Несомненно, что гепиды гуще населяли южные части этих областей, так как их интересы были обращены на юг, к нын. Славонии и к узловому пункту путей — городу Сирмию, который они и захватили к концу V в. Когда Иордан (§ 74) говорит о римской Дакии (Dacia antiqua), он приравнивает ее к «Гепидии», что не вполне верно. Здесь (§ 264) он — тоже неправильно — сказал, что гепиды заняли земли «всей Дакии».

642 Strenuus обычно значит «храбрый», «бодрый», «предприимчивый», но иногда — «деятельный», «продвигающий дело». Здесь автор имеет в виду то обстоятельство, что гепиды учитывали соотношение сил и потому решили стать федератами империи.

643 «Annua sollemnia» (ниже — «consuetum donum») — денежные взносы, «подарки» от императора за союз, как федератам, или просто за ненападение. Иордан, закончивший свой труд в 551 г., уже не коснулся роковой для гепидов борьбы их с лангобардами, относившейся к началу второй половины VI в. Когда он писал, империя еще была принуждена откупаться от гепидов.

644 Antiquae sedes — вероятно, приазовские степи.

645 При перечислении границ Паннонии, полученной готами по решению императора Маркиана после падения гуннской державы Аттилы, Иордан не руководствовался трудом Орозия, которым неоднократно пользовался при географических описаниях. У Орозия Паннония описана суммарно, вместе с Нориком и Рэцией. Иордан же вполне точно называет соседящие с ней провинции и северную ее границу — Дунай. Неясно только, причислял ли Иордан к Паннонии, отданной остроготам, также и восточную ее часть, носившую имя Валерии. Если причислял, то, казалось бы, он должен был назвать Дунай не только северной, но и восточной границей земель, занятых остроготами. Он же восточной их границей назвал только Верхнюю Мезию, как бы исключая Валерию.

646 Характеристика Сирмия (ок. нын. Митровицы) как первого города в Паннонии, а Виндомины (то же, что и Виндобона, нын. Вена) как города последнего соответствует географическим ориентирам Иордана, который писал (§ 147), что Аларих, направляясь от Сирмия, вошел в Италию с правой стороны и что в Испании (§ 230) с правой стороны находятся Галлеция и Лузитания. Автор смотрел с позиции человека, находившегося на юге, в Италии, или, может быть, на Балканском полуострове. Для такого наблюдателя Сирмий является первым, т. е. ближайшим городом, а Виндомина оказывается самой удаленной.

647 Слова «из этого же рода» («ex quo genere») относятся не к племенам сарматов, кемандров и гуннов, а к названным в § 264 готам. (См. разъяснение в прим. 653.)

648 Пентаполь — «Пятиградие» («Pentapolis»). Наиболее известен африканский Пентаполь — пять городов римской провинции Киренаики (Кирена, Птолемаида, Аполлония, Арсиноя, Береника). Но так как владения вандалов в Северной Африке не простирались на Киренаику (королевство вандалов захватывало на востоке только Триполитанию), то едва ли правильно назван «пентаполитанский вождь»; может быть, по ошибке переписчика «вождь пентаполитанский» получился из «триполитанского». В середине VIII в. становится известен италийский Пентаполь, т. е. пять городов на восточном побережье Италии (Анкона, Римини, Пезаро, Фано, Синигалья). Но вряд ли название «Пентаполь» в Италии употреблялось ранее лангобардского и затем каролингского завоевания, поэтому италийский Пентаполь для объяснения данного текста Иордана отпадает. Был еще менее известный Пентаполь мезийский, засвидетельствованный античными надписями. Между хребтом Гема (Балканы) и Истром, на западном побережье Черного моря в надписях отмечен союз пяти городов, главным среди которых — «блистательнейшей метрополией» (ή λαμπροτάτη μητρόπολις) были Томы (Τόμοι); остальные четыре: Истр (город), Одесс и попеременно — то Аполлония, то Дионисиополь, то Каллат, то Месемврия, то Маркианополь. В связи с Пентаполем в Нижней Мезии можно указать на сообщение Иордана (Rom., § 221) о том, что Лукулл подчинил Риму города Пульпудеву (позднее — Филиппополь) и Ускудаму (затем — Адрианополь), а также завоевал пять городов по понтийскому побережью: Аполлонию, Каллат, Парфенополь, Томы и Истр. Упоминаемые только Иорданом готы Бливила и Фроила относились, вероятно, именно к этому причерноморскому, т. е. мезийскому Пентаполю. Моммсен (Prooem., р. VI) относит их к Пентаполю африканскому.

649 Бесса (Bessa patricius) — один из крупных военачальников при Юстиниане, действовавший в войнах с остроготами в Италии и с персами в Лазике. Иордан упомянул о Бессе лишь вскользь, но это упоминание, хотя и неясное, не лишено интереса, а Моммсеном даже введено в анализ происхождения Иордана (Prooem., р. VI—VII). Называя разные племена в связи с их расселением после распада державы Аттилы, Иордан кратко указал, что около города Кастрамартены (в Прибрежной Дакии) поселились сарматы (аланы), кемандры и некоторые из гуннов, после чего записал: «из этого же рода» («ех quo genere») были Бливила, Фроила и Бесса. Естественно думать, что «ех quo genere» относится к предыдущей фразе. Но что получается при более тщательном разборе текста? Во-первых, невозможно представить, чтобы человек одновременно принадлежал к трем разным племенам; поэтому непонятно, кем был Бесса (и его сородичи, Бливила и Фроила) — аланом, кемандром или гунном! Во-вторых, имена Бливила и Фроила — германские. Сравни с другими германскими именами: Унила (Ioh. Chrys., Epist. 14, 5. — MPG 52), Ульфила (Get., § 267) — готские епископы; Оптила и Травстила — приближенные Аэция (Rom., § 334); Бравила или Бракила (Get, § 243), Алла и Синдила (Chron. Gall., 653) — комиты Одоакра; Вела — гепид родом, дорифор императора (Bell. Goth., III, 1, 43); Бадвила-Тотила и др.; кроме того, германские (или германизированные?) имена у гуннов — Ругила, Аттила. В-третьих, имеется весьма четкое сообщение Прокопия, что Бесса — гот (Bell. Pers., 1, 8, 3; Bell. Goth., I, 16, 2). Бесса был современником писателя и участником тех войн, на театре которых присутствовал и Прокопий; поэтому свидетельство последнего, по всей вероятности, правильно. Как же объединить данные обоих авторов — Иордана и Прокопия? Фраза, в которой Иордан говорит о происхождении Бессы, Бливилы и Фроилы, выглядит вставкой в общем рассказе о том, какие земли заняли или получили от империи различные племена после разгрома гуннов на реке Недао. Иначе говоря, следовало бы поменять местами фразу о Бессе и фразу о сарматах, т. е. фразу «из этого же рода [= готов]... Бесса» поместить после слова «Виндомина». Таким образом, первое сообщение окажется связанным с § 264, где идет речь о готах, расселившихся в Паннонии. Готы и являются тем «родом», из которого («ех quo genere») произошли названные Иорданом лица, в том числе и Бесса. Невозможно согласиться с мнением Моммсена, что Бесса «на самом деле, с полной достоверностью (sane locuplete), происходя от сарматов, кемандров и гуннов, сидевших в Прибрежной Дакии, тем не менее воспринимался как гот (Gothus habitus sit)» потому, что разные племена признавали за собой «имя готов» («Gothorum nomen») и пользовались «готским к ним благоволением» («et Gothica studia», Prooem., p. VII). Те же доводы Моммсен приводит и при решении вопроса, был ли Иордан аланом или готом.

650 Иордан, говоря о сарматах, вероятно, имеет в виду остатки язигов.

651 Название племени «кемандры» остается без объяснения. Его не упомянули даже Ф. А. Браун и Л. Шмидт. Не отметил его и Моммсен в разночтениях.

652 Имеется в виду префектура Иллирика, т. е. область, охватывающая два диоцеза: диоцез Дакии (пять провинций: Верхняя Мезия, Дакия Прибрежная, Дакия Средиземная, Дардания, Превалитана) и диоцез Македонии (шесть провинций: Македония Первая, Македония Вторая, или Salutaris, Эпир Новый, Эпир Старый, Фессалия, Ахайя). Особой областью являлся диоцез Иллирика, составлявший часть префектуры Италии. Диоцез Иллирика охватывал шесть провинций: Далмация, Верхняя Паннония (с выделением из нее Валерии), Нижняя Паннония, Савия, Норик Прибрежный, Норик Средиземный. Провинции устанавливаются по «Notitia dignitatum», составленной в начале V в. При Иордане, в связи с новыми передвижениями племен за время с середины V по середину VI в. эти деления колебались, но были еще вполне живы и понятны.

653 Кастрамартена (Castramartena urbs), город Castra Martis (около нын. Видина), в провинции Прибрежная Дакия, расположенной на правом берегу Дуная, между Верхней (или Первой) и Нижней (или Второй) Мезиями. Эта провинция входила в состав префектуры Иллирика (но не диоцеза Иллирика, относившегося к префектуре Италии), поэтому Иордан и говорит о «городе Кастрамартене в части Иллирика».

654 Скиры (Scyri, Sciri) — одно из германских племен, жившее в IV в. в юго-западном Причерноморье (еще до нашей эры имя скиров объединялось с именем бастарнов). В результате передвижений к западу скиры, — вероятно, в немалом количестве, — стали участниками похода Одоакра в Италию; они названы в числе основных племен, сопровождавших Одоакра (Rom., § 344; Get., § 242). Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 99, 317) считает, что Одоакр несомненно был скиром, сыном Эдекона, полководца и близкого советника Аттилы. Шмидт высказывает такое предположение потому, что находит возможным отождествить этого Эдекона с предводителем скиров Эдикой, названным Иорданом (Get., § 277). Ко времени походов Одоакра скиры, некогда очень сильное племя, были ослаблены борьбой с готами (§275—277). В решительных боях с ними скиры объединяли свои силы с сарматами (аланами), предводителями которых были Бевка и Бабай. У Иордана в § 265 скиры также объединены с аланами, — они занимали вместе с ними земли в Нижней Мезии и в Малой Скифии. Ввиду выступлений этого племени то в восточной половине Балканского полуострова, то в Италии, существует предположение, что еще в конце IV—начале V в. племя скиров разделилось на две части (см.: Ф. А. Браун, Разыскания в области гото-славянских отношений, стр. 123).

655 Садагарии (Sadagarii) — возможно то же, что и садагии или садаги, которые названы Иорданом в §§ 272—273 как племя, жившее «во внутренней Паннонии». На садагов (в 60-х годах V в.) с грабительскими целями двинулись готы, но были отвлечены походом гуннов, которые под предводительством сына Аттилы Динтцика осадили город Басиану (в южной Паннонии). Ввиду того, что Иордан изобразил поход гуннов как бы в защиту садагов (Динтцик пошел на готов, когда узнал, что они готовы напасть на садагов), можно думать, что садаги были гуннским племенем. Так полагает, например, Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 269). Едва ли с достаточным основанием считает Ф. А. Браун («Разыскания...», стр. 124, где он признает тождество садагариев и садагов), что садагарии были аланами (лишь на основании того, что есть чтение не «certi Alanorum», а «ceteri Alanorum» в смысле: садагарии и другие из аланских племен).

656 Кандак (Candac) — имя предводителя аланов, расположившихся после «перераспределения племен» (последовавшего за смертью Аттилы) в Нижней Мезии и Малой Скифии. Имя Кандак (Иордан употребляет это слово, преимущественно несклоняемое, в родительном падеже: Candasic) не германское, а иранское (аланское). Подобных имен известно, по источникам, несколько; они принадлежали часто и неаланам. Таковы: Аддак — король аланов в Галлии, Сафрак — готский предводитель (вместе с Алафеем увел остроготов на Дунай от гуннов); Хернак, Эллак — сыновья Аттилы — имели «чужие», аланские имена, подобно своему отцу, который носил германское (или германизированное?) имя. Д. Шмидт (L. Schmidt, S. 254) думает, что и имя Амала Андаг (Get., § 266) тоже аланское.

657 Малая Скифия (Scythia minor) совпадает с нынешней Добруджей в Румынии; Малая Скифия была ограничена черноморским побережьем от дельты Дуная до Варны и нижним течением Дуная от г. Силистрии до его устьев.

658 Нижняя Мезия (Moesia inferior) граничила с Малой Скифией по правому берегу Дуная; она располагалась между Дунаем и Балканами, вплоть до реки Вит (Utus), которая отделяла Нижнюю Мезию от Прибрежной Дакии, лежавшей выше по Дунаю, также на его правом берегу. Река Искыр (Oescus, Hiscus) протекала по Прибрежной Дакии.

659 Нотарий — человек, владевший искусством письма и осведомленный в дипломатике, т. е. умевший составлять документы соответственно принятым формулам. Нотарий при варварском вожде был отнюдь не только писцом, но и лицом, посвященным в политические дела. (Ср. сказанное Моммсеном, — Prooem., р. VI.)

660 Алановийамутис (Alanoviiamuthis). В такой именно форме дошло до нас в ряде лучших списков это странное «имя». Два крупных лингвиста второй половины XIX в., Мюлленгофф и Моммсен, расходились во мнении относительно этого имени. Мюлленгофф полагал, что написанное во всех рукописях в одно слово Alanoviiamuthis представляет собой два слова, оба в родительном падеже. Первое слово Alanovii (в именительном падеже Alanovius) служит определением к имени «Кандак» и значит «аланский», «аланского происхождения»; второе слово Amuthis является именем (несклоняемым в латинской фразе) отца Иордана. Мюлленгофф, отмечая, что прилагательное alanovius не встречается ни у одного из писателей, допускал, что подобная противоречащая всяким правилам латинского языка форма могла встретиться в придунайской латыни. Имя же «Амут» (Amuthis) он считал германским и сближал его с готским причастием gahamôths в значении «облаченный» (предполагается — в военные доспехи). Таким образом, в толковании Мюлленгоффа утверждается аланское происхождение Кандака, вождя аланов. Моммсен полагал, что в латинском языке, каким бы испорченным он ни был, никак не могло этническое определение Alanovius произойти от слова Alani. Поэтому слово Alanoviiamuthis нельзя делить на две части: по Моммсену, это — единое слово, хотя, по-видимому, и в искаженной переписчиками транскрипции. Таким образом, в толковании Моммсена утверждается имя отца Иордана в виде длинного и вызывающего недоумение слова Alanoviiamuthis.

Моммсен, уверенный, что это — имя отца Иордана, ставил вопрос: кем был по происхождению Иордан — аланом или готом? С одной стороны, он считал неоспоримым заявление самого Иордана, что он гот (Get., § 316), с другой — допускал, что Иордан мог быть и аланом, а называл себя готом в общем смысле, как принадлежащего к племени, с которым его племя — аланы — было тесно связано, верховенство и вождей которого он признавал (Prooem., р. VI—VII).

Нельзя не видеть, что в предположениях Моммсена нет определенности и нельзя не подозревать, что имя Alanoviiamuthis дошло до нас в сильно искаженном виде и потому отличается редкой длиной и нагроможденностью слогов, требующей двух ударений. Уже Ф. А. Браун заметил, что предполагаемое имя отца Иордана искусственно: «Относительно имени Alanoviiamuthis (gen.)..., вторая часть которого напоминает готск. Wiljamoths, нужно заметить, что рукописные чтения так разноречивы, что было бы опасно основывать на нем [на имени] какие бы то ни было выводы. Даже если форма, которую принял Моммсен, верна, — в чем можно сомневаться, — то мы все-таки имели бы тут дело с искусственным, не народным образованием» (Ф. А. Браун, Разыскания..., стр. 98—99).

Остроумная догадка относительно «искусственного образования» Alanoviiamuthis была высказана Гринбергером (Th. Grienberger, Die Vorfahren des Jordanes, S. 406). Он раскрыл это имя так: Alan(orum) d(ucis) Viiamuthis. Понятно, что при подобном чтении первые два слова относятся к имени Candacis, а третье (готское имя Veihamôts) является именем отца Иордана. Таким образом, Гринбергер предлагает следующее чтение: «cuius Candacis, Alanorum ducis, Uiiamuthis patris mei genitor Paria». Полностью присоединился к такому осмыслению И. Фридрих (J. Friedrich, Über die kontroversen Fragen..., S. 380—381). Предположение Гринбергера является, по всей вероятности, наиболее близким к истине.

Если даже не делить надвое слово Алановийамутис (против его деления возражает Моммсен), то представляется более правильным отнести его не к последующему существительному в род. падеже (patris), а к предыдущему в том же падеже (Candacis). Во-первых, у Иордана ясно сказано, что Кандак был предводителем аланов (аланы — certi Alanorum — названы в перечислении племен последними: скиры, кемандры, аланы). Во-вторых, никто не может возразить, что в дошедшей до нас форме (в род. падеже) загадочного Alanoviamuthis присутствует этническое название (alano-, alani — во всех разночтениях). Это же встречаем у Иордана в словах Gepedoios (§ 96) или Gothiscandza (§§ 26 и 95). Иначе говоря, Иордан, дав имя аланского вождя, определил его — в том же род. падеже, что и Candacis, — еще одним, скажем, прозвищем. Этого вождя звали Candac Alanoviiamuth. Затем из фразы Иордана видно, что ему было важно сообщить именно о своем деде, который был нотарием при вожде племени, так же как позднее был нотарием и сам Иордан при другом вожде. Поэтому Иордан привел имя своего деда — Paria; но мог и не привести имени своего отца, очевидно, ничем не отличавшегося.

К сожалению, Л. Шмидт, крупнейший специалист по истории германских племен, не высказался по поводу вышеупомянутого имени ни в связи с Иорданом, ни в связи с аланами. В одной из новых монографий о Теодерихе Энсслин, автор книги, ограничился словами, что Иордан был потомком готов и аланов, не коснувшись предполагаемого имени его отца (W. Ensslin, Theoderich..., S. 280).

661 Имя деда Иордана — Paria (в разночтении есть «patria») не поддается пока объяснению.

662 Гунтигис (Gunthicis, Gunthigis). Это имя не склоняется, так же как, например, и хорошо известное имя короля остроготов Витигис (Vitigis). Другое имя, относимое к Гунтигису, — База (Baza) не поддается пока объяснению. Гунтигис был магистром армии («magister militum»); по приблизительному расчету, этот высокий военный пост он мог занимать в начале VI в., находясь, конечно, в зрелом возрасте, когда Иордан, будучи, вероятно, еще молодым, состоял у него нотарием. Гунтигис, племянник Кандака, был аланского происхождения по матери и, как записал Иордан, «de prosapia Amalorum», — представитель знаменитого рода Амалов по деду и отцу. Так косвенно Иордан вскрыл обстоятельства, при которых он соприкоснулся с Амалами.

663 Андагис (Andages, Andagis) или Андаг — несомненно острогот, так как происходил от Амалов. По-видимому, Андагис (как сообщил Иордан в § 209) сражался в 451 г. на Каталаунских полях на стороне Аттилы вместе с остальными остроготами; от его копья погиб король везеготов Теодорид I (419—451). Описание Каталаунской битвы Иордан мог заимствовать из труда Приска, как и все, что касалось гуннов; но исключительные подробности относительно расстановки войск противников, хода боя и его результатов Иордан мог воспринять из рассказов, слышанных либо от сына Андагиса, Гунтигиса, либо от соратников его отца.

664 Это единственное место, где Иордан приводит свое собственное имя. Словом «agrammatus» автор хотел показать, что он не получил правильного грамматического образования в школе, т. е. не прошел науки о речи и ее содержании, не изучал «тривия», состоявшего, как известно, из трех дисциплин: грамматики, риторики и диалектики. Иордан правильно назвал себя «agrammatus»; ему не далось искусство речи, его язык и слог тяжелы, он не всегда хорошо подбирает слова и строит предложения, у него нет умения точно выразить свою мысль и изложить ее последовательно. Зная манеру письма Иордана, можно с уверенностью сказать, что материал, который он брал из труда Кассиодора, не приводится им дословно. Между «варварским» языком Иордана и обработанным, то торжественным, то спокойно-серьезным, достаточно грамматически выдержанным, великолепным для Италии VI в. стилем Кассиодора (это видно по его «Variae») нет ничего общего.

665 Бицция (у Иордана в винительном падеже — Bizzim; Bizye, Bizvy, Βιζύη, нын. Вица, Viza) — город во Фракии, в ее наиболее восточной, доходящей до Босфора и Мраморного моря части, которая называлась Европой (provincia Europa).

666 Аркадиополь, Аркадиуполь (Arcadiopolis, Arcadiupolis) — город во Фракии, между Гераклеей и Биццией, на месте древней Бергулы (Bergule, Βεργούλη), переименованной императором Феодосием I в Аркадиополь в честь его сына Аркадия. Этот город лежал на пути из Адрианополя в Константинополь. В 442 г., когда Аттила приблизился к столице Восточной империи, Аркадиополь был захвачен гуннами. Бергула — Аркадиополь — нын. Люлебургаз в Турции.

667 Реки Ут, Гиск, Алм (Utiis, Hiscus, Almus — нын. реки Вит, Искыр, Лом) — правые притоки Дуная, впадающие в него между городом Бононией (нын. Видин) и устьем Алюты (нын. река Олт). Упоминая эти реки, Иордан свидетельствует, что часть гуннов, предводительствуемая двумя сыновьями Аттилы (в тексте — consanguinei eius, его единокровные: либо Аттилы, либо его сына Хернака), Эмнетзуром и Ултциндуром, заняла земли на правобережье Дуная, по названным выше его притокам.

668 Романия (Romania, η Ρωμανία) — Восточная Римская империя, Византия. Гунны перешли на правый берег Дуная и, таким образом, оказались на территории империи: они «прорывались» (proruentes) в Романию.

669 Вульфила (Vulfila, Wulfila) или Ульфила (Ουλφίλας) — готский епископ (311—383 гг.). По свидетельству Филосторгия (Philostorg., Hist. eccl., II, 5), Вульфила был потомком каппадокийских христиан, захваченных в плен готами во время набегов последних на Малую Азию в середине III в. Вульфила провел молодость в Константинополе; кроме готского, он знал еще латинский и греческий языки. По-видимому, под влиянием патриарха Евсевия (338—341) Вульфила стал христианином и был им направлен на проповедь христианства к придунайским готам. Возможно, что он был епископом в области, которой управлял Атанарих. Вульфила пробыл среди готов (везеготов Атанариха?) семь лет, с 341 по 348 гг., но к концу этого периода подвергся гонению со стороны готского предводителя, который стал преследовать готов-ариан; в результате Вульфила со своей паствой укрылся на территории империи, в Нижней Мезии; по разрешению императора он поселился близ Никополя, в предгорьях Гема. Здесь эти готы осели надолго; они отмечены Иорданом, как «малые готы» («Gothi minores»), в середине VI в. на территории Нижней Мезии.

Вульфила знаменит изобретением и введением в практику готской азбуки (у Иордана, Get., § 267: litteras instituisse; у Сократа, Socr., Hist. eccl., IV, 33: γράμματα εφεΰρε Γοτθικά), а также переводом Библии на готский язык. Как известно, словарь этого перевода, «язык Вульфилы», до сих пор берется в основу изучения готского языка.

670 Имеется в виду Нижняя Мезия.

671 Местность вокруг Никополя, regio Nicopolitana, у подножия Эмимонта (Гема, т. е. Балкан, см. следующее примечание). О городе Никополе Иордан уже писал в § 101. Никополь «близ Гема» или «близ Истра» — город, основанный Траяном около 102 г. н. э. после победы над даками. Но этот Никополь не был расположен ни на самом Дунае, ни близ гор Гема. Он находился на берегу Россицы, впадающей в Янтру, правый приток Дуная. Иордан правильнее других авторов определяет его местоположение: «juxta Jatrum fluvium». По-видимому, Никополь связывается с Дунаем (как с общеизвестной рекой) для отличия от города с тем же именем, основанного также Траяном, но расположенного на впадающей в Эгейское море реке Несте (позднее это название изменилось в Месту) во Фракии. Еще один, более поздний Никополь — на самом Дунае — построен в 629 г. императором Ираклием после победы над персами.

672 Эмимонт (Emimontium, правильно Haemimontium) — название одной из шести провинций диоцеза Фракии, получившееся от названия горного хребта Гема (Haemus, Αιμος) — Балкан, или Старой Планины. Иордан употребил название провинции (Эмимонт) вместо названия горного хребта (Гем).

673 Здесь Иордан говорит о своей современности (hodieque), о стране (часть Нижней Мезии вокруг города Никополя у подножия Гема), которая несомненно была ему хорошо знакома. Автор отмечает: если эта область не изобилует пшеницей и другими злаками (хотя еще на монетах гетских царей из южной Добруджи изображалась голова Деметры с колосьями), то в ней развито скотоводство и молочное хозяйство; в ней есть и пастбища, и леса. Однако он рассуждает, как человек, который склонен считать виноградарство важнейшим элементом агрокультуры, необходимым для благосостояния страны. По-видимому, сам Иордан находился, когда писал, в местах, изобиловавших виноградниками.

674 Иордан возвращается к тому, о чем он говорил в § 264, — к рассказу о расселении остроготов в Паннонии под предводительством трех королей-братьев из рода Амалов.

675 Когда Иордан, назвав Паннонию, куда переселились остроготы, указал как границы ее протяжения «первый» с юга город Сирмий и «крайний» с севера город Виндомину — Виндобону, он не имел в виду определение площади владений трех королей-братьев. Вернувшись к прерванному рассказу, он тщательно разъяснил, какая именно часть Паннонии принадлежала каждому из трех братьев.

676 В определении области старшего короля, Валамера, даны два названия рек, упоминаемые только в труде Иордана: Скарниунга и «Черная вода» («Aqua nigra»). Определенно отождествить эти реки еще не удается. Большинство исследователей видят в Скарниунге реку Лейту, правый приток Дуная, протекающий севернее Нейзидлерского озера; в «Черной воде» — реку Рабу, также правый приток Дуная, но протекающий южнее Нейзидлерского озера. Так полагают Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 270), В. Энсслин (W. Ensslin, Theoderich..., S. 12) и Э. Шварц (Ε. Schwarz, Flussnamen u. Völkerbewegungen in Oberpannonien, S. 333), хотя последний считает «Черной водой» не Рабу, а приток Лейты — реку Шварцах. По мнению названных ученых, Валамер владел землями в северо-западной Паннонии. Иное толкование принадлежит А. Альфёльди (А. Alföldi, Der Untergang..., II, S. 97), который относит владения Валамера к южным частям Паннонии — к Словении, причем «Черная вода» отождествляется с рекой Карашицей (турецк. Кара-су), правым притоком Дравы, а Скарниунга — с неизвестным по имени левым притоком Савы. Расселение части остроготов между Савой и Дравой представляется более вероятным, чем их расселение вокруг Нейзидлерского озера, так как последняя территория была слишком удалена от реальных границ империи (а готы были ее федератами) и, кроме того, отрезана от более южных областей садагами (§ 272), жившими во внутренней Паннонии. Ниже (§ 273) Иордан говорит о Паннонии, «где жили тогда (при Валамере и Тиудимере, в середине V в.) готы», как об области, недалекой от Далмации. Все это позволяет предположить, что область остроготов Валамера находилась в южной Паннонии.

677 Lacus Pelsois или lacus Pelsodis. Двукратное упоминание Иорданом (§§ 268, 274) озера Пелсо не дает никаких нитей к определению его местонахождения. Вообще принято считать, что озеро с этим названием соответствует нынешнему крупнейшему озеру Венгрии Балатону. Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 269—270) пишет: «Озеро Пелсойс бесспорно (unstreitig) озеро Платтен, а не Нейзидлерское, как видно из Равеннского анонима (Rav. anon. IV, 19) и из Аврелия Виктора (Aur. Vict. Caes., 40, 4)». Также без оговорок отождествляет Энсслин озеро Пелсо с нын. Балатоном (Ensslin, Theoderich..., S. 12). Однако данные источника, довольно достоверного, каким считается произведение Аврелия Виктора «Epitome de caesaribus» (см. прим 110), решительно препятствуют отождествлению озера Пелсо с озером Балатоном. Если же попытаться связать имя Пелсо с каким-либо другим озером или болотом, то естественно остановиться на северной полосе трясин Hiulca — обширной заболоченной территории, которая примыкает к берегу Дуная и окружает устье Дравы. Конечно, спущенным в Дунай могло быть только какое-нибудь озерцо из общей громадной площади болот Hiulca. Иордан упомянул об озере Пелсо в связи с владениями (Get., § 268) и военными действиями (§ 274) Тиудимера, отца Теодериха. Последний почитался и Кассиодором, и Иорданом как самый выдающийся вождь остроготов. Трудно предположить, чтобы эти авторы не представляли себе с полной ясностью родины своего героя. А вся дальнейшая история остроготов, сначала ходивших за Дунай, в восточную часть Балканского полуострова, а затем направившихся в Италию, ориентирована на юг и никак не свидетельствует об областях наиболее глухой, внутренней части Паннонии около Балатона. Остроготы не жили во «внутренней Паннонии» («interior Pannonia») (§ 272), а делали набеги на эту область, населенную садагами. Кроме того, когда остроготы ушли в поход против садагов, их — остроготов — земли начали грабить гунны, окружив город Бассиану (§ 272), расположенный между Сирмием и Сингидуном; это еще раз подтверждает, что владения остроготов (в том числе и Тиудимера — около озера Пелсо) были в южной Паннонии.

678 Вар — гуннское наименование Днепра. Название Вар, приводимое только Иорданом, естественно сопоставить с названием Βαρούχ, Варух, упоминаемым в конце 38-й главы трактата «De administrando imperio» Константина Порфирородного, где слово Варух дано первым в перечислении пяти рек, протекавших по областям печенегов: Варух (Днепр), Кубу (Буг), Трулл (Днестр), Брут (Прут), Серет. Название же Варух перекликается с названием Эрак (Erac), также приводимым Иорданом (Get., § 249) и, по всей вероятности, относящимся к Днепру, точнее — к его нижнему течению. Употреблявшееся гуннами слово «Var» нельзя сблизить с венгерским «vár», что значит «крепость», и Моммсен, как давно уже признано, ошибся, указывая (см. его index locorum) на то, что будто бы венгерское слово «vár» значит «река». По-видимому, гунны восприняли, а затем применили для обозначения Днепра бытовавшее до них местное название (ср. прим. 614).

Выше, в § 44, Иордан сообщил о другом — дожившем до наших дней — названии Днепра — «Danaper». Он подчеркнул, что местные жители (accolae) так называли реку Борисфен. По мнению И. Маркварта (Y. Markwart, Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge, S. 33), слово Βορυσθένης, оно же иранское waru — stana, дало в сокращении Βαρούχ (по Фасмеру — осетинское väräx: Russisches etymologisches Wörterbuch von Мах Vasmer). Таким образом, оказывается, что и Борисфен, и Варух — иранские слова. Разве не было бы последовательно присоединить к этим двум и третье слово Вар? И не просится ли предположение, что хотя Иордан и определил Var, как гуннское слово (lingua sua Hunni Var appellant), оно было, очевидно, искони иранским, происшедшим от усечения древнего названия Дорисфен и только привившимся в гуннском языке.

В связи с фразой Иордана, в которой он привел название Вар, следует заметить следующее: более ста лет тому назад К. Цейсс (К. Zeuss, Die Deutschen und die Nachbarstämme. München, 1837, S. 726) высказал предположение, что два слова «Hunni Var» (Get., § 269) надо читать слитно — Hunnivar и под этим названием подразумевать страну (т. е. «Скифию»). Однако, подобное слитное чтение ошибочно и не было принято Моммсеном в его транскрипции. К сожалению, лучшая из ныне существующих рукописей, содержащих «Getica» Иордана, именно Палермский кодекс (см. Приложение III), не содержит фразы со словом Var (Get., § 269), так как обрывается на § 236.

679 Год рождения Теодериха устанавливается лишь приблизительно, по некоторым косвенным данным. Примерно в 461 г., после похода в Иллирик и захвата его городов (Диррахий был взят в 459 г.), остроготы заключили договор с императором Львом I (457—474); заложником в Константинополь был отправлен сын Тиудимера Теодерих, которому только что исполнилось семь лет (Get., § 271). Следовательно, он родился не позднее 454 г. Заложником Теодерих пробыл десять лет (Get., § 282). После смерти отца, который умер, вероятно, в 471 г., Теодерих стал (по-видимому, вскоре) во главе остроготов (ср. L. Schmidt, S. 277); между прочим, Л. Шмидт не придает особого значения имеющимся сведениям о возрасте Теодериха (Ibid. S. 273, Anm. l). B 500 г., когда Теодерих посетил Рим, он праздновал там тридцатилетие своей власти (Anon. Vales., 65—69), из чего следует, что он получил после смерти отца власть над своим племенем (но не над Италией) в 470— 471 г. Тогда ему было 18 лет; при сопоставлении дат получается, что он родился примерно в 452—454 гг. (см. прим. 734 и 736).

680 Мать Теодериха (по Иордану, Эрельева — Erelieva, Herilieva; по Анониму Валезия — Ereriliva) была готского происхождения, католичка (неарианка); после крещения получила имя Евсевии (Anon. Vales., 58).

681 Император Маркиан (450—457), преемник Феодосия II, пробовал отменить выплату стипендии федератам, которые за длительное время правления Феодосия II привыкли регулярно получать следуемые им суммы из казны империи. Судя по выражению «ad instar strenuae», речь идет об единовременных «дарах» («dona»), подносимых, как хочет подчеркнуть автор, в виде подарка. Слово «strenua» (лат. strena) и означает именно подарок, подношение к новому году. Однако практически эти якобы щедрые и покровительственные дары императора варварским племенам за их военную помощь империи имели все признаки регулярного и необходимого вознаграждения, настоящей военной стипендии. В письменных источниках подобные взносы определяются рядом слов («dona», «munera», «stipendia», «sollemnia»), которые как бы маскируют зависимость империи от варварских отрядов, стоявших на ее границах. Лев I, преемник Маркиана, выплачивал остроготам 300 ливров золотом ежегодно.

682 Лев I — император (457—474), к которому направили посольство остроготы из Паннонии.

683 Теодерих, сын Триария (Theodericus Triarii filius; в «Romana», §§ 346—347, добавлено: congnomento Strabo, т. е. по прозванию Страбон, strabo — «косой», «косоглазый»). Иордан отмечает, что Теодерих, сын Триария, был готом по происхождению, но не из рода Амалов. Таким образом, Теодерих, сын Триария, противопоставлен Иорданом одноименному с ним Теодериху, сыну Тиудимера, из рода Амалов, будущему знаменитому королю остроготов в Италии.

Теодерих, сын Триария, начал свою деятельность раньше Теодериха Амала и играл в судьбах Восточной империи и своего народа роль предводителя тех остроготов, которые остались во Фракии после того как основная масса остроготов переселилась в Паннонию. И те и другие остроготы стремились быть федератами империи, каковыми они числились уже около столетия. Император Маркиан (450—457) отменил ежегодную стипендию постоянным федератам — остроготам. К началу правления императора Льва I (457—474) Теодерих, сын Триария, с отрядами фракийских остроготов был включен в состав войск всесильного магистра армии Аспара, который был женат на его дочери. Теодерих служил Аспару вплоть до его падения в 471 г.

Так остроготы фракийские заменили остроготов паннонских. Последние казались, быть может, менее опасными — территория их была дальше от столицы; возобновленные при императоре Льве I обычные «дары» федератам потекли в руки Теодериха, сына Триария. Приехавшее в Константинополь посольство от остроготских королей в Паннонии, братьев Валамера, Тиудимера и Видимера, неожиданно встретило в столице Теодериха Страбона, который, по словам Иордана (§ 270), «процветает», «связан дружбою с римлянами и получает ежегодную выплату». Этот факт вызвал ярость, «furor» паннонских остроготов. Они решили, что император пренебрег ими из-за их соперника, Теодериха, сына Триария, и бросились опустошать Иллирик. Мирные отношения паннонских остроготов с империей наладились к 461 г., когда семилетнего Теодериха, сына Тиудимера, передали заложником в Константинополь ко двору Льва I. Первое время империи, по-видимому, приходилось платить стипендию и паннонским, и фракийским федератам; но спустя некоторое время, после убийства Аспара, Теодерих, сын Триария, претендуя на первенствующее положение, подобное тому, какое имел Аспар, стал под стенами Константинополя и принудил императора Зинона (474—491) заключить с ним мир. По договору остроготский вождь получил много золота, звание магистра обеих милиций и титул «короля готов», или «автократора».

Угроза нападения остроготов на Константинополь, однако, не отпала, так как Теодерих, сын Триария, подобно многим варварским вождям, мог изменить империи при любом политическом повороте. И действительно, он перешел на сторону кратковременно стоявшего у власти узурпатора, а когда император Зинон был восстановлен на троне, Теодерих Страбон вторично (в 477 г.) осадил Константинополь. Зинон попытался противопоставить ему молодого Теодериха Амала, но Теодерих Страбон привлек последнего на свою сторону. Император становился игрушкой в руках своих федератов. Так как Теодерих Страбон лелеял надежду, что он возглавит всех готов-федератов, а поэтому не хотел ни в чем уступать представителю рода Амалов, то союз обоих Теодерихов не продлился долго: сын Триария сумел снова приблизиться к Зинону, получить от него сан патриция, звание магистра армии и стипендию на многотысячное войско. Последним актом этого коварного и опасного то союзника, то врага империи было его (третье по счету) приближение к Константинополю, когда в городе, в связи с появлением нового узурпатора (в 481 г.), происходили волнения, а положение императора Зинона стало шатким. После того как Теодерих, сын Триария, был отбит от стен столицы исаврийской гвардией Зинона, он отошел к Иллирику и вскоре погиб: его сбросил испугавшийся конь, и Теодерих Страбон упал на острие копья, которое торчало в одной из повозок его войска (Rom., § 346). Смерть его была воспринята как избавление Константинополя от постоянной опасности, что и зафиксировал Иордан следующими словами: «и смертью своей даровал империи праздник» («et rei publicae diem festum morte sua donavit», — Ibid.). Теодерих, сын Триария, — пример варварского вождя, державшего в страхе Восточную империю. Опираясь на сплоченные отряды своего племени и на подчиненные военные силы, он стремился играть в ее политике чуть ли не главную роль. Если смерть его и явилась праздником для империи, то праздник этот был недолгим, так как на смену Теодериху, сыну Триария, пришел Теодерих Амал.

684 Остроготы Валамера, Тиудимера и Видимера, выйдя из Нижней Паннонии, напали на прилежащие и более отдаленные части Иллирика. Они могли пройти по Верхней Мезии, по обеим Дакиям, достигнуть даже Македонии. Они вторглись в Далмацию, так как известно, что в 459 г. они захватили Диррахий (Prosp. Auct. Havn., а. 459).

685 Теодерих был отдан заложником в Константинополь после переговоров между Львом I и Валамером в 461 г. (см. прим. 679).

686 Возможно, что садаги тождественны с садагариями, упомянутыми в Get., § 265 (ср. прим. 655).

687 Динтцик (Dintzic) — имя сына Аттилы, которое, вероятно, соответствует приводимому Приском имени Денгизих: οι δε του ’Αττίλα παίδες... Δεγγιζίχ… ’Ηρνάχ — Prisci, fr. 36. То же имя в fr. 38. У Марцеллина Комита приводится имя Denzic. Эта часть гуннов, которой предводительствовал Динтцик, искала себе земель где-то на левом берегу Дуная, поднимаясь по его левобережью до области городов Сингидуна и Сирмия.

688 Племена, объединенные сыном Аттилы Динтциком, были по преимуществу гуннскими (ултзинзуры, биттугуры, бардоры), но среди них названо и германское племя — ангискиры, которых Ф. А. Браун считает «малыми скирами», отделившимися от восточных скиров и еще — до поражения Динтцика остроготами — подчиненными гуннам (Ф. А. Браун. Разыскания... стр. 124). Ултзинзуров упоминает Агафий вместе с кутригурами и утигурами (’άλλοι δε Ουλτίζουροι, — Agath., V, 11).

689 Базиана, Бассиана (правильно Bassianae, нын. Петровцы) — город в Нижней Паннонии, между Сирмием и Сингидуном, в области, ограничиваемой Дунаем и Нижней Савой. Гунны Динтцика окружили Бассиану, находившуюся во владениях остроготов, которые населяли Нижнюю Паннонию; последние вытеснили гуннов «из своих пределов» (Get., § 273), когда отогнали Динтцика от Бассианы.

690 Здесь надо подразумевать свавов (или свевов) наиболее восточных, а именно обитавших к северу от Дуная, в районах его левых притоков Грона (Granua) и Вага (Duria), против правобережных римских городов Brigetio и Crumerum. См. прим. 704.

691 Обычно считается, что Иордан спутал Свавию — область племени свавов (ср. предыдущее примечание) и Савию — провинцию в диоцезе Иллирика, расположенную между Савой и Дравой, с центральным городом Сисцией (Siscia). В подобной, как видно, обычной путанице обвиняет Иордана и Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 274). На самом же деле Иордан в данном случае прав, так как именно в этой «Свавии», которая находилась по соседству с Далмацией и была близка к Паннонии, он видел отнюдь не область свевов, а как раз Савию, т. е. область остроготов, где, по рассказу Иордана, свавы Гунимунда захватили бродившие в степях (или в полях) стада готов (Get., 273). Здесь лишний раз подтверждается, что остроготы, — по-видимому, все три части племени, подчиненного трем братьям-королям, — жили между Савой и Дравой. Ошибка Иордана (или переписчика) состоит лишь в том, что он вместо Savia написал Suavia.

692 «У озера Пелсода» («ad lacum Pelsodis») — место близ болотистой территории вокруг устья Дравы; здесь и было то озеро Пелсо, которое определяло, по Иордану, владения Тиудимера (Get, § 268. Ср. прим. 110 и 677 об озере Пелсо). Обратный путь свавов из Далмации и Савии к Дунаю, который им предстояло пересечь, пролегал по восточной части Паннонии, где (около болот Пелсо) их и подстерег Тиудимер.

 693 Здесь имеется в виду не простое усыновление, а военная адоптация, [наменовавшая военный союз старшего с младшим. Так, например, у Прокопия сказано, что усыновление у варваров устанавливалось не грамотами, а оружием: ου γράμμασιν οι βάρβαροι τους παιδας ποιοΰνται, αλλ’ όπλων σκευζη Bell. Pers., Ι, II, 22).

694 Здесь Иордан утверждает, будто бы все племя (gens) скиров погибло в сражении с остроготами, а через несколько строк сообщает, что «остатки скиров» («Scirorum reliquias») приняли участие в следующей битве с остроготами у реки Болии в Паннонии.

695 Под сарматами здесь надо понимать язигов, занимавших земли между Дунаем и Тиссой. Географически язиги близки к свевам.

696 Имя предводителя скиров, Эдика, может быть сопоставлено с именем знатного приближенного Аттилы, Эдекона, многократно упоминаемого Приском (Prisci fr. 7, 8, 12). Хотя Приск называет Эдекона скифом (Ibid., fr. 7) и гунном (Ibid., fr. 8), тем не менее имя его принадлежит к германским. Эдика, вождь скиров, был, по всей вероятности, отцом Одоакра; по крайней мере так (но без указания на скиров) свидетельствует Аноним Валезия (Anon. Vales., 45). По-видимому, Эдика погиб в битве на реке Болии в 469 г.

697 Гунульф был как будто сыном Эдики, следовательно, братом Одоакра. По свидетельству Малха, он был по происхождению скиром (Malchi, fr. 8); перейдя на службу в Константинополь после поражения своего племени в битве на реке Болии в 469 г., он стал стратигом Иллирика.

698 Руги, принявшие участие в борьбе свавов против готов в битве на реке Болии в 469 г., были, по всей вероятности, те самые руги, которые описаны в «Житии св. Северина» (см. прим. 59). Они жили в Паннонии, к северу от готов, занимавших Нижнюю Паннонию (Eugipp., V). Северину приходилось постоянно сталкиваться с королями ругов — Флаккитеем, его сыном Февой (или Фелетеем), с королевой Гизо (Ibid., V, VIII), защищая от них свой монастырь и жителей окрестных городов (Ibid., XL, XLII). В дела королевства ругов вмешивался Одоакр (Ibid., XLIV); вместе с ним руги двинулись в Италию, к которой они стремились еще раньше (Ibid., V). Поэтому, надо думать, Одоакр и называется в источниках «королем торкилингов и рогов» (Get., § 291) и даже считается «рогом» (Rom., § 34). Но часть ругов пришла в Италию позднее, вместе с готами Теодериха, о чем сообщил Прокопий (Bell. Goth., II, 14, 24); поэтому, вероятно, Прокопий называет ругов «готским племенем» (Ibid., III, 2, 1—3).

699 Река Болия (amnis Bolia) в Паннонии упоминается только Иорданом. Предположение, что древняя Болия соответствует нынешней реке Эйпель, впадающей слева в Дунай выше Будапешта, неверно. Эйпель течет вне пределов Паннонии (ср. L. Scimidt., S. 275—276).

700 Иордан с особенной тщательностью извещает о военных удачах остроготов в первые годы их поселения в Паннонии. Упорным и, по-видимому, опасным врагом остроготов являлись свавы (или свевы), нападавшие с севера, из-за Дуная. Иордан кратко, но отчетливо изобразил четыре войны остроготов со свавами, причем во всех случаях победа оставалась за остроготами.

В первой войне, когда свавы шли после грабительского похода в Далмацию через владения Тиудимера, они были разбиты им близ озера Пелсо (Get., §§ 273—274). Во второй войне свавы, объединившиеся со скирами, снова были побеждены остроготами в кровопролитной битве, причем была уничтожена бóльшая часть скиров; в этой битве пал король остроготов Валамер (§§ 275—276). Третья война была гораздо серьезнее предыдущих, так как против остроготов двинулась целая коалиция придунайских племен: свавы, скиры (их «остатки», «reliquiae»), давние враги остроготов — гепиды, герулы, руги. Есть сведения, что названная коалиция даже имела поддержку со стороны войск императора Льва I (Prisci fr. 35). Остроготами руководил Тиудимер, получивший верховную власть после смерти старшего брата Валамера. Сражение произошло в 469 г. на реке Болии, в пределах Паннонии; битва была настолько жестокой, что поле, пропитанное кровью противников, казалось «красным морем», «rubrum mare», а нагроможденные трупы образовали целые холмы (Get., §§ 277—279). Победа остроготов на реке Болии укрепила их положение среди окружавших племен; она оставила след в эпосе, откуда Иордан (единственный историк, сообщивший об этой битве) и почерпнул сведения. Наконец, четвертая война остроготов со свавами ознаменовалась походом Тиудимера за Дунай в 470 г. в земли последних и полной победой остроготов, которым был тогда же возвращен из Константинополя их заложник, сын Тиудимера, молодой Теодерих.

701 Как известно, большинство писателей, сообщавших о «Скифии», об областях с холодным, суровым климатом, каковыми являлись для греческих и латинских писателей земли к северу от Дуная и от Черного моря, фиксировали свое внимание на замерзающей в зимнюю пору реке, которая тогда переставала быть надежным рубежом и естественной защитой империи, так как обеспечивала враждебным племенам удобный переход по льду. Отразил ли Иордан здесь личные впечатления от покрытого льдом Дуная или своими словами передал картину, изображенную в ряде общеизвестных произведений? По-видимому, на оба вопроса надо ответить утвердительно. Иордану были знакомы берега Дуная, во всяком случае, в Нижней Мезии, где он провел некоторую часть жизни. Вместе с тем, будучи достаточно начитанным, он должен был знать многочисленные описания скованного льдом Истра. Иордан как бы вторил словам писателей, которые запечатлели картины зимы на пространствах от Истра до Мэотиды: Вергилий в «Георгинах» (Georg., III, 360—362) писал о Дунае: «На бегущем потоке вдруг затвердевает кора, а волна на хребте своем несет окованные железом колеса; хотя раньше была она гостеприимна судам, теперь же — широким телегам». Особенно ярко и разнообразно описание застывшей реки в многочисленных стихотворениях Овидия, пережившего много зим на Дунае: «Пока воздух тёпел, мы защищены пролегающим между нами Истром», потому что «он своими текучими водами отвращает войны»; но когда «унылая зима покажет свой оцепенелый лик, а земля станет белой от мраморной изморози», тогда нападают вражеские племена (Trist., III, 10). Известно описание северной зимы Луканом; и этот поэт останавливается на поражавшем южан оледенении поверхности вод Боспора Киммерийского, Истра, Мэотиды, Понта. Почти все авторы подчеркивают значение Дуная как грандиозного рубежа племен и культур: «Данубий и Рейн текут промеж мирного и вражеского [миров]; один предотвращает сарматский напор, разграничивая Европу и Азию; другой отражает германцев — жадное до войны племя» (Seneca, Naturales quaestiones. Ad Lucilium, VI, 7, § 1). Клавдий Мамертин в речи 1 января 362 г., посвященной Юлиану, вспоминает, что император с целью «потрясти ужасом все варварство» («ut... barbariam omnem... terrore percelleret») предпринял плавание по Истру. Вдоль правого берега (т. е. по стороне империи) вытянулись войска и население имперских провинций, по левому же (т. е. по стороне варварских областей к северу от Дуная) — «павшее на колени в жалкой мольбе варварство» («in miserabiles preces genu nixa barbaria»). Веком позже Сидоний Аполлинарий в панегирике императору Авиту восклицал: «О, Скифии кочующими полчищами попранный Истр!» (Sidon. Apoll., Carm. VII, v. 43—44), а в панегирике императору Анфемию (Ibid., II, v. 289—271) описывал, что варвары, внезапно прорвавшись, переезжали через «твердый Истр колесами («solidumque rotis transvecta [gens] per Histrum») и колея врезалась в сухие воды («et siccas nciderat orbita lympnas»)». Лед на Истре — условие варварских нападений, поэтому зима — опаснейший период в году. «Зима, — пишет Плиний Младший (62—113 гг.), — время, самое благоприятствующее» варварам и «труднейшее» для римлян, потому что «Данубий соединяет берега морозом («ripas gelu iungit») и, отверделый благодаря льду, выносит на хребте своем огромные битвы («bella transportat»), потому что озверелые племена вооружаются не столько стрелами, сколько небом своим и погодой» (Panegyr. Traian., 12). Особенно в века варварских нашествий подчеркивается опасность твердого ледяного покрова на пограничной реке, которая выдерживает на замерзшей глади тяжесть пересекающего ее войска. В речи к Константину и Констанцию оратор Либаний (314—393 гг.) говорит, что «единственная мольба, исполнение которой может принести спасение, состоит в том, чтобы Истр не покрывался слишком крепким льдом». Желание, подобное тому, какое высказал Либаний, иногда сбывалось. Орозий подробно сообщает, как проломился лед на Дунае под тяжестью людей и животных и толпа бастарнов, ринувшихся через застывшую реку на правый ее берег, почти полностью погибла (Oros., IV, 20, 34-35). Рассказ Орозия, правда, относится к очень отдаленным временам (описанное им нападение бастарнов произошло в 175 г. (до н. э.), но та же картина наблюдалась и в века, близкие Иордану. Иордан тоже посвятил несколько строк Дунаю, покрытому льдом, который помог Тиудимеру с войском переправиться через реку. В других случаях Иордан упоминал о переходе через Дунай либо по тесно поставленным баржам и лодкам (Get, § 77), либо вброд где-то в дельте, очевидно, через самый мелкий, заболоченный рукав Дуная в Нижней Мезии (§ 92), либо без указания способа переправы (§ 133).

702 Предполагается, что Тиудимер перевел свое войско по льду где-то близ Будапешта (см.: L. Schmidt, S. 276); перейдя Дунай, Тиудимер оказался, по словам Иордана, в тылу («а tergo») у свевов, обитавших несколько севернее.

703 Байбары (Baibari, то же, что и Baiovarii или Baiuvarii, от древнего Boji) — жители Богемии (Boihaemum), откуда они передвинулись в начале нашей эры к западу, в провинцию Норик. Название «байювары» (байювары входили в союз племен, объединенных именем свевов или свавов — швабов) сохранилось доныне в названии «бавары».

704 Здесь у Иордана несомненная путаница. Ввиду того, что союз племен, объединенных свавами, распался, племена с именем свавов оказались в разных отдаленных друг от друга областях. Иордан говорит о наиболее восточных свавах, живших на левобережье Дуная, примерно там, где в него впадают реки Ваг и Грон. Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 276) условно называет их «венгерскими» свавами. Эти свавы едва ли могли быть связаны с аламаннами. Свавы, жившие западнее (Шмидт называет их «аламанносвевами», «Alamannensweben»), занимали примерно ту территорию, границы которой приводит Иордан, ошибочно приписывая ее свавам «венгерским». «Аламаннские» свавы сидели в V в. на обоих берегах верхнего и среднего Рейна и на обоих берегах верхнего Дуная, распространяясь к югу на провинции Рэцию и Норик (около города Juvavum, нын. Зальцбург). Наконец, самыми западными свавами были свавы «испанские», занявшие в V в. территорию на крайнем северо-западе Пиренейского полуострова.

705 По решению «первого», или «старшего», короля остроготов Валамера его брат, король Тиудимер, должен был отдать заложником императору Льву I своего сына Теодериха (Get., § 271). Ср. прим. 679.

706 Сарматы — язиги, жившие между Дунаем и Тиссой.

707 Сингидун (нын. Белград), будучи расположен при впадении Савы в Дунай, был наряду с Сирмием важнейшим форпостом империи против набегов придунайских племен (язигов, особенно гепидов и затем славян). Около Сингидуна обычно совершалась переправа через реку и находилась пристань сторожевых судов.

708 Из слов Иордана можно заключить, что Теодерих перед походом на Сингидун обещал вернуть город императору, но не выполнил своего обещания, так как, по-видимому, намеревался усилить мощь своего племени. Возможно, что термин «amatores», которым Иордан определил выше людей из народа, примкнувших к Теодериху, значит не только «охотно идущие по вызову» (старинное слово — «охотники»), но и «сочувствующие». Ясно, что Иордан, преклонявшийся перед Теодерихом, намеренно подчеркнул неповиновение своего героя императору.

709 Слова «стала противна мирная жизнь» («рах coepit esse contraria») перекликаются с утверждением Тацита, что германцам тягостен, неприятен мир («ingrata genti quies», — Germ., 14).

710 Иордан констатирует изменение условий жизни остроготов в Паннонии. Кроме того, что эта область (несомненно, южная ее часть) была уже истощена ее последними обитателями, по-видимому, и походы на левый берег Дуная не давали достаточно добычи: сарматы-язиги, например, были уже ограблены и лишены вождя (ср. § 282). Остроготы, вероятно в огромном большинстве, предводительствуемые Тиудимером, Видимером и Теодерихом, покидали Паннонию. Это передвижение на юг совершилось, по-видимому, не раньше весны 470 г., так как Видимер, вторгнувшийся в Италию, застал там императора Гликерия, который начал править с марта 473 г. (по июнь 474 г.)

711 Интересно, что до основного похода в Италию был совершен предварительный поход (под предводительством Видимера), который явился как бы прелюдией к окончательному переселению остроготов за Альпы. Вероятно, путь в Италию был обдуман остроготами давно; ими не были забыты походы Радагайса и Алариха.

712 Гликерий — император в Западной империи (473—474). 713 Обычный прием, выработанный дипломатией как Восточной, так и Западной империй: прельстить варварского вождя, угрожающего остаться в основных владениях империи (близ Константинополя или в Италии), перспективой выгодных завоеваний отдаленных территорий. Так пытался Гонорий отвлечь Алариха от Италии, посылая его на завоевание Галлии (см. § 153); Зинон, желая избавиться от опасной деятельности Теодериха вблизи от Константинополя (см. §§ 291—292), побудил его идти в Италию, чтобы отвоевывать страну у Одоакра (см. прим. 589, 597).

714 Государство везеготов в Южной Галлии и Испании было в эти годы достаточно прочно; им правил седьмой (от Атаульфа) король — Еврих (466— 485).

715 В связи с соединением небольшой кучки остроготов, побывавших в Италии и продвинувшихся затем в Галлию, с везеготами (в 70-х годах V в.) Иордан вспоминает о временах совместного существования обеих частей племени готов и говорит о «третьем месте поселения» их на Черном море. (Get., §§ 38, 42, 82, 98). Тогда остроготы, жившие восточнее, и везеготы, жившие западнее, по Иордану, составляли «обе ветви одного и того же племени» («utrique eiusdem gentis populi», § 98), и только под влиянием сокрушительного удара гуннов по восточной части готов западная отодвинулась на Дунай и стала искать места для поселения даже на территории империи (Get., §§ 130, 131).

716 Сав (Saus amnis) — река Сава, правый приток Дуная. Тиудимер вторгся на территорию империи в области двух важнейших придунайских форпостов римлян — Сирмия (на Саве) и Сингидуна (при впадении Савы в Дунай). Перейдя реку он, несомненно, двинулся по правому берегу на восток до Виминакия и затем свернул к югу, следуя по долине правого притока Дуная Марга (Морава Сербская) вплоть до Наисса (нын. Ниш).

717 Отдельные отряды сарматов-язигов находились на правом берегу Дуная на службе Восточной империи.

718 Иордан имеет в виду префектуру Иллирика. Наисс (Ниш) находился в провинции Верхней Мезии, входившей в состав этой префектуры.

719 Лагерь Геркулеса, или Геракла (castra Herculis), находился, по-видимому, в Дардании или в Пэонии (северная часть Македонии), где-то севернее города Стоб (Stobi, у Иордана Stobis).

720 Ульпиана (Ulpiana) — город в Дардании, к юго-западу от Наисса (Ниш). Название «Ульпиана» произошло от имени рода Ульпиев, к которому принадлежал император Траян, совершивший победоносные походы в придунайских областях.

721 Стобис (Stobis) — город Стобы (нын. Градско) в Македонии (в северной ее части, называемой Пэонией), на реке Вардар.

722 Гераклея (Eraclea, нын. Монастырь) близ границы между Македонией и Фессалией.

723 Лариса (Larissa) — крупный город Фессалии. Возможно, что Иордан преувеличивает результаты победы Тиудимера, присоединяя к ней результаты более поздних походов Теодериха в 479 и 482 гг. (ср. L. Schmidt, S. 277).

724 Фессалоника (Thessalonica, нын. Салоники, русск. Солунь) — крупнейший город Восточной Римской империи в провинции Македонии, на берегу Салоникского залива. Тиудимер, выйдя из Наисса, направился к югу вверх по течению Моравы, через горный перевал и вниз по течению Вардара (древний Аксий, Azius), впадающего в Салоникский залив немного западнее Фессалоники.

725 По всей вероятности, Зиноном, который получил власть в феврале 474 г. (правил до 491 г.).

726 Неправдоподобно. Вряд ли при своей относительной малочисленности готы могли успеть заселить эти города.

727 Церры (Cerru, Cerrae, Kyrrhos) — город в Македонии к северо-западу от Фессалоники.

728 Пеллы (Pellae, Pellas, Pella) — город в Македонии к северо-западу от Фессалоники и к северу от озера Яница (древний Борбор, Borborus).

729 Европа (Europa) или Европ (Europus) — город в Македонии к северу от Фессалоники, близ реки Вардар. Европой, кроме того, именовалась небольшая провинция диоцеза Фракии, наиболее восточная и включавшая в себя Константинополь.

730 Медиана (Mediana) — по-видимому, город Метона (Methone) в Македонии к югу от Фессалоники, на побережье Салоникского залива.

731 Петина (Petina), Пидна (Pydna) — город в Македонии к югу от Метоны, на побережье Салоникского залива.

732 Берея (Berrhoea, у Иордана Bereu, нын. Верия или Веррия) — город в горах южной Македонии к западу от Фессалоники. Не путать с Береей, нын. Старой Загорой, во Фракии (ср. прим. 329).

733 По предложению Моммсена, Sium = Δΐος, т. е. город Дий (Dium) южнее Пидны, на побережье Салоникского залива. Энсслин (W. Ensslin. Theoderich..., S. 40) уверен, что названные семь городов Македонии (Церры, Пелла, Европ, Метона, Пидна, Берея, Дий) были переданы Тиудимеру после переговоров с патрицием Гиларианом, который таким образом спас Фессалонику от захвата ее остроготами. Эта македонские города находились к западу от реки Вардара, по обе стороны важнейшей магистрали (древней via Egnatia), которая соединяла берега Адриатического моря (Диррахий) с Фессалоникой и Константинополем. Из этой же области открывался путь к югу, в Фессалию и Грецию. Л. Шмидт относит завоевание семи македонских городов к походу Теодериха в 482 г. (L. Schmidt, S. 277).

734 В данном случае едва ли есть основание не доверять сообщению Иордана о месте смерти отца Теодериха (ср. W. Ensslin, Theoderich..., S. 40, 359). Однако Л. Шмидт полагает, что Тиудимер умер не в Церрах, а в Наиссе (L. Schmidt, S. 277). Относительно года смерти Тиудимера и прихода к власти его сына Теодериха существуют разные суждения. Обычно считается, что Теодерих стал королем в 474 г. Но Л. Шмидт (Ibid. S. 278) признает годом начала правления Теодериха, значит, и годом смерти Тиудимера, 471 г., ссылаясь на сообщение Анонима Валезия (Anon. Vales., 67) и на указания в хрониках Кассиодора и Мария Аваншского (под 500 годом). Ср. прим. 736.

735 По-видимому, Иордан «модернизировал» церемонию облечения королевской властью, сказав о назначении на престол наследника, «designatio heredis» (У Иордана «filium regni sui designat heredem» — Get, § 288). Едва ли так могло случиться в V в. у остроготов, у которых первенствующую и решающую роль играло народное собрание; обычно оно и аккламировало нового вождя племени. Надо думать, что Иорданом руководило желание (связанное с его тенденцией) показать, что еще в период, предшествовавший приходу остроготов в Италию, положение династии Амалов было уже вполне укрепившимся, поэтому-то он и сказал, что Теодерих облечен королевской властью по волеизъявлению умирающего отца (ср.: L. Schmidt, S. 277—278).

736 В момент смерти Тиудимера (см. прим. 734) Теодерих находился в Новах (Novae, нын. Свиштов, Систов), на Дунае. Став преемником отца, Теодерих был провозглашен «dux Gothorum» и лишь позднее, после смерти Одоакра (в 493 г.), он стал называться «Flavius Theodericus rex». Однако правителем Италии он считал себя со дня перехода через реку Изонцо 28 августа 489 г. (ср. Variae, I, 18; Bell. Goth., I, 1, 31). Еще одно исчисление времени власти Теодериха дает отчетливое сообщение Анонима Валезия (Anon. Vales., 65—69) о том, что после смягчения конфликта между папой Симмахом (498—514) и антипапой Лаврентием Теодерих прибыл в Рим и отпраздновал «тридцатилетие («tricennalia») своего правления; это событие произошло в 500 г., как указывает Кассиодор в своей хронике (Cass. Chron., р. 160); то же подтверждается записью в хронике Мария Аваншского (Mar. Avent., а. 500, 3). Судя по этой дате (500 г.), Теодерих считал себя правителем готов с момента своего возвращения из Константинополя (в 471 г.). Л. Шмидт получение Теодерихом власти над готами ставит в связь со смертью его отца Тиудимера (L. Schmidt, S. 277—278), что к тому же перекликается с сообщением Иордана в § 288 (см. прим. 735). Путем ли наследственной передачи власти или путем аккламации, Теодерих, вероятно, стал вождем готов лишь после смерти отца, в 474 г. Однако другой исследователь истории готов, В. Энсслин (W. Ensslin, Theoderich..., S. 359), полагает, что Теодерих был с 471 по 474 г. соправителем Тиудимера. Того же мнения придерживается Э. Штейн (Е. Stein, I, S. 527). Л. Шмидт с достаточным основанием отрицает соправительство Теодериха (L. Schmidt, S. 277, Anm. 3). Итак, Теодерих стал королем готов в 471 г., фактическим властителем Италии — в 489 г.; официальным правителем Италии — в 493 г., после смерти Одоакра.

737 Отношение императора Зинона к Теодериху, ставшему повелителем остроготов, диктовалось, с одной стороны, стремлением противопоставить его другому еще не утерявшему могущества предводителю варварских отрядов — Теодериху, сыну Триария, а с другой — необходимостью во что бы то ни стало обезопасить империю от энергичного, полного агрессивных намерений молодого остроготского вождя. Иордан говорит, что Теодерих был приглашен в Константинополь и принят во дворце; в честь его в столице был устроен триумф, а против дворца была установлена конная статуя; Зинон «усыновил его по оружию» и сделал консулом. К этому надо прибавить, что Теодерих получил звание патриция и чин магистра армии, а также всевозможные дары и деньги. Прием Теодериха в Константинополе совершился летом 477 г., после того как он не подпустил Теодериха, сына Триария, к стенам столицы. Вероятно, рассказ Иордана о чествовании Теодериха объединяет несколько приемов, устроенных Теодериху в Константинополе; в 483 г. он был приглашен императором Зиноном (уже после смерти Теодериха, сына Триария) и тогда принял командование над всеми войсками Балканского полуострова (именно стал «magister militum praesentalis»); на следующий, 484 год, он был дезигнирован (назначен) консулом и получил для поселения своего народа Дакию Прибрежную и значительную часть Верхней Мезии.

738 Предполагалось, что «сын по оружию» («filius in arma») не пойдет войной на своего «отца по оружию». На это своеобразное усыновление хотел опереться в дальнейшем преемник Теодериха Аталарих. Опасаясь изменения отношений с Константинополем (к чему были основания, так как политику империи направлял будущий император Юстиниан, осуществивший впоследствии план уничтожения королевства остроготов в Италии), Аталарих в послании к императору Юстину в 526 г. прибегнул к напоминанию, что он, Аталарих, как наследник Теодериха, «сына» императора, доводится Юстиниану «внуком» и потому просит у него совета и помощи. По-видимому, и не царствовавший отец Аталариха, Евтарих (муж Амаласвинты), был в свое время пожалован «военным усыновлением» со стороны императора Юстина (518—527). Ср. Variae, VIII, I — послание Аталариха императору Юстину в 526 г.

739 Слова Иордана «suis stipendiis» следовало бы передать «на свои средства»; но едва ли средства, потраченные на триумф Теодериха в Константинополе в 485 г. (устроенный в благодарность за поход остроготов за Дунай против булгар), были частными. Это подтверждается соответственным по смыслу текстом из «Romana» (§ 348), где о том же событии сообщается: «устроил триумф на государственные средства» («triumphum ex publico dono peregit»).

740 Теодерих был консулом вместе с Венанцием Децием в 484 г. (Cass. Chron., а. 484).

741 Конная статуя (equestris statua) в знак прославления Теодериха была воздвигнута по приказанию императора Зинона на одной из площадей Константинополя в 484 г., после того как Теодерих оказал Зинону существенную военную помощь в его борьбе с узурпатором Леонтием.

742 Теодерих получил для поселения готов земли в Дакии Прибрежной и в Верхней Мезии, т. е. в двух северных придунайских провинциях префектуры Иллирика.

743 «Hesperia plaga» — Италия.

744 Как имя «Roma», так и слово «urbs» — женск. рода; к этим словам относится эпитет «domina», «госпожа». Однако в переводе дано слово «владыка», так как по-русски Рим — мужск. рода.

745 Тираном Иордан называет в данном месте «короля торкилингов и рогов» Одоакра, полновластно распоряжавшегося Италией с 476 г.

746 Император Зинон как бы передал Теодериху — «своему собственному клиенту» (Rom., § 348) — Италию, препоручая ему римский сенат и римский «народ» Западной империи, лишенной уже императора. Иордан называет Италию «regnum».

747 «Слуга ваш и сын» — «сын по оружию» («filius in arma») (см. прим. 693 и 738).

748 Иордан, являясь сторонником проримской политики готов, тенденциозно освещает отношение императора Зинона к уходу Теодериха и остроготов в Италию. Зинон не только не «огорчался» этим фактом, но подготовил его и считал необходимым для Восточной империи, особенно для Константинополя. Нередко поведение остроготского вождя внушало опасение за судьбы столицы. Даже после устроенного Теодериху триумфа, как награды за победоносную войну с булгарами на нижнем Дунае, после увенчания его славы установкой конной статуи перед императорским дворцом (Get., § 289) и назначения его консулом (на 484 г.) Теодерих, в надежде на политическую самостоятельность, не захотел пребывать в повиновении у императора. После всех перечисленных знаков признания и прославления Теодерих тем не менее в 486 и 487 гг. угрожал осадой Константинополя, которую он снял будто бы по той причине, что к нему явилась с богатыми дарами от императора его сестра Амалафрида. В этот-то момент и возник план похода в Италию с целью отобрать ее у Одоакра, причем руководящим мотивом у Зинона могло быть только стремление избавиться от остроготов и их вождя. Прокопий ставит в прямую связь намерение Теодериха начать осаду Константинополя и предложение Зинона Теодериху относительно Италии (Bell. Goth., Ι, 1, 9—12; II, 6, 16). Вполне вероятно, сыграла роль и проявившаяся при этом инициатива самого Теодериха, державшего, как передает Иордан, перед императором речь о бедственном состоянии Гесперии-Италии и Рима, которые «носятся... как по волнам, подчиняясь тирании короля торкилингов и рогов» (Одоакра), и которые надо от него освободить. Если официально Теодерих пошел на завоевание Италии с целью воссоединения ее с империей, то действительные, скрытые его намерения простирались гораздо дальше — утвердить власть остроготов над Италией. Он осуществил их полностью. Права Теодериха и готов на Италию не были закреплены каким-либо государственным актом со стороны Зинона, хотя Теодерих уже во время осады Равенны, посылая главу римского сената к императору, надеялся облачиться в царские одежды, «sperans vestem se induere regiam» (Anon. Vales., 53). Прокопий неоднократно указывает как на поручение предпринять поход против Одоакра, так и на передачу (υποθηκη) отвоеванной «Гесперии» остроготам и их предводителю, однако он не упоминает о документе, фиксирующем эту передачу: «и той землей (Италией) пусть он (Теодерих) и готы владеют в дальнейшем по праву и справедливости» (κρατεΐν ορθως και δικαίως, — Bell. Goth., II, 6, 16; ρр. I, 1, 26). Но в более позднем (X в.) источнике (Hist. miscella, XV) сказано: «предусматривая пользу для империи, Зинон согласился на просьбы Теодериха и передал ему Италию посредством торжественного рескрипта» (per pragmaticum).

749 Знаменитое выражение «Senatus populusque Romanus», высеченное на множестве римских памятников в виде начальных букв этих слов: S. Р. Q. R., дожило до V—VI вв., но не сохранило, конечно, прежнего своего значения. При Теодерихе сенат играл лишь роль городского совета в Риме, а то, что называлось «народом», было, по-видимому, собранием представителей купеческо-ремесленной части римского населения, действовавшей, как правило, наряду с сенатом в области городских мероприятий (продовольствие, водоснабжение, публичные игры и т. п.). При этом фактическим управителем Рима и крупным должностным лицом времен поздней империи и варварских государств был префект города, «praefectus urbis» (или в дательном пад. — urbi). Несмотря на то, что значение сената и «народа» римского уменьшилось, они неизменно почитались остроготскими королями. Политическая программа общего характера (в начале царствования, даже просто в начале года) докладывалась сенату и входила в состав обращений к «народу». Через сенат король представлял разных лиц к высоким должностям и званиям. Документами, адресованными сенату и «народу» римскому, изобилуют акты государственной канцелярии остроготских королей, собранные в так называемых «Variae» Кассиодора. Эти знаки почтения и признания старейших институтов древнего Рима составляли показную, декоративную сторону правления остроготских королей, главным образом Теодериха. Как известно, он не стремился к слиянию остроготов с населением Италии и в своей политике учитывал три фактора: а) остроготов с их малочисленностью и фактическим господством в стране, 6) местные италийские элементы с их многочисленностью, социальной неоднородностью и с их веками освященными учреждениями и, наконец, в) отдаленную империю, которая в руках Юстиниана (а он действовал уже при Юстине) становилась все более активной в своих завоеваниях. Таким образом, остроготские короли — фактические правители страны — признавали сенат и римский «народ» как необходимые элементы Западной Римской империи, равно как и гражданские должности предоставляли преимущественно италийцам.

750 Теодерих покинул Константинополь в 488 г.

751 Указание Иордана свидетельствует, что остроготы ждали Теодериха на местах их поселения — частично во Фракии, а также в Мезии и в Дакии Прибрежной. Центром, вокруг которого скопились остроготы перед выступлением в поход (и для переселения) в Италию, был город Новы на Дунае, в Нижней Мезии. Теодерих пошел по направлению к Сингидуну и Сирмию осенью 488 г. (так указано у Марцеллина Комита, под 488 г.)

752 Судя по словам Иордана, не все остроготы последовали за Теодерихом в Италию, а лишь те, которые оказались единомышленниками своего вождя в его предприятии. Некоторая часть остроготов, смешиваясь с местным населением, прочно осела в Мезии и Фракии и не пошла даже за представителем почитаемого остроготами рода Амалов, каким был молодой Теодерих. У Прокопия вскользь брошено замечание о готах, издавна живших во Фракии и не последовавших за Теодерихом в Италию (Bell. Goth., Ι, 16, 2; Bell. Pers., Ι, 8, 3; ср. Get., § 267 о «малых готах»). Остроготы двинулись за Теодерихом все же «целым народом» («cum gente Gothica», — Anon. Vales., 49) в виде «войска» («exercitus»), т. е. с женщинами и детьми, с повозками и скотом. Ясно свидетельствует об этом Прокопий: «за ним (Теодерихом) следовал народ Готов (о των Γότθων λεώς), нагрузив на повозки (εν ταΐς αμάξαις) детей и женщин и пожитки (τα έπιπλα), сколько возможно было увезти» (Bell. Goth., Ι, 1, 12). Число переселившихся в Италию остроготов не поддается определению. Обычно считают, — конечно, приблизительно, — что с Теодерихом шло до 20 тыс. воинов, всего же (с семьями) — до 100 тыс. человек (ср. L. Schmidt. S. 293). Прокопий назвал (правда, сведения относились к более позднему времени) чрезмерную цифру: 200 тыс. воинов. Однако косвенным путем можно заключить, что Теодерих вел за собой не очень многочисленное войско: между битвами близ Вероны (в сентябре — октябре 489 г.) и Милана (в августе 490 г.) Теодерих расположил свой народ в пределах такого небольшого города, каким был Тицин (Павия), и успешно выдержал за его стенами осаду войска Одоакра.

753 Прямой путь, о котором говорит Иордан, был старой римской военной дорогой, служившей для походов римских легионов из Италии в придунайские провинции. Эта дорога начиналась от Аквилейи, в провинции Венетий, шла через горные перевалы, направляясь к Эмоне (нын. Любляна) на Саве и к Новиетуну (Дерново) на той же реке, затем следовала по правому берегу Савы через города Сисцию (Сисек), Сервитий (Градиска) на Сирмий и Сингидун. Отсюда дорога продолжалась вдоль южного берега Дуная по обеим Мезиям, а также ответвлялась к югу, в Македонию и во Фракию. О пути, по которому Теодерих провел остроготов в Италию, имеется и иное, менее вероятное сведение. Прокопий сообщает, что Теодерих достиг берегов «Ионийского залива», т. е. Адриатического моря, откуда намеревался переправиться, по-видимому, к Равенне. Но так как кораблей там (вероятно, в порту Салоны) не оказалось, то он вошел в пределы Италии сухим путем, следовательно, двинулся вдоль побережья Далмации (Bell. Goth., Ι, 1, 13).

754 Отправившись в Италию через Сирмий (такой именно путь указывает Иордан), Теодерих вступил в области, соседние с Паннонией (Нижней), — в Савию с городом Сисцией на реке Саве, затем в южную часть Норика и, наконец, в Венетии. Старые названия римских провинций продолжали жить и во времена Иордана, хотя они уже постепенно стали стираться как в государстве Одоакра (оно включало в себя Норик), так и в государстве Теодериха.

755 Венетии (Venetiae) — провинция в префектуре Италии, ýже — в диоцезе Италии, где эта провинция была наиболее восточной; расположенная вокруг северного побережья Адриатического моря, она включала города Аквилейю, Патавий (Падую), Верону и др.

756 Двинувшись (осенью 488 г. из города Новы, Novae) на завоевание Италии, Теодерих вступил в пределы крайней восточной ее провинции — Венетий — через реку Сонций (Изонцо), где была переправа и мост (pons Sontii). Переправа через Изонцо считалась входом в Италию. У Кассиодора встречается такое выражение: «струи Сонция... где впервые принимает нас государство Италии» («Sonti fluenta... ubi primum Italiae nos suscepit imperium», — Variae, I, 18). Несколько ниже Иордан (хотя и забежав вперед с упоминанием о сражении между войсками Теодериха и Одоакра близ Вероны) говорит, что остроготы разобрали свои лагеря (по-видимому, те, которые были разбиты у «Моста Сонция») и Теодерих «вступил в пределы Италии». Вступление остроготов в Италию совершилось 28 августа 489 г. (Cass. Chron., а. 489; Variae, I, 18; Mar. Avent, а. 489; Ennod. Panegyr., 36—38).

757 Полагают, что «Веронскими полями» Иордан называет местность к северу от Вероны, по направлению к предгорьям Альп. Сражение между войсками Одоакра и Теодериха, закончившееся победой войск последнего, произошло в конце сентября 489 г. Иордан не упомянул о втором, также победоносном для Теодериха сражении с войсками Одоакра, которое произошло 11 августа 490 г. восточнее Милана на реке Адде, после чего Одоакр заперся в Равенне (ср. Anon. Vales., 50—53).

758 См. прим. 756.

759 Войско Теодериха пересекло нижнее течение Пада — реки По, но, несомненно, выше его разветвленной и сильно заболоченной дельты.

760 Пинета (Pineta — от «pinus», «сосна»; pinetum — сосновая роща). Названием «Пинета», сохранившимся до наших дней, именуются обширные пространства близ Равенны, поросшие зонтичными соснами — пиниями.

761 «Почти целое трехлетие» — с конца 490 г. по начало 493 г. Теодерих начал осаду Равенны после победы над Одоакром у Милана в августе 490 г. В феврале или в начале марта 493 г. он вошел в Равенну.

762 Признание Теодериха повелителем Италии произошло раньше взятия им Равенны (в феврале—марте 493 г.). Еще в 490—491 гг. остроготы овладели рядом городов по реке По; южная Италия и Сицилия были подготовлены к переходу на сторону Теодериха стараниями ее правителя, отца Кассиодора. Чрезвычайно укрепило авторитет Теодериха в Италии признание его римским сенатом. Осенью 490 г. сенатор Фест (Anon. Vales., 53) отправился в Константинополь к императору Зинону (ум. 9 апреля 491 г.) с просьбой пожаловать Теодериху царское облачение («vestem regiam»). Преемник Зинона Анастасий признал Теодериха лишь в 497 г. Император считал Теодериха правителем Италии от его, императора, имени, патрицием и магистром обеих милиций. Для готского населения Италии Теодерих был королем («rex»).

763 Теодерих, пригласив Одоакра во дворец (через несколько дней после взятия Равенны), своей рукой убил его в марте 493 г. Тотчас же было перебито и все войско Одоакра. Так у Анонима Валезия (Anon. Vales., 55, 56), Иоанна Антиохийского (Ioh. Antioch., fr. 214) и в других источниках. (Ср. прим. 597.)

764 Третий год по вступлении Теодериха в Италию приходится на 492 г. Быть может, Иордан считал годом вступления остроготов в Италию 490 г., когда Теодерих, после битвы близ Милана, проявил себя безусловным победителем в стране, уже отвернувшейся от Одоакра. Во всяком случае, на третий год по вступлении Теодериха в Италию на престоле Восточной империи сидел уже не Зинон (ум. в 491 г.), а его преемник Анастасий (491—518). Посольство же римского сената с просьбой о признании остроготского вождя повелителем Италии было направлено еще к Зинону.

765 Теодерих снял одежду своего племени («suae gentis»), т. е. готское одеяние. В период проникновения варваров на территорию Римской империи внешний вид варвара отличался от внешнего вида «римлянина» (римского гражданина). Варвар отпускал длинные волосы, носил тугие, облегающие одежды, употреблял меха, не расставался с оружием. «Римская» молодежь (в Константинополе, в Риме) забавлялась иногда модой одеваться «по-варварски» (в гуннский или в готский костюм). Обыкновенные варвары не одевались «по-римски», только варварские вожди в торжественных случаях облачались в пышные официальные одежды греко-латинских должностных лиц и военных. Так поступали Одоакр и Теодерих — оба патриции и магистры армий (особенно Теодерих, усыновленный византийским императором), показывая тем самым, что они являются правителями и римского, и варварского населения. Иордан употребил для этого сложного понятия термин «Gothorum Romanorumque regnator» (Get., § 295). Император Зинон не утвердил полномочий Теодериха на Италию, так как при жизни Зинона еще не был устранен Одоакр. Только в 496—497 гг. император Анастасий отправил в Италию «знаки царского достоинства» («regalia insignia», — Variae, I, 1), которые были отосланы Теодерихом в Константинополь, где они и находились. Через посланца римского сената Теодериху были переданы «подобающие дворцу убранства» (Anon. Vales., 65).

766 Лодоин — Хлодвиг, король франков (481—511). Из королей — современников Теодериха — Хлодвиг был самым могущественным, особенно после уничтожения им в 486 г. так называемого «государства Сиагрия» (образовавшегося на остатках территории империи в Галлии, к северу от Луары) и после знаменитой победы франков при Вогладе (франц. Вуйе) в 507 г., когда Хлодвиг нанес поражение везеготам, убил их короля Алариха II и присоединил бóльшую часть южной Галлии (к югу от Луары вместе со столицей везеготов — Тулузой) к своим владениям.

767 Аудефледа — сестра (так у Григория Турского) или дочь (так у Иордана) короля франков Хлодвига, которую в 495 г. Теодерих просил себе в жены и на которой женился.

768 Первые два имени сводятся к одному — Хильдеберт (Childebertus); третье имя — Теудеберт (Theudebertus) принадлежало не сыну, а внуку Хлодвига.

 769 Имеются в виду войны Хлодвига с везеготами, королем которых был зять Теодериха Аларих II, погибший в борьбе с франками (в 507 г.), и войны сыновей Хлодвига с бургундами, королем которых был равным образом зять Теодериха Сигизмунд, также погибший в борьбе с франками (в 523 г.). Теодерих вмешивался в эти войны, так как, с одной стороны, он не желал усиления Меровингов, а с другой — был заинтересован в землях южной Галлии, где захватил «Провинцию» (Прованс), простиравшуюся к востоку от нижней Роны.

770 Аларих II — король везеготов (485—507). Теодерих выдал за него замуж свою дочь Тиудигото [Thiudigoto; у Анонима Валезия, 63 — Theodegotha; у Прокопия (Bell. Goth., Ι, 12, 22) — Θευδιχοΰσα]. Их сын Амаларих, рано осиротевший, пользовался покровительством своего могущественного деда, Теодериха. Амаларих был королем везеготов в 507—531 гг.

771 Сигизмунд — король бургундов (516—523), сын короля Гундобада. В 494 г. Теодерих выдал за него свою дочь Острогото. Имя Острогото считается прозвищем дочери Теодериха Ариагны (Anon. Vales., 63: nomine Arevagni), подчеркивавшим ее остроготское происхождение; оно употреблялось для отличия от Ариагны — дочери императора Льва I, жены императора Зинона (474—491), затем Анастасия (491—518).

772 Беретмод, Беримуд отмечен в родословной Амалов (Get., §§ 79—81) как правнук Германариха, внук Гунимунда и сын Торисмуда. Беримуд (Berimud, Beretmod) явился к везеготам в южную Галлию, покинув соотечественников — остроготов, когда они подчинились гуннам в причерноморских степях. Он не открыл везеготам, что он, Беримуд, является прямым потомком древнего и почитаемого у готов рода Амалов. Беримуд был свидетелем возведения на престол королевства везеготов короля Теодорида I (419—451) из рода Балтов. Беримуд стал ближайшим советником Теодорида (Get., §§ 175 и 251). У Беримуда, по сыну его Ветериху, был внук Евтарих, которого вызвал к себе из Испании Теодерих, король остроготов, чтобы сочетать его — представителя ветви рода Амалов — со своей дочерью (Теодерих не имел сыновей) Амаласвинтой, по отцу продолжавшей линию Амалов. По-видимому, генеалогическая линия Германарих—Гунимунд—Торисмуд— Беримуд — Ветерих — Евтарих является легендарной. По мнению Л. Шмидта, (L. Schmidt, S. 253), она вымышлена Кассиодором.

773 Торисмод (Thorismod или Thorismud) — король остроготов, внук Германариха; погиб в войне с гепидами. Соответственно родословной, он был не дедом Евтариха, как ошибочно указал Иордан (§ 298), а его прадедом. О родословной Евтариха см. предыдущее примечание.

774 Об Амаласвинте, дочери Теодериха и матери его преемника Аталариха, см. прим. 802.

775 Амалафрида — сестра Теодериха; выдав ее замуж за короля вандалов Тразамунда, Теодерих осуществил политический союз с королевством вандалов в Африке.

776 Теодахад — сын Амалафриды и племянник Теодериха. Дочь Теодериха Амаласвинта, потеряв сына — короля Аталариха (ум. в 543 г.), вышла замуж за Теодахада, своего двоюродного брата, так же, как и она, Амала. До женитьбы он был далек от королевского двора, жил, как «частное лицо около своих ларов» (Get., § 306), где-то в Тусции. Несмотря на то, что именно королеве-регентше он был обязан своим возвышением до сана короля, он сразу же отстранил ее, а затем приказал убить. В течение 534—536 гг. Теодахад один занимал трон Остроготского королевства в Италии. При Теодахаде началось завоевание Италии войсками Велисария, занявшими Сицилию, после чего готское войско свергло Теодахада и провозгласило королем его приближенного, Витигеса.

777 Тразамунд, четвертый по счету король вандалов, начиная с Гейзериха, который привел вандалов в Африку. Тразамунд правил в Карфагене в 496—523 гг. Теодерих, король остроготов, хотел закрепить связи с рядом варварских королевских домов, для того чтобы создать как бы общий фронт против Восточной империи. В 511 г. он писал Тразамунду, что надо заботиться об укреплении (политического) согласия (Variae, V, 43). Теодерих — к концу жизни старейший, обладавший значительным политическим весом варварский король (соперником Теодериха, по существу превосходившим его и силами, и успехами, был франкский король Хлодвиг, который умер в 511 г., на 15 лет раньше Теодериха) — выдал дочь замуж за Амала из той ветви своего рода, которая находилась в Испании, сестру свою сосватал за короля африканских вандалов, а племянницу — за короля турингов. По приходе в Италию Теодерих немедленно породнился через двух своих дочерей с королевскими домами везеготов и бургундов. Сам Теодерих был женат на Аудефледе, дочери короля франков Хлодвига.

778 Питцам, или Питца, Петца, был одним из полководцев Теодериха, его комитом и «приматом». Последний термин Иордан неоднократно употреблял в отношении представителей варварской знати (Get., §§ 134, 247, 277, 304 и др.) и, по-видимому, в отношении членов ближайшего к королю совета; «приматы», «первые люди» (primi), старейшины, должны были, по свидетельству Иордана, избираться (ср. прим. 796).

779 Короли гепидов Трапстила (Trapstila, Thrafstila) и сын его Тразарих (Trasaricus, Thrasaricus) были противниками остроготов. Первый из них старался помешать движению Теодериха к городу Сирмию, когда остроготы направились из Мезии в Италию. Однако Трапстила был разбит Теодерихом в сражении при реке Ульке (Ulca fluvius, — Ennod. Panegyr., 28). Быть может, название «Ulca» соответствует названию болот «Hiulca» (Dio Cass. Hist., Rom., LV, 32. 3. Aur. Vict, Epit., 41, 5). После этого гепиды вынуждены были допустить зимовку (в 488—489 гг.) Теодериха с войском в Сирмии. Спустя два века после составления «Getica» Иорданом Павел Дьякон (Pauli Diac. Hist. Rom., lib. XV, cap. XV), отмечая враждебность гепидов к остроготам, записал, что Теодерих «победил Трапстилу, короля гепидов, затеявшего против него козни (insidias sibi molientem)». Сын Трапстилы Тразарих занял Сирмий, когда Теодерих уже был королем в Италии, но после победы Питцама, комита короля Теодериха, над гепидами также принужден был оставить город остроготам. Теодерих особенно упорно отстаивал свои права на Иллирик, потому что иллирийские области издавна причислялись к Западной империи. Кроме того, остроготы всегда были готовы напасть на гепидов в Сирмии, так как этот город считался «границей Италии» («limes Italiae», — Ennod. Panegyr., 12). Но чтобы отобрать Сирмий у гепидов и оказать помощь Мундону, врагу гепидов, остроготы направили комита Питцама. Мундон не справился бы с сильной иллирийской армией императора Анастасия, но, поддержанный войсками Питцама, оказался вместе с ним победителем Савиниана (см. прим. 780, 781).

780 Флавий Савиниан — консул 505 г. (вместе с Манлием Феодором) и магистр армии Иллирика, упомянут Иорданом как предводитель войск, стоявших на берегах Дуная и Савы, в области города Сирмия, который неоднократно переходил из рук в руки (то остроготов, то гепидов, то империи). По свидетельству Марцеллина Комита (под 505 г.), Савиниан потерпел полное поражение от «гета Мундона» (см. следующее примечание), хотя вел против него десять тысяч воинов; за войском следовал обоз с оружием и продовольствием («plaustrasque armis atque commeatibus secum trahens»). Сражение произошло при Horreum Margi, близ реки Моравы (Margus); неудачная для войск империи война названа Марцеллином Комитом «плачевной войной» («lamentabile bellum»). Иордан дал более подробную картину, чем Марцеллин Комит. Он сообщил, что с Савинианом сражался не один Мундон со своими отрядами, но и пришедший к нему на помощь Питцам, комит Теодериха, который послал этого полководца отвоевать Сирмий у гепидов. Сражение между Савинианом, с одной стороны, и Мундоном при поддержке Питцама — с другой, разыгралось, по Иордану, «у города, именовавшегося Margo planum» (см. прим. 782).

781 Мундон (Mundo) был, очевидно, видным деятелем в придунайских областях в начале VI в. Он отмечен в ряде источников, причем даже в столь кратком, как записи Марцеллина Комита. Происхождение этого, несомненно варварского, вождя остается неясным. У Иордана он довольно обстоятельно определен как лицо, связанное с родом Аттилы (что вовсе не означает, что Мундон был гунном): «hic Mundo de Attilanis quondam origine descendens» (§ 301). Может быть, правильнее определение Марцеллина Комита (под 505 г.): Савиниан двинул войска «против Мундона гета» («contra Mundonem Getam»), т. е. гота; ведь Питцам помог Мундону, будучи военачальником готов, хотя его содействие отряду Мундона было и обусловлено политическим соотношением сторон: остроготы шли против своих врагов (и врагов Мундона) — гепидов, а также, оспаривая у империи Иллирик, против Савиниана, врага Мундона. По хронографии Малалы, Мундон был гепидом, сыном короля. Несмотря на то, что этот последний источник наиболее далек от истории Подунавья и возник позднее трудов Марцеллина Комита и Иордана, его свидетельство рассматривается как самое достоверное, причем, по-видимому, только оттого, что оно перекликается со свидетельством Иордана, у которого сказано: Мундон бежал из земель племени гепидов («Gepidarum gentem fugiens», — § 301). В работе А. Д. Дмитрева («Движение скамаров», стр. 10) отдается предпочтение данным Малалы и, кроме того, без всякого основания сообщается, что Мундон будто бы подвергался «преследованиям короля Тразариха» и спасался от него «вместе с группой близких людей».

782 Город (civitas) между Дунаем и его правым притоком Мóравой назван у Иордана «Ровный Марг» («Margum Planum», — эту форму принял Моммсен в своем географическом указателе). Несомненно, что «Ровный» (т. е. равнинный, лежащий на равнине, среди полей) Марг соответствует «Horreum Margi» («Житница Марга»), указанному Марцеллином Комитом под 505 г. (ср. прим. 780). Может быть, «Ровный Марг», он же «Житница Марга», соответствует нынешнему городу Чуприя у реки Мóравы. Интересно, что к востоку от Мóравы, на ее правобережье, есть населенный пункт «Равна-Река».

783 Под «иллирийским войском» («Illyricianum exercitus») надо подразумевать войска империи, которыми командовал магистр армии по Иллирику, в данном случае Савиниан.

784 Обычно в источниках V—VI вв. выражение «ultra Danubium» означает «Задунавье», с точки зрения обитателя правобережья, т. е. областей империи. «Перейти за Дунай» у Иордана, как и у других современных ему авторов, значит перейти на левый берег, в области, занятые варварами. Но здесь, ввиду того, что Мундон бежал от гепидов, населявших места по левому берегу Дуная, выражение «ultra Danubium», быть может, указывает на правый берег, тем более, что сражение между Мундоном и Савинианом произошло близ реки Марга, правого притока Дуная. По-видимому, Мундон бродил по пустынным местностям Нижней Паннонии и Верхней Мезии.

785 Запись Иордана о составе набранных Мундоном отрядов, против которых в 505 г. империя выслала специальное крупное войско, привлекает особое внимание. Мундон (по словам Иордана в §§ 300—301) бежал от гепидов за Дунай (вероятно, на правый берег его; ср. предыдущее примечание) и бродил в опустошенных областях (по-видимому, в Верхней Мезии, вдоль Дуная и Мóравы); здесь он привлек к себе толпы бродячего, бездомного и, конечно, нищего люда («plerisque abactoribus scamarisque et latronibus undecumque collectis») и стал «королем своих бродяг» («regem se suis grassatoribus fecerat»).

Историк не может ограничиться неотчетливым утверждением, что Мундон возглавил шайку разбойников. Отряды людей, имевших предводителя, имя которого сохранилось в источниках, людей, против которых направляли войско магистра армии по Иллирику и которых поддержал полководец Теодериха, никак не могли быть случайной бандой грабителей. Естественно задать вопрос об общественном положении тех, кого Иордан вдруг с раздражением определил четырьмя унизительными названиями: «угонщики скота», «скамары», «разбойники», «бродяги» (Get., § 301). Судя по всему, эти люди не только не жили сколько-нибудь обеспеченной жизнью, но вообще находились вне каких-либо твердых социальных рамок; возможно, их действия отражали классовую вражду. Пребывая в опустошенных войной и варварскими набегами областях (к VI веку далеко уже не пограничных, а глубоко вдававшихся в придунайские владения империи), они держали в напряжении (несомненно, вместе с теми или иными варварскими племенами) прилегающие населенные места с городами, укреплениями, возделанными землями, выгонами для скота. Они обрушивались на эти пока еще благополучные территории и причиняли им большой, иногда роковой ущерб. Об этом рассказывает замечательный своей живостью и конкретностью источник — «Житие св. Северина» («Vita s. Severini»), написанное в 511 г. и представляющее собой не столько агиографический памятник, сколько своего рода малую, узколокальную хронику. Автор «Жития» аббат Евгиппий, ученик Северина, зафиксировал в простых и нередко подробных описаниях множество повседневных событий из жизни северо-западной Паннонии и прилежащих к ней частей северо-восточного Норика.

Жизнь этих областей в тревожное время второй половины V в. (Северин умер в 482 г., а монахи основанного им монастыря вместе с большинством обитателей названных провинций ушли в Италию в 488 г. Ср. Eug. V. Sev. XL, 4—6; XLIII, 9; XLIV, 5, 7) определялась почти исключительно отношениями с варварскими племенами, которые непрестанно делали набеги на города, крепости и селения. Из Нижней Паннонии, т. е. с правобережья Дуная, совершали грабительские походы готы (Ibid., V, 1; XVII, 4), из-за Дуная, т. е. с левобережья, появлялись аламанны, иногда в сопровождении турингов (Ibid., XIX, XXV, XXVII, XXXI), руги (Ibid., V, VI, VIII, XXXI, XL, XLII, XLIV), герулы (Ibid., XXIV). В рассказах Евгиппия, очевидца многих набегов, свидетеля того, что он назвал «жестоким владычеством варваров» («durum barbarorum imperium») или «нечестивым господством варваров» («iniusta barbarorum dominatio», — Ibid., XVII, 2; XL, 4), наряду с общим названием «варвары» («barbari») или названиями племен встречаются вперемежку определения: «грабители» («praedones»), «разбойники» («latrones», «latrunculi», «turba latrocinantium barbarorum»). Их нападения были неожиданны («inopinata surreptio»), они скрывались в гуще лесов, пытались при помощи осадных лестниц взбираться на крепостные стены, разоряли поля, угоняли скот и, что было особенно чувствительно, уводили много пленников, за которых в дальнейшем требовали выкуп. Местное население, не только состоятельные его слои, но и простые земледельцы из горожан и из крестьян, т. е. те, которые собственными руками производили «полевые работы» («opus agrale», — Ibid., XIV), боялось их разорительных набегов и, по всей вероятности, различало среди нападавших, кроме варваров, еще значительные группы людей, к которым и относится несколько загадочное прозвание «скамары» (scamarae, scamere, Σκαμάρεις).

Этимология слова «скамары» окончательно не раскрыта. Его сближали со славянским «скамрах» или «скоморох», как с «бранным или насмешливым нарицательным именем» (так, вслед за Шафариком, у Д. И. Иловайского в работе «Разыскания о начале Руси», М., 1876, стр. 373). Неясно, почему В. Брукнер связывал слово «scamarae» с языком лангобардов; слово «scamarae» употреблялось в V в. в Норике и Паннонии, когда лангобардов там еще не было (W. Bruckner, Die Sprache der Langobarden, Strassburg, 1895, S. 42, 179—180, 211). Автор «Жития св. Северина», конечно, повседневно употреблявший это слово в обыденной речи, дал ему некоторое разъяснение. Сообщая о том, что Северин в поисках уведенного за Дунай привратника Мавра сам переправился через реку, чтобы преследовать latrones, Евгиппий замечает, что последних «народ называл скамарами» («quos vulgus scameras appellabat»). Следовательно, слово «скамары» было местным, народным («vulgus» означало именно простой народ) термином, распространенным на побережьях Дуная в V в. В VI в. этот же термин, также с указанием на его местное употребление, привел Менандр: οι Σκαμάρεις εγχωρίως ονομαζόμενοι (Men. fr. 35). Иордан (Get., § 301) применил слово «scamarae» вместе со словами «abactores», «latrones» и «grassatores» без особого объяснения, по-видимому, оттого, что сам был уроженцем придунайских областей и знал его как слово обиходное. Позднее оно отразилось в эдикте Ротари (от 643 г.), древнейшем сборнике обычного права лангобардов, быть может заимствовавших это местное придунайское выражение во время своего пребывания в Паннонии (§ 5: «если кто в провинции укроет скамара или даст ему хлеба, навлечет погибель на свою душу», «si quis scamaras intra provincia caelaverit aut anonam dederit, animae suae incurrat periculum», — Ed. F Bluhme, MGH Leges, IV, 1868, р. 13). Еще позднее оно встречается в «Хронографии» Феофана (под 764 г.).

Вопрос о социальной принадлежности скамаров довольно подробно рассмотрен в статье А. Д. Дмитрева «Движение скамаров». Автор высказал правильную мысль, что скамары, они же latrones, были той частью эксплуатируемого населения придунайских провинций, которая бежала от общей хозяйственной разрухи и от своих угнетателей и объединилась с варварскими племенами, производившими набеги на владения империи: «Крестьяне покидали свои участки земли, рабы и городской плебс оставляли города... Они объединялись с отрядами наступавших „варваров“, снабжавших их оружием, и вместе с ними выступали против безмерно угнетавшего их государства.. Рабы, колоны и другие порабощенные бедняки бежали от римского гнета в малодоступные и непроходимые местности, а затем объединялись с вторгавшимися „варварскими“ народностями и совместно с ними выступали с оружием в руках против безмерно угнетавших их рабовладельцев и рабовладельческого государства» (там же, стр. 6 и 9). К сожалению, в интересно задуманном исследовании А. Д. Дмитрева нет необходимой тщательности в разработке сведений из источников; это выражается в том, что автор его нередко ненужным и недопустимым образом «обогащает» свидетельства древних текстов. Например, Евгиппий, автор «Жития св. Северина», в гл. IV пишет: «выйдя на втором милиарии к речке по названию Тиганция, [трибун и солдаты] нашли тех разбойников и сразу же обратили их в бегство...» («exeuntes igitur in secundo miliario super rivum, qui vocatur Tigantia, praedictos latrones invenerunt, quibus in fugam repente conversis...»), а А. Д. Дмитрев из этого делает следующее: «После тщательной разведки он [трибун Мамертин] выследил скамаров и напал на них в тот момент, когда они после набега беспечно отдыхали на берегу небольшой речки Тиганции» («Движение скамаров», стр. 9). В источнике нет ни «тщательной разведки», ни «выслеживания скамаров», ни их «беспечного отдыха». Снабжены, например, лишними добавлениями сведения из «Getica» Иордана относительно Мундона (на материале § 301 Иордана); без основания подвергаются сомнению сообщения Прокопия об опустошительных походах славян; почему-то мощное вторжение славян на Балканский полуостров оказывается обусловленным движением скамаров и т. п.

786 Ибба — комит Теодериха. Последний направил его в 508 г. в Галлию для освобождения принадлежавшего везеготам города Арелата (нын. Арль). Арелат был осажден бургундами и франками, напиравшими на везеготов после постигшей их неудачи в битве при Вогладе (Вуйе) (см. прим. 766). В результате похода Иббы к королевству Теодериха была присоединена «Провинция» (Прованс), так что владения остроготов простерлись до Роны [ср. Variae VIII, 10, 6 — о жестоких сражениях между готами и франками близ моста через Рону под Арелатом и о приобретении для империи (т. е. для остроготского королевства) «Провинции»]. Жестокую осаду Арля описал очевидец, епископ арльский Цезарий (V. Caes., I, 28).

787 Тиудис (Thiudis, иначе Тевд, Theudis) — оруженосец (armiger) Теодериха, из группы приближенных короля, которые, несмотря на невысокое военное звание, могли получать важные военные и даже политические задания. Тиудису была поручена опека над малолетним Амаларихом, сыном погибшего в битве при Вогладе в 507 г. зятя Теодериха, везеготского короля Алариха II. Это и отмечено Иорданом в термине «tutor» («опекун»). Еще при жизни Амалариха Тиудис поставил себя в независимое от деда малолетнего короля положение; после смерти Теодериха (в 526 г.) он укрепил свою независимость, а после смерти Амалариха (в 531 г.) стал полновластным правителем везеготской Испании (531—548). Ср. Bell. Goth., I, 12, 50—54. Иордан сообщает об этом сдержанно, не сочувствуя тому, что на троне Балтов-Амалов оказался случайный пришелец; Иордан назвал его не королем, а лишь захватчиком, «набросившимся» («invadens») на власть, узурпатором, хотя и успешно отражавшим посягательства франков на «Испании», главным же образом на остававшиеся еще у везеготов владения в южной Галлии, а именно на так называемую Септиманию (территория западнее нижнего течения Роны и севернее Пиренейского хребта). Эта область еще в Х в. сохраняла название «Готия».

788 Тиудис был, собственно, первым королем везеготов в Испании (531— 548), по Григорию Турскому — «Theoda rex» (Greg. Turon., Hist. Franc., III, 30). Он перенес столицу из Нарбонны в Барселону. Фактически он правил везеготами с 507 г., когда принял на себя опекунство над Амаларихом, последним представителем династии Балтов, который умер в 531 г. В дальнейшем везеготские короли в Испании уже не представляли династического ряда; это были отдельные представители видных родов.

789 Тиудигисглоза (Thiudigisglosa) был королем везеготов в 548—549 гг. Согласно Григорию Турскому (Greg. Turon., Hist. Franc., III, 30) — Theodegyselus, Фредегарию (Fredegar., III, 42) — Theudegyselus; у близко знавшего готские имена Прокопия (Bell. Goth., I, 11, 10) — Θευδέγισκλος, хотя носивший это имя был не везеготским королем, а сыном остроготского короля Теодахада. Правильное написание этого имени — Thiudigisclus или, как у Исидора Севильского, — Theudisclus (Isid. Hist., а. 549).

790 Агил (Agil, Agila) — король везеготов в Испании (549—554), современник Иордана.

791 Атанагильд (Atanagildus) — король везеготов и Испании в 554—567 гг. Еще при жизни своего предшественника Агила (он правил в 549—554 гг.) Атанагильд стал во главе восстания, поднятого местной, католической частью населения против везеготов-ариан, представителем которых был и король Агил, не сумевший, по-видимому, оградить основное население Испании от произвола везеготов, недавних покорителей страны. Восставшие обратились к императору Юстиниану за помощью, и он направил в Испанию префекта претория Галлий — патриция Либерия. Либерий разбил войска Агила, захватил ряд городов по средиземноморскому побережью и внутри страны и вернул южную Испанию (Бэтику — Андалузию) под власть императора. Тогда же (в 554 г.) был убит король Агил, и на трон вступил Атанагильд (554—567). Следует отметить, что Иордан, называя в своем произведении и Агила, и Атанагильда, ничего не говорит ни о смерти первого, ни о воцарении второго, хотя сообщает о восстании Атанагильда; вероятно, оно произошло ранее 554 г.; Иордан указал на правление Агила как на современное ему. Свой труд он писал в 551 г. (см. вступительную статью), следовательно, о событиях 554 года автор «Getica» не мог знать.

792 В данном случае сказалось присущее Иордану неумение придерживаться определенной терминологии, вообще уже неустойчивой в его время. В тексте Иордана понятие «regnum» относится к варварским королевствам, а понятие «imperium» — к Римской империи. Здесь он называет империю «Romanum regnum».

793 Либерий-патриций, Liberius patricius (Petrus Marcellinus Felix Liberius), римлянин (род. в Италии ок. 465 г., ум. после 554 г.), сделавший крупную служебную карьеру при Одоакре и главным образом в период всего правления Теодериха и его преемников. В борьбе Юстиниана против Тотилы Либерий выступал уже на стороне империи. В государстве остроготов, избегавших передавать военные функции лицам неготского и вообще неварварского происхождения, Либерий занимал высшие гражданские должности. Он был префектом претория Италии, затем — Галлий (в той части южной Галлии, восточное реки Роны, которая принадлежала королевству Теодериха), никогда не назначался консулом, но имел сан патриция. Только к концу жизни, после того как изменилась политическая обстановка, когда полководцы Юстиниана вернули империи Африку, почти отвоевали Италию и готовили присоединение Испании, Либерий перешел на сторону империи. Имея крупные военные поручения от императора, он выступил в войне с противниками, которых хорошо знал по службе у остроготов: он руководил морской экспедицией в Сицилию против Тотилы, которую, однако, не закончил (Rom., § 385; Bell. Goth., III, 39, 6—8); он же водил флот (в 554 г.) к берегам Испании на помощь Атанагильду и восставшему католическому населению Испании против везеготов-ариан и их короля Агила.

Об этом походе кораблей и войск императора Юстиниана под начальством Либерия против везеготов в связи с восстанием Атанагильда и упоминает Иордан, современник события. Либерию удалось разбить войска Агила и овладеть многими южноиспанскими городами — Картагеной, Малагой, Кордовой, Спартарией (так, собственно, называлась местность близ города Картагены), Ассидонией. Но неожиданно был убит Агил, и Атанагильд немедленно вступил на оставленный им престол везеготского королевства, после чего волнения утихли. В результате похода Либерия южная часть Испании снова стала римской провинцией. При Теодерихе и при Аталарихе Либерий, несомненно, примыкал к «проримской» (в противоположность чисто «готской») части общества, окружавшего этих королей. Кассиодор в своем послании римскому сенату в 533 г. «рекомендует» (т. е. представляет, характеризует) ему патриция Либерия; среди похвальных эпитетов встречаются и такие, которые свидетельствуют об участии Либерия в каких-то военных делах, вероятно — эпизодически. Кассиодор изобразил Либерия как «мужа войск» («exercitualem virum»), «приятнейшего в общении, славного заслугами, выдающегося красотой, но еще более украшенного ранами, отмеченного заслугами трудов своих» (Varia, XI, 1).

794 Здесь сказалась приверженность Иордана к знаменитейшему представителю рода Амалов — королю Теодериху. Одной заключительной фразой (Get., § 303) автор обрисовал могущество основателя королевства остроготов в Италии.

795 Комиты (comites) — представители дружин варварских вождей или королей. В таком смысле они выступают как у Тацита (Germ., 13, 14), так и значительно позднее, например, у Аммиана Марцеллина (Amm. Marc., XVI, 12, 60). Равнозначен термину «comites» термин «clientes». Но в V— VI вв. «comes» — чин в римском императорском войске; комиты бывали близки к магистру армии, являясь командирами значительных военных подразделений (преимущественно конницы), иногда даже руководителями самостоятельных военных экспедиций. В войске Теодериха комиты были как его ближайшими военными товарищами, так и ответственными начальниками частей готского войска, которым поручались важные военные задания. Примером такого задания, завершившегося существенными для политики Теодериха достижениями, был поход в южную Галлию комита Иббы в 508—509 гг.

796 Приматы (primates) — представители знатных готских родов, так как у Иордана сказано: «приматы его племени, его народа» («gentisque suae primates»). См. прим. 778.

797 Аталарих, король остроготов (526—534), внук и преемник Теодериха. Теодерих надеялся, что Аталарих будет достойным его наследником, так как в нем соединились две ветви рода Амалов: через мать (дочь Теодериха Амаласвинту) и через отца (Евтариха, вызванного Теодерихом из Испании). .В одной из грамот, изданной от лица малолетнего тогда Аталариха и написанной вскоре после смерти Теодериха (ум. 30 августа 526 г.), говорится: «в седло королевской власти своей посадил он (Теодерих) нас владыкою, чтобы краса рода, в нем самом процветшего, равным блеском воссияла и в преемниках его» (Variae, VIII, 6).

798 В этих кратких словах Иордан выразил политическую программу Теодериха. В ней указаны следующие элементы, которые по повелению («завещанию») Теодериха должны быть поставлены в тесную связь между собою: 1) король, т. е. остроготы со своим вождем; 2) сенат и народ римский, т. е. древние институты Римской империи, олицетворяющие Западную империю и охваченный ею латинский и латинизированный мир, противостоящий миpy варварскому; 3) император Восточной империи, как единственная высшая власть по идее единой империи, простирающая свое могущество и на «Гесперию», где подобной персонифицированной власти уже нет. Все эти элементы, будучи переплетены в политике государя остроготов в Италии, сводились к выработанной им тенденции неразрывного бытия варваров и «римлян», их усилий в поддержании гибридного государственного организма, руководимого непосредственно варварским вождем и теоретически контролируемого императором из Константинополя. Последнее обстоятельство стало более ощутимым, когда после Зинона и Анастасия на императорский престол вступил Юстин (518—527), при котором, по крайней мере во вторую половину правления, власть осуществлялась его будущим преемником Юстинианом. Одним из условий мирных отношений с Восточной империей, уже готовившей походы на варварские государства средиземноморского запада, было тесное, внешне как бы дружественное и неразрывное, сожительство и сотрудничество готов и римлян. В грамоте начала правления наследника Теодериха, его внука Аталариха (и его матери Амаласвинты), изданной вскоре после смерти деда, объявлялось: «соответственно его [Теодериха] велению пожелания готов и римлян сошлись в том отношении, чтобы, связав себя клятвой, дать обещание сохранять верность нашей власти, предавшись ей всей душой» («cui ordinationi Gothorum Romanorumque desideria convenerunt ita ut sub iurisiurandi religione promitterent fidem se regno nostro devoto animo servaturos», — Variae, VII, 6).

799 Аталарих и его мать Амаласвинта правили остроготами с 526 по 534 г.

800 Имеется в виду «Провинция» (Прованс) — область по побережью Средиземного моря к востоку от устьев Роны и до границы северной Италии, примерно около города «Форум Юлия» (фр. Фрежюс). «Провинция» составляла часть римской Нарбоннской Галлии и включала Массилию (Марсель), Арелат (Арль) и др. Теодерих присоединил «Провинцию» к владениям королевства остроготов в результате вмешательства в 523 г. в войну сыновей Хлодвига (Лотаря и Хильдеберта) с бургундами, закончившуюся захватом Бургундии франками (в 532—534 гг.). Через два года (в 536 г.) остроготское королевство принуждено было уступить «Провинцию» франкам.

801 Юстиниану (527—565).

802 Амаласвинта, продолжая унаследованную от своего отца политику сохранения мира с империей и благосклонного отношения к представителям и сторонникам «римлян», к сенату и к местной италийской знати (причем католической, тогда как готы были арианами), вызывала недовольство среди готов, составлявших военную опору государства. При Аталарихе готская «партия» усилилась, и когда Амаласвинта после смерти сына (в 534 г.) осталась некоторым образом хранительницей престола, то, чтобы не подвергнуться насилию со стороны не сочувствовавших ее политике готов, она возвысила своего двоюродного брата Теодахада, который стал ее мужем, а следовательно и королем. Этот брак оказался губительным для нее, так как Теодахад очень скоро приказал удушить свою жену, причем весьма вероятно, что он действовал либо в согласии с готской «партией», либо под ее давлением. Понятен усилившийся антагонизм готов к империи и «римлянам» в Италии именно к этому времени. В 533—534 гг. Велисарий уничтожил королевство вандалов в Африке, и император Юстиниан готовил поход против остроготов в Италии.

803 Лары — гении-покровители домашнего очага у римлян.

804 Как Одоакр, так и Теодерих и его преемники управляли Италией из Равенны. Она стала центром государства после того как император Гонорий перенес столицу из Рима в Равенну в связи с движением войск Алариха, закончившимся взятием им Рима в 410 г. Известно, что Теодерих всего один раз (в 500 г.) за все время своего правления в Италии посетил Рим.

805 Бульсинийское озеро (lacus Bulsiniensis; lacus Volsiniensis в Этрурии) — нынешнее озеро Больсена; наибольшее из озер, расположенных к северу от Рима. На острове Мартана, одном из имеющихся здесь двух островов, и была, как полагают, умерщвлена Амаласвинта в 534 г.

806 Ср. § 305. К этому времени император Юстиниан уже отпраздновал в Константинополе триумф по случаю победы над вандалами в Африке (начало 534 г.). Как известно, поводом к отправке флота под командой Велисария против вандалов послужило нарушение завета вандальского короля Гейзериха Гелимером, который сверг короля Хильдериха (сторонника провизантийской политики). Гейзерих, умирая (в 477 г.), завещал: трон передавать старейшему в королевском роде (см. §§ 169—172). Юстиниан (якобы возмущенный поступком Гелимера) выступил будто бы в защиту завещания старого вандальского короля; на самом же деле этот поход Юстиниан задумал для осуществления давно вынашиваемого им грандиозного плана объединения под своей властью всех отошедших к варварам областей Западной империи.

Поводом к проявлению военной активности империи против Италии на этот раз явилось убийство Амаласвинты, которое Юстиниан воспринял якобы как сильнейшее оскорбление (так как Амаласвинта вместе с ее сыном Аталарихом были «подопечными», «suscepti», императора). Не давая более глубокого объяснения действиям Юстиниана, Иордан все же совершенно правильно поставил в связь победоносную африканскую экспедицию Велисария (533—534) с подготовкой тем же полководцем похода против остроготов в Италию.

807 О завоевании королевства вандалов в Африке в 533—534 гг. см. §§ 171—172.

808 С древности Сицилия славилась прекрасной пшеницей и была настоящей житницей для всей Италии, в частности для Рима с его громадным, по тем временам, населением. Теодерих бескровно присоединил Сицилию к своим владениям в Италии, так как управлявший островом Кассиодор (отец Кассиодора Сенатора, канцлера Теодериха) еще до окончания борьбы между Одоакром и Теодерихом (до 493 г.) перешел на сторону последнего. Позднее Теодерих отдал западную часть Сицилии с городом Лилибеем в приданое сестре своей Амалафриде, вышедшей замуж за короля вандалов Тразамунда (ум. в 523 г.). Иордан с основанием назвал Велисария «крайне предусмотрительным» («dux providentissimus») за то, что он, готовясь идти на завоевание Италии, предварительно занял Сицилию; он лишил остроготов их житницы и вместе с тем создал себе базу для нападения на Италию.

809 Тринакрия (Trinacria) — древнее название Сицилии, предшествовавшее названию Σικελία. Слово «Тринакрия», соединенное из τρεΐς, «три», и άκραι, «высокие выступы», «мысы», определяет остров, характерный тремя высокими, гористыми мысами и треугольным очертанием. Античные писатели так и объяснили это название: например, у Дионисия Галикарнасского (конец I в. до н. э.) указано, что остров именуется так «по причине треугольного вида» (I, 22, 2); то же у Плиния (Plin., III, 86).

810 Прокопий тоже отметил имя зятя короля Теодахада (’Εβρίμους или ’Εβριμούθ); и по Прокопию, Эвермуд перешел к Велисарию (Bell. Goth., Ι, 8, 3).

811 Мессинский пролив, разделяющий Сицилию и южную оконечность Апеннинского полуострова, назывался в древности и в средние века fretum Siculum, Hadriaticum или Rhegium. Встречающееся название «сицилийское течение» («Σικελός ρόος) связано с наблюдением над водами Тирренского моря, которые через узкий пролив ввергаются в море Адриатическое. Об этом заметном течении в Мессинском проливе сообщал, следуя Эратосфену, и Страбон (Geogr., I, 54), не соглашавшийся, однако, со своим источником, что Тирренское и Адриатическое моря имеют разный уровень воды. По мнению Страбона, ток воды из Тирренского моря и обратно образует пучины и водовороты (Харибда в «Одиссее», XII, 73). Обстоятельно описывает это явление и Помпоний Мела (Mela, II, 115), говоря о переменном течении («alterno cursu») воды в проливе и о знаменитых Сцилле и Харибде.

812 Регий (Regium oppidum) — нын. Реджо ди Калабрия у Мессинского пролива.

813 Витигес (Vitiges) — преемник Теодахада на престоле остроготского королевства в Италии. Теодахад, последний король из рода Амалов, был свергнут в 536 г. готским войском, которое не доверяло его политике, особенно в связи с надвигавшейся на Италию опасностью борьбы с войском Велисария.

Витигес служил, как сообщает Иордан, оруженосцем («armiger») короля; это, однако, не значило, что он был телохранителем; Витигес, несомненно, принадлежал к группе приближенных короля — крупных военачальников. Витигес оставался вождем остроготов (до мая 540 г.), пока не был взят в плен Велисарием в сдавшейся императорским войскам Равенне и отправлен к Юстиниану в Константинополь. Там он, пользуясь милостями при дворе, получил сан патриция и крупные земельные владения. Через два года (в 542— 543 гг.) Витигес умер.

814 «Et mox» — в смысле «тотчас же», «немедленно».

815 «Варварские поля» («campi Barbarici») — равнина неподалеку от Рима, там собралось войско остроготов, обеспокоенное известием об измене военачальника Эвермуда, которого король Теодахад послал для отпора надвигавшемуся с юга войску Велисария. На «Варварских полях» остроготы потребовали свержения («Gothorum exercitus Theodahadum clamitat regno pellendum») бездеятельного, вызывавшего у них подозрения Теодахада и провозгласили своим вождем Витигеса (в 536 г.). Название «Варварские поля» встречается только у Иордана (дважды в § 310), но под другим именем эти же «поля» упоминаются Прокопием (Bell. Goth., Ι, 11, 1 — 2, 5). Он рассказывает: готы, услышав о том, что войска Велисария заняли Неаполь и направляются к Риму, собрались в местности (χωρίον), отстоящей от Рима на 280 стадиев и носящей название «Регата» или «Регета». Здесь готское войско раскинуло лагерь благодаря тому, что вокруг «есть пастбища для коней и протекает река, у местных жителей, в их латинской речи, именуемая Δεκεννόβιον [Decennovium], потому что, пройдя расстояние 19 дорожных знаков [миллиариев, отмечавших на римских дорогах мили, т. е. отрезки, равные 1 тыс. шагов, passus], что составляет 113 стадиев, она впадает в море около города Таракины [Террачины]». Словом «Decennovium» действительно называли отрезок, равный девятнадцати милям вдоль Аппиевой дороги, между Трипонтием и Террачиной, в области Понтинских болот, а не по течению реки (как пишет Прокопий).

На «полях», описанных Прокопием, очевидцем событий Готской войны, остроготы избрали Витигеса «королем (βασιλέα... ειλοντο) для себя и для италиотов (σφίσι τε και ’Ισαλιωταις)». Таким образом, «Варварские поля», или «Регата», находились на расстоянии примерно 56 км (считая, что I стадий — ок. 20 м) к югу от Рима и около 22,6 км от приморского города Террачины.

816 В повествование Иордана, построенное в этой части целиком на глаголах в настоящем времени, врывается из-за присущей автору стилистической неточности глагол в прошедшем времени: «adveniebat», что не отражено в переводе.

817 В оригинале очень тяжелая фраза: «et occiso Theodahado regem qui а rege missus adveniebat (et adhuc in campos Barbaricos erat Vitigis) populis nuntiat». Смысл этих слов прост: Витигес еще стоял на «Варварских полях», когда посланный им в Равенну человек вернулся и объявил войску («народу»), что Теодахад убит. Быть может, Иордан хотел сказать, что посланец «объявил» народу нового «короля» («regem... nuntiat»), Витигеса, потому что был убит Теодахад. Прокопий (Bell. Goth., Ι, 11, 6—7) даже сообщает имя этого посланца. Он пишет, что его звали Оптар и был он по происхождению готом. Оптар охотно пошел на убийство Теодахада, так как, по словам Прокопия, был им обижен и потому повиновался «как своей страсти [мщения], так и приказу Витигеса» .

818 Имеется в виду Мессинский пролив.

819 Велисарий продержался в Риме со сравнительно немногочисленным войском почти 400 дней, до марта 538 г., когда Витигес принужден был снять осаду.

820 Витигес, будучи незнатного происхождения (Bell. Goth., Ι, 11, 5) и уже немолод (он прославился в войне с гепидами за город Сирмий еще при Теодерихе), поспешил сочетаться браком с Матасвинтой, внучкой знаменитого короля, чтобы сохранить на троне остроготского королевства род Амалов (Ibid., I, 11, 27).

821 Под Тусцией подразумевается вся область позднейшей Тосканы. По административному делению IV в., живому еще в номенклатуре отдельных провинций, Тусция включает собственно Тусцию (древняя Этрурия) и Умбрию. Главным городом Тусции, как впоследствии и Тосканы, была Флоренция

822 Перузия (Perusia) — нын. Перуджа в Умбрии, на правом берегу верхнего Тибра.

823 Комит (comes) — в значении начальника отряда. Иордан не владея, по-видимому, военной терминологией, называет небольшой отряд комита Магна «небольшим войском», «parvus exercitus», а основные силы Велисария, т. е. римское императорское войско, определяет словами «римское войско», «Romanus exercitus». Ниже (Get., § 312) Иордан говорит, что Витигес собрал «все готское войско» («omnem Gothorum exercitum»).

824 Arces Иордана переданы в переводе словом «твердыни»; arces — семь знаменитых montes, холмов (Капитолий, Палатин, Эсквилин, Авентин, Целий, Ватикан, Яникул), на которых раскинулся город Рим.

825 См. прим. 819.

826 У Иордана «ad Ariminensem oppressionem praeparat», буквально: «готовится в Ариминскому угнетению». Аримин (Ariminum) — нынешний город Римини на берегу Адриатического моря.

827 Витигес сдал Равенну как свой последний оплот в мае 540 г.

828 Этим количеством лет Иордан исчислял существование «царства готов», следуя, как надо полагать, данным Кассиодора с добавлением лет, прошедших от смерти Теодериха (в 526 г.) до падения Витигеса (в 540 г.). Таким образом, если вычесть 540 лет из 2030 лет, общего числа лет, в течение которых, как подсчитал Иордан, длилось «Готское (Гетское) королевство», получим 1490 год до нашей эры. Иордан сохранил в «Getica» остатки («rudera», «руины», по выражению Моммсена, — Prooem., p. XX) хронологических данных истории готов и принял опорные пункты всемирной хронологии, разработанной в V в. Иеронимом.

Моммсен предложил (см.: Prooem., p. XXI) составленную им хронологическую таблицу истории готов, на которой показал приблизительное распределение мифологических эпох, связанных в «Getica» с этой историей, годов царствований легендарных «готских» королей и царствований исторических готских королей. В своей попытке наметить хронологию готской истории соответственно повествованию Иордана Моммсен пользовался, как он сам указывает (Prooem., p. XX), исследованиями А. Гутшмида (1835— 1887 гг.). Приводим таблицу Моммсена.

Пять поколений первых готских королей от Берига до

Филимера (§§ 25, 12), около 167 лет ...............…..         1490—1324 г. до н. э.

Танаузис, непосредственно перед Амазонками(§ 49),

около 33 лет ……………………….......…..……..             1323—1290

Три поколения Амазонок (Лампето и Марпезия-

Меналиппа и Ипполита-Пентесилея) 100 лет

(§52)............………………………...………….. 1289—1190

От Троянской войны или от смерти Пентесилеи (§ 57),

или от смерти Еврипила (§ 60) до первого года Кира

почти 630 лет (§ 61), вернее 631 год .………...........       1190—559

От Кира до Суллы ....………………………….......           558—91

Бурвиста, король времени Суллы (§ 67) ……………..                90—57

Комозик, король ........……………………………..          56—23

Корилл царствовал 40 лет (§ 73); при Тиберии

(§ 68) [?] ..............………………………………..               22 г. до н. э.—18 г. н. э.

Интервал (§ 76) — одно поколение .…………………. 19—50г.н.э.

Амалы   Балты

Гапт                                       Дорпаней, король ………….….       51—83 г. н. э.

Хулмул .............…………………………………..             84—117

Авгис ...........…………………………………......               118—150

Амал ………………………………………………...          151—183

Хисарна ..........…………………………………..…           184—217

Острогота,                            король Нидада ………………...         218—250

Хумул                                   Овида (король Книва?) ……….…    251—283

Атал, король                        Хельдерих ..…………………..            284—317

Агиульф                               Гиберих, король ……………….       318—350

Германарих, король ...…………………………........      351—376 г. н. э.

Винитарий .......………………………………........            ... — ...

Хунимунд ........………………………………........           ... — ...

Торисмуд ............……………………………….....           ... — 404 (?)

Междуцарствие — 40 лет (§ 251) .……………………..                405 (?) — 444 (?)

Валамер ........…………………………………........           445 (?) — ...

Тиудимер ..........………………………………….....         ... — ...

Теодерих ...........…………………………………....           475—526

Аталарих ..........………………………………….....           526—534

Теодахад .....…………………………………..........           534—536

Витигес ........…………………………………........            536—540

Всего лет царства Готов (regni Gothorum): 1490 + 540 = 2030 (§ 313).

Эта таблица только приблизительно и в самых общих чертах помогает ориентироваться в расплывчатой хронологической канве, положенной в основу того ряда частично легендарных, частично вымышленных фактов, которые переданы Иорданом. Как известно, он придал истории готов, появившихся в южнорусских степях лишь в начале III в. н. э., чужое, так сказать, начало, присоединив к ней рассказ об амазонках, затем о гетах. Иордан и Кассиодор, что было отмечено выше, поставили себе целью подобным «удлинением» истории готов возвеличить род Амалов (см. вступительную статью).

829 Велисарий был ординарным консулом в годы войны с остроготами — в 535, 536 и 537 гг.

830 Равенна сдалась Велисарию в первой половине 540 г. (вероятно, в мае); следовательно, Витигес умер в конце 542 г. или в начале 543 г.

831 Герман был не брат, а племянник императора Юстиниана, как правильно указывает сам Иордан в §§ 81 и 251. Fratruelis значит «сын брата» Прокопий называет Германа племянником (о ανεψίος) Юстиниана (Bell. Vand., II, 16, 1).

832 Ср. прим. 272.

833 Иордану было необходимо показать, что род Амалов не угас и что он еще более возвеличился благодаря соединению с родом императора.

834 Иордан указывает, что в его произведении две темы: происхождение племени гетов-готов («Getarum origo») и деятельность их королей — представителей благородных Амалов («Amalorum nobilitas»). Автор подчеркивает, что его повествование посвящено «подвигам храбрых мужей» («virorum fortium facta») и доведено до конца истории племени и его правителей, Которых должно было заменить владычество сильнейшего вождя — императора Юстиниана.

835 Автор особенно выделяет победы Юстиниана и Велисария над двумя варварскими королевствами: а) вандалов в Африке (поэтому, конечно, надо объединить оба эпитета «Vandalicus-Africanus») и б) «гетов», т. е. остроготов. Агафий (Agath., I, 4) перечислил ряд подобных «этнических» титулов (ονόματα) Юстиниана, провозглашение которых знаменовало собой победы императора над различными племенами. Эти титулы проставлялись в посланиях Юстиниана государям: εν τοΐς προγράμμασι τοΐς βασιλείοις Φραγγικός τε και ’Αλαμανικός, έτι δε Γηπαιδικός τε και Λογγιβαρδικός, και ετέροις τοιοΐσδε ονόμασιν ανεκηρύττετο.

836 Иордан подчеркивает, что он опирался на сведения, сообщенные «старшими» писателями («scite me maiorum secutum scriptis»).

837 Важное свидетельство Иордана, по которому видно, что сам он считал себя происходящим из готов (См. вступительную статью).

838 Последние слова в произведении Иордана обращены к императору Юстиниану, который как бы затмевает своими победами славу готов и их королей. Здесь отражена та политическая ситуация, которая сложилась ко времени окончания труда Иордана (551 г.)

«все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 






Поиск по: статьям :: книгам
 
polkaknig@narod.ru ICQ 47-48-49-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.